Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Профилактика   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Очерки о гомеопатии (Записки врача гомеопата).

Очерки о гомеопатии (Записки врача гомеопата).

Очерки о гомеопатии (Записки врача гомеопата). Попова Т.Д. Книга рассказывает о лекарственных веществах различного происхождения. Взаимосвязи человека с окружающей средой, индивидуальная чувствительность и выбор метода лечения, не оказывающего вредных побочных действий, возможность использования малых доз лекарственных веществ — вот круг рассматриваемых вопросов. Подчеркивается значение наблюдательности врача и больного для процесса врачевания. Для широкого круга читателей.

 

Оглавление

 

Предисловие
Попасть в десятку
Кофейные зерна
Пчела лечащая
Олеандр — друг или недруг?
Обладающий сухой и горячей силой
Хинная корка
Осторожно — наперстянка!
Ласточкина трава
Бог металлов
Группа меди
Лекарство для сладкоежек
Когда цветет никотиана…
Красавка — «отровница»
Обыкновенный репчатый лук
Колючий цветок
Переступень
Кислетка — барбарис обыкновенный
Сила чесночного духа
Чумной металл
Устричная известь
Графит как лекарство
Горный бальзам
Бебе-сито — желтый жасмин
Кремнезем
Боярышник
Безвременник — цветок медеи
Полыни
Это сердитое семейство крапивных
Горная красавица
Камфора
Волчий табак
Борец — шлем юпитера
Злодей в багрянце
О ромашках
Клоповница
Бобы святого игнация
Колоквинт — колоцинт
Растение с мрачной репутацией
Противоречивый иод
Уголь
Багульник болотный
Киевский красавец
Плаун булавовидный, или бегун
Кошениль
Амбра
Индийская кобра

Предисловие

Предисловие

Автор книги, которую держит в руках читатель, — известный киевский врач-гомеопат Т. Д Попова. Писать о вопросах, имеющих отношение к медицине, для широкого круга читателей невероятно сложно: кого можно увлечь описаниями болезней и страданий? Конечно, есть счастливые исключения, такие, например, как «Драматическая медицина» Г. Глязера или книги П. де Крайфа, посвященные борьбе медиков с болезнями, поискам новых путей исцеления.

Совершенно иначе написана книга Поповой. Тематика ее гораздо шире, она насыщена раздумьями натуралиста о людях и природе, о причинах болезней и путях к здоровью. Автор рассматривает человека как составную часть природы, следуя в этих представлениях взглядам выдающегося советского ученого академика В. И. Вернадского. Попова неустанно подчеркивает, что мы в ответе за состояние природы, за ее здоровье. Вмешиваясь в естественную жизнь окружающей среды, Мы меняем и условия собственного существования, — так возникает отрицательная «обратная связь».

Отношение специалистов к гомеопатии очень различно — от поклонения до полного, даже активного неприятия. Такое положение в значительной мере связано с тем, что в нашей литературе практически нет каких-либо публикаций об этой терапевтической системе.

Создатель гомеопатии — немецкий врач С. Ганеман (1755–1843). Разработанная им система лечения болезней основана на принципе «подобное лечится подобным». Если растение, минерал или продукт, созданный человеком, вызывает состояние, напоминающее какую-либо болезнь, то малые количества этого вещества должны способствовать выздоровлению. Здесь, по-видимому, уместно вспомнить учение известного отечественного физиолога Н. Е. Введенского о парабиозе: «При заболеваниях изменяется физиологическая лабильность (неустойчивость) тканей Каждая ткань обладает способностью выносить лишь определенную степень функциональной нагрузки. При заболевании в ней возникает явление «перевозбуждения», т. е. местное стойкое, нерас-пространяющееся возбуждение. Внешне оно проявляется признаками торможения функции, ее угнетения. В этом состоянии воспринимаются слабые специфические раздражители и не воспринимаются сильные или чрезмерно частые» Итак, проявления болезни можно рассматривать как парабиотические состояния тканей. При таком понимании мы приоткрываем завесу над очень сложными, беспрерывно меняющимися процессами, протекающими в организме. Возможно, чрезвычайно низкие дозы лекарств, используемых гомеопатами, в некоторых случаях оказываются более адекватными парабиотически измененному состоянию организма. Следует, однако, отметить, что разработка теоретических основ гомеопатии и проверка эффективности этого метода в клинике и эксперименте почти не ведутся, в нашей стране нет институтов или центров, которые занимались бы такой работой. Не всегда можно объяснить эффективность гомеопатических лекарственных средств, многое в методе нуждается в глубоком научном обосновании. Часто считают, будто гомеопатия — это лечение травами, но это не так: Попова описывает возможности лечебного применения ряда минеральных веществ и продуктов животного происхождения. Автор знакомит читателей с понятием «малая доза» — еще одним основополагающим положением гомеопатии.

