Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Библиотека   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Глава 9. За школьную команду!

За школьную команду!

После того как я полтора года отзанимался борьбой и не одержал ни одной победы, мне наконец впервые удалось положить противника на обе лопатки, и я не собирался останавливаться на достигнутом. Я твердо решил, что не позволю себе допускать те ошибки, которые совершал в предыдущих тридцати пяти матчах. Эта психологическая установка, а также усиленные тренировки и режим, позволили мне, семикласснику, к концу второго сезона достичь квалификации на уровне турнира штата. Правда, в том году на турнире штата я дважды проиграл, но сам факт того, что я поднялся на этот уровень, для меня был колоссальным достижением.

Я поставил перед собой четкую задачу: к восьмому классу добиться еще лучшей спортивной формы, вернуться на мат еще более сильным борцом. К концу сезона в седьмом классе я весил 35 кг, но к следующему сезону пришел, набрав 10 кг. Кроме того, я сделал выбор: решено, от футбола отказываюсь полностью и направляю все свои силы, время и энергию на самосовершенствование в борьбе. Решение сосредоточить все усилия на борьбе оказалось верным и в самом скором времени дало прекрасные плоды. В наступившем сезоне я выигрывал практически каждый поединок и с каждой победой делал еще один шаг к участию в чемпионате штата. Каждый очередной матч я проводил очень умно, просчитывая все ходы. К тому же теперь я был гораздо сильнее, чем в прошлом сезоне, – настолько сильнее, что иногда допускал ошибку: пытался победить очередного противника силой, а не техникой.

Мои близкие и мой тренер радовались, глядя, с каким энтузиазмом я сражаюсь теперь, когда у меня прибавилось сил и я чувствовал, что со мной надо считаться. Противники теперь относились ко мне иначе, уважительнее, не рассчитывая на легкую победу, а если кому-нибудь из них удавалось меня победить, то победа давалась ему с большим трудом и была заслуженной.

В течение лета я старательно готовился к следующему сезону: посещал всевозможные летние спортивные лагеря и без устали качался – каждый день. Я сильно вырос и окреп как личность и как спортсмен, но, что еще важнее, у меня прибавилось самолюбия и амбиций. Едва я одерживал победу, как сразу ставил перед собой следующую цель. Теперь, когда выигрыши шли один за другим, занятия спортивной борьбой уже не были для меня мукой мученической, они доставляли огромное удовольствие. И все-таки я не довольствовался достигнутым и поставил перед собой задачу стать чемпионом штата.

В конце концов мне удалось выйти в чемпионы округа и региона – и все это в течение восьмого класса, за один сезон. Я так быстро шел в гору, что рассчитывал: я буду первым претендентом на титул чемпиона штата среди юниоров. Попробовав вкус победы, я думал: «Ну а почему бы мне и не завоевать титул чемпиона штата, что мне может помешать, если пока что у меня все так отлично получалось и я тренируюсь?» Тем более квалификацию, необходимую для участия в чемпионе штата, я уже получил и от души этим гордился – все-таки в таком возрасте мало кому удается ее добиться.

Как я уже сказал, выиграть заветный чемпионский титул в восьмом классе мне не удалось, но, считаю, я тогда более чем прилично выступил на турнире. Технической стороной своего выступления я остался доволен, хотя и не вполне. И еще я понял: мечта стать чемпионом никуда не делась, но ради ее исполнения все-таки придется попотеть куда сильнее, чем я полагал, приложить еще больше усилий, чем я приложил раньше.

Я перешел в девятый класс и уже официально считался старшеклассником – выступал за команду старших классов, а не за юниорскую. Соответственно, задачи, стоявшие передо мной, усложнились. Противники были сильнее. Зато появилась возможность постоянно работать с мистером Рамосом и со спортсменами-студентами.

Высшая школа «Коллинс Хилл» – одна из крупнейших на юго-востоке Америки. Когда я поступил в девятый класс, в ней училось больше трех с половиной тысяч человек. «Иглс» школы «Коллинс Хилл» славились своими крепкими спортивными командами и великолепными тренерами. В восьмом-девятом классе мне здорово повезло, потому что директором школы тогда был мой родной дядя, Коули Краг.

