Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Библиотека   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

7-8 августа 2012 часть 4

Утро второго дня началось с завтрака. Когда я выехал из номера, я обратил внимание на ковер на полу в коридоре гостиницы. Он занимал все свободное пространство. Почему я на это обратил внимание? Мне кажется, так надо сделать в любых интернатах и домах инвалидов. Есть люди на колясках, а есть на костылях или на ходунках. И ковер не позволяет ногам скользить.
Мы поднялись на 10-й этаж и заняли столик. Я заметил рядом детскую комнату. Дети едят быстрее родителей, и, чтобы не мешали есть, они там играют.
Завтрак подавали по типу шведского стола, он входил в стоимость номера. Было очень много разной еды, как молочной, так и мясной, даже глаза разбегались. Особенно мне понравился настоящий кофе.
Половина людей завтракала внутри, половина на балконе. Из окна открывался вид на город, напоминающий Англию (я видел по телевизору).
После плотного завтрака мы переоделись и собрались отправиться в музей картин «Атенеум». К нам в гостиницу пришла экскурсовод Ира. Администратор дал нам ключ от рабочего лифта, чтобы мы не спускались по крутому пандусу. Мы все потихоньку вышли. По дороге Ира спросила, как мы спали на новом месте. Мы отвечали: «Хорошо».
Музей был рядом с гостиницей. Когда мы подъехали, разочарованно увидели крутые ступеньки: «Как всегда». Но оказалось, здесь все проще. Нам охранник показал, где лифт.
Наш гид Ирина сказала, что ей, к сожалению, надо уходить, она оставляет нас до обеда. И мы пошли в музей без нее. Автоматический лифт привез нас на верхний этаж (мы решили осмотреть музей сверху вниз), и мы с Леной вышли из лифта первые. Путь к залу с картинами преграждала другая, большая дверь. И она не открывалась. Лена толкнула и открыла с большим трудом. Потом подъехала Ольга Грачева, и Лена хотела ей помочь, но Ольга нажала кнопку в стене, и ДВЕРЬ ОТКРЫЛАСЬ САМА! Русские люди, которые редко бывают за границей, даже не думают, что там есть какая-то кнопка и ее можно нажать. Мы просто не привыкли к этому.
Постепенно, по одному человеку, мы собрались на третьем этаже и пошли смотреть галерею. Там я запомнил популярную картину «Раненый Ангел». Мне эта картина давно понравилась, и я даже ее на свою страницу на «Фейсбук» поставил, она как визитная карточка этой поездки. Автор картины - финский художник Хуго Симберс.
Мне кажется, Ангел - это прообраз человеческой души, а дети - это тело. На картине видно, что тело крепкое, а душа хрупкая, ранимая и ей тяжело приходится внутри тела. На третьем этаже было много других картин, но они меня не затронули. Еще я заметил женщину на инвалидной коляске, вот только коляска была электрической, и это давало возможность ей самой выбирать, какие картины смотреть, и не напрягать волонтеров.
По-моему, это совсем другое качество жизни. На такой коляске я и сам мог бы сходить в музей. Может, и у нас в России будет когда- нибудь такое. В Финляндии много людей с ограниченными возможностями сами на колясках ездят по городу, и это нормально.
Потом мы спустились на 2-й этаж. В лифте была странная клавиша «2,5». Это была одна большая комната над творческой мастерской. Там люди с улицы учились рисовать. У нас в Москве тоже есть такая мастерская в отделении Третьяковской галереи на Крымском валу. Там проходила выставка картин известной финской художницы Хелене Шерфбек. В этом году исполняется 150 лет со дня ее рождения, на выставке мы посмотрели более 300 полотен, охватывающих весь период ее творчества. У нас за поездку было так много событий, что, если честно, я мало что запомнил из ее картин.
Наконец мы все спустились на первый этаж. Там большой сувенирный магазин Атениума. В нем продают открытки, книги (они все только на финском языке).