Одна из трудностей, стоящих перед врачами-популяризаторами, состоит в том, что у читателя может возникать пагубная иллюзия, будто «теперь он можег лечиться сам». Это очень нежелательное явление, и автор предлагаемой книги намеренно не указывает конкретных способов лечения и дозировок лекарств. Выбор правильной лечебной тактики, необходимость ясного понимания сути болезни — все это требует глубоких специальных знаний. К сожалению, в последние годы мы часто встречаемся со случаями «лекарственных заболеваний», обусловленных либо неадекватным назначением препаратов, либо неправильным их использованием больными, либо необычными особенностями организма пациента. Гомеопатия в этом плане — наиболее безопасная ветвь терапии.

Хочется подчеркнуть, что у врачей-гомеопатов, так же, как и у специалистов, придерживающихся традиционных взглядов, существует единый медицинский подход — лечить больного, а не болезнь. Человек рассматривается в своей неповторимой, взаимосвязанной целостности. Современному врачу-гомеопату также необходимо всестороннее обследование пациента, постановка точного диагноза.

Действенность метода гомеопатии зависит в значительной степени от знаний, умения и опыта врача. Личные качества врача имеют в этой связи особое значение. Читатель книги с первых страниц почувствует обаяние личности автора, его огромный кругозор и глубокую эрудицию. Гомеопатические сведения удачно соединяются, сплетаются с множеством фактов и авторских мыслей, создавая своеобразный и личностный текст, порой увлекательный почти как детектив. Надеюсь, что мнение читателей книги совпадет с моим впечатлением от только что прочитанной рукописи.

Академик АН УССР К. С. Терновой

Попасть в десятку

Нам не дано предугадать,

Как слово наше отзовется,

— И нам сочувствие дается,

Как нам дается благодать…

Ф. Тютчев

Попасть в десятку

Даты. Они склоняют нас к раздумьям, подведению итогов. Недавно исполнилось 30 лет с начала моей работы в своеобразной лечебной системе — гомеопатии. 30 лет я наблюдаю результаты этой необыкновенной терапии и нахожусь в состоянии постоянного удивления и восхищения. Горжусь, что судьба предоставила мне такую возможность.

Сначала хорошие результаты лечения воспринимались бездумно, с детской щенячьей радостью, ибо мне были неведомы прогнозы многих болезненных состояний, и успехи в трудных случаях воспринимались как должное. Понимание наступило позже.

Гомеопатия — это терапевтическая система, которая имеет единый принцип назначения лекарств — принцип подобия, следствием которого является применение веществ в малых дозах.

Смысл принципа подобия заключается в том, что врачи-гомеопаты для лечения применяют малые дозы тех лекарственных веществ, которые в больших дозах вызывают у чувствительного здорового человека сходные симптомы. Например, репчатый лук как пищевой продукт может вызывать жжение слизистых, слезотечение, боли в животе, а в виде гомеопатического препарата способен лечить эти же явления, скажем, при сезонном катаре; яды змей поражают сердечно-сосудистую и кроветворную системы и могут быть полезными при гипертонической болезни, капилляротокси-козе, свинец вызывает невриты и лечит их.

У каждого гомеопатического препарата есть показания к применению. Они очень индивидуализированы и содержат не только перечень болезненных явлений (в виде жалоб пациента и объективных изменений в состоянии его здоровья.), но и указание на факторы, от которых зависят эти явления, а также описание конституциональных особенностей людей, для которых данное лекарство может быть наиболее эффективным.

В начале своей врачебной работы, заучивая эти характеристики и пользуясь ими для назначения лекарств, я жила, как омела на дереве, за счет знаний, добытых и осмысленных предыдущими поколениями гомеопатов. Но за успехами следовали промахи — даже в случаях, которые казались понятными, похожими на ранее встречавшиеся. Удачи перемежались с непонятными для меня осечками. Это заставляло задуматься над многими обстоятельствами и учиться наблюдать, систематизировать, делать выводы, размышлять над прогнозами. Становилось ясно, что только тесное соединение знаний чисто гомеопатических с общемедицинскими и многими иными может способствовать тому, чтобы чудо исцеления стало повторимым, назначение лекарств — сознательным актом, а не простой примеркой того или иного препарата согласно симптомам лекарственной характеристики. В гомеопатии не должно быть простой подгонки «симптом — лекарство» или даже «болезнь — лекарство», желательно «больной человек — лекарство».

Многие годы продолжаются мои поиски сознательного врачевания по закону подобия для максимального снайперского владения методом. Круг поисков расширяется, способы познания усложняются и становятся увлекательными, подобными расследованию Шерлока Холмса. Думаю, что врачебное мышление сыграло немалую роль в творчестве К. Дойла. Уже много лет профессиональные мысли всегда со мной.

Знания в любых областях человеческой деятельности, будь то наука, искусство или даже ремесло, делают врача лучшим специалистом. Недаром советский терапевт академик Н. Д. Стражеско интересовался, смотрели ли его младшие коллеги спектакли МХАТ'а. Искусство во всех его проявлениях может питать врачевание, будить мысль.

В гомеопатии большое внимание уделяется собеседованию с больным. Взаимопонимание между больным и врачом очень способствует успеху лечения. Необходимо учитывать мнение больного о своей болезни, особенно о ее происхождении. Как бы странно ни выглядела его концепция болезни, в ней часто скрыт ключ к раскрытию патологии. Далеко не всегда легко разгадать ее корни, и отнюдь не всегда больному становится лучше после первого визита к врачу. Это очень досадно, так как больной хочет, чтобы исцеление пришло незамедлительно, а если первая попытка не достигла цели, он часто не дает возможности сделать вторую. Обычно мои старания увеличиваются, если я вижу, что пациент, не получивший сразу облегчения в своих страданиях, вновь приходит ко мне, чтобы продолжить совместные расследования его болезни…

Врачу-гомеопату часто бывает полезен разговор не только на тему о болезни. Однажды мне удалось избавить пациента от целого ряда неприятных явлений (до этого было несколько неудачных назначений) после того, как я услышала его рассказ о том, с каким вожделением в трудные военные годы он взирал на скелет селедки, валявшийся под забором. Любовь к соленому — показание для одного из гомеопатических препаратов. Можно было бы просто спросить об этом, но не всегда догадаешься. Непринужденный рассказ или наблюдение — прекрасный источник для профессиональных размышлений.

Как-то я осматривала ребенка лет четырех с температурой под 40°. Источник лихорадки был неясен — никаких болезненных явлений не отмечалось. Наблюдая за малышом, я заметила, что он все время стремится сесть на подушку. Я спросила, почему он так делает, и получила четкий ответ: «Как ты не понимаешь, мне иначе больно сидеть». В ягодичной складке был обнаружен малюсенький прыщик, оказавшийся головкой созревающего абсцесса.

Наблюдательность — свойство, приходящее с опытом и постепенно формирующее врачебную интуицию, порой так поражающую начинающего специалиста и пациента. Система гомеопатического врачевания чрезвычайно способствует этому.

Незабываемое впечатление произвела на меня консультация больной у моего отца, тоже врача-гомеопата. Это была сорокалетняя женщина, только что выписанная из стационара с банальными диагнозами: хронический холецистит, колит, неврастенический синдром. Весь ее болезненный облик, жалобы не казались мне объяснимыми такой патологией, но понять, где кроется беда, я не могла. Быстрота, с которой отец обнаружил опухоль придатков матки, меня потрясла. Больную направили в соответствующий стационар, где диагноз был подтвержден. К этому времени отец имел 30-летний врачебный стаж работы.

Наблюдения и размышления — постоянный источник новых идей в гