Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Дети-инвалиды   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

7. Взрослахя жизнь (что дальше?)

Процесс образования для любого ребенка, в том числе — и особого, условно делится на два этапа. Задача ребенка на первом этапе — максимально открыть для себя мир, освоить его и понять, что происходит вокруг. Затем наступает второй этап: выбор интересующей человека сферы знаний и специализация в ней. Итогом этого выбора становится реализация им потребности в работе, в том, чтобы трудиться и приносить пользу другим людям. Это одна из важнейших потребностей любого взрослеющего человека.
Нередко «борьба за права» для особых людей ставит целью освобождение человека с ограничениями жизнедеятельности от необходимости работать. Но за такой интерпретацией прав особых людей стоит не только игнорирование их потребностей, но и глубинное непонимание человеческой природы вообще: ведь лишая любого человека возможности трудиться, мы отнимаем у него право на взрослую жизнь и самостоятельный заработок, право стать состоявшейся личностью и наполнить свою жизнь смыслом. Поэтому такого рода «забота» является в лучшем случае «заблуждением», а на самом деле — откровенной дискриминацией.
Другой потребностью, неразрывно связанной с процессом взросления, является потребность человека в реализации максимально самостоятельной (автономной) жизни.
Обе эти потребности не зависят от наличия или отсутствия у человека ограничений жизнедеятельности. От ограничений жизнедеятельности зависят только способы реализации этих потребностей: очевидно, что особый взрослый нуждается в поддержке трудоустройства и жизнеустройства. И наше государство, позиционирующее себя как социальное, обязалось ему эту поддержку обеспечить. В рамках представлений цивилизованного человечества, международных правовых норм, Конституции Российской Федерации и ее законодательства, в соответствии с психологической наукой и педагогической практикой, человек, получив образование на первом этапе, должен встроиться в нормальную жизненную колею.
Далее мы поговорим о практической организации такой поддержки.

Поддерживаемое трудоустройство

Государственный интерес

Для того чтобы человек с ограничениями жизнедеятельности мог работать, нужно помочь ему овладеть какой-либо профессией. Оптимальный возраст для начала этого процесса — подростковый: человек переходит от зависимости и потребительства к взрослой жизни и начинает заботиться о других. Практика показывает, что любому, сколь угодно «особому» ребенку (подростку, молодому человеку) можно дать профессиональные знания и подготовить к работе — вопрос только в обеспечении необходимой психолого-педагогической и социальной поддержки. Так, в Москве уже четвертый год при участии Департамента образования на базе государственного Технологического колледжа № 21 действует первый в России «Центр социальной адаптации и профессиональной подготовки», где основам профессии успешно обучают молодых людей с тяжелыми наруше-ниями развития (многие их них так и не смогли получить даже начального образования). Еще несколько лет назад о профессиональном обучении таких людей не было и речи.
Надо сказать, что в последние годы как в столице, так и в стране в целом существенно расширился доступ детей с ограниченными возможностями здоровья к образованию. Многие дети, считавшиеся раньше «необучае- мыми» (дети с эмоционально-волевыми, а также тяжелыми и множественными нарушениями развития), успешно обучаются в школах разного вида и типа.
Таким образом, в решении проблемы образования особых детей постепенно намечаются сдвиги. Но вслед за обучением для подростков и их семей на первый план выходит проблема овладения азами профессии и вхождения в трудовую жизнь: ведь число особых молодых людей, окончивших образовательные учреждения и вплотную столкнувшихся с проблемами организации следующего жизненного этапа — профессионального обучения и трудоустройства, — составляет сотни тысяч человек. Это не только люди с выраженными ограничениями жизнедеятельности; это также и многие выпускники специальных (коррекционных) школ, выпускники интернатов, молодые люди с различными психическими особенностями и акцентуациями, с трудом адаптирующиеся к современной жизни и в конечном итоге не находящие профессиональной и трудовой реализации. Нерешенность этих проблем — это несбывшиеся надежды, а в перспективе — прогрессирующая депрессия и деградация личности, психическая депривация семьи. Это также гигантский объем недополученных услуг и товаров, недополученных казной средств, упущенная экономическая выгода и возрастающие и неокупаемые затраты на социальные выплаты. Наконец, это разрастание криминального слоя за счет части из этих молодых людей, не нашедших профессионально-трудового применения. Отсутствие профессионального обучения и нетрудоустроен- ность большинства особых людей — мощный очаг социальной напряженности в обществе. Основной вопрос, волнующий родителей подростков с ограничениями жизнедеятельности, педагогов, общественные организации: что дальше?..
Помимо появления новых возможностей и улучшения качества жизни значительного числа граждан, трудоустройство особых взрослых имеет ряд важных последствий и для страны в целом. Участие в труде дает человеку возможность заработка, а следовательно, повышает степень его свободы от опеки, в какой бы форме она ни выражалась, а также, в той или иной мере, снимает бремя опеки с государства.
Таким образом, государственные интересы (социальные и экономические) требуют скорейшего решения этой проблемы.