Как и большинство ребят, поначалу в новой обстановке, среди незнакомых людей я изрядно стеснялся. В новой школе коридоры и классы казались запутанным лабиринтом, учителя говорили слишком быстро, а новые соученики посматривали на меня с любопытством, но стеснялись задавать мне вопросы – конечно, им было интересно поговорить с таким необычным парнем, но они опасались, а вдруг я обижусь, если они что-то спросят. Помню, как в первый школьный день вошел в столовую и озадачился, куда же мне сесть. Конечно, в такой ситуации оказывается каждый новенький, но для парня в инвалидном кресле она особенно непроста.

В средней школе я был практически круглым отличником, учеба давалась мне без труда, но, когда перешел в старшие классы, понял, что теперь учиться будет сложнее и труда потребуется больше. Лекции нам читали быстрее, поэтому я не поспевал все записывать и отставал от одноклассников.

Посоветовался с родителями, и они предложили мне носить с собой на уроки диктофон, а потом расшифровывать запись и делать свои заметки. Я попробовал этот метод, но хватило меня ненадолго. Диктофон меня бесил: получалось, что каждый урок я вынужден слушать дважды, сначала в классе, а потом дома, когда конспектирую аудиозапись. Нет уж, решил я, это слишком, лучше навострюсь побыстрее конспектировать прямо в классе.

С трудом мне давались и контрольные работы: я не укладывался в отведенный срок, а все потому, что в старших классах контрольные в основном сводились к написанию сочинений на заданную тему. Мне было трудно и писать быстро, и успеть за отведенное время. Но в остальном в старших классах мне понравилось: я быстро обзавелся уймой новых друзей и приятелей, а благодаря занятиям борьбой у меня сложились тесные отношения с товарищами по команде.

Что касается спорта, то я сразу же поставил перед собой новые цели на год вперед. Я договорился с помощником тренера борцовской команды, Джимом Тиллером, что присоединюсь к той группе старшеклассников, которая занималась силовыми тренировками. Как только я стал заниматься в обществе парней постарше, перед которыми не хотел спасовать, а хотел их впечатлить, да еще заниматься ежедневно, мускулов, сил и уверенности у меня сразу прибавилось. Для работы с гантелями я по-прежнему пользовался оригинальной системой веревок и креплений, которую для меня когда-то разработал папа. Гантели надежно привязывались веревкой к моим рукам, и я выполнял различные упражнения, чтобы проработать разные группы мышц. Лучше всего у меня выходило упражнение «бабочка» для пресса. Это упражнение заключалось в том, что я ложился спиной на физкультурную скамейку и методично поднимал гантели вверх над собой.

Дэн Гейбл часто повторяет, что, когда он тренируется, то ставит перед собой цель – вымотаться так, чтобы из тренажерного зала его выносили на руках. По его словам, он не чувствовал, что потренировался с полной отдачей, пока не оказывался на грани обморока. Я придерживаюсь того же подхода и тренируюсь до последнего, преодолевая пределы усталости и боли.

После такой напряженной тренировки с гантелями весь остаток школьного дня я был потным и вымотанным – но зато, как только начался спортивный сезон, на практике убедился, что мои старания были не напрасны. Я так окреп и накачался, что наконец порвал веревки, которыми раньше крепил грузы к рукам. Веревки едва не рвались несколько раз, когда я брался за грузы потяжелее, – они попросту перетирались. А порвались они окончательно в тот самый момент, когда я спорил с папой и доказывал ему, что, раз я наращиваю нагрузку, то грузы мне к рукам надо прилаживать чем-нибудь покрепче и понадежнее. Веревка с одной стороны натянулась и лопнула, и гантель повисла на одном креплении. То есть на одну мою руку пришлась тяжесть в 45 кг без противовеса! Гантели с грохотом упали на пол, меня рвануло вслед за ними, как жука на ниточке. Я хохотал как безумный. После этой истории я стал крепить гантели к рукам небольшими, но прочными цепочками, и этого мне хватило еще на два года тренировок.

