Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Библиотека   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Глава 8. Правила, движения и жизнь на мате

Правила, движения и жизнь на мате

Прежде чем поведать следующую часть своей биографии, думаю, мне надо кое-что объяснить читателям, точнее, тем из них, кто не имеет отношения к миру спорта и, особенно, спортивной борьбы. Вы ведь наверняка не очень представляете себе, что такое борьба, чему она учит и каковы проблемы, связанные со спортивной борьбой в современной Америке. А если я этого не расскажу, вам будет не очень понятен мой путь в профессиональной борцовской среде – именно о нем я и планирую поведать чуть позже.

Итак, непосвященные многого не знают об основах борьбы. В частности, они не догадываются, что спортивная борьба, именно честная спортивная борьба, держится на двух китах: на способности идти на жертвы и на смекалке. Умение идти на жертвы требуется потому, что, когда занимаешься борьбой, нужно выдерживать интенсивные тренировки и нагрузки; кроме того, этот вид спорта требует выдержки, терпения и жесткости. Что касается смекалки, то борцу необходимо хорошо соображать, уметь фокусировать внимание, уметь психологически подавлять противника. Да и приемы борьбы без смекалки не выполнишь – необходим точный глаз и расчет.

Если всерьез относишься к занятиям спортом и вырабатываешь в себе все вышеперечисленные качества, то обязательно победишь. У борьбы есть свои особенности: в этом виде спорта природные задатки значат гораздо меньше, чем абсолютная преданность делу, целеустремленность, упорство и опыт. Да, конечно, если ты в отличной спортивной форме и у тебя железные мускулы и ты умеешь состязаться, то твои шансы преуспеть в борьбе будут не меньше, чем у других, однако, чтобы стать победителем, требуется кое-что еще: ты должен не только побороть, но и перехитрить, перемудрить противника, и в тебе должна быть воля к победе.

Вот, например, у нас в команде есть такой парень, Тайлер Паркер. Он от природы не очень-то спортивный. Выпусти его на футбольное или баскетбольное поле – толку от него будет мало, он мяч не поймает и не забьет. Но он трудяга и хорошо соображает, поэтому в борьбе добился таких высот, что четырежды становился чемпионом штата Джорджия. За весь сезон в команде старшего возраста он только два раза не выигрывал «всухую» – это просто потрясающе.

Да, конечно, если борец силен, то его силу чисто технически можно обратить против него самого, однако, если борец хорошо соображает, с его смекалкой такого фокуса не проделаешь. В борьбе невозможно победить того, кто сообразительнее тебя. При каждом очередном броске, захвате, любом движении преимущество оказывается на стороне того, у кого голова работает быстрее и четче. Как ни странно это звучит, но спортивная борьба во многом похожа на шахматы. Подобно шахматистам, мы, борцы, просчитываем каждый следующий ход: просчитал – атаковал, просчитал – атаковал. Только нам приходится это делать гораздо быстрее. Сообразительный борец, более изобретательный, более способный к импровизации, гибкий, с крепким характером, с большим арсеналом приемов, не сдающийся и несгибаемый духом – вот идеальный борец. Такой и побеждает.

Когда твоим противником оказывается борец, который лучше соображает и у которого характер тверже, поединок превращается в непростое испытание. Я не раз сталкивался с парнями, которые, может, и не были круглыми школьными отличниками, но природа наделила их силой и гибкостью. Они выходили против меня на мат и сразу пытались меня завалить. А я в поединках с ними всегда оказывался победителем. Спрашивается, почему? Потому что соображал лучше.

Помню, был у нас в штате Джорджия такой парень из школы «Мариэтта», я за всю мою карьеру с ним дрался раз пять, не меньше. Посмотришь на него – челюсть падает, потому что с виду он ну просто бронзовая статуя, красота, мускулы так и играют, хоть сейчас скульптуру с него ваяй. И что вы думаете? Он ни разу меня не одолел. В первый раз, когда меня против него выставили, он меня так испугался с самого начала, что я его вырубил в полный тапаут – это вроде нокаута в боксе, только на мате для борьбы. У меня это был единственный случай. Этот парень всегда пытался меня осилить, но именно что за счет мускулов, массы, давления. Потому-то у него ничего и не получалось: я был смекалистее! Я как бы проникал ему в мозги, просчитывал, что он сделает через секунду, и предупреждал каждый его бросок, каждое движение. Он действовал напористо, агрессивно, но весь его напор и агрессию я умело обращал против него же. И он каждый раз так бесился, что проигрывал мне! Пять раз проигрывал – и ни разу даже руку мне не пожал после поединка.

Поначалу, пока я еще не умел проникать в мысли противника, меня регулярно клали на обе лопатки, вертели, как хотели, кидали вверх тормашками. А все потому, что я не понимал, чего ожидать от противника, не умел просчитывать его действия заранее. Но когда научился, то дело пошло на лад. Правда, борьба все равно давалась мне с большим трудом, но это нормально: борьба – сложный вид спорта, в том числе и умственно, она требует и физической тренировки, и напряжения мозгов, и терпения до седьмого пота. Я до сих пор ежедневно продолжаю учиться и узнаю что-то новое, и это после восьми лет упорной учебы и работы над собой.

Когда натренируешь мозги так же, как мускулы, начинаешь понимать, что потенциал у тебя гораздо больше, чем ты думал, и ты в силах достичь большего. В занятиях борьбой главное дело – это тренировать именно мозги: фокусировку внимания, реакцию, умение быстро соображать. Ты должен быть полностью поглощен стремлением к тому, чтобы достигнуть пика умственной формы, превзойти противника настолько, чтобы ему и во сне не снилось тебя перемудрить. Еще очень важно натренировать такое умение: не расслабляться от усталости, не терять сосредоточенности и умения соображать, даже если ты вымотался в течение боя. Чем больше ты устал, тем лучше должен соображать, и только так ты победишь. В начале поединка, в середине поединка, свеж ты или с тебя семь потов сошло – ты все равно должен сохранять способность читать мысли противника!

Конечно, это не всегда срабатывает. Как-то раз я был на турнире по сабмиссивной борьбе, а у нее другие правила по сравнению с обычной спортивной борьбой. Но все равно это те же шесть-десять минут бросков и захватов на мате. И мне пришлось часами ждать своей очереди, пить воду и ждать, ждать, ждать. Я старался не терять сосредоточенности, но мысли разбегались, потому что я разговаривал с друзьями и товарищами по команде. Наконец меня вызвали на матч. Я попытался сосредоточиться заново, и мне едва удалось выиграть этот поединок. Однако потом последовало еще четыре поединка в течение часа. Пока я ждал, мой режим питания был нарушен, поэтому, сражаясь, я чувствовал себя так, будто у меня из тела уходил каждый углевод. Я дотянул до финала, но физически был так вымотан, что перестал фокусироваться. Я уже был убежден, что победить мне не удастся. У меня упало настроение, пропала вера в себя и, хотя умом я понимал, что при правильном настрое еще мог бы собраться в кулак и выиграть, но я проиграл и был разбит в пух и прах.

