Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Библиотека   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Глава 10. Герои

Герои

Мне очень повезло. В моей жизни есть много людей, на которых мне хотелось бы быть похожим. Сам я никогда не воспринимал себя как образец для подражания, но искренне стараюсь делать все, чтобы изменить жизнь окружающих к лучшему. Мне довелось познакомиться с множеством людей, которые оказали глубочайшее влияние на мою жизнь.

Во многих отношениях я самый обычный девятнадцатилетний юноша. Я никогда не изучал психологию или квантовую физику. Я просто наблюдаю за тем, что вижу, испытываю по этому поводу определенные эмоции и стараюсь надлежащим образом их интерпретировать. Бог наградил меня способностью к видению и интуиции, однако мне пришлось через многое пройти и совершить немало ошибок.

Сталкиваясь с непреодолимыми, на первый взгляд, препятствиями, я учусь на собственном опыте и пытаюсь передать его другим. Меня очень удивляет и радует, когда люди говорят, что мой пример вдохновляет их на новые свершения.

Мне повезло родиться в чудесной семье, поэтому далеко за примерами для подражания ходить не пришлось. Мои родные научили меня всему, что нужно знать о жизни, любви и сострадании, и рассказали мне о самом главном, что у меня есть, – вере и Иисусе Христе. Возможно, я один из тех немногих людей, кто надеется с возрастом стать похожим на своих родителей.

Моя мама всегда учила меня открываться другим людям и предлагать им помощь и поддержку, и сама всегда поступала так по отношению ко мне. Я знаю, что она всегда готова сделать все возможное, чтобы дать своим детям то, что в ее силах.

Отец – учитель и наставник, спортсмен и мастер на все руки – всегда говорил, что я способен решить любую проблему. Папа – человек с характером. Он всегда учил меня не иметь дел с хулиганами и не ввязываться в драки, но если уж ввязался, то драться до конца.

Большинство считает моих родителей совершенно невероятными людьми, даже не будучи знакомы с ними. Думаю, все дело в том, что мама и папа воспитывали меня не как отклонение от нормы, а как обычного ребенка. Они внушали определенные ценности и идеи всем своим детям, вне зависимости от того, каково было их физическое состояние. Они учили нас никогда не сдаваться, не опускать руки и не приносить домой троек. Родители многого от нас требовали, но вместе тем доверяли нам и никогда не проявляли излишней строгости.

Я знаю, что мои родители оказались в очень тяжелой ситуации в совсем юном возрасте. Однако им удалось выстоять благодаря любви друг к другу и детям. Я знаю, что они стали примером для подражания для родителей детей-инвалидов по всей стране. Мои родители научили меня принимать физические ограничения и не испытывать ненависти. Когда врачи предложили им ампутировать мне ноги, чтобы мне было легче носить протезы, те наотрез отказались – они не хотели, чтобы я притворялся, что я такой, как все. Я – их сын, а все остальное неважно, говорили они.

Сестры у меня тоже замечательные. Ведь они легко могли бы просто злиться на то, что их брат не похож на других, а вместо этого я много раз слышал, как они вступались за детей с ограниченными возможностями, когда тех начинали дразнить или высмеивать, и я горжусь тем, на какое сострадание они способны. Они потрясающие спортсменки, красавицы, прилежно учатся. Я иногда бываю чересчур критичен по отношению к их молодым людям, но в глубине души знаю, что сестрам по душе старший брат, который пытается защитить их, пусть иногда и перегибая палку. Не сомневаюсь, что им и в дальнейшем удастся достичь всего, чего они пожелают.

Я очень люблю родителей моего отца. Папа водил меня на все соревнования по борьбе, следуя примеру дедушки Хоберту, который делал то же самое для него. Бабушка Карла – парикмахер, очень жизнерадостный человек, она умудрялась устроить мне свидание на пляже, когда я приезжал на каникулы.

Бабушка по маминой линии Бетти дарила мне свою любовь и поддержку еще с младенчества. Она оказала огромное влияние на мою жизнь. Они с дедушкой Нормом приходят на все наши выступления. Она помогала мне во всем, начиная от написания моей первой речи до приготовления арахисового печенья на Рождество.

Дедушка Норм был и остается моим главным примером для подражания. Я не встречал более добросердечного человека. Лишь однажды я видел, как дедушка вышел из себя: это случилось, когда мне было шесть лет и я попытался спрятаться в огромном бассейне с шариками, чтобы подольше не уходить из развлекательного центра. В старших классах он тоже занимался спортом, потом служил в военной авиации, а в последствии с отличием закончил университет Иллинойса и стал инженером.

Дедушка с успехом бегал на марафонские дистанции до тех пор, пока, вскоре после нашего переезда в Джорджию, у него не случился обширный инфаркт. После этого он перенес четырехстороннее коронарное шунтирование, сейчас ему 72, и он продолжает заниматься спортом. В юности я в шутку говорил ему, что он седой и старый, но на самом деле все мои бабушки и дедушки до сих пор молоды душой.