«Нетрудоспособность»: преграда или заблуждение?

Решение проблемы организации поддерживаемого трудоустройства связано с несколькими моментами, нормативное обеспечение которых может показаться дискуссионным, в особенности в свете трактовки его учреждениями МСЭ и работодателями.
Первый из этих моментов — последствия записи «нетрудоспособен» в справке об инвалидности («розовой справке»). Попробуем прояснить, в чем же, в соответствии с законом, заключаются эти последствия.
«Стандартные правила обеспечения равных возможностей для инвалидов», принятые Генеральной Ассамблеей ООН 20 декабря 1993 г., подчеркивают следующее: «Термин "нетрудоспособность" означает утрату или ограничение возможностей участия в жизни общества наравне с другими. Он предполагает отношение между инвалидом и его окружением. Этот термин применяется с целью подчеркнуть недостатки окружения и многих аспектов деятельности общества, в частности, в области информации, связи и образования, которые ограничивают возможности инвалидов участвовать в жизни общества наравне с другими». Таким образом, «нетрудоспособность», как считают «Стандартные правила...», определяется не состоянием инвалида, а его окружением, средой. Если инвалид попадает в среду, где у него есть реальная возможность трудиться, то вести речь о его «нетрудоспособности» не приходится.
С семантической точки зрения термин «ограничение способности/ возможности», или «ограниченная трудоспособность», ни в коей мере не подразумевает наличия какого-либо «запрета» или чего-то подобного. Ведь речь идет не об объективном, а о субъективном ограничении, представляющем собой всего лишь фактическую невозможность лица трудиться на данном производстве в данный момент, и не более того. Подчеркнем, что российское законодательство в принципе не содержит какого-либо определения термина «нетрудоспособность».
Единственным нормативным правовым актом, многократно обращающимся к понятию «нетрудоспособность», являются Классификации и критерии, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико- социальной экспертизы, утвержденные Приказом Минздравсоцразвития РФ от 22 августа 2005 г. № 535. Пункты 6 и 12 указанного нормативного правового акта определяют III степень способности к трудовой деятельности как неспособность к трудовой деятельности или невозможность (противопоказанность) трудовой деятельности. Указанный нормативный правовой акт направлен на применение его учреждениями медико-социальной экспертизы и регулирует узкий круг вопросов установления учреждениями МСЭ тех или иных ограничений жизнедеятельности человека.
Понятие нетрудоспособности мельком упоминается также в некоторых других областях права в достаточно вольной трактовке. Например, в наследственном праве под нетрудоспособными понимаются в том числе лица, имеющие любую группу инвалидности и, соответственно, любую степень способности к трудовой деятельности. Нет сомнений, что в отношении применения понятия нетрудоспособности никакие нормы не могут рассматриваться с точки зрения противостояния «вышестоящим» нормам российского и международного законодательства.
Трудовое законодательство не определяет понятие «неспособность к трудовой деятельности», однако применяет его: статья 83 Трудового кодекса Российской Федерации устанавливает, что одним из обстоятельств прекращения трудового договора, не зависящим от воли сторон, является «признание работника полностью неспособным к трудовой деятельности в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации».
Справка, подтверждающая факт установления инвалидности, выдаваемая учреждениями МСЭ, содержит строку «Степень ограничения способности к трудовой деятельности». Как правило, содержание именно этой строки справки и является поводом для прекращения трудового договора при установлении III степени способности к трудовой деятельности.
Работодатель, даже будучи удовлетворенным работой «особого» работника, может опасаться санкций со стороны контролирующих органов (трудовой инспекции): непрекращение договора с нетрудоспособным по пункту 5 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации традиционно может трактоваться, как мы уже сказали, как нарушение трудового законодательства и являться основанием для применения ответственности в соответствии с административным законодательством. Налоговые и контролирующие органы могут усмотреть в факте наличия действующих трудовых договоров с «нетрудоспособными» попытку незаконно получить льготы и/или незаконно эксплуатировать труд человека, который, как правило, постоять за себя не может.
В такой ситуации реальный выход мы видим в обжаловании инвалидом решения бюро МСЭ об установлении ему III степени утраты трудоспособности (не забывая, что установление меньшей степени сопровождается уменьшением размера пенсии по инвалидности).
Согласно трудовому законодательству, трудовой договор изменяется в связи с тем, что работнику выполняемая им работа противопоказана по состоянию здоровья в соответствии с медицинским заключением. В этом случае осуществляется перевод на другую работу в соответствии с медицинским заключением (статья 73 Трудового кодекса Российской Федерации), а трудовой договор прекращается, если работник откажется от такого перевода либо если у работодателя отсутствует соответствующая работа (пункт 8 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации).
Таким образом, медицинское заключение о возможности осуществлять трудовую деятельность должно учитывать в полном объеме личностные особенности инвалида, ориентируясь не только на практическую возможность использования его трудового потенциала исходя из реального рынка труда, но и на объективную возможность трудиться. Трудовой договор всегда заключается в отношении конкретной должности; соответственно, и медицинское заключение должно касаться способности или «неспособности» конкретного человека исполнять конкретные трудовые обязанности.
Кроме того, в описываемых ситуациях можно отстаивать следующую позицию: если работник желает продолжать трудиться, то непрекращение трудового договора на основании медицинского заключения о полной неспособности трудиться не является нарушением законодательства. Судебный процесс при этом инициируется работодателем, который не согласен с постановлением о привлечении к административной ответственности по указанному основанию.

