Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Профилактика   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Я — невропатолог

Я невропатолог. Каждодневно встречаясь с пациентами, вижу: сегодня больному недостаточно получить назначения, ему хочется представить себе механизм заболевания, причины и последствия. Меня как врача это вполне устраивает: информированность пациента должна помочь нам обоим в борьбе с его недугом.
Итак, я невропатолог. Среди других медицинских специальностей моя представляется мне самой интересной. Прежде всего тем, что она сопряжена со всеми практическими и теоретическими аспектами здравоохранения. Но это не все. Невропатология имеет множество связей и с отраслями наук, выходящих за пределы медицины. Это проблемы и общебиологические, и физико-химические, и космические, и социальные, и философские.
Что же касается собственно медицины, то здесь нет ни одного направления, которое можно было бы рассматривать в отрыве от невропатологии. Более того, в любой медицинской области можно выделить ряд заболеваний, находящихся в прямой связи с моей специальностью. Помимо всем известной нейрохирургии, сегодня вполне определенно можно говорить о стоматоневрологии, невроофтальмологии, невроэндокриноло-пш, невротравматологии, невронефрологии и даже невропроктологии. Строго говоря, в организме нет ни одного органа, нарушение функций которого не вело бы к.различно выраженным изменениям состояния тех или иных отделов нервной системы.
Таким образом, невропатология — не только конгломерат накопленных веками человеческих знаний, а еще и подвижная система сложнейших взаимосвязей.
Как и любая наука, невропатология имеет свою историю, очевидно, равную всей сознательной истории человечества.
И сейчас я приглашаю читателей, интересующихся истоками этой области медицины, вспомнить основные вехи ее развития. Те же, кто намерен почерпнуть из книги только практические сведения, может сразу перейти к следующей главе.
Все живые организмы на Земле, особенно на высших стадиях развития, в процессе формирования отношений с внешней средой находили простые, но весьма эффективные средства лечения многих недугов. Вспомним домашних и диких животных: заболев, они обращаются к природе, выбирая травы и растения, побеги, коренья и плоды, обладающие целительным действием.
Очевидно, что и человечество с самых ранних стадий своего существования пользовалось аналогичными средствами и методами, совершенствуя их по мере собственного развития. Именно здесь, как известно, находятся истоки народной медицины, легшей впоследствии в основу медицины научной.
Врачевание же в том смысле, в котором мы понимаем его теперь, также появилось за много тысячелетий до нашей эры. Об этом свидетельствуют найденные археологами черепа древних людей с аккуратно
просверленными при жизни отверстиями — следами нейрохирургических операций. Это, пожалуй, первые достоверные данные о попытках лечения поражений нервной системы в древности. Притом, несомненно, успешных, так как, судя по характеру формирования костного дефекта, оперированные оставались жить.
Долго, очень долгое время медицина существовала как единое целое, не делясь на отдельные отрасли. Но уже эта недифференцированная медицина на протяжении тысячелетий накопила сведения о многих заболеваниях нервной системы — головных болях, апоплексии, падучей, различного рода параличах и болевых синдромах. Великие врачи древности — Гиппократ, Абу али Ибн Сина (Авиценна), Гален, Парацельс и другие, — используя накопленный опыт и собственные, очень точные наблюдения, достаточно эффективно лечили целый ряд такого рода недугов. Некоторые из разработанных ими методов лечения используются и в наши дни.
Невропатология как один из разделов медицинской науки формировалась на базе развития анатомических, физиологических и патофизиологических исследований, т. е. изучения определенных функций организма в их взаимодействии, в норме и патологии. К XVII— XVIII векам были накоплены значительные сведения по невропатологии, психиатрии и психологии. Эти знания, в свою очередь, оказали большое влияние на развитие метафизической материалистической натурфилософии. Считается, что наибольшее значение в этот период сыграли сугубо материалистические взгляды английского философа Френсиса Бэкона, боровшегося против схоластики и считавшего, что медицина должна развиваться на базе эксперимента.
Анатомические и физиологические клинические исследования способствуют тому, что интенсивно накапливаются все новые данные о всякого рода патологии нервной системы. Англичанин Томас Виллис изучает соотношение симптомов поражения функций, наблюдающихся в клинике, с исследованием локализации поражения нервной системы на базе анатомических исследований. Здесь немалую роль сыграло признание
необходимости вскрытия умерших для установления причин заболевания и смерти.
Достижения неврологической науки в тот период не были явлением изолированным. Они стали возможны в результате стремительного развития в XVII веке естествознания в целом, происходившего параллельно росту производительных сил, расцвету механики, оптики, астрономии, химии. И хотя успехи медицины были весьма скромными, именно в этот период начинает формироваться база для неврологических исследований с применением достижений науки во всех областях.