В тот год я прибавлял в весе и силе с немыслимой скоростью – никогда раньше мне не удавалось добиться ничего подобного. Тело приспособилось к нагрузкам и регулярным тренировкам. С тех пор я предпочитаю не прерывать тренировки на длительный срок, чтобы не терять хорошей формы.

Наступил день первой борцовской тренировки после летних каникул. Конечно, она прошла напряженно. Тренеры накручивали и гоняли нас как могли, чтобы мы были морально и физически готовы к настоящим матчам, которые нам еще предстояли позже.

Первые две недели мы занимались бегом – причем и в спортзале, и на улице. Мы занимались растяжками и силовыми тренировками, чтобы тело приспособилось к нагрузкам, которые нас еще поджидали в середине зимы.

И также выполняли разные скручивания и прорабатывали такие мышцы, о существовании которых я даже не подозревал. Мой тренер, мистер Рамос, в первую неделю приставил ко мне одного из своих помощников и велел тому засекать время с секундомером, чтобы я на каждой тренировке пробегал не меньше десяти минут своей «медвежьей походкой». Вообще-то большинству людей десятиминутный бег в хорошем темпе и без передышки дается с большим трудом, но, поскольку я-то бежал на четвереньках, то у меня было ощущение, что я так могу бежать хоть целый день.

Мне никогда не нравились эти упражнения на борцовских тренировках – я бы предпочел, чтобы тренировки состояли только из учебных поединков и отработки приемов, а не из забегов, скручиваний и прочего. Но со временем я понял и оценил правоту мистера Рамоса. Дело в том, что, когда борец на мате устает, у него прежде всего страдает техника, он начинает допускать ошибки в приемах. А мистер Рамос хотел натаскать нас до такого уровня, чтобы у нас хватало выносливости и чтобы мы в течение всего поединка, даже самого трудного, были свежи как огурчик, не расслаблялись и не халтурили – и не делали технических ошибок. Поэтому он намеревался тренировать нас, пока не убедится, что мы в правильной форме.

Когда эти подготовительные тренировки закончились, мистер Рамос приступил непосредственно к тренировочным боям. Он разделил спортзал пополам, большинство юниоров и старшую группу отвел на первую половину, чтобы там отрабатывать приемы повышенной сложности. Вторая половина зала предназначалась для новичков и ребят из промежуточной группы, занимавшихся первый или второй год. Я считал, что, поскольку уже давно занимаюсь с мистером Рамосом, мое место будет среди продвинутых тренированных борцов. Мне казалось – я знаю все тонкости борьбы, изучать мне больше нечего. Но каково же было мое изумление, когда мистер Рамос отправил меня на половину для начинающих и велел тренироваться вместе с новенькими – большинство из них я не знал и никогда с ними не сражался.

Поначалу я пришел от такого распределения в ярость и недоумение, обиделся и поделился своей досадой с родителями. Но они живо спустили меня с небес на землю. «Если тебе велели заново изучать и тренировать основы – ты не потратишь даром ни минуты, каждая минута такой тренировки тебе на пользу, – терпеливо объяснил мне отец. – Хорошо владеешь основами – значит, отлично освоишь и продвинутый уровень». Ну что ж, основы так основы.

Вот тут-то у меня и включилось то самое «спортивное смирение», о котором я говорил как об одном из главнейших качеств подлинного спортсмена. Тренеру виднее. Мое дело – принять его приказ и не расходовать нервы на ненужные эмоции вроде обиды. Я принял то, что мне придется вернуться к началу и заново отрабатывать все основные приемы спортивной борьбы. И, как только я принял это как данность, я сразу сосредоточился на новой задаче – войти в официальный состав школьной команды. Я с самого начала целился попасть в команду школы, не в юниоры, а в старшие. Но в моей весовой категории было два потрясающих борца, которые сильно меня опережали.

Мой приятель Шон Патрик, восьмиклассник, как и я, в конечном итоге попал в команду школы, перехватив вакансию в команде у другого моего друга, юниора Майкла Буи. Вторым счастливцем был еще один мой приятель – Ник Лукакс. Мы с Ником сходились на мате начиная с шестого класса. Потрясающее впечатление производили эти два парня-старшеклассника, достигшие таких успехов. Ник выиграл чемпионат школы в весовой категории до 50 кг. Их успех – мощный аргумент в пользу нашей юниорской команды, которая дала нам изначальный толчок.

Я принял решение немного согнать вес, чтобы бороться в весовой категории до 43 кг за школьную команду юниоров – там была вакансия. В нашей юниорской команде я был единственным восьмиклассником, то есть самым младшим. Правда, все юниорские команды, против которых мы выступали, были сильными, но мы никогда не ощущали их превосходства.

Борьба – это вид спорта, в котором у тебя естественным образом завязывается соперничество с конкретными противниками. Был один крепкий борец, с которым я в восьмом классе сражался дважды, и оба раза проиграл. Парень этот выступал за команду наших соперников, «Пантер» из школы Парквью. Я так отчаянно хотел его победить! Но мне это никак не удавалось. Парень был не просто крепкий и сильный, а еще и искусный, и храбрый – в поединке он не боялся идти со мной на близкий контакт и не увиливал, как другие. Мы сходились на мате в финалах двух чемпионатов, и я оба раза занимал второе место, что тоже неплохо.

Восьмой класс я закончил с крепким вторым местом на юниорском чемпионате округа и с пятым местом на чемпионате «Царь горы» – по уровню он был эквивалентом юниорскому чемпионату штата. А мой заклятый соперник в обоих этих чемпионатах выиграл первое место.

В тот год я многому научился, многое усвоил, главным образом, наблюдая за поединками между борцами постарше. Я обожал смотреть соревнования старшей команды с командами других школ и в мечтах рисовал себе тот день, когда и сам буду сражаться за честь школы. Я твердо положил себе все лето тренироваться без устали, а осенью вернуться в секцию борьбы и, кровь из носу, занять место в официальном составе школьной команды. И всем сказал: «Я не успокоюсь, пока не буду борцом нашей школьной команды в весовой категории до 47 кг».

Когда начались каникулы, я отвлекся на всякий отдых и прочее, поэтому мой фанатичный интерес к борьбе слегка ослаб. Я тренировался – качал мускулы, но без прежней одержимости. Но я наверстал упущенное, как только вместе со всей командой поехал в летний спортивный лагерь в университет штата Аппалачия. Вот тогда-то я узнал о восходящей звезде борьбы, с которой мне придется соперничать.

Тайлер Паркер был моим товарищем по команде и моим другом. Он занимался в секции с восьмиклассниками. За год он сделал мощный рывок вперед, и, когда я перешел в девятый класс, он уже стал звездой школьной команды и выступал в категории до 47 кг, а это означало, что вакансия, на которую я целил, занята и мне придется еще год выступать за юниоров.

Спортивный путь Тайлера складывался совсем иначе, чем у меня. Он с самого начала, с самого первого своего сезона был одним из лучших и выходил в чемпионы штата. С виду он, может, был и не самым сильным или пластичным, но очень крепким и очень смекалистым.

Шон Патрик, который занимал вакансию в этой весовой категории в прошлом году, на турнире штата получил четвертое место среди восьмиклассников. Ник Лакакс, другой восьмиклассник, завоевал четвертое место, но уже в весовой категории до 50 кг. Они, прошлогодние чемпионы, прибавили в весе и освободили эти места для Тайлера. С Тайлером мне было не совладать. Я, конечно, радовался за него, глядя, как он преуспевает на спортивном поприще, но меня печалило то, что, если бы я состоял в другой команде, меня бы уже приняли в официальный состав команды колледжа.

Мой тренер, мистер Рамос, славился тем, что отменно умел подготавливать борцов в легком весе, потому что все его методы были рассчитаны на людей его роста. Сам мистер Рамос далеко не великан и не богатырь, в свое время выступал в весовой категории до 50 кг, но тренер он потрясающий и сколько отличных ребят подготовил – не сосчитать.

Я провел еще годы в юниорах-начинающих, но не планировал сбрасывать вес, чтобы вписаться в весовую категорию до 43 кг, если только этого не потребует команда. Большую часть девятого класса я выступал в весовой категории до 48 кг и прекрасно справлялся с противниками, которые были крупнее меня.