«Недееспособность»: как оформлять трудовые отношения?

— трудовым законодательством (включая законодательство об охране труда), состоящим из настоящего Кодекса, иных федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации, содержащих нормы трудового права;
— иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права:
— указами Президента Российской Федерации;
— постановлениями Правительства Российской Федерации и нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти;
— нормативными правовыми актами органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации;
— нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.
Трудовые отношения и иные непосредственно связанные с ними отношения регулируются также коллективными договорами, соглашениями и локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права.
Нормы трудового права, содержащиеся в иных федеральных законах, должны соответствовать настоящему Кодексу.
В случае противоречий между настоящим Кодексом и иным федеральным законом, содержащим нормы трудового права, применяется настоящий Кодекс».
Статья 11 Трудового кодекса Российской Федерации:
«Все работодатели (физические лица и юридические лица, независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности) в трудовых отношениях и иных непосредственно связанных с ними отношениях с работниками обязаны руководствоваться положениями трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права».
Статья 64 Трудового кодекса Российской Федерации:
«Запрещается необоснованный отказ в заключении трудового договора.
Какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, возраста, места жительства (в том числе наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания), а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, не допускается, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом».
Таким образом, как Конституция Российской Федерации, так и Трудовой кодекс Российской Федерации не содержат норм, ограничивающих право недееспособного на труд, на вступление в трудовые отношения.
Согласно статье 29 Гражданского кодекса Российской Федерации от имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун. Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (статья 153 Гражданского кодекса Российской Федерации). Таким образом, опекун недееспособного может в силу закона от имени недееспособного действовать только в целях установления, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей. Но аналогичной нормы не содержится в трудовом законодательстве, регулирующем трудовые отношения.
В такой ситуации напрашивается вывод о наличии пробела в правовом регулировании трудовых отношений с недееспособным работником. Например, в отношении несовершеннолетних лиц, не имеющих полной гражданской дееспособности, вопросы заключения трудового договора оговорены специальными нормами Трудового кодекса РФ, которые, в числе прочего, предусматривают необходимость согласия органа опеки и попечительства на заключение трудового договора с 14-летним лицом. Также предусмотрены различные гарантии, льготы для несовершеннолетних работников; установлены льготы, гарантии для лиц, признанных инвалидами; но отсутствуют какие-либо нормы в отношении недееспособных лиц, которые нуждаются в особой защите государства, особенно в сфере трудовых правоотношений.
Конечно, вызывает вопросы факт осознания недееспособным лицом значения своих действий при вступлении в трудовые отношения. Ведь работник в соответствии со статьей 21 Трудового кодекса Российской Федерации берет на себя определенные обязательства: добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором; соблюдать правила внутреннего трудового распорядка; соблюдать трудовую дисциплину; выполнять установленные нормы труда; соблюдать требования по охране труда и обеспечению безопасности труда; бережно относиться к имуществу работодателя (в том числе к имуществу третьих лиц, находящемуся у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества) и других работников; незамедлительно сообщать работодателю либо непосредственному руководителю о возникновении ситуаций, представляющих угрозу жизни и здо-ровью людей, сохранности имущества работодателя (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества). Кроме того, на работника могут быть наложены дисциплинарные взыскания, он может быть привлечен к материальной ответственности.
Установить, каким образом должны оформляться трудовые отношения с работником, признанным недееспособным, какими механизмами должны защищаться права и интересы таких лиц и работодателей — прямая задача трудового законодательства.
Поскольку действующее трудовое законодательство указанные задачи не решает, а право на труд должно недееспособными лицами как-то реализовываться, то можно воспользоваться гражданским законодательством для оформления отношений с заказчиком работ (услуг), по заказу которого недееспособное лицо осуществляет работы, оказывает услуги. Опекун как законный представитель недееспособного лица может заключить с заказчиком (юридическим или физическим лицом) гражданско- правовой договор подряда или договор оказания услуг от имени недееспособного лица (понятно, что ответственность за невыполнение договора подряда в этом случае тоже будет нести опекун — если не докажет, что вред возник не по его вине).
При заключении договора подряда на подрядчика (работника) не рас-пространяются нормы трудового права, в том числе нормы о различных льготах (режим труда, длительность рабочего дня, невозможность привлечения к сверхурочной работе, работе в ночное время и др.). Но при этом договор подряда, возмездного оказания услуг позволяет подрядчику самостоятельно определять длительность рабочего процесса, режим труда и пр., — что дает возможность лицу с ограничениями жизнедеятельности работать в силу своих возможностей. Заказчик, если работа будет осуществляться на его территории, может определить в договоре временные рамки работы, оговорить, что подрядчик (исполнитель) при осуществлении рабочего процесса должен руководствоваться правилами внутреннего распорядка заказчика. Главное в договоре подряда — работа с ове-ществленным результатом, который должен быть передан заказчику в установленные договором сроки. По договору подряда оплачивается результат труда, хотя возможна оплата этапов работы.
Иначе — по договору возмездного оказания услуг: исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность).
Если заказчиком является юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, нотариусы, адвокаты, то они выступают по отношению к подрядчику налоговыми агентами, т.е. обязаны удержать налог на доходы физических лиц. Если заказчиком выступает физическое лицо, то в этом случае подрядчик (исполнитель) исчисляет и уплачивает налог самостоятельно. Что касается взносов на социальное, медицинское, пенсионное страхование, то их уплату осуществляет заказчик.