Так что, сами видите, фокусировка сознания, состояние ума – это принципиально важно. Пока я ждал своей очереди, то заболтался с кем-то из ребят, мы перестали следить за ходом времени. В итоге он вышел на мат неподготовленным, и его очень быстро положили на обе лопатки – и я винил в его проигрыше себя, потому что я его отвлек и, когда его вызвали на мат, он был психологически расфокусирован, не успел сосредоточиться для боя.

Когда я надеваю комбинезон и застегиваю ремешок шлема, я отключаю все лишнее вокруг. Из всего окружающего мира остается только то, что мне сейчас нужно. Я мысленно рисую себе течение поединка, способы победы над противником. Ставки высоки: ты или побеждаешь, или проигрываешь, причем поражение всегда унизительно, всегда психологически раздавливает тебя. Уж такой это вид спорта, борьба, тут нет оправданий для слабости и не на кого свалить вину за свое фиаско. Борьба идет один на один.

Интересно, что многим бывшим борцам уроки, навыки и умения, полученные за годы занятий спортом, впоследствии помогли добиться успеха в совершенно других областях. Поразительно, но борьба так оттачивает ум, силу воли и крепость духа, что потом тебе уже море по колено. Например, немало есть преуспевающих предпринимателей, которые раньше занимались борьбой. Так вот, они считают, что достичь успеха в бизнесе им помогли именно уроки и опыт спортивной борьбы. Скажем, у меня есть приятель, Джим Раваннак. Он добился больших успехов в энергетической промышленности. Но в свое время он был школьным чемпионом по борьбе – выступал от штата Луизиана. И свой подход к делу он перенес в бизнес. Точно так же, как на спортивном мате, он и в бизнесе искал слабые места и использовал их, только на мате это были слабые места противника, а в бизнесе – слабые места рынка. А когда Джим добился колоссального коммерческого успеха в деловом мире, он стал помогать молодым спортсменам, создал разные программы финансовой поддержки для борцов и теперь всячески поощряет интерес молодежи к этому виду спорта.

Да, борцы – люди крепкие, жесткие, упорные, но они не хвастуны, потому что много раз выходили на мат и усвоили умение смиряться. Их всех объединяет общий жизненный опыт, общие познания. Они все в равной степени понимают: если расслабишься хотя бы на секунду, ты проиграешь. И у любого борца есть опыт проигрыша, опыт поражения, каждого из нас клали на обе лопатки, даже лучших из лучших. Поэтому все мы знаем цену победе и цену фиаско и умеем проигрывать с честью.

Кэл Сандерсон, один из величайших спортивных борцов, хорошо знает, что такое проигрыш: ему неоднократно случалось быть побежденным на матчах международного уровня. Сандерсон понимал, что довольствоваться славой лучшего спортсмена колледжа он не будет и почивать на лаврах не хотел. Он также понимал, что, если хочет соревноваться на Олимпийском уровне, ему нужно тренироваться в два раза старательнее, победить самых крутых противников, и только тогда он станет лучшим борцом в мире. На пути к этой цели Сандерсон проиграл несколько матчей, но, как это бывает со всеми чемпионами, проигрыши лишь сделали его сильнее. В конечном итоге Сандерсон добился своего и выиграл золотую медаль.

У спортсменов-борцов складываются особенно тесные отношения, каких не бывает ни в каком другом виде спорта. Борцы – настоящее братство. Спортсмены постарше и десятилетия спустя помнят противников, с которыми когда-то сходились в поединке, помнят все подробности давних матчей и могут восстановить их до мельчайших деталей, как будто дело было вчера. Борцы никогда ничего не забывают, потому что все наши впечатления, переживания и опыт очень сильны.

Как-то вечером перед одним из турниров, в которых я участвовал, мой отец случайно встретил своего бывшего спортивного соперника еще школьных времен. Они узнали друг друга, поговорили несколько минут и даже вспомнили тот самый матч в средней школе – единственный, на котором отца положили на обе лопатки. Даже теперь, почти тридцать лет спустя, он помнил тот поединок удивительно отчетливо и смог описать мне его в мельчайших подробностях.

В братстве борцов из уст в уста передается множество историй об успехе. У нас свой фольклор, свои герои, свои предания и легенды. В нашем братстве немало тех, кто сделал великолепную карьеру в других областях. Например, спортивной борьбой занимались одиннадцать бывших президентов США, в том числе Джордж Вашингтон, Авраам Линкольн и Дуайт Д. Эйзенхауэр. Дэннис Хастерт, спикер сената, и Дональд Рамсфилд, министр обороны США, в бытность свою студентами прославились как чемпионы колледжа. Кроме того, среди знаменитостей, занимавшихся борьбой, такие известные имена, как Том Круз, Робин Уильямс, Джей Лено, Билл Майер, Харви Кейтель, Винс Вон, Джон Белуши и Эштон Кэтчер, – и это далеко не полный список! Мало кто знает, что борцы есть и среди знаменитых музыкантов, например Мейнард Джеймс Кинан из «Tool and A Perfect Circle», Лэйн Стайлз из «Alice In Chains», Гарт Брукс и Лудакрис.

Спортивная борьба не просто учит спортивному кодексу чести, не просто учит достойно проигрывать, достойно побеждать и достойно встречать вызовы – она также учит крепким товарищеским отношениям, учит поддерживать ближних и никогда не допускать в свою душу страх перед поражением. Как выразился один из моих любимых писателей-фантастов Фрэнк Херберт в своей саге о Дюне, «Страх убивает разум».

Один из важнейших уроков, который я усвоил благодаря спортивной борьбе, – это терпение и умение принимать нечто как данность. Конечно, если ты перед соревнованием хотя бы чуточку не нервничаешь, впору усомниться в твоем земном происхождении. Ключ в том, чтобы принимать происходящее как данность, в том, чтобы сосредоточиться на самом главном – на том, что необходимо сделать ради победы.

Зачастую мы наивно считаем, будто непобедимы и неуязвимы. В спортивной борьбе, как и в футболе, травмы – нередкое дело. Кроме того, борец обязательно должен следить за своим рационом, чтобы поддерживать строго определенный вес. Он также должен четко знать, как и сколько тренироваться, чтобы быть в наилучшей форме и не терять ее. И еще борцу нужно избегать соблазнов и держаться подальше от всего, что может повредить физической форме и здоровью, – думаю, не надо перечислять, о чем речь, все и так поймут, что это.

Как я уже говорил, для настоящего борца любой опыт, полученный на мате, – во благо, будь то победа или поражение: мы из всего умеем извлекать полезные уроки. В какой-то степени мы получаем их так же, как дети, которые узнают, что огонь обжигает, – узнают на практике, протянув руку к пламени. Иногда это и правда лучший способ накрепко усвоить что-то важное.

Борьба приносит не только физическую пользу и не только закаляет дух: она также учит моральным ценностям и укрепляет нравственность, поэтому я считаю, что детям очень полезно заниматься борьбой, ведь она облагораживает душу. Каждый, кто занимается этим видом спорта, усваивает многие положительные качества. О товариществе и чувстве локтя я уже говорил. Но к тому же борьба учит самодисциплине, опрятности, мотивации и внутренней силе. Замечательный тренер борцовской команды из университета штата Айова, Бобби Дуглас, прославился как тренер знаменитого Кэла Сандерсона. Но и жизненный путь самого Дугласа тоже примечателен, и о нем стоит рассказать, потому что его биография – это яркий пример того, как спортивная борьба способна преобразить твою жизнь и изменить ее к лучшему.

Дуглас вырос в захолустье южного штата Огайо, вырос в ужасающей нищете. Все обстоятельства изначально были против него, у Дугласа не было ни гроша за душой, но тем не менее благодаря упорству и трудолюбию, которым его научили занятия спортивной борьбой, Дуглас стал первым темнокожим чемпионом в истории штата Огайо. Кроме того, он стал непревзойденным тренером и воспитал борцовскую команду штата Аризона, которую привел на чемпионат страны. Сам Дуглас признается, что, если бы не спортивная борьба, его бы сейчас и в живых не было: она спасла его и помогла пойти верной дорогой. Иначе он мог бы стать уличным мальчишкой и покатился бы по наклонной плоскости. А стал известным тренером, чемпионом штата. Дуглас – один из немногих борцов, которым удалось победить в бою Дэна Гейбла. Благодаря своему личному опыту Дуглас считает, что, когда дело касается воспитания молодежи, спортивная борьба способна сотворить чудеса.

Я и сам убедился в действенности этого принципа. Мне случалось видеть юных начинающих спортсменов-борцов из бедных кварталов. Эти ребята начинали заниматься спортивной борьбой и на глазах становились умнее, дисциплинированнее, у них появлялись правильные жизненные приоритеты. Подростки из такой среды часто опускаются на дно жизни, связываются с уличной преступностью, бросают школу, подсаживаются на наркотики, но юные спортсмены благодаря борьбе делали правильный выбор: в пользу образования и спорта. Они заканчивали школу, продолжали усиленно заниматься и тренироваться, принимали участие в соревнованиях, стремились чего-то добиться в жизни, а их ровесники из того же социального слоя в это время катились по наклонной плоскости и многие заканчивали тюрьмой. Спортивная борьба выковывает характер, потому что невозможно ею заниматься без самодисциплины. А самодисциплина и твердый характер помогают и в жизни в целом.

Существуют особые спортивные общества, главная задача которых – привлечь молодежь из неблагополучных семей и низших социальных слоев и тем самым уберечь от влияния улицы. Их работа приносит потрясающие результаты. Один из молодых подопечных такого общества, Джо Уильямс, житель Чикаго, даже стал чемпионом американских Олимпийских игр – а начинал он с участия в благотворительной спортивной программе, которая помогла ему избежать участи беспризорника и бандита. Я и сам много работаю с этими программами для молодежи, поэтому много общаюсь с такими подростками, которые благодаря спорту избегают опасности быть втянутыми в уличную жизнь, уличную преступность и наркоманию. Эти ребята всегда готовы пообщаться, рассказать о своей жизни и о спорте, попробовать себя в поединке со мной, показать какой-то прием. И я точно знаю, что занятия спортом озаряют светом всю их жизнь и влияют на их будущую судьбу в целом: борьба помогает им вовремя сказать «нет» наркотикам и избрать правильную дорогу.

Спортивные группы для молодежи из неблагополучных и малоимущих семей не просто обеспечивают желающим обучение и тренировки, они также снабжают ребят всем необходимым, ведь спортивная борьба требует экипировки, так что начинающим оплачивают покупку комбинезонов, шлемов, матов, тренажеров, талька… Но главное, конечно, не деньги, а то вдохновение и дружеское участие, которое ребята получают, занимаясь в группе.

Борьба за борьбу

Правда, к сожалению, есть одно «но»: на сегодняшний день в США спортивная борьба – это вид спорта, который можно назвать практически вымирающим. Эта ситуация связана с одной поправкой, принятой в Конгрессе США. Как часто бывает, изначально поправка была задумана из благих побуждений и касалась равных возможностей для мужчин и женщин, в том числе и в занятиях спортом. Так называемая Девятая поправка была принята в Конгрессе в 1972 году.[2]

С тех пор, согласно статистическим данным, было закрыто около 170 программ по мужской спортивной борьбе. Так что спортивная борьба очень пострадала от благих начинаний государственных лиц. Хотя сама поправка сделала свое дело и дала возможность огромному множеству женщин получить доступ к высшему образованию. Но при чем же тут спорт? А при том, что, когда доля женщин в колледжах увеличилась, соответственно, колледжи обязали предоставлять женщинам возможности для занятий спортом – так, чтобы время занятий и спортивные площадки и нужное оборудование были распределены между юношами и девушками поровну. Это подразумевало и финансовую сторону вопроса: мужские и женские команды и оборудование финансировались на равных, строго поровну.

Приток женщин в колледжи привел к тому, что мужчинам пришлось уступить им немалый кусок своего «спортивно-финансового пирога», то есть и время, и деньги, и территорию, и оборудование. В итоге получилось, что небольшие программы стали получать меньше финансирования – те программы, которые поддерживали не самые популярные виды спорта. Проще говоря, в футбол, баскетбол, бейсбол играет больше народу, и юношей, и девушек, и программы по этим видам спорта финансировались лучше и обильнее. А борьбой занималось не так уж много студентов обоего пола, поэтому финансирование программ по спортивной борьбе урезали.

По-моему, это было чудовищно несправедливо: пострадали такие виды спорта, как борьба, лакросс, плавание, гимнастика и соккер. Им тоже нужны были финансовые вливания, и без них эти программы просто зачахли. Я расспрашивал товарищей по спортивной борьбе, они подтвердили: наш вид спорта среди студентов не так популярен, как футбол или бейсбол, и наши секции не финансируют и попросту прикрывают.

У меня есть знакомый, Тревор Гарнер, который добился больших успехов в соккере, но ему пришлось отказаться от любимой игры, потому что в колледже, где он собирался учиться, программу по этому виду спорта прикрыли. Образование для Тревора было важнее, поэтому он все-таки поступил в намеченный колледж, но этим видом спорта больше не занимается.

Мой родной университет штата Джорджия закрыл программу по спортивной борьбе еще в начале 1980-х годов, и с тех пор в этом штате этот вид спорта у студенчества не финансировали. Получается, что, если ты студент и хотел бы заниматься борьбой, тебя никто не поддержит. Точнее, на клубном уровне заниматься можно, но до турнира уровня всеамериканской спортивной ассоциации ты не поднимешься, потому что необходимой промежуточной ступени – занятий спортом в колледже – у тебя не будет.

В университете Джорджии есть борцовская команда, но ее обязали делить зал и маты с танцевальными спортивными группами – брейк-дансерами и тому подобными. Технически это вопиющая безграмотность, потому что танцоры повреждают и пачкают маты, оставляют на них песок, пыль, волосы, да просто уйму бактерий, которые потом могут вызвать у борцов кожные заболевания. Поскольку многие колледжи не воспринимают спортивную борьбу всерьез, то и в расписании борцовской команде под тренировки отводятся самые неудобные часы.

По сравнению со многими другими видами спорта борьба обходится не так уж дорого (для нее не требуется дорогостоящего оборудования и так далее). Кроме того, борьбой обычно занимаются люди с высоким уровнем интеллекта, обучающиеся на персональные стипендии. По-моему, колледжи и университеты должны относиться к спортивной борьбе с большим уважением и могли бы сделать какие-то шаги, чтобы поощрять ее и помогать тем студентам, кто занимается борьбой. Если программы по спортивной борьбе в колледжах и вузах не поддерживать, они просто не выдержат конкуренции и невнимания и исчезнут.

На мой взгляд, спасительной мерой было бы организовать спортивные программы по борьбе для женщин, начать в них вкладываться и всячески привлекать студенток к этому виду спорта. Напомню, что в 2004 году на Олимпийских играх впервые выступали женщины-борцы. В некоторых колледжах и университетах США на Среднем Западе были введены женские борцовские программы, и это позволило руководству оправдать возобновление мужских борцовских программ. Я знаю об этом не понаслышке, у меня есть знакомая, Мэри Келли, которая занимается в команде борцов в весовой категории до 48 кг. Хочется верить, что дальнейшее развитие женской спортивной борьбы будет способствовать и возврату популяризации мужской спортивной борьбы и секции в колледжах не исчезнут.

Поймите меня правильно: я всей душой поддерживаю любой женский спорт и считаю, что экономить на стипендиях для студенток не надо, женщины имеют те же права на образование, что и мужчины. Я искренне верю, что Конгресс принял ту поправку 1972 года о равноправии из самых лучших побуждений – чтобы у женщин были равные возможности с мужчинами. Но эта поправка не должна давать побочный эффект и ущемлять существование мужских видов спорта. Джессика Гавора в своей книге «Колебания спортивной площадки: школа, спорт, секс и “Девятая поправка”» пишет: «Закон, разработанный, чтобы положить конец дискриминации женщин, теперь в итоге привел к дискриминации мужчин».

Тренеры, родители и борцы, возмущенные несправедливостью случившегося, сплотились и создали движение за то, чтобы внести поправки в закон о равноправии в спорте и образовании. Те, кто неравнодушен к спортивной борьбе, хотят принять меры, чтобы этот замечательный вид спорта не вымер, как динозавры. А для этого мы все должны всячески продвигать спортивную борьбу в массы, популяризовывать ее, рассказывать о ней, в том числе и школьникам, отстаивать ее интересы. Мы должны информировать широкую публику о побочном эффекте, который оказал закон о равноправии на спортивную борьбу. Только так мы спасем наш любимый вид спорта и некоторые другие, оказавшиеся под угрозой исчезновения из-за непродуманных действий конгрессменов.

Повторю: спортивная борьба – благородный и облагораживающий спорт. Она уже преобразила сотни, если не тысячи жизней и судеб, которые могли бы быть сломаны. Я – один из тех, кого борьба спасла, и я не представляю свою жизнь без этого вида спорта. Непродуманный закон ущемляет и мои права: из-за правительственной квоты мне пришлось бросить занятия, и я не смог в своей карьере подняться на уровень чемпионата страны. Будь у меня шанс выступить на чемпионате страны, я смог бы дать большему количеству людей урок стойкости и мужества и показать им, что даже невозможное возможно.

Правила игры

Конечно, чтобы выиграть поединок, нужно прилагать максимальные усилия, но в рамках правил. Поэтому, пожалуй, расскажу вам, каковы основные правила спортивной борьбы и как я, со своим нестандартным телосложением, приспособился к ним.

Самый простой способ понять суть спортивной борьбы – это понаблюдать за поединком. Но простой наблюдатель не поймет, как именно начисляются очки. Так что лучше объясню. Итак, любой поединок, он же матч, делится на три периода. В первом периоде оба борца стоят. Во втором и третьем один из противников стоит на четвереньках, а второй – у него за спиной на коленях, захватывая противника за локти и вокруг талии.

«Пин», когда кладешь противника на обе лопатки на мат и фиксируешь его, – это все равно что нокаут в боксе. Это лучший способ быстро завершить матч. Пин может произойти когда угодно: неважно, на какой минуте матча и при каком счете ты положил противника на обе лопатки – все равно это автоматически засчитывается как победа, выигрыш.

Однако зачастую получается так, что матч выигрывает тот, кто набрал больше очков, чем противник, – тот, кто лидирует, решает исход матча. Невозможно выйти на мат и сразу же положить противника на обе лопатки, и не мечтайте. Чтобы этого добиться, нужно сражаться, а в процессе поединка может случиться что угодно.

Первый и самый распространенный способ набрать очко – это «тэйкдаун». За него начисляют сразу два очка. Когда я уже занимался в команде старшего возраста, то претерпел около сотни тэйкдаунов. Тэйкдаун засчитывается, когда один из борцов занимает доминирующее положение над противником и удерживает его; как правило, это происходит, когда доминирующий удерживает ноги противника или опрокидывает его на мат.

Со мной получалось так: противник обычно давил мне на голову, а потом не давал мне поднять руки, чтобы защититься, а сам двигался вокруг меня и перемещался мне за спину. Сам я часто прибегаю к тэйкдауну как способу набрать очки, поскольку этот прием естественным образом проистекает из движения на мате. Мой излюбленный вариант тэйкдауна – это ответное движение из положения на четвереньках, когда противник давит мне на голову. Я могу создать эффект рычага, сделать «замок» на бедрах противника и проскользнуть ему за спину, и таким образом я получаю два очка за счет движения, которое у нас называется «пикаут», или «короткий утиный нырок».

Второй распространенный способ набрать очки – это «эскейпы», освобождения из захвата, то есть прием, в котором противник, подмятый вторым борцом, находит способ вывернуться и освободиться и возвращается в нейтральное положение – положение стоя на мате. За каждое освобождение начисляется одно очко.

Освобождение из нижней, подчиненной, позиции – моя первейшая задача. Когда свистит свисток, я стараюсь стряхнуть противника со спины и вернуться в стоячую нейтральную позицию, чтобы затем попытаться завалить противника – добиться тэйкдауна. Многие борцы легко и без проблем высвобождаются из моего захвата, потому что у меня укороченные руки и ноги и мне труднее фиксировать бедра противника, чем спортсмену обычного телосложения. Но все это в рамках правил.

Следующий прием – переворот, «реверсал», еще один способ высвободиться из подчиненной позиции. В таком случае борец, которого опрокинули на мат, в свою очередь опрокидывает доминировавшего противника, и они как бы меняются местами – тот, кто был опрокинут, теперь занимает доминирующую позицию сверху. За переворот полагается начислять два очка.

Я не очень стремился делать перевороты, если только не оказывался в подчиненном положении и не искал способа высвободиться и, главное, если не мог применить свой фирменный прием «перекат-сальто». Это нечто вроде сальто-кувырка вбок. Но такое сальто нужно проделывать очень быстро и неожиданно, чтобы застать противника врасплох, иначе смысла никакого.

Наконец, последний способ набрать очки – это наполовину положить противника на лопатки, то есть прижать его к мату, но только одним плечом противника. Это не полная победа: разница – как между шахом и матом в шахматах. Называется такой прием «полупадение». Повторю, от полного «пина» отличается он тем, что тебе удается прижать и зафиксировать только одно плечо противника, лежащего на спине. Для полного «пина» нужно прижать противника обеими лопатками и зафиксировать его за оба плеча. За полупадение начисляют целых два, а то и три очка, в зависимости от того, как долго тебе удается удерживать противника в таком полупобежденном положении.

Что касается лично меня, то я освоил такой контр-прием: я выгибаю шею – а шея у меня благодаря тренировкам и футбольному опыту очень сильная. Таким образом я не позволяю противнику положить меня на обе лопатки. Но меня часто подводило то, что противнику удавалось зафиксировать меня лежащим на спине и он получал за это очки. Сам я всегда стремлюсь как можно быстрее закончить матч и положить противника на обе лопатки, но часто получается, что, если противник доминирует, мне удается вывернуться и я набираю за это дополнительные очки. Как правило, я оказываюсь в доминирующем положении и побеждаю. Конечно, это продлевает матч и, следовательно, выматывает больше. Разумеется, лучше всего добиться быстрой победы; если быстро кладешь противника на обе лопатки, то сохраняешь запас сил и бодрости для следующего раунда турнира.

Однако, даже если ты набрал гораздо больше очков, чем противник, это еще не означает, что ты победил. Нужно сохранять бдительность и быть готовым пустить в ход контр-приемы, приемы защиты, чтобы тебя не положили на обе лопатки. Проще говоря, может получиться так, что ты обыгрывал противника всухую, но он внезапно положил тебя на обе лопатки, и, хотя по очкам счет был в твою пользу, ты побежден. Так что нужно держать ухо востро, а то оглянуться не успеешь, как тебя победят. Если тебя положили на обе лопатки – все, матч окончен.

В начале своей карьеры я очень много проигрывал, но при этом на обе лопатки меня так никто и не положил. Тут есть одно «но». Боксер, который никогда знал нокаута и всеми силами остерегается его, слишком сосредоточивает внимание на том, чтобы избежать нокаута, и может допустить другие ошибки. У нас, борцов, то же самое: начинаешь следить, чтобы тебя не положили на обе лопатки, ослабляешь бдительность в чем-то другом, делаешь ошибки, в итоге противник набирает очки, а ты их теряешь. Со мной так и получалось. Но это позволяло мне сражаться до последней секунды матча, сохраняя энергию.

Мне, конечно, пришлось разрабатывать индивидуальные приемы, и в этом мне очень помог мой тренер, мистер Рамос. Он вовремя заметил, что мне не нужно осваивать пятьдесят разных приемов – вполне достаточно владеть пятью, которые я буду слегка варьировать. Пяти приемов мне вполне хватает для победы, если я выкладываюсь на сто процентов. Эти пять приемов мы с мистером Рамосом разработали благодаря тому, что он был ко мне внимателен и очень пристально наблюдал за особенностями моих движений и моего стиля борьбы.

Одним из моих фирменных приемов стало движение, которое я в первый раз проделал вообще случайно, но понял, что нужно взять его на вооружение, – понял по тому, как от этого движения вздрогнул и сморщился мой противник. После тренирочного поединка я спросил тренера, наблюдавшего за нами, видел ли он, что именно я сделал и почему это движение так подействовало. Мистер Рамос сказал, что движение видел, но принцип воздействия не очень понял. Нам пришлось часа два экспериментировать и повторять это движение в разных вариантах, прежде чем мы нашли тот, который был нужен. И когда мы нашли правильный вариант, оказалось, что движение действует на противника так же болезненно, как и в первый, случайный, раз. Мистер Рамос назвал этот прием «сверни-челюсть», и мы оба были просто потрясены силой его воздействия.

Название было в точку. Движение сводилось к тому, что я зажимал концом руки нижнюю челюсть противника, точнее, со всей силы надавливал туда, где скрепляются нижняя и верхняя челюсти. Там есть какая-то болевая точка. Это движение причиняло противнику адскую боль, так что многие ребята, к которым я применял такой прием, просто падали навзничь – опрокидывались на спину, показывая «сдаюсь», лишь бы я отпустил их. Извлечь из этого приема весь потенциал мог только я, потому что у меня руки очень натренированные – я их долго накачивал упражнением «бабочка». Потом многие ребята из команды признавались, что, отведав моего «сверни-челюсть», они целую неделю толком не могли есть – у них рот как следует не открывался.

Мистер Рамос был в таком восторге от нашего с ним открытия, что даже позвал своих коллег и предложил мне опробовать «сверни-челюсть» на них. По-моему, он гордился, что мы с ним нашли прием, которым я мог совладать даже со взрослыми, с его ровесниками. Конечно, мистер Рамос натаскивал меня, как бойцового пса, вырабатывал у меня ненасытность по части сражений, но тут еще сыграли свою роль и мои гены. В моих жилах течет кровь суровых шотландцев, ирландцев, американских южан и еще индейцев чероки.

Когда меня спрашивают, каким образом я добился таких потрясающих успехов в спортивной борьбе, я в числе главных секретов называю заботу о своей физической форме. Я предпринял очень большие усилия, чтобы приобрести эту форму, и старательно ее берегу. Огромную роль тут играет не только тренировка, но и правильный режим дня, и питание. Если неправильно питаешься, если обделяешь себя нужными питательными веществами, то нипочем не сможешь бороться как следует. Если занимаешься спортом, особенно борьбой, ни в коем случае нельзя сбиваться с назначенной диеты, пренебрегать тренировками и вообще лениться. Если ты неправильно питался или пропустил тренировку, то будешь плохо спать и быстро потеряешь силы, и, следовательно, окажешься в побежденных. Да, недостаток сна или плохой, прерывистый сон очень плохо влияют на физическую форму и на состояние духа. Они мешают спортсмену выложиться по полной программе. Но одна из главнейших проблем борца – это поддержание правильного веса.

Борцу приходится контролировать вес по двум причинам: во-первых, тренеры требуют этого ради команды в целом, или же это нужно, чтобы избежать противника, которого тебе уже не удавалось победить. То есть важно поддерживать такой вес, чтобы отвечать параметрам определенной весовой категории. Проблем с потерей веса у борцов обычно нет: дело в том, что вес мы теряем вместе с потом, а потом эта потеря веса легко восполняется питьем перед выходом на ковер, – и то же самое может сделать твой противник.

К сожалению, бывают печальные случаи с борцами, которые теряют слишком много веса, и это отрицательно сказывается на их здоровье. У нас это называется «пересушился». Как правило, такие ошибки допускают начинающие, молодые спортсмены. Они еще мало знают о борьбе, не слишком грамотны, но им все страшно интересно, при этом они неимоверно гордятся своей причастностью к борьбе и пытаются щегольнуть тем, сколько им удалось сбросить. Как правило, на деле-то они сбрасывают совсем немного, но им хочется повыпендриться и привлечь внимание обычных сверстников, чтобы те с первого взгляда видели: вот спортсмен-борец, и смотрели на героя с благоговейным трепетом. Вот и получается: вместо того, чтобы закаляться, тренироваться и при этом вести себя скромно, как настоящий спортсмен, они тратят все силы на пижонство, на то, чтобы «круто» выглядеть и поплевывать на окружающих. А сбросить-то им надо, может, всего полкило, а то и меньше.

Самый легкий способ сбросить вес – это надеть на себя несколько слоев одежды и как следует пропотеть во время пробежки. Можно сбрасывать вес и в процессе борьбы, но это трудно, потому что тогда нельзя потреблять много углеводов, а углеводы нужны для энергии.

Когда, уже старшекурсником, я готовился к чемпионату страны, мне нужно было сбросить около 8 кг, чтобы вписаться в весовую категорию до 47 кг, а потом нужно было попасть в категорию до 55 кг для участия в турнире штата. Чтобы сбросить вес, я старался побольше пить и поменьше есть. По мере приближения турнира я стал меньше пить и усиленно упражнялся. Мне пришлось чуть ли не до последнего момента заниматься с тренером, чтобы вписаться в нужный вес, но у меня получилось – я все успел.

После такого диетически-спортивного марафона особенно ценишь вкусную еду: Рождество и День Благодарения с их традиционным обильным застольем приходятся на середину спортивного борцовского сезона, так что допустимы послабления в диете. Крепкому спортсмену в такое время трудно ограничиться маленьким кусочком индейки. А когда спортивный сезон в разгаре, то мои товарищи, да и я тоже, облизываясь, смотрим кулинарные телепередачи и записываем рецепты, приберегая их на потом, мечтая о том благословенном времени, когда можно будет уписывать что душе угодно. Мы можем лишь грезить о вкусных блюдах, а сами придерживаемся жесткой диеты, и так месяцами. Это требует железной силы воли. Кое-кто – не буду называть имен – наваливается на вкуснятину сразу по окончании последнего матча в сезоне и метет все подряд – чипсы, конфеты, даже кондитерскую обсыпку!

Что касается сбрасывания веса, тут главное – разумный и профессиональный подход к делу. Если делать это неумело и неграмотно, испортишь себе здоровье, причем необратимо. Но с просчитанной диетой и нагрузкой сбрасывать вес можно, и это неотъемлемая часть спортивного режима, и потеря веса помогает поддерживать хорошую физическую форму. Я знаю, что мои близкие предпочитают, чтобы я не сидел на диете, потому что, понятное дело, на диете я бываю раздражителен, а когда ем и пью что хочу, то гораздо добродушнее. Естественно, сбросив вес, я сражаюсь гораздо удачнее, потому что с меньшим весом я двигаюсь проворнее. Поначалу, примерно до второго курса колледжа, сброс веса давался мне сравнительно легко – мне тогда нужно было сбросить полкило, от силы килограмм. Но потом, когда потребовалось сбрасывать больше, жесткая диета не только придала мне проворства и гибкости, а укрепила мою самодисциплину и мотивацию.

Я понимал, что стараюсь, и понимал – мне есть ради чего стараться и соблюдать диету, поэтому и боролся с удвоенным энтузиазмом. Потеря веса, кроме того, помогала мне лучше сосредоточиться, я делался внимательнее. Чем больше я качался, тем лучше потом боролся. Чем сосредоточеннее я выполнял силовые тренировки, тем сосредоточеннее был и на мате, в поединке с противником. Да, конечно, суровая самодисциплина и самопожертвование – без них в спорте никак, но от них получаешь огромное удовлетворение и прилив сил. Понимаешь, что целыми днями тренируешься ради шестиминутного матча, но это заставляет тебя стараться еще больше. И в итоге борешься так, будто от этого зависит вся твоя жизнь.

Думаю, стоит опровергнуть распространенный предрассудок и лишний раз сказать, что сброс веса – это не плохое занятие и не плохая цель. Вокруг спортивной борьбы сложилась уйма мифов, большая часть которых – полнейшая чепуха. Мне постоянно приходится развенчивать эти мифы, когда непосвященные задают мне вопросы про режим, тренировки и диету борца. Один из самых распространенных мифов – что борцам якобы приходится очень сильно худеть, и они вынуждены пользоваться бесчеловечными методами. Какая чепуха! Мы все делаем по науке и очень аккуратно. Экстремальное похудение – такая же ерунда, как якобы повальный стригущий лишай и другие грибки в среде борцов, и как слухи о том, что мы жестоко ломаем друг другу кости и расплющиваем уши, а потом глохнем.

Признаюсь, в восьмом классе я и правда переболел грибком, лишаем, подхватив их где-то в спортзале. Этот вид грибка выглядит как комариные укусы на коже. У меня он завелся на затылке, так что я немножко облысел – но проплешина была с маленькую монетку, не больше. Потом я пролечил лишай, волосы выросли опять, и больше я лишай не подхватывал. Я так боялся вновь им заболеть, что просто помешался на чистоте и гигиене. И с тех пор после тренировки немедленно спешил в душ и мылся как одержимый.

Что касается расплющенных ушей – их еще называют «боксерскими ушами» – то тут домыслов тоже больше, чем правды. Ушная раковина, ее хрящевая ткань во время поединка действительно может деформироваться определенным образом, хрящ отрывается, но потом формируется рубцовая ткань, хрящ заживает. В нашем мире, мире спортивной борьбы, «боксерские уши» – своего рода знак преданности своему делу, самопожертвования ради победы, орден Настоящего Борца, признак того, что попусту задирать обладателя Боксерских Ушей не стоит. Конечно, обычные люди воспринимают эту деталь внешности иначе. Они верят любым домыслам, даже совершенно фантастическим. Помню, я как-то в шутку сказал одной девушке, что «боксерские уши» – это заразно. На самом деле, конечно, нет. Но шлемы мы надеваем именно, чтобы уберечь голову и уши.

Еще меня часто спрашивают, почему борцы носят комбинезоны. Тут прежде всего важна функциональность спортивной одежды, ведь она должна быть удобна в бою. Это не парадная олимпийская униформа команды, как вы понимаете, главное – не красота, а удобство. Потому-то наши комбинезоны так похожи на гимнастические трико. Традиционный комбинезон из латекса выглядит как соединенные вместе трусы и майка. Он облегает тело и страхует тебя и противника от возможных переломов, потому что нет риска, что пальцы рук или ног зацепятся за ткань. Поскольку я выступаю в самой нижней весовой категории, люди иногда думают, будто я и комбинезон ношу маленький, но, хотя руки и ноги у меня от рождения укороченные, торс-то как у нормального накачанного парня весом в 80–90 кг, и размер комбинезона соответствующий. Сейчас некоторые борцовские команды стали понемногу отказываться от комбинезонов, заменять их велосипедной спецодеждой или чем-то еще.

Иногда у спортивной борьбы возникает скверная репутация, потому что ее неправильно понимают и воспринимают. Кому-то кажется ужасным и неприемлемым, что два человека считают возможным идти на риск взаимных телесных повреждений – и все ради того, чтобы доказать себе и миру свою силу и ловкость, проверить, как они в буквальном смысле слова выкручиваются из сложного положения. Не понимая благородства и красоты спортивной борьбы, такие горе-критики ругают ее за «варварскую жестокость», но они не знают и не видят главного: спортивная борьба преподает важные уроки, она способна многому научить и закаляет не только тело, но и дух. Спортсмен-борец выстоит в тяжелые времена и в сложной житейской ситуации. Непосвященные люди не понимают, что спортивная борьба – это такое же боевое искусство, как, допустим, каратэ. В ней тоже есть ученики и учителя, есть преемственность, есть отношения наставника-мастера и начинающего, а это очень важно. Кроме того, спортивная борьба доступна и детям, и взрослым, и каждый может учиться ей в своем темпе, как это происходит и в других боевых искусствах.