Между тем мистер Рамос осознал богатый потенциал юниорской команды и начал выставлять нас против ребят из официальных команд других колледжей. На каждой силовой тренировке нас собиралось 14 человек, и мы вполне могли выступать против команд других школ. У нас это получалось, и мы доказывали всем, что в целом спортивная подготовка в школе «Коллинс Хилл» более чем достойная.

Весь девятый класс я старательно тренировался, поставив перед собой цель победить на всех юниорских чемпионатах штата, которые в том году как раз проводились на базе нашей школы. Я все-таки вернулся к весовой категории до 44 кг и стал гораздо сильнее, чем был раньше. Мой друг и товарищ по команде, восьмиклассник Коди Блэк, в связи с этим перешел на мое освободившееся место в категории до 48 кг, и мы с ним каждый день сходились в тренировочных боях и представляли друг для друга достойных противников. К концу сезона мы так натренировались друг на друге, что были готовы к серьезной схватке на чемпионате.

В глубине души я страстно хотел завоевать титул чемпиона, получить медаль за первое место и весь тот почет и уважение, которые давала эта награда. Когда наступил день чемпионата, я просто сгорал от нетерпения. В нашу команду добавили нового тренера, Эрика Эрбаха, одного из лучших по части мотивации – он как никто другой умел накрутить борцов перед началом соревнований. Именно он перед каждым матчем давал нам, юниорам, накачку и зажигал в нас настоящий огонь.

Первых двух противников я просто уделал в ноль, а вот последний матч в тот день оказался задачкой посложнее. Мой противник был крепким орешком и хорошим борцом, но ему не удалось помешать мне сомкнуть замок на его ногах, благодаря чему я выиграл несколько тэйкдаунов. Так что в конце первого дня на моем счету было три победы из трех матчей. В тот пятничный вечер я прошел взвешивание для последнего тайма в сезоне, а потом отправился домой – ждать полуфинала, который был назначен на субботу утром.

Школа располагалась совсем рядом с нашим домом, так что до спортзала я запросто добирался на своем кресле. В субботу утром я решил, что поеду один, без сопровождения, и заодно проветрюсь по дороге, потому что потом мне весь день торчать в душном спортзале. И вот я катил себе на кресле и громко распевал какие-то рок-песни. По дороге я встретил школьную знакомую – девушку по имени Ханна. Она была менеджером другой борцовской команды, а ее брат – одним из борцов, выступавших в категории до 86 кг. Мы немного поболтали, так что я отвлекся от всяких тревог и оживился. Но, конечно, не настолько отвлекся, чтобы утратить фокусировку на поставленной задаче, этого я себе не позволил. Я твердо помнил, что без сосредоточенности на предстоящих поединках победы не видать и что, когда выходишь на мат, мозги должны работать как у шахматиста. Но, поскольку я все-таки был нормальным молодым парнем, от близости Ханны кровь у меня взыграла и бодрости у меня прибавилось. Первые поединки полуфинала я провел вдохновенно, на одном дыхании, а в перерыве еще потрепался с Ханной, пока ждал финала. И на мат вышел слишком уж разгоряченным и заведенным. Как оказалось, это было к худшему.

Меня выставили против парня, с которым я уже однажды имел дело. Он был из команды школы Старрз Милл. Я чувствовал редкостную уверенность в своих силах, мне казалось, что победа практически у меня в кармане. Ну как же, я легко и быстро вышел в полуфинал, в зале сидели мои болельщики – друзья и родственники, среди претендентов на чемпионский титул я лидировал… Словом, чего греха таить, я распустил хвост перед Ханной и решил покрасоваться, чтобы произвести на нее впечатление, – и в итоге мне это отлилось, да еще как: меня едва не дисквалифицировали!

В этом финальном поединке я, стремясь выпендриться перед Ханной, пустил в ход приемы, которые мне были вовсе ни к чему, и так сильно надавил на противника, что он споткнулся и упал ничком. Правда, он тут же упругим мячиком подскочил в воздух, чтобы я не успел его поймать и ухватить, но я его все равно подсек и свалил. Ничего личного против этого парня у меня не было, наоборот, я ему даже симпатизировал, мы приятельствовали и в дальнейшем еще больше подружились, но в тот раз я закусил удила и решил во что бы то ни стало его одолеть.