Региональная модель поддержки трудоустройства

Анализ законодательства и правоприменительной практики в этой сфере вкупе с детальным осмыслением поставленных задач создает образ модели, описывающей организацию и функционирование системы поддерживаемого трудоустройства. Для того чтобы эта модель была работоспособна и обеспечивала возможность реального внедрения в регионе, она должна быть основана на следующих принципах:
— модель должна в максимальной степени базироваться на уже имеющихся в регионе структурах, органах и механизмах, затрагивающих сферу ее действия;
— модель должна основываться на действующей федеральной и региональной правовой базе и не предполагать для своей реализации изменения (дополнения) действующего законодательства;
— проблема, решение которой моделируется, может быть решена только на основе взаимодействия нескольких ведомств;
— модель должна быть гибкой и универсальной, использовать как имеющиеся государственные, так и рыночные механизмы.
По просьбе столичного Департамента образования в Центре лечебной педагогики (Москва) был проведен системный юридический анализ федеральных и региональных нормативных актов, регулирующих профессиональное обучение и трудоустройство, правовых механизмов, лежащих в основе работы различных региональных служб этой сферы, а также правовых механизмов и практики межведомственного взаимодействия. В результате была предложена схема модели организации региональной системы поддерживаемого трудоустройства (Приложение 7.1), легко адаптируемая к особенностям региона и отличающаяся универсальностью по отношению:
— к представителям целевой группы — молодым людям с ограничениями жизнедеятельности и особенностями и акцентуациями психического развития. Модель призвана обеспечивать поддержку трудоустройства для нуждающихся в этом людей с ограничениями жизнедеятельности любой степени, — от имеющих «пограничный» характер до выраженных и тяжелых (сегрегация по признаку «тяжести-легкости» ограничений должна быть исключена);
— к видам и типам учреждений профессионального образования, где могут обучаться молодые люди с ограничениями жизнедеятельности; к формам предприятий, где могут успешно трудоустраиваться представители целевой группы. Модель нацелена на поддержку обучения и трудоустройства не только в специальных учреждениях профессионального образования или специализированных производственных комплексах, а в любом образовательном учреждении либо на любом предприятии открытого рынка труда, обеспечивая поэтапную социально-трудовую интеграцию таких людей в социуме и реализацию их права на труд.
Звеньями предлагаемой системы поддерживаемого трудоустройства являются:
— учреждения и организации начального и среднего профессионального образования (в том числе специальные);
— учреждения социально-трудовой адаптации (при необходимости — осуществляющие дополнительную (с индивидуальными сроками) со-циально-трудовую адаптацию с целью дальнейшего трудоустройства на открытом рынке труда);
— предприятия открытого рынка труда.
Звенья системы обеспечивают поэтапную социально-трудовую интеграцию таких людей в социуме и реализацию их права на труд.
Правовой анализ показал, что для реального и успешного функционирования модели необходимо включение в межведомственное взаимодействие, помимо органов и учреждений образования и социальной защиты населения, органов и служб труда и занятости населения. Необходимы также заинтересованность и взаимодействие упомянутых региональных служб с Федеральным государственным учреждением «Главное бюро медико-социальной экспертизы по конкретному региону» (учреждения МСЭ), поскольку значительную часть молодых людей с ограничениями жизнедеятельности составляют инвалиды детства, а также инвалиды I, II и III группы и дети-инвалиды (если им еще не исполнилось 18 лет). В этих случаях естественно, чтобы потребность в поддержке трудоустройства была отражена в соответствующих разделах индивидуальной программы реабилитации (см. часть «О самом главном: индивидуальная программа реабилитации (ИПР)»). Однако поскольку учреждения МСЭ независимы от региональной власти и, тем самым, не управляемы ею, — в модели должен быть предусмотрен специализированный экспертный орган, определяющий необходимость и различные критерии (виды, объемы) поддержки трудоустройства для конкретного лица с ограничениями жизнедеятельности.
Модель предусматривает также создание эффективной гибкой службы «социальных помощников», непосредственно осуществляющих поддержку трудоустройства конкретных лиц с ограничениями жизнедеятельности, как особого вида поддержки для тех, кто нуждается в нем в соответствии с рекомендациями экспертного органа.
Анализ законодательства, исследование структуры исполнительной власти в регионах и ее специализированных служб, практика внутриведомственного и межведомственного взаимодействия, а также действующие региональные схемы бюджетного финансирования позволяют в сжатые сроки создать и реализовать в регионе модель системы поддерживаемого трудоустройства, соответствующую международным конвенциональным и практическим стандартам в этой сфере.
При этом затраты на создание региональной системы поддерживаемого трудоустройства на основе предложенной модели окупаются экономическим эффектом от:
— возможности создания сотен тысяч дополнительных рабочих мест для людей с ограничениями жизнедеятельности;
— включения вклада последних в общественно-полезный производимый продукт;
— высвобождения не меньшего (а возможно, большего) числа их родственников для участия в производстве этого продукта.
Социальный эффект от реализации системы поддерживаемого тру-доустройства на основе предложенной модели очевиден: обеспечение достойной жизни, повышение социальной и экономической самостоятельности людей с ограничениями жизнедеятельности, интеграция их в обществе, обретение ими смысла жизни и реализация права на труд; и, что не менее важно, преодоление социальной и психической депривации членов их семей.