Напомню, что спортивная борьба – один из древнейших видов спорта, один из пяти, которые изначально входили в Олимпийские игры. Больше того, упоминания о борьбе прослеживаются даже в Библии. Помните главу о том, как Иаков «стоял в ночи» и боролся с Богом, воплотившимся в ангеле, и когда победил в поединке, получил новое имя – Израиль? (Быт. 32 : 27,28.) Правда, на том поединке не было ни публики, ни судей, но все-таки это самое первое упоминание о спортивной борьбе.

Спортивная борьба была известна еще у древних греков, на Олимпийских играх она была частью так называемого Панкратиона, единоборства, то есть считалась одним из пяти способов проверить, идеальный ли ты воин. Благодаря своим умениям борцы одолевали противников, которые были намного крупнее и сильнее их. Борьба привлекала желающих делать ставки, и, чтобы избежать путаницы, борцам стали повязывать пояса разного цвета. Легенда гласит, что борцы, которым присвоили белые пояса, вскоре запятнали их своим по́том до желтизны, запачкали зеленой травой и наконец зачернили землей. Так что, чем темнее пояс, тем опытнее борец. Именно поэтому у современных представителей боевых искусств тоже приняты символические цвета поясов, обозначающие степень опытности и силы спортсмена. Я участвую в движении за возвращение этой цветовой системы у борцов, потому что она показывает преданность спортсмена своему делу и потому, что это древняя и благородная традиция.

Из всех видов спорта только борьба и боевые искусства позволяют проявить бойцовский дух. Когда два участника поединка выходят на боксерский ринг или на мат, они осознают, что вышли сражаться. Так что каждый из боевых видов спорта, способных изменить твою жизнь и закалить дух, требует полнейшей отдачи.

Меня совершенно поражает способность Тайгера Вудса сохранять сосредоточенность и упорство на каждом курсе гольфа, который он играет. Хотя гольф и не относится к числу игр, требующих проявления силы в поединке с противником – во всяком случае, не до такой степени, как в спортивной борьбе, – однако Тайгер все равно показывает публике образец стойкости духа и несгибаемости воли, без которых немыслим успех в любой жизненной области. Я уверен, что, если бы он попробовал себя в спортивной борьбе, из него бы получился чемпион, потому что у этого человека правильный подход к спорту.

Для борца один из ключей к успеху и победе – это оптимистичный взгляд на жизнь. Мы просто обязаны быть оптимистами. В нашем распоряжении ограниченный арсенал приемов и движений, поэтому нам необходимо уметь фокусироваться на том, что у нас получается хорошо. На любую критику мы отвечаем тем, что стараемся выполнить движение или прием еще лучше. Нам нельзя вступать с тренером или судьей в споры – можно только стараться исправить ошибку и превзойти себя.

У меня бывало множество случаев, когда мне в буквальном смысле слова не хватало сантиметра до успеха: скажем, я делал рывок к противнику, чтобы повалить его, но не дотягивался и не мог захватить его ногу и притянуть к своему туловищу. В сантиметре от успеха – казалось бы, как обидно! Вот тут-то и нельзя сосредоточиваться на том, что неудача обидна. Наоборот, нужно порадоваться, что тебе оставался всего сантиметр до успеха, и постараться в следующий раз достигнуть его. Я всегда говорю себе: у меня нет оправданий таким неудачам, но сами неудачи рассматриваю как вескую причину трудиться в два раза старательнее. Упорную работу над собой, интенсивные тренировки – все это, как я считаю, дает мне преимущество над противником и потому стоит того, чтобы попотеть и выложиться. Я представляю себе, как старательно тренируются мои противники, и, нарисовав себе эту картинку, делаю все, чтобы тренироваться в два раза больше.

Я никогда не позволяю себе выйти на поединок неподготовленным или в худшем сердечно-сосудистом тонусе по сравнению с противником, потому что не могу себе позволить потерять преимущество. Неважно, каков будет счет в третьем периоде матча, – у меня все равно всегда, при любых условиях остается шанс одолеть противника и положить его на обе лопатки. Всегда остается шанс, чтобы в считанные секунды изменить исход матча, если только постараться как следует и на протяжении всего поединка сохранять упрямство, напор и оптимизм.

Если противник не в состоянии успевать за моим темпом и напором, значит, в процессе матча ему светит настоящая взбучка. С каждой минутой матча, пусть он и длится всего шесть минут, все труднее сохранять концентрацию и напор, однако у меня всегда была счастливая способность делать рывок усилием воли, поэтому даже к концу матча я не бываю вымотанным, а сражаюсь все напористее.

В некоторых отношениях я лишен преимуществ, потому что, например, если противник стоит достаточно далеко, мне тяжеловато за ним гоняться и труднее его повалить. Но я могу привести его в замешательство, наращивая свою скорость и сгоняя его с ковра. Если мой сердечно-сосудистый тонус лучше, чем у противника, то я просто обязан в течение всего поединка держать хороший темп и напор и наращивать их, чтобы превзойти противника напором и интенсивностью нападения. Кроме того, я прилагаю уйму усилий, чтобы быть в отменной технической и умственной форме на протяжении всего матча: мое внимание не ослабевает ни на секунду, поэтому я могу предугадать следующее движение противника, просчитать это движение и нарушить планы противника. Правда, это очень похоже на шахматы? Только дело происходит не на доске, а на мате, и фигуры всего две – противник и я. Шахматисты тоже заранее просчитывают всю последовательность ходов противника и стараются застать его врасплох, сломав его планы.

Скажу и еще об одном своем преимуществе перед остальными борцами. Если против меня выставили парня, который со мной раньше ни разу не сражался, очень может быть и даже наверняка он недооценит меня. Будет считать, что, раз перед ним такой, как я, то серьезной опасности нет. Обычно мой свеженький противник очень быстро расстается со своими иллюзиями – буквально в первую же минуту матча. Но, пока он еще лелеет эти иллюзии, он расслаблен, не сосредоточен всерьез, и это лазейка, которой я обязательно пользуюсь и беру противника, что называется, тепленьким. Пока он удивляется и пока до него доходит, что я вышел на мат не просто покрасоваться, я уже успеваю заработать пару-тройку очков и понять его слабые стороны. Другое дело, если я выйду на бой в паре с борцом, с которым уже имел дело, – тогда он будет заранее готов к тому, что и я сильный и очень даже могу за себя постоять, и тогда он сможет драться со мной на равных. Если же противник еще не ощутил мою силу, он не понимает, что несмотря на свои особенности, я очень верткий, проворный и могу быстро набрать очки, – и он даже не успеет толком отреагировать, а счет уже будет в мою пользу.

Я просто обожаю выходить на бой с самоуверенными незнакомыми противниками. Они-то воображают, будто победа у них в кармане, будто они сейчас положат меня на лопатки, не успею я и глазом моргнуть. А потом наступает этот чудесный момент, когда глаза у них лезут на лоб от изумления: они на своей шкуре ощущают, что я достойный противник, сильный противник, чувствуют мою силу и хватку (спасибо силовым тренировкам!). И вот тут-то они звереют, или теряются, или то и другое одновременно, потому что им нужно быстро соображать, как мгновенно сменить тактику, а я тем временем уже хватаю их за ноги железной хваткой.

Я всегда стараюсь сохранять оптимистичный взгляд на происходящее и не беспокоиться о том, что из-за физических особенностей сталкиваюсь с некоторыми неудобствами и невыгодными моментами. Я компенсирую эти недостатки своей силой. Упорные тренировки позволяют мне драться с противником на равных, даже если мне не по плечу какие-то движения, которые может делать он.

Вот, скажем, из-за укороченных конечностей мне недоступны некоторые виды захватов – мне просто не дотянуться, не хватает длины рук и ног, точнее, я могу ухватить противника, но только при условии, что между нами небольшое расстояние. Если мне попадается сообразительный противник, то он быстро подмечает мое слабое место и старается держаться от меня подальше, чтобы я не мог его сцапать. Еще такой противник обычно смекает, что он может обезопасить себя от моего захвата, если надавит мне на голову и пригнет меня, но надавит вытянутой рукой, держась на безопасном расстоянии от моего туловища и рук и ног. В такие моменты трудно не взбеситься: преследуешь противника по всему мату, а судья сидит себе преспокойно и в ус не дует, и даже не вмешивается, не заставляет противника драться по-настоящему. Строго говоря, когда противник просто ускользает от меня и тем выматывает, это нарушение правил, и судье полагается призвать нарушителя к порядку. Но судьи зачастую смотрят на такие нарушения сквозь пальцы.

Чаще всего мои противники набирают тэйкдауны, то есть получают очки за засчитанное доминирующее положение, надавив мне на голову, пригнув меня и тем самым не давая мне ухватить их. Из этого положения они пытаются зайти мне за спину и сделать захват или опрокинуть меня на мат. Причем они еще идут на хитрость – сначала набирают очко за тэйкдаун, потом позволяют мне вывернуться и теряют очко, потому что я-то получаю очко за эскейп, за благополучное освобождение и за то, что занял позицию сверху. Это хитрый маневр противника: он просто старается сравнять счет, чтобы побыстрее свалить с мата, чтобы поединок не затягивался. Потому что если поединок продлится, то я смогу пустить в ход силу своего торса.

Эту тактику я прозвал «танцевальной» – «шаг вперед и два назад». Очень уж она и правда смахивает на танец, а не на нормальный честный борцовский поединок. Психологически эти вальсы на мате тоже выводят из себя, и тут главное не поддаваться неконструктивной злости. «Танцы» на мате – лишь одно из множества препятствий, с которыми мне приходится иметь дело. Из-за своих физических особенностей я могу как следует ухватить и зажать противника, только когда пускаю в ход подмышку или подбородок, которыми и прижимаю конечность противника к своему плечу. Соответственно, если противник держит дистанцию, увиливает, вертится вокруг меня как юла и уклоняется от тесного контакта, то мне его никак не ухватить и не зажать. Особенно если он норовит зайти мне за спину.

Я советовался с многими тренерами, мы вместе пытались придумать, чем ответить на такую тактику и как заставить противника пойти на сближение, но, если противник проворный, очень сложно предотвратить подобные «танцы». Моя главная тактика – помешать противнику набирать «легкие» очки и заставить его сократить дистанцию. Мне важно добиться, чтобы схватка шла не по периферии мата, а по центру, в непосредственном контакте, где противнику уже от меня не убежать. По-моему, в боксе тоже есть похожая тактика и тоже бывает, что боксер кружит вокруг противника и не входит в тесный контакт.

Раза два я заходил так далеко, что пускал в ход движение, которое мистер Рамос, мой самый мудрый тренер, назвал «западней». Оно заключается в том, что я как бы подставляюсь, сам опускаюсь на мат и даже касаюсь одним плечом мата, чтобы подманить противника. Я провоцирую его, чтобы он напрыгнул на меня и попытался положить меня на обе лопатки. И оба раза это до некоторой степени сработало: мне главное было – чтобы он сократил дистанцию и я мог его ухватить. Но все равно оба раза противник держался настороженно и старался избежать непосредственной схватки со мной. Или же противник понимал, что дело нечисто и, если я сам пригнулся к мату и даже лег на спину и коснулся мата плечом, я не могу так наивно подставляться. Если противник хоть немного соображает – он поймет, что это ловушка, и будет упорно избегать контакта и держать дистанцию.

Часто противник пытается провести со мной захват головы спереди, а затем повалить меня набок. Когда в старших классах я занялся боями без правил, то столкнулся с приемами «гильотины», или тройного удушения. Но я всегда верил, что мои физические недостатки компенсируются тем, как сосредоточенно и целеустремленно я сражаюсь, так что мне главное – не расслабляться, не терять веру в себя и всегда тренироваться с полной отдачей. Я не имею права расслабляться.

Борцов обычно учат фиксировать взгляд на бедрах противника. Если вы видели борцовские поединки, то наверняка заметили это направление взгляда. Учат этому неспроста. Движение туловища всегда сопровождается или начинается движением бедер. От положения бедер зависит равновесие. Если смотришь на бедра противника, он будет собраннее и приложит больше усилий для защиты. И наоборот, если смотришь противнику в глаза, ему легче будет тебя обмануть, сделать обманное движение, легко получить очко, заняв позицию доминирования. Поэтому все великие борцы никогда не смотрят противнику в глаза. В ходе настоящего, не тренировочного, поединка нужно следить за бедрами противника очень пристально, потому что именно движение бедер подскажет тебе, каковы планы противника. Тогда ты не дашь ему заполучить «легкие» очки, не позволишь застать себя врасплох и сможешь заранее понять, что он сейчас сделает.

Тренеры-профессионалы всегда учат своих подопечных контролировать голову противника. Голова всегда следует за телом, а шея – это уязвимый участок, слабое место по сравнению с бицепсами или четырехглавыми мышцами. Мышцы на шее слабее, поэтому борцы так тщательно тренируют и укрепляют шею. Если ты схватил противника за голову и контролируешь ее, это легкий способ сбить его с ног и со всего размаху уронить на мат. Именно так совершаются самые брутальные броски.

Очень выгодный прием – потянуть голову противника от центра туловища, потому что таким образом ты тоже нарушаешь его равновесие и легко можешь добиться для себя доминирующей позиции. Олимпийский чемпион Кэл Сандерсон так хорошо умеет захватывать голову противника, что практически мгновенно сшибает его с ног и счет идет в пользу Кэла.

Спортивная борьба – это любовь всей моей жизни, и я готов на все, чтобы добиться в ней успеха. Мне безумно нравится быть частицей сплоченного товарищества, где каждый понимает, что такое страсть к борьбе, товарищества, где из уст в уста переходят легенды о героях и их великих победах, и истории эти каждый из нас запоминает на всю жизнь. И мне очень греет душу то, что спортивная борьба уже изменила к лучшему сотни жизней, спасла множество ребятишек и парней постарше от участи уличного отребья. Меня радует, что борьба преобразила и озарила жизнь миллионов семей, миллионов поклонников этого вида спорта и миллионов спортсменов-борцов, в том числе и мою.

Правила игры

 

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.