Понаблюдав за мной, вдохновился и мой товарищ по команде, Коди Блэк, да так, что положил своего противника на обе лопатки и получил третье место в категории до 47 кг. В общем, вышел «эффект домино», началась цепная реакция – глядя на нас, вдохновились все остальные ребята в команде, и в финале чемпионата мы загребли награды почти во всех весовых категориях.

Стоять на верхней ступени пьедестала и получать медаль чемпиона – это, конечно, ни с чем не сравнимое ощущение. Но цель была достигнута, а значит, пора было ставить следующую. И я наметил себе получить первое место, но уже на уровне официального состава школьной сборной. Мистер Рамос и другие тренеры хорошо понимали, как непросто попасть в состав сборной, поэтому предлагали своим подопечным разные возможности туда пробиться и писали им рекомендации. Мне дали рекомендацию в конце девятого класса и указали, что я уже выступал за юниоров в течение двух сезонов. Это дало мне дополнительный стимул пробиваться в школьную сборную.

Тайлер Паркер, мой партнер по тренировочным боям, получил свой первый титул чемпиона штата еще восьмиклассником, в весовой категории до 48 кг. Хотя пробиться в нашу школьную сборную было очень непросто – у нас очень много сильных спортсменов, и конкуренция огромна, – я знал, что тренировки именно с Тайлером идут мне на пользу и еще окупятся. Кроме того, я старался участвовать во всех спортивных летних лагерях и уделял еще больше внимания режиму питания и тренировок. Таким образом, за лето я существенно повысил свой уровень подготовки и был готов схватиться с кем угодно – прямо горел нетерпением.

Но не следует забывать, что я был не только спортсменом-борцом, но и школьником-подростком. Мне нужно было учиться, и учиться как следует. Я получал отличные отметки, награды и тому подобное. Теперь я каждую среду ходил в молодежную группу при нашей церкви, а раз в неделю посещал школьные собрания Братства христианских спортсменов. В школе у меня было полным-полно друзей, и меня даже выбрали представителем юниоров в нашу школьную футбольную команду. Вместе со мной туда попали мои друзья Чип Даймад, Пейтон Деннард и Бриттани Паттерсон. Когда мы все вместе вышли в центр футбольного поля перед началом матча, то мне просто не верилось, что новая школа приняла меня как своего и оказала мне эту высокую честь. Казалось, в моей жизни все просто прекрасно. Но вот осень сменила лето, начался новый сезон, а с ним начался и процесс отбора кандидатов в школьную сборную.

Отбор был жесткий. Томас Кнамм, восьмиклассник, который начал заниматься борьбой раньше меня, попал в весовую категорию до 48 кг. Он был очень сильным борцом, но за пределами мата – надежным и верным товарищем. Коди Блэк, мой основной партнер по тренировочным боям и хороший приятель, попал в промежуточную категорию до 51 кг – он изрядно нарастил мышечную массу за лето. Я попал в запасные, поэтому много разъезжал туда-сюда со школьной сборной. Но я и сам немало выступал за сборную школы в свой юниорский год, поэтому у меня накопился приличный послужной список: 11 побед, 2 проигрыша.

Мистер Рамос выставлял меня против борцов послабее, потому что хотел, чтобы я не тратил на них силы и не рисковал травмироваться попусту, но раз-другой мне пришлось иметь дело с очень сильными и непростыми противниками. В тот год я побил двух кандидатов на чемпионате штата, и это было большим достижением, потому что укрепило мою уверенность в себе. Надо сказать, она мне была очень нужна, чтобы перейти из юниоров в старшую группу и в весовую категорию до 48 кг.

Я сильнее сосредоточился на учебе, потому что знал: пройдет год-другой, и моя спортивная карьера закончится, а мне нужно иметь хорошее образование – тогда в дальнейшем я смогу получить приличную работу. Я занимался на двух дополнительных курсах для отличников – испанским языком и статистикой, это в будущем должно было дать мне преимущества при поступлении в университет или колледж. Мой преподаватель испанского, Джадсон Бриджес, оказавший на меня огромное влияние, в том году получил титул Учителя года в штате Джорджия.