В XVIII веке были заложены основы физиологии, учения о нервизме, о роли нервной системы в жизнедеятельности организма и возникновении целого ряда болезней. Философские, материалистические взгляды Д. Дидро, Ж. Ламетри и других мыслителей тесно переплетаются с взглядами передовых врачей того времени и формируют представление о нервной системе и ее функциональном значении. В XVIII веке в медицине возникло физиологическое направление, которое нашло наибольшее отражение в системе французского врача Бруссе. В России в конце XVIII — начале XIX века получила развитие клиническая школа терапевтов Е. О. Мухина — И. Е. Дядьковского, определившая ведущую роль нервной системы в возникновении многих болезней.
Становление неврологии как самостоятельной дисциплины происходило на стыке многих научных направлений, изучавших различные аспекты медицины и общей биологии. К середине XIX века накопилось большое количество наблюдений за различными заболеваниями, среди которых отчетливо выделялись поражения нервной системы. Эти клинические наблюдения осмысливаются и преломляются в свете новейших для того времени данных, получаемых при микроскопическом исследовании различных участков нервной системы в норме и при патологии. Исследуются также результаты применения первых точных электрофизиологических методов, результаты хирургических вмешательств; анализируется действие ряда фармакологических препаратов; изучаются биохимические процессы, протекающие в нервной системе. Более полно используются данные, получаемые в экспериментах на животных.
Накопление подобных знаний привело к разработке критериев топической диагностики болезней нервной системы, основанной на обнаружении очагов поражения по анализу нарушений функций органов. Именно эти критерии, усовершенствованные в дальнейшем, невропатологи используют и в настоящее время для определения точной локализации поражения любого отдела нервной системы.
Топическая диагностика в сочетании с другими клиническими данными послужила основой для развития семиотики — учения о признаках болезни. Стремительное накапливание знаний позволяет выделить ряд клинических форм заболеваний нервной системы и даже в отдельных случаях переходить к этиологической, т. е. причинной, диагностике. Все это нашло отражение и в развитии методов лечения, применении преимущественно патогенетического (направленного на различные механизмы, участвующие в патологическом процессе) и этиологического (причинного) принципов терапии.
Быстрое развитие учения о нервной системе привело в конечном счете к выделению невропатологии в специальную медицинскую дисциплину. Не премину отметить, что невропатология в России как самостоятельное направление родилась несколько раньше, чем в других странах. Основоположник отечественной школы невропатологов Алексей Яковлевич Кожевников (1836—1902) начал читать специальный курс нервных и душевных болезней на впервые созданной кафедре в Московском университете в 1869 году. Во Франции же первая кафедра невропатологии создается в Парижском университете спустя 13 лет — в 1882 году, ее возглавил знаменитый невропатолог Жан Мартен Шар-ко. Отечественные ученые внесли неоценимый вклад в развитие невропатологии во всем мире. Достаточно вспомнить имена И. М. Сеченова, И. П. Павлова, Н. Е. Введенского, А. А. Ухтомского, В. М. Бехтерева и многих других.
В наши дни невропатология достигла качественно нового уровня. Вычленившись в прошлом веке в самостоятельную медицинскую науку, она не только углубляет исследования в каждом из наметившихся направлений, но и проникает во все без исключения области медицинских знаний. Это процесс неизбежный, ибо именно нервная система в первую очередь связывает все функции организма в единое целое. Страдание нервной системы — это страдание всего организма, а любое другое заболевание сказывается на состоянии нервной системы.
Развитие всех областей медицины, равно как и многих других наук, привело к возникновению новых, более эффективных по сравнению с прежними методов терапии. Особую роль здесь сыграло совершенствование фармакологии и появление антибиотиков. Это в известной степени породило своеобразный парадокс: вера во всемогущество новейших препаратов привела к забвению целого ряда старых, простых и действенных методов лечения. Сегодня мы возвращаемся ко многим из них.
Автор глубоко убежден, что каждому необходимо знать свой организм, его возможности и особенности, равно как и возможности медицинской науки в борьбе с различными заболеваниями нервной системы. Эти знания помогают человеку правильно оценивать свое состояние, преодолевать непредвиденно возникающие ощущения, а иногда и заболевания. Конечно, лечение недугов — дело только врача, на этот счет не может быть двух мнений. Однако в ряде случаев человек может сам себе оказать определенную помощь. Речь идет о состояниях, когда самочувствие ухудшилось, но симптомы того или иного определенного заболевания нечетки или пока что отсутствуют. Надо только научиться ощущать ту границу, которую нельзя переступать, чтобы не нанести себе вред.
Натаем мы с наиболее частых недомоганий, в той или иной степени знакомых каждому — с головных болей.

 

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.