Как поддержать самостоятельную жизнь особого взрослого

О проблеме

Дети вырастают: оперяются, вылетают из гнезда, начинают вести само-стоятельную жизнь, заводят свои семьи. Вырастают и особые дети. Многие из них успешно социализируются и интегрируются в обществе. Но для части из них социализация и интеграция сопровождаются серьезными трудностями, происходят лишь частично — в широком диапазоне, но не настолько, чтобы они смогли отправиться в одиночку в «самостоятельное плавание». Некоторым из них поддержка будет нужна еще на протяжении многих лет; кто-то без поддержки не обойдется никогда.
Тем не менее выросшие особые дети уже не смогут вернуться к детству — несмотря на проблемы, которые они испытывают. Взрослость отличается от детства умением брать на себя ответственность за других. А для этого человек должен ощутить рядом этих «других», получить возможность сделать для них что-либо, почувствовать себя членом сообщества. Реализация этой возможности — переход от «я» к «мы» — приносит человеку огромное удовлетворение. Для любого человека, даже с очень тяжелыми проблемами, крайне важно быть не просто получателем, а тем, кто может внести что-то в этот мир: встать в строй с остальными, чтобы подставить кому-то плечо. Но человек с особыми потребностями не сможет сделать это сам — ему необходима поддержка.
Одним из обязательных аспектов такой взрослости является возможность трудиться (мы говорили об этом в начале данной главы). Однако человек должен ощутить себя равным среди равных и в остальной жизни — вне родительской опеки.
Обычные люди, взрослея, берут на себя ответственность за других, в какой-то момент — и за престарелых родителей. Жизнь устроена так, что родители постепенно стареют и уходят раньше. Это естественно и не пугает родителей обычных детей. Однако совершенно по-другому воспринимают естественную смену поколений родители детей особых. Для них довольно рано встает страшный вопрос: что станет с их ребенком без них?
Для родителей ребят, которые смогут жить только со специальной поддержкой, этот вопрос стоит особенно остро. Большинству таких детей после совершеннолетия родители оформляют «недееспособность», а сами вследствие их «недееспособности» назначаются органами опеки и попечительства их опекунами. Поскольку статус «недееспособный» имеет для человека определенные юридические последствия, решение вопроса о его дальнейшей жизни неразрывно связано с этим статусом.
Мы не будем здесь подробно останавливаться на проблеме «недееспо-собности», поскольку обсуждение этой сложной и многоплановой темы могло бы стать предметом отдельного разговора (в подразделе «Недееспособность.» мы касались лишь узкого ее аспекта, связанного с трудовым законодательством). Заметим лишь, что нигде в цивилизованном мире нет понятия полной недееспособности — в отличие от нашей страны. Везде недееспособность дифференцирована и распространяется лишь на отдельные сферы общественных отношений. Эту проблему еще предстоит цивилизованно решать в России, для этого потребуется изменение законодательства и Гражданского кодекса Российской Федерации; это предмет отдельного разговора. Здесь же мы будем оперировать понятиями недееспособности и опекунства постольку, поскольку это имеет отношение к возможности будущего взрослого жизнеустройства особых детей. Для ребят, не имеющих статуса «недееспособный», основные проблемы лежат не в правовой сфере, а в плоскости практической реализации — общей для всех, кто нуждается в поддержке.
Сегодня человек, у которого оформлена недееспособность, после смерти опекуна-родителя попадает в психоневрологический интернат (в случае, если не нашлось больше близких родственников, готовых принять на себя опеку над ним). Это означает жизнь в невыносимых для этих людей моральных (а зачастую — и физических) условиях, обрекающих их на скорую смерть или мучительное «доживание»; неизбежную деградацию без возможности реализовать потребность в общении, в труде, в ощущении полезности для других людей и общества. Мы не будем более подробно обсуждать вопрос, что представляет из себя психоневрологический интернат в современной России; скажем лишь, что родители имеют полное основание бояться такого будущего для своих детей. Жизнь летит стремительно: вслед за родителями, мы не можем просто ждать, когда наше государство создаст «хорошие интернаты» для особых людей. Поэтому мы обсудим, какие модели самостоятельного поддерживаемого проживания законодательство позволяет реализовать уже сегодня и в каком направлении его надо менять, чтобы можно было считать эту проблему решенной.

Что можно сделать уже сегодня

Как и в сфере реабилитации и образования, альтернативой «собесовским» психоневрологическим интернатам могут стать негосударственные организации, занимающиеся поддерживаемым жизнеустройством совершеннолетних особых граждан. Многие родители особых детей и родители-опекуны «недееспособных» взрослых ребят желали бы иметь возможность передать полномочия опекуна юридическому лицу — например, общественной организации инвалидов, которая взяла бы на себя исполнение функций опекуна, обеспечивая автономное проживание их взрослых детей. Такой возможности российское законодательство сегодня не предоставляет.
Вместе с тем, если у родителей есть хорошие знакомые, готовые, в случае необходимости, взять на себя опеку над их взрослыми недееспособными детьми и организовать их жизнеустройство — нет никакой гарантии, что орган опеки учтет их пожелания относительно личности опекуна и жизнеустройства недееспособного «ребенка».
Возможность назначить своему ребенку опекуна на случай своей смерти, по иронии законодателя1, дана только родителям несовершеннолетних детей — в то время как проблема со всей остротой встает для стареющих родителей уже взрослых недееспособных граждан.
Рассмотрим, каким образом можно подойти сегодня к решению каждой из двух вышеперечисленных проблем и стимулировать развитие системы гуманного и эффективного поддерживаемого жизнеустройства.
Статья 13 Федерального закона «Об опеке и попечительстве».