Веселее всего было участвовать в школьном состязании «Мистер Коллинс Хилл» – любительском чемпионате по культуризму, который проводился в конце спортивного сезона. Каждый год это зрелищное мероприятие собирало полный зал восторженно визжащих девчонок.

Кое-кто из участников относился к делу очень серьезно, старательно качался, сидел на диете, словом, лепил свое тело, как настоящий культурист. Я участвовал в состязании просто забавы ради и получал уйму удовольствия от процесса, результат мне был не так уж важен. Правда, примерно за месяц до чемпионата я начал ходить в солярий, чтобы точно знать, что буду хорошо выглядеть на сцене школьного театра, и, чтобы уесть остальных загорелых и намазанных маслом культуристов на сцене, сделал стойку на руках в свободной позе, да еще и отжался. Все мероприятие было затеяно, чтобы собрать деньги для школьной сборной по футболу, но мы, участники, конечно, были рады покрасоваться перед нашими девчонками, да и перед всей школой в целом, и выступали с большим удовольствием. Школьный новостной канал записал все соревнование, и на следующий день его показали по школьному телевидению.

Чемпионат по культуризму – это было так, для развлечения, а вот подготовка к следующему спортивному сезону, который мне предстояло провести уже в старшей группе, а не юниором, – это было серьезно, и я все лето готовился к сезону как бешеный. Я записывался во все спортивные лагеря, занимался силовыми тренировками, пробежками на четвереньках, а если не удавалось найти партнера, устраивал себе «бои с тенью» – отрабатывал приемы в одиночку. Близился выпускной класс, а значит, мой последний шанс попасть в школьную сборную по борьбе и выиграть титул чемпиона штата.

Чтобы вписаться в весовую категорию до 48 кг, мне нужно было сбросить еще больше веса, сильно «подсушиться». К счастью, учителя проявили понимание. Не так-то просто отсиживать уроки, когда у тебя в животе зверски урчит от голода, а еще надо слушать, что рассказывает учитель. Наши учителя знали, что я внимательно их слушаю, даже если взгляд у меня отсутствующий, а на лице тоска по всем тем вкусностям, которые проплывают перед моим голодным взором и пока что мне запрещены из-за диеты. Но я продолжал упорно тренироваться.

Со временем я понял, что мне гораздо удобнее заниматься одному, потому что, когда я тренируюсь один, то стараюсь больше – никто не отвлекает. Раньше, когда я занимался в компании, то, бывало, ловил себя на том, что гримасничаю, выжимая гантели, или делаю что-то слишком уж по-пижонски, пытаясь произвести впечатление на зрителей. А когда я тренируюсь один, мне не надо никого впечатлять и все мое внимание и усилия сосредоточены на деле. Нет соблазна покрасоваться, и концентрация улучшается – значит, тренировка в одиночку плодотворнее, постановил я и с тех пор занимался один.

Я уделял много внимания важным психологическим аспектам спорта, ведь от них тоже многое зависит. Ощущая усталость, я знал, что мое сознание в эти минуты пытается убедить мышцы, будто они больше не в силах двигаться. Но в глубине души я знал, что они могут, еще как могут, и меня останавливает лишь преграда, возведенная сознанием и воображением – несуществующая преграда. И когда я, наконец, преодолел этот воображаемый барьер, то понял, что могу сделать гораздо больше, чем нашептывал мне разум.

Как-то раз мистер Рамос зашел в спортзал и увидел, как я тренируюсь в одиночку – совершаю пробежки и отрабатываю приемы без партнера. «Парень, в этом году ты станешь отличным спортсменом, – сказал он мне. – Но, если ты хочешь им быть, работать нужно будет весь сезон, и работать на совесть. Не сбавляя оборотов». Я ответил – мол, да, знаю, часики тикают, времени до выпуска у меня осталось мало, надо все успеть. Я поставил перед собой цель в выпускной год добиться как можно больше побед. Я был готов к новому спортивному сезону. Пора было завоевать то, что было моим по праву с самого начала: место в официальном составе школьной сборной по борьбе.

За школьную команду!

 

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.