Важнее же всего то, что дедушка Норм – воистину божий человек. Он водил меня в воскресную школу до тех пор, пока я не смог посещать ее самостоятельно, потому что хотел, чтобы я узнал об Иисусе. Много лет он и сам преподавал в воскресной школе. Дедушка Норм – настоящий пример для тех, кто хочет стать подобными Христу лидерами своего сообщества.

На протяжении всех этих лет мою веру в себя поддерживала и моя двоюродная сестра Холли – исключительно доброе существо, которому приходится сталкиваться с такими трудностями, которые мне и не снились. Холли – дочь старшего брата моей матери, она родилась в Вирджинии через три года после меня. С самого рождения она страдала от серьезных судорожных припадков. Через несколько дней врачи смогли поставить ей диагноз, но было уже поздно: припадки нанесли непоправимый ущерб ее мозгу. Произошло это из-за того, что кровеносная система Холли от рождения была не способна перерабатывать аммиак.

Врачи давали Холли не больше года – однако сейчас ей уже шестнадцать лет. Она – первый ребенок, проживший так долго с этой болезнью. Все это время Холли продолжает бороться за жизнь. Ей часто приходится посещать местную больницу в Индиане, но она не сдается, какие бы препятствия ни возникали на ее пути. Я очень люблю мою двоюродную сестру, хотя многие невежды называют ее медлительной и не такой, как все. До конца жизни у Холли не будет возможности общаться, единственное, что ей доступно, – скудный язык жестов. Несмотря на то, что Холли не умеет общаться в общепринятом понимании этого слова, она дарит своим близким такую любовь, какой я больше ни у кого не видел. У Холли тоже есть семья, которая никогда не откажется от нее.

Помимо членов семьи мне всегда везло с людьми, которые предлагали мне свою дружбу и поддержку. Мой школьный тренер по рестлингу Клифф Рамос оказал на меня огромное влияние. Он предпочел тренировать неопытных спортсменов и помогать мальчишкам становиться мужчинами. Тренер Рамос всегда был рядом и направлял меня в самые тяжелые периоды моей жизни, помогал осуществлять мои мечты. Он всегда готов учить и вдохновлять меня, потому что хорошо меня понимает, знает, что я пытаюсь сделать и как этого достичь наилучшим образом.

Когда человек берет на себя обязанности тренера, перед ним встает очень ответственная задача. Тренер должен уметь балансировать между разными ролями, быть другом, учителем, наставником и обеспечивать дисциплину. Тренер должен заслужить доверие своих учеников и лишь потом требовать от них высоких результатов. Когда между тренером и спортсменом возникает доверие, их связь становится нерушимой.

Несмотря на то, что я уже закончил школу и перешел в команду университета Джорджии, Рамос все равно остается одним из самых важных людей в моей жизни. Он работал со мной много лет, обучал меня спортивной борьбе, поддерживал меня в тот период, когда я еще ничего не знал о спорте, обеспечивая мое физическое и психологическое развитие. К окончанию школы я хотел выступать ради тренера Рамоса сильнее, чем ради самой школы «Коллинс Хилл». После матча тренер Рамос всегда вел себя со сдержанным энтузиазмом, вне зависимости от результата. Однако мы с другими членами команды прекрасно знали, может ли тренер нами гордиться или же мы подвели его. Когда мы проигрывали матчи, которые должны были бы выиграть, тренер Рамос давал нам понять, что разочарован, не произнося при этом ни единого слова.

Связь между тренером и учеником в моем случае оказалась еще более крепкой, потому что для тренера Рамоса я представлял собой крайне сложную задачу, и то, как он подошел к ее решению, создало между нами совершенно особые отношения. Когда команда уезжала на соревнования или сборы, мы с тренером жили в одной комнате с моим спарринг-партнером и другом Коди Блэком. Мне не нужна была помощь, просто нам нравилось проводить время вместе. В поездках он постоянно шутил над тем, что я громко храплю, – а храплю я и правда ужасно!

Однажды мы поехали на турнир по борьбе в Северную Каролину. Ночью нас с Коди разбудил оглушительный стук в дверь – стучались чьи-то родители. Они отвели тренера Рамоса в ванную, прикрыли за собой дверь и стали тихо о чем-то рассказывать. Оказалось, что его сын Тревор, который раньше тоже выступал за «Коллинс Хилл», попал в серьезную автокатастрофу. Он сидел на пассажирском сиденье, водитель был нетрезв, машина врезалась в дерево, водитель испугался и скрылся с места преступления, оставив Тревора в машине без сознания. Машина загорелась, двое старшеклассников попытались вытащить Тревора и отвезли его в больницу, где у него обнаружилась обширная черепно-мозговая травма, полученная в результате столкновения.

На тренере Рамосе просто лица не было. Он сидел в ванной и ждал друга, который должен был отвезти его в больницу. Мы с Коди до сих пор помним выражение его лица. Мы и поверить не могли, что такое могло случиться, но все же принялись молиться за отца и сына. На следующий день нам предстояло выступать на турнире, и без тренера Рамоса это было особенно сложно. Тревор в конце концов выздоровел совершенно чудесным образом. Он был одним из лучших снайперов футбольной команды университета Западной Джорджии и смог вернуться в спорт и выступать за свою команду в последний год обучения в колледже, хотя поначалу врачи сомневались, удастся ли ему вообще выжить. Но чудеса случаются, и Тревор поправился.

Для меня таким чудом или, скорее, знаком свыше, стала встреча с тренером Рамосом. Он в огромной степени изменил мою жизнь к лучшему. Именно он помогал мне сохранять мотивацию и выходить за рамки того, что мне казалось возможным. У борцов очень жесткий график ежедневных тренировок, способный вымотать кого угодно, но тренер знал, на что я способен, и заставлял меня преодолевать такие препятствия, которые на первый взгляд казались совершенно непреодолимыми.

Тренер Рамос – честнейший человек. Он никогда не заставлял спортсменов сбрасывать вес, не просил их делать то, что могло бы поставить под угрозу их здоровье. Он учил нас быть настоящими спортсменами и никогда не искать себе оправданий. Его борцы ходят в учебный зал, чтобы успевать по всем предметам, и если они проваливают хотя бы один экзамен, он не допускает их до тренировок. Он даже дает борцам дополнительные задания (например, бег по лестнице стадиона), если они получают тройки или двойки по предметам, в которых могут показать лучший результат.

Несмотря на особые сложности, с которыми мне пришлось столкнуться, тренер Рамос всегда обращался со мной точно так же, как с остальными членами команды. Если бы он относился ко мне как к инвалиду или неполноценному, я бы не смог выиграть ни одного боя. Тренер Рамос не сдувал с меня пылинки, не смахивал крошки с моих колен, когда я обедал. Он просто делал все для того, чтобы я, насколько возможно, настолько стал хорошим борцом.

Тренер Рамос заставил меня пройти свой собственный путь и завоевать положение в команде. Никто не собирался предоставлять мне место в университетской сборной просто так, мне предстояло его заслужить. Тренер увидел, что я способен на это, и научил меня вносить свой вклад и быть ценным членом команды.

Никогда не забуду, как мы с университетской командой поехали на турнир по борьбе в Кливленд, штат Теннесси, когда я выступал в старшей возрастной группе. Бои шли целый день, и мы должны были выступать против лучших команд Юга. Тренер Рамос видел, что многие из наших борцов выступают не так хорошо, как могли бы. Особенно его расстраивали те, кто начинал жаловаться на травмы, чтобы их сняли с соревнований до конца турнира.

В тот день я провел свой самый тяжелый бой в полуфинале турнира. Предыдущие два матча дались мне относительно легко, но я понимал, что последний будет настоящей битвой не на жизнь, а на смерть. Мне предстояло выйти на ринг вместе с одним из лучших борцов штата Теннесси в моей весовой категории.

Бой был жестоким. У команды противников была группа поддержки, и в какой-то момент мы даже упали с ковра прямо на девчонок, но бой не прекратили. В конце концов дело дошло до двойного овертайма[3]. Я проиграл бой в последние десять секунд, когда мой противник набрал достаточно очков, чтобы мне засчитали поражение, но я боролся на пределе своих возможностей.

Тренер Рамос видел, что я в плохом состоянии, но я не стал говорить ему, в чем проблема, пока не пришел в себя после поражения. Остыв, я рассказал ему, что во время боя, пытаясь уйти от перевода в партер, я очень сильно потянул пах. Еще раньше, в первой половине дня, я сильно ушиб плечо, борясь с очередным противником, и с каждым боем плечо болело все сильнее и сильнее.

После полуфиналов, в перерыве перед началом финального боя, он собрал всю команду. Никогда я не видел его настолько недовольным выступлением команды, но больше всего его вывело из себя то, что некоторым членам команды было как будто бы наплевать на результат. Он сказал, чтобы мы болели за своих, поддерживали их, а не распускали нюни. Потом добавил, что я – один из немногих членов команды, кто имеет право жаловаться на травму, но при этом не ною и не ищу себе оправданий. Рамос сказал, что я – один из немногих, для кого победа важнее травмы. Его речь так впечатлила команду, что перед началом финальных боев все смогли взять себя в руки и сконцентрироваться.

