Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Библиотека   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Мое здоровье

Глава из книги Записки из параллельного мира, Нина Титова

Как прекрасны слова Авиценны: Здоровье сохранять – задача медицины, болезнь понять и устранить причины. Наши врачи не по своей, конечно, воле, превратились не столько в лекарей, сколько в писарей.
Меня всегда умиляла запись-рекомендация, которую сделал врач в санаторской книжке: – Находиться под наблюдением невропатолога. Господи, лишь один из пятидесяти тяжелобольных людей, действительно наблюдается невропатологом районной поликлиники.
Я же встречаюсь со своим врачом, чтобы получить нужную справку или рецепт на лекарство, которое сама себе прописала. Да, мы больные-хроники, со стажем, да еще каким! И потому поневоле про свое заболевание знаем даже больше, чем врач-профессионал.
Безразличие к отдельному, конкретному человеку, внедренное во все области нашей жизни, самым жестоким образом сказалось на медицине. Вопреки красивому лозунгу Лечить больного, а не болезнь индивидуального подхода к больному как не было, так и нет. И потому квалифицированная медицинская помощь медленно, но верно замещалась-заменялась в народе самолечением. Что уж говорить об инвалидах, которым и поликлиника-то практически недоступна.
Моя знакомая, у которой помимо больного позвоночника пострадала психика, долгие годы живет на психотропных препаратах. Каково же было мое удивление, когда я узнала, что группу лекарств, которые она принимает ежедневно, она подобрала себе когда-то сама! Расспросив врачей и проанализировав свое состояние, она установила предельно допустимую дозировку, необходимую ей для поддержания нормального состояния.
Многие годы я сама себе клепала пломбы на больные зубы, пломбы, которые вылетали через неделю после посещения стоматолога, – завела дома нехитрый набор необходимых препаратов и пломбировала, – а что было делать.
Привычная домашняя аптека с возрастом и стажем болезни неизбежно пополнялась новыми препаратами, причем, как правило, без врачебной подсказки, самостоятельно подобранные, порой – с оглядкой на опыт товарищей по несчастью.
Но если серьезно, то во многом самолечение идет по принципу авось, небось, да как-нибудь. А ведь именно обездвиженный человек, прежде всего, нуждается в адаптационных рекомендациях, в знании саморегуляционных возможностей организма, в комплексном лечении.
В зарубежных реабилитационных центрах есть даже такая профессия – оккупационный терапевт. Его главная задача – социально-бытовая реабилитация инвалида, а ведь это целая наука: как самому одеться, как обуть парализованные ноги, как пересаживаться на коляску и т. п. Увы, наш отечественный инвалид постигает эту науку сам, на собственном опыте, методом проб и ошибок.
Однажды я посмотрела фильм о реабилитационном центре в Америке. Как свободно и раскованно чувствовали себя люди в колясках, и как доброжелательно относились к ним тренеры и обслуживающий персонал! Инвалиды-колясочники на спортплощадке азартно играли в волейбол и гоняли по шоссе на активных колясках. На специальной лестнице инвалиды обучались подниматься и спускаться. Стоящие рядом молодые люди подстраховывали их.
Грустно стало мне после просмотра этого фильма…
Надеюсь, что и в России появятся когда-нибудь настоящие центры реабилитации с консультативной службой, в которой все – и психоанализ, и фитотерапия, и нетрадиционные методы лечения – будет на вооружении специалистов.
Пока же различные рецепты лечения болезней, а также описание физических упражнений разбросаны по разным журналам. Вот почему нашим органам печати, телевидению нужно как можно чаще давать инвалидам необходимую информацию о передовых реабилитационных технологиях.
Такие центры, о которых мечтается, могли бы стать копилкой подобных больших и маленьких открытий, находок, придумок, изобретений и распространителем подлинно инвалидного опыта.
Наконец, при таких центрах могли бы существовать небольшие предприятия, где инвалиды могли осуществить свои изобретательские задумки. Чтобы как можно реже переживать эту муку – заказывать новый корсет или аппараты, – чинишь-зачиниваешь, латаешь кожно-металлическое изделие до упора, пока совсем не развалится…
И что интересно – институт новый построили, в нем современные интерьеры, пластик кругом и телевизор в коридоре, а главное – качество работы и обслуживание больных – не улучшается, виселица так и стоит!
Московский институт протезирования с клиникой-стационаром – это единственное и уникальное в своем роде заведение, но многие инвалиды не могут носить изготовленные там протезы, потому что они натирают кожу, образуют мозоли и раны. Массовое, конвейерное производство ориентировано по-прежнему на некоего среднестатистического потребителя, но ведь двух одинаковых увечий не бывает. Дефектное протезное изделие может вконец испортить жизнь больному человеку.
Когда-то, еще в послевоенные годы, были у нас искусные шорники и мастера. Позднее их сделали придатком машинного производства. И некуда теперь инвалиду податься, и всюду слышишь: Я бы лучше заплатил, но чтоб сделали легкие и удобные. Гигантомания обернулась деградацией целой отрасли здравоохранения и привела к упадку большого и нужного дела.
Как же не мечтать о маленькой уютной мастерской, где тебя поймут и сумеют помочь. Как же не тосковать нам, инвалидам, о своем реабилитационном центре, где тебе помогали бы при всей неодолимости-неизлечимости недуга поддерживать, насколько это возможно, сносное общее состояние.
От автора
В большом городе Екатеринбурге, к сожалению, нет ни одной женской консультации, приспособленной для женщины-инвалида.
Можно ли в этом случае говорить о сохранении какого-либо здоровья?!
Конечно, нет! До сих пор данной проблеме никто из чиновников не уделяет даже малейшего внимания. Зачем, когда много проблем со здоровыми женщинами. Зачем лечить женщину-инвалида, если она уже больная!?