Может быть, это здесь неуместно, но я хочу написать про европейский туалет. В музее оказался как раз такой. Он огромный по площади, там все для людей с ограниченными возможностями, но еще одна деталь, которой я в России никогда не видел: там есть столик для перепеленывания младенцев. В шкафу много памперсов. У нас в стране их бы своровали, а там каждый грудной ребенок во время путешествия имеет право сходить в туалет и быть чистым.
Дальше перед нами встала проблема обеда. В гостинице для нас оказалось дорого. Наша гид Ирина, пока мы были в музее, обегала все места возле гостиницы и нашла для нас самое недорогое. Мы туда поехали. Около кафе не было пандусов, и мы ели на улице, за столиками под навесами. Погода стояла прохладная, но солнечная.
Пока моя подруга Лена пошла брать заказ, я заметил бомжа, который копался в мусорке на улице. Он слушал музыку в наушниках. И я подумал, бомж - это не обстоятельства, а призвание души. Может, у нас в России часть бомжей - это обстоятельства, но за границей - профессия по призванию. Человек хочет так жить.
У нас в Москве попить и поесть вне дома - большая и дорогая проблема. В Хельсинки во всех летних кафе на улицах стоят киоски, где продают подороже кофе, чай, а рядом стоят термосы с бесплатным (хорошего качества) горячими кофе и чаем, а также баллоны с чистой холодной водой, рядом чистые стаканы, и это все бесплатно. Когда такое есть, город становится большим домом.
После обеда был объявлен свободный день. Мы немного отдохнули по своим комнатам, а потом собрались в 621-й, у Татьяны Сергеевны, на общий сбор. После него мы пошли по магазинам.
Лену, в отличие от меня, больше всего беспокоила моя прическа. Потому что на среду была назначена встреча в книжном магазине. В результате мы со всеми заехали в супермаркет, он находился на первом этаже гостиницы. Я заметил, что здание гостиницы разделено пополам: справа магазин, слева сама гостиница. Мои окна выходили на внутренний двор. Там круглые сутки горит свет, хотя магазин работает до 21 часа. Мы сначала поехали на первый этаж, но нам подсказали, что парикмахер - на пятом.
Продавщица-финка знала русский язык, она нас предупредила, что рабочий день парикмахера закончился и нас не примут. Но мы все равно решили посмотреть.
Мастера мы нашли, она кого-то достригала. Хотя на английском мы с трудом с ней объяснялись, но мы поняли, что сегодня нас не примут. Мы подумали, посовещались и решили записаться на следующий день, поскольку встреча в книжном магазине была назначена на вечер. Нас записали на 15 часов, и мы очень обрадовались счастливому исходу трудных переговоров «на пальцах».
Время еще было, и мы с Леной решили заглянуть в интересную современную часовню, которая стоит перед входом в гостиницу. Называется она часовня Камппи. У нее очень интересная форма
- в виде ковчега. Она отделана снаружи ясенем, внутри - черной ольхой. Когда заходишь - потрясающая тишина и покой. Внутри
- только дерево, впереди маленький алтарь, на нем лежит Библия и крест стоит. Там чувствуешь себя в безопасности, защищенным. Мне часовня очень понравилась.
Позже, уже дома, я узнал, что настоятель этой удивительной часовни - женщина. Внутри стоят скамейки. Я хочу привести один пример. У нас говорят, молодежь редко ходит в храм. Там одна группа молодых ребят пришла, одну минуту посидели и ушли. Я уверен, они встретились с Богом и передали Ему привет. Мне кажется, они больше получили, чем если бы вообще не ходили. А у нас молодые люди боятся осуждения, непонимания, долгих стоячих служб. Мое мнение, что у Бога много путей к сердцу человека, а осуждение и строгие правила заграждают эти пути. Из часовни мы, умиротворенные, вернулись на ужин.