Тренер Рамос всегда старался помогать своим борцам развиваться – и в отношении учебы, и морально, и физически. Самыми главными вещами в его жизни были семья и его борцы. Думаю, что для него все это было одинаково ценно, вот почему он такой потрясающий тренер. Тренер Рамос всегда был готов щедро делиться своими знаниями и пониманием. Он позволял мне мыслить независимо и учил использовать данные мне Богом способности. Он научил меня рисковать, потому что если человек не рискует, то и не развивается. Я мечтаю о том, что когда-нибудь смогу оказывать такое же влияние на свою команду, как мой тренер. Он является великолепным образцом для подражания и потрясающим наставником.

Также у меня есть много примеров для подражания более общего характера, со многими из них я не был близко знаком, но это и не так важно. Люди, которых я считаю истинными примерами для подражания, склонны к самопожертвованию. Они всегда готовы сделать все необходимое ради блага человечества, чего бы это ни стоило. Истинные примеры для подражания не ждут благодарности за то, что делают, – они просто делают то, что считают правильным. Вот почему мне от всей души хотелось бы быть похожим на военнослужащих.

Эти храбрые мужчины и женщины без промедления готовы пожертвовать собственной жизнью, чтобы принести свободу потерявшим надежду людям на Ближнем Востоке! Меня вдохновляет тот факт, что солдаты США защищают мои права как гражданина этой чудесной страны. С четырехлетнего возраста солдаты всегда казались мне героями. Я часто расспрашивал отца о службе в армии и представлял себя на его месте. Он пел мне походные песни «воздушных рейнджеров»[4], и мне отчаянно хотелось стать одним из них.

Мне всегда хотелось служить в армии, я мечтал об этом до старших классов и даже сдал тесты на профессиональную подготовку для поступающих на военную службу. За исключением разделов по механике, я получил высокую оценку и надеялся, что набранных баллов хватит для зачисления в ряды военной разведки, ведь больше всего на свете я мечтал стать «воздушным рейнджером».

Я поговорил с парой вербовщиков, одна из них с пониманием отнеслась к моему желанию, но объяснила, что для меня единственная возможность служить в армии – стать священником. Я тут же спросил у нее: а священники тоже проходят стрелковую подготовку? Она ответила отрицательно, но добавила, что священникам положен личный помощник. Готовясь к тестам, я мечтал совсем не об этом, однако все же какое-то время думал над ее предложением. Десантников и борцов готовят очень схожим образом. Они встают рано утром, целый день бегают и тренируются в особых видах боевого искусства. Мне кажется, что я привык к такому образу жизни, и жалею, что не могу пройти военную службу, как все остальные.

Хорошие солдаты беспрекословно выполняют приказы командного состава, а хорошие борцы беспрекословно следуют указаниям хорошего тренера. Солдаты усердно готовятся к победе в бою, готовятся внести свой вклад в военную кампанию, а борцы тренируются, чтобы одержать победу в матче и привести команду к успеху.

Солдаты, пожарники, полицейские, водители машин «скорой помощи» и сотрудники национальной безопасности выполняют свой долг, занимаясь подчас неблагодарной работой, и обеспечивают безопасность всех граждан Америки. Они являются настоящим примером для подражания, потому что готовы отдать свою жизнь ради того, чтобы мы могли сохранить наши права и свободы. Многие из этих людей становятся участниками боевых действий или подвергаются другим видам опасности и в результате теряют одну или все конечности. Такова жестокая действительность, в которой они работают.

Я встречался с некоторыми из этих людей, которые потеряли руки или ноги и теперь вынуждены учиться жить заново. Они сталкиваются с теми же проблемами, что в свое время и я, но при этом страдают от ощущения потери физических способностей, которыми обладали от рождения, – и я могу лишь догадываться, как это тяжело.

Мне от всей души хочется помочь этим отважным парням, даже если моя помощь будет состоять в том, чтобы показать, что физический недостаток не является непреодолимым препятствием на пути к мечте. Эти герои могут продолжать жить полной жизнью и оказывать большое влияние на других. Они служат постоянным напоминанием о том, что, если бы они не пожертвовали ради нас собственным телом, то мы могли бы лишиться самых важных вещей, представляющих для нас ценность, – мира, свободы и безопасности.

Мужчины и женщины в форме так молоды, большинство из них всего на несколько лет старше меня. Они слишком молоды, чтобы лишиться руки или ноги. Слишком молоды, чтобы умереть. Но если это все же произойдет, то мы будем знать, что они сделали это вместо нас с вами, пожертвовали собой ради высокой цели.

Я считаю Америку величайшей страной в мире, отчасти потому что у нас есть такие прекрасные примеры для подражания – добрые учителя, вдохновляющие на победы тренеры, заботливые родители или отважные солдаты, выполняющие свой долг. Нам очень повезло, что они у нас есть, и мы должны отдать дань уважения их самопожертвованию.

Герои

 

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.