Организация поддержки жизнеустройства в негосударственной организации

Если нашлась негосударственная организация, оказывающая социальные услуги по поддерживаемому проживанию, опекун-родитель может заключить с ней договор об оказании социальных услуг от имени своего взрослого недееспособного ребенка. Этой организацией может быть «социальная деревня» или «социальная община» городского типа; такая организация может быть и государственной (например, подразделение центра социального обслуживания) — если ее учредителями выступили, к примеру, органы социальной защиты населения. На основании заключенного договора взрослый недееспособный человек может проживать в этой организации и получать комплекс социальных услуг. Такой договор не прекращает своего действия в случае смерти опекуна (поскольку был заключен от лица недееспособного) и продолжает действовать на прежних условиях. В этом случае после смерти опекуна исполнение обязанности опекуна возлагается на организацию, оказывающую социальные услуги, в которой проживает недееспособный. Правовые нормы, позволяющие реализовать такой вариант, приведены в Приложении 7.2.
При проживании недееспособного человека в организации, предоставляющей социальные услуги по поддерживаемому проживанию, целесообразно зарегистрировать его по месту пребывания в такой организации (в случае длительного проживания — это обязанность самой организации) и сообщить о перемене места фактического проживания в орган опеки и попечительства по месту жительства недееспособного человека. Согласно законодательству, опекун обязан сообщить информацию о перемене места жительства подопечного («постоянной прописки») в органы опеки не позднее дня, следующего за днем выбытия подопечного с прежнего места жительства. Такая обязанность возложена на опекуна для обеспечения возможности контроля со стороны органов опеки за соблюдением прав и интересов недееспособного лица. Для предотвращения конфликтных ситуаций (например, орган опеки решил проверить, как недееспо-собный человек живет в своей квартире, а он там фактически не проживает) считаем, что целесообразно сообщать в органы опеки и попечительства не только о перемене места жительства, но и о длительном переезде. При этом отметим, что менять место жительства (регистрацию по месту жительства) в ситуации переезда в организацию, оказывающую социальные услуги, не всегда рационально: если квартира, в которой «прописан» недееспособный, используется по договору социального найма, то «выписывать» недееспособного нельзя (в этом случае он потеряет право пользования жилым помещением). Необходимо также изучить региональное зако-нодательство: в случае «выписки» с места жительства подопечный может лишиться некоторых региональных льгот, которые не установлены в регионе, где располагается организация, оказывающая социальные услуги.
Вместе с тем в нынешней законодательной ситуации надо учитывать некоторую «зыбкость» описанного выше варианта жизнеустройства: если после смерти опекуна-родителя найдется кандидат в опекуны, готовый забрать недееспособного из такой организации, то принятие решения о его дальнейшем жизнеустройстве полностью лежит на органе опеки и попечительства и/или новоназначенном опекуне. Новый опекун может расторгнуть договор с организацией, оказывающей социальные услуги, и по своему усмотрению организовать жизнь недееспособного. Эта возможность обусловлена пунктами 1 и 3 статьи 35 Гражданского кодекса Российской Федерации. Однако законодательством не предусмотрена возможность выражения и учета мнения родителей или лица, фактически воспитавшего ребенка, признанного в дальнейшем недееспособным, о его будущем жизнеустройстве. Также отсутствует возможность выражения и учета мнения самого недееспособного о его жизнеустройстве и о назначении конкретного человека опекуном.