Медико-социальная экспертиза (МСЭ)

Сменившая ВТЭК служба МСЭ рассматривает не только медицинский аспект, но еще профессиональный и социальный. К каждому человеку МСЭ должна подходить индивидуально, учитывая его профессиональные навыки, образовательный уровень, состояние здоровья.
Сегодня специалисты МСЭ призваны определить у человека ограничения жизнедеятельности, выявить его реабилитационный потенциал, найти меры социальной защиты. И лишь тогда скажут человеку – инвалид он или нет.
Но, как сказано одним из политиков: хотели сделать, как лучше, но получилось, как всегда. В справке МСЭ появились загадочные и непонятные степень инвалидности и степень потери трудоспособности. Началась полная неразбериха, т.к. ни один сотрудник МСЭ не знает четких критериев определения степени потери трудоспособности. Для инвалидов же, в том числе для женщин-инвалидов, начались муки и страдания.
По-новому определению совершенно невидящий человек, имеющий высшее образование, умеющий работать на компьютере и т.п., имеет 100% трудоспособность! Оказывается, невидящий света человек не уступает в труде здоровому человеку! То же самое можно сказать и о людях, сидящих в инвалидных колясках, и людях, передвигающихся при помощи аппаратов, протезов и костылей. Как трудоустроиться инвалиду? Это МСЭ не интересует. Моя хата с краю, я ничего не знаю!
Совсем скоро появится армия трудоспособных инвалидов, но безработных.
Моя подруга, также как и я, в детстве переболела полиомиелитом, и передвигается при помощи костылей и аппаратов. Имеет инвалидность второй группы, которую она получила в 1975 году, т.е. 30 лет назад. За это время ноги моей подруги еще более ослабли, и стали очень болеть суставы. Поэтому она пришла в МСЭ с надеждой получить первую группу инвалидности. Больная женщина с детства (!) в кабинете невропатолога сполна испытала унижение и оскорбление.
Невропатолог пристыдил мою подругу по не счастью и с усмешкой заявил: – Опорно-двигательный аппарат не пересматриваем! Можем дать только направление на обследование в психбольницу. Или вы пришли к нам в корыстных целях?! Не ответив ничего, моя подруга в слезах вышла из больницы.
Удивительно, но оказывается, больные парализованные ноги даже за тридцать лет тяжелой жизни инвалидов не заслужили к себе должного внимания со стороны врачей.

От автора

Истории невежества, равнодушия, презрения к инвалидам со стороны людей в белых халатах, давших клятву Гиппократа, я слышу постоянно.
Дорогие подруги, не отступайте от поставленной цели, тем более жизненно важной. Напишите письмо главному врачу больницы, в котором подробно опишите свое несогласие с позицией врача. К письму приложите документы об ухудшении вашего здоровья. Надеемся, что главврач примет должные меры и обяжет невропатолога (или другого врача) проявить к вам должное внимание.
Если вы не будете согласны с решением районного бюро МСЭ, то тогда обратитесь в вышестоящую инстанцию (городская МСЭ или областная МСЭ).
Или сразу в районный суд. Право на это дает Конституция РФ.
Помните: решить можно любую проблему. Только проявите мужество, настойчивость и терпение. Удачи вам!

 

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.