Хочу в этой статье рассказать о событиях утра следующего дня. Мы поехали на нашем специализированном автобусе в музей под открытым небом Сеурасаари. В автобусе нам показывали фильм - оперу «Звуки музыки». Я увидел финские жилые кварталы по дороге (наша гостиница располагалась в центре города). Это были, в основном, пятиэтажки. Только не такие унылые, как наши хрущевки. Аккуратные, красивые, с розами на лоджиях.
Мы ехали где-то 30 минут. Неожиданно быстро показался парк. Хочу заметить, это был будний день, среда. Пробок на дороге не было. Я удивлялся, что в Финляндии нет такого понятия, как пробки. А у нас, чтобы доехать до какого-то места в пригороде Москвы, надо убить полтора часа.
Нас встретили, как в сказке, гуси и лебеди. Гуси подошли прямо вплотную к коляскам и просили хлеба. А у нас ничего с собой не было, не догадались взять. Место оказалось очень живописным, воздух - свежим. Мы переехали через деревянный мост, за ним - огромная старинная мельница. И маленькие красивые домики, в которых когда-то давно жили люди. Крыши покрыты землей. Внутрь с колясками мы не заходили - там замки на дверях. Мы увидели маленький дом - магазинчик. Там мы купили местное лакомство - леденцы в виде конусов из меда или шоколада на палочках.
К нам подошла группа американцев, тоже туристы. Наш руководитель Татьяна Сергеевна разговорилась с пожилой американкой, та рассказала, что у нее муж работал 30 лет в Америке волонтером бесплатно. Татьяна Сергеевна сказала, что мы тоже волонтеры и вся группа приехала из Москвы. Американка была растрогана до слез. Мне кажется, мы первый интернат, который добрался до Финляндии из России. Она сфотографировалась с нами на память.
Мы пошли вдоль берега озера. Меня снова поразила чистота парка. Дорога стала холмистой, то поднималась, то спускалась. Нашим волонтерам было трудно, но мы не унывали, а смеялись. Очень помогал Сергей Стрельников. Он вытаскивал все коляски. Запыхавшиеся, мы вышли к уже ждавшему нас автобусу. Парк нам очень понравился. Группа поехала обратно к гостинице.
Мы с Леной очень спешили к парикмахеру, поэтому быстро поели и поехали на 5-й этаж магазина «Сокос». Стригла меня молодая блондинка. Она понимала только слово «китос» - спасибо. С помощью языка жестов, а также альбома с фотографиями причесок мы объяснили, что нам нужно. В конце концов договорились на полную стрижку, она там стоит 40 евро. Но мне сделали скидку, и я заплатил 33 евро. Вот так я первый раз в своей жизни подстригся за границей.
Следующим знаменательным событием этого дня была встреча в книжном магазине, но об этом я расскажу в следующей статье. Поездка в Финляндию. 8 августа 2012 г. Встреча в книжном магазине в Хельсинки
Восьмого августа 2012 года, в среду вечером, состоялась наша встреча с финскими и русскими журналистами, организованная заранее Оксаной Челышевой, с которой я в свое время познакомился на Фейсбуке, когда вывесил объявление о помощи.
Встреча проходила в книжном магазине. Его директор Ян - милейший человек и хороший знакомый Оксаны. Он восемь лет назад переселился в Финляндию из Лондона и выкупил этот книжный в свою собственность. Именно там мы и решили в 18 часов провести встречу. Нам также активно помогала Лиза, жена Яна.
За нами пришло несколько машин - специальное такси и обычное. Магазин расположен неподалеку от нашей гостиницы, и мы доехали быстро. Магазинчик небольшой, уютный, зато два этажа книг, и в подвале книги. Нас посадили лицом к зрителям. Не могу сказать за всех, но я ощущал себя неловко.
Оксана долго объясняла собравшимся зрителям на английском, кто мы такие и откуда.
Первой выступила известная на радио «Шансон» певица, мы ее не знали. Она рассказала, что уже месяц живет здесь, переехала из Москвы и ей в Хельсинки очень нравится. Тут свобода слова больше, чем в России. У нее в Чечне убили брата. Она была очень рада, что мы приехали.
Потом Оксана рассказала, как нам далась эта поездка, как мы собирали деньги. Затем спросила: «Кто будет первым задавать вопросы - зрители или мы?» Решили сначала отвечать на вопросы зрителей.
Первый вопрос нам задал Пол, высокий бородатый мужчина с умным интеллигентным лицом. Впоследствии мы узнали, что он брат Яна и, что самое интересное, аутист. Он женат. Я очень удивился, узнав по окончании встречи о диагнозе Пола. Потому что он задавал умные вопросы, и лицо у него живое и сопереживающее. До встречи с ним у меня было совсем другое мнение об аутистах. Восхищаюсь этим человеком и реабилитационными методами, которых у нас в стране либо нет, либо они малоизвестны.
Вопрос Пола тоже оказался интересным: «У вас в группе есть художники, писатели, как вам помогают ваши таланты?» Ответил художник Андрей Щекутьев. Он сказал, что творчество помогает жить. Он рисует уже 30 лет. Андрей ответил, что начал рисовать в советское время маленькие плакаты и ему легче писать маслом, но тяжелее с графикой.
Татьяна Сергеевна показала все работы Андрея, которые мы привезли. А потом познакомила с работами Ольги Шафрановой и Юли Тумановой. Затем представила трогательную работу Ольги Земской «Ради будущего», ставшую логотипом фонда с тем же названием.
Затем выступила дочь Татьяны Сергеевны - Ольга Грачева. Она выдала интересную подробность: когда ребята с ДЦП (в частности, наш Андрей) начинают писать красками, то спастика (неконтролируемые движения мышц) отступает и кисть послушно движется в руках. А в обыденной жизни они не могут поднять ложку. Хочу добавить про себя: когда я работаю на компьютере, то не могу это делать, как другие люди, сидя за столом и на коляске. Мне надо сидеть на коленках, и тогда спастика уменьшается. А на коляске - наоборот, увеличивается.
Ольга Грачева сказала, что сейчас в нашей стране на людей с ограниченными возможностями стали обращать хоть какое-то внимание. После Ольги выступил человек с добрым лицом по имени Александр и спросил: «Сколько в Москве интернатов?» Татьяна Сергеевна ответила, что их 33 только в Москве и области, а я добавил, что в Санкт-Петербурге - 13.
Затем Татьяна Сергеевна сказала: «У нас есть категория мам, которые никогда своих детей не отдадут в интернат. И две из них перед вами. Это Любовь Павловна, мама Зураба, и Галина Ивановна, мама Лены Кузнецовой». Хочу от себя добавить, что за границей есть такая программа, когда семьи забирают к себе приемных детей. В Италии есть «Ассоциация приемных детей», бездетные пары принимают и двухлетних, и 19-летних, и парализованных от рождения детей в свою семью и живут с ними, как с родными. В России такой опыт тоже начинает появляться (история с «хрустальным» мальчиком, диагноз «несовершенный остеогенез»). У нас, к сожалению, обществу представляют мало информации о таких детях. Вот и живут они невостребованными в интернатах.
Далее разговор пошел о роли интернета в нашей жизни. Андрей Щекутьев рассказал, что пять лет назад наша компания друзей добилась у директора разрешения на проведение Интернета в комнаты - и это кардинально изменило нашу жизнь. Я нашел много друзей, много новой информации, могу участвовать в обсуждении различных актуальных тем. С помощью Интернета нам удалось собрать недостающие финансовые средства на поездку в Финляндию, и мы благодарны компании «Фейсбук» и ДКС «Стрела», нашему провайдеру. В общем, горизонты раздвинулись.
Я сказал, что у нас в России есть серьезная проблема. Когда у родителей рождается ребенок-инвалид, они не знают, что с ним делать, и в конце концов отдают в интернат. Родителям, вдруг столкнувшимся с проблемой рождения инвалида в семье, нужна поддержка государства. Хорошо бы пришел человек из органов соцзащиты, проконсультировал, что надо делать, куда можно обратиться за помощью, а не куда сплавить проблему и как отказаться от сына или дочери. А вместо полезной информации на голову матери прямо в родильном отделении обрушивается предложение оформить отказ от ребенка.
А Андрей добавил: «У нас в Третьяковской галерее есть студия для молодых художников, где развивают их талант до 18 лет. Но, как только им исполняется 18, программа заканчивается, и прекращают все занятия».
Я рассказал о проекте деревни Светлана под Санкт-Петербургом и высказал пожелание, чтобы умственно отсталые люди в России жили в условиях, подобных этому проекту.
Потом местная журналистка Илона сказала, что у нее дома есть диск с записью семинара про умственно отсталых инвалидов и обсуждение их трудностей. На этом диске, как я понял, записан спектакль инвалидов на видео.
И тут я задал неожиданный для всех вопрос: «Как протестантская церковь помогает инвалидам?» Я задал его еще и потому, что, когда я был маленьким и жил в детском интернате, нам там немало помогали протестанты. В магазине повисла тишина. Сложный вопрос. А для меня он один из главных: важно отношение к инвалидам не только государства, но и церкви. Потому что, по моему мнению, церковь - это душа, а государство - это тело. Ответ я получил на практике на следующий день и расскажу об этом позже.
Потом я спросил: «А в вашей стране есть волонтерские организации?» Оказалось, что есть. Когда в Финляндии организуют массовое мероприятие для инвалидов, то каждая организация выделяет трех человек. А организаций - пять тысяч.
Еще я спросил: «Есть ли у вас в стране деление на группы инвалидности?» Мне ответили, что здесь другая классификация и что врач определяет, может ли человек чем-то заниматься. У нас были встречи с людьми очень ограниченных возможностей: Калле Кен-келле и Самми. Оба серьезно заняты общественной деятельностью. Калле - известный политик, возглавляет организацию инвалидов «Порог», Самми - протестантский священник. Физическое состояние этих людей намного тяжелее, чем у меня: Калле с дыхательным аппаратом в рюкзаке за спиной на коляске, а Самми с раком пищевода. В России группу инвалидности тоже присваивают врачи, но человек с первой группой, как у меня, практически не может найти работу.
Потом Оксана читала на русском стихи Иры Мовчан, затем послушали их на английском. Ольга Грачева попросила представиться всех, кто сидел на этой встрече в магазине. Получилось интересно и по-домашнему. Мне показалось, что мы привезли с собой кусочек России.
Интересный вопрос задала итальянская журналистка: «Как вы относитесь к Путину?» Мы все дружно рассмеялись. А потом я ответил: «Никак. Мне кажется, у него столько своих проблем, что ему до нас нет дела». Оксана перевела, и засмеялись уже все. У меня есть афоризм: «Не бывает у глупого народа глупого короля». Еще она спросила: «Можно к вам приехать в гости в Москву?» После минутной паузы Ира Мовчан ответила: «Надо спросить разрешение у нашего директора».
Дальше шла музыкальная часть. Лиза Умарова читала стихи и спела отличную песню «Гармонист» (ее поют на радио «Шансон») и песню про Москву «Конфетки-бараночки». Нас всех переместили со сцены в зрительный зал, а Ольга Шафранова осталась. Она подпевала Лизе и очень радовалась. Незаметно встреча подошла к концу, и мы пешком дошли до гостиницы. Был тихий теплый вечер.
Я в первый раз в своей жизни отвечал на вопросы. Мне было тяжело, неловко, я боялся опозорить свою страну, и мне стало чуточку грустно, что нам придется очень много работать, чтобы достичь такого уровня жизни, как в этой гостеприимной стране. Спасибо организаторам встречи за теплый и домашний прием.

 

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.