Если речь идет о негосударственной организации, оказывающей социальные услуги, которую могли бы создать родительские объединения, — то встает вопрос финансирования работы такой организации. Случаи привлечения состоятельного спонсора (отечественного или иностранного) крайне редки, в особенности для российской глубинки; при несомненной желательности привлечения спонсорских средств полагаться на этот источник финансирования как на основной не приходится. Вряд ли можно также рассчитывать на значительную помощь государства в ближайшем будущем — пока средства в этой сфере, как правило, идут на поддержку системы психоневрологических интернатов. Государство еще не развернулось в сторону поддержки имущественных интересов обитателей таких интернатов. В частности, имущество недееспособного лица, помещаемого в интернат, фактически «висит» на банковских счетах недееспособного человека до его смерти и никаким образом не «работает» на само это лицо, а после его смерти отходит государству. Имущество недееспособных людей, живущих в семье, также фактически на них не «работает», поскольку органы опеки и попечительства на практике преследуют цель: сохранить имущество недееспособного лица от его окружения (в том числе опекуна-родителя), в то время как жизнь такого лица и его окружения неразрывно связаны.
При невозможности выразить в завещании свои пожелания о жизнеустройстве недееспособных наследников (в завещании распоряжаются только имуществом) у родителей-опекунов сегодня все же существует возможность косвенно выразить такие пожелания, завещав имущество или его часть доверенному лицу с так называемым завещательным отказом. Например, родитель может завещать квартиру, оговорив, что в пределах стоимости квартиры наследник (доверенное лицо) должен в каком- то размере осуществлять ежемесячные выплаты в пользу отказополуча- теля — недееспособного (оплата социальных услуг организации, которая оказывает их отказополучателю, а в случае расторжения договора — не-посредственно на счет отказополучателя). На случай смерти наследника- доверенного лица можно подназначать следующего наследника — доверенное лицо с условием завещательного отказа.
Конечно, идея с «завещательным отказом» — вынужденный выход в сегодняшней ситуации, не являющийся полной гарантией достойного будущего недееспособного наследника. Однако такая схема позволяет расходовать средства наследодателя (родителя-опекуна) на содержание недееспособного человека в организации, оказывающей социальные услуги, минуя органы опеки и попечительства: получение их разрешения на такую оплату было бы обязательным для опекуна лишь в случае, если наследником выступал бы непосредственно недееспособный человек.
Заметим, что если наследником является недееспособный человек, то любые расходы, влекущие уменьшение имущества недееспособного, возможны только с разрешения органов опеки и попечительства. Конечно, когда органы опеки будут работать, исходя из интересов недееспособного, то опекуну или организации, исполняющей функции опекуна, достаточно будет получить разрешение на снятие средств со счета недееспособного на оплату услуг по социальному обслуживанию. Если недееспособному человеку принадлежит недвижимое имущество, то опекун, организация, исполняющая функции опекуна, или доверительный управляющий могли бы сдавать квартиру в аренду, а доходы с разрешения органов опеки расходовать на оплату услуг по социальному обслуживанию. Но все это возможно только с разрешения органов опеки и попечительства.

О возможности выражения воли родителя относительно будущего опекуна совершеннолетнего недееспособного человека

Если родители-опекуны в настоящий момент видят кандидата в опекуны на случай, когда они не смогут исполнять опекунские функции (длительная болезнь, недееспособность, уход из жизни), то можно постараться «обезопасить» будущее своего ребенка, используя возможность назначения недееспособному одновременно нескольких опекунов (статья 10 Федерального закона «Об опеке и попечительстве»). В этом случае необходимо обратиться в орган опеки и попечительства с просьбой назначить одновременно второго опекуна в связи с трудностями родителя в осуществлении опекунских функций и преклонным возрастом. Основанием для этого являются положения статьи 10 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» (Приложение 7.3). В заявлении от действующего опекуна в этом случае следует указать, что действующий опекун должен остаться опекуном, поскольку основные опекунские функции он выполняет и продолжает быть самым близким человеком для недееспособного, в связи с чем перемена опекуна нецелесообразна и не соответствует интересам подопечного. Если орган опеки и попечительства решит вопрос о назначении второго опекуна положительно — последний сможет начать осуществлять опекунские функции полностью с того момента, как родитель-опекун будет освобожден (в связи с невозможностью их исполнения) от опекунских функций решением органа опеки.

Что следует доработать в законодательстве до тех пор, пока сохраняется парадигма «недееспособности»

3. Опекун недееспособного лица должен иметь право подать в орган опеки и попечительства заявление о назначении опекаемому недееспособному опекуна с указанием конкретного лица или лиц, а также заявление, выражающее мнение опекуна по вопросам жизнеустройства опекаемого, на случай своей смерти или невозможности исполнения опекунских обязанностей (в том числе болезнь, признание недееспособным, иное).
4. При органе опеки и попечительства должен действовать общественный орган по вопросам жизнеустройства недееспособных лиц. Общественный орган должен рассматривать жалобы опекунов на решения органов опеки и попечительства, устанавливать отсутствие или наличие противоречий между содержанием заявлений и интересами недееспособных, осуществлять иные функции по обеспечению прав недееспособных лиц. В общественном органе по вопросам жизнеустройства недееспособных лиц должно быть представительство общественных организаций, занимающихся вопросами лиц с ограниченными возможностями здоровья, опекунов недееспособных. Порядок создания и деятельности общественного органа жизнеустройства недееспособных лиц при органах опеки и попечительства должен устанавливаться субъектом РФ.
5. Орган опеки и попечительства может принимать решение об отказе в назначении опекуном и в решении вопросов жизнеустройства недееспособного, выраженных опекуном-родителем и самим недееспособным человеком, только в случае, если такое назначение противоречит Гражданскому кодексу Российской Федерации, законодательству и/или интересам недееспособного с обязательным обоснованием принятого решения. Противоречие между интересами недееспособного и содержанием заявления об опекунах, о решении вопросов жизнеустройства должно быть подтверждено решением общественного органа по вопросам жизнеустройства недееспособных, действующего при органе опеки и попечительства.
Когда приведенные выше тезисы будут отражены в законодательстве, мы сможем сказать, что государство сделало решительный шаг в простра- ивании всего жизненного пути особого ребенка, не бросив его на произвол судьбы в 18 лет и создав необходимые предпосылки к его достойной взрослой жизни.
Решению этой задачи призван способствовать Проект федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об опеке и попечительстве"» (Приложение 7.4). Проект предлагает реальные механизмы, гарантирующие не только соблюдение законных интересов взрослых людей с особыми потребностями, но и учет их мнения и мнения их родителей-опекунов при организации будущего жизнеустройства, а также оптимальное управление имуществом в целях обеспечения достойного уровня их жизни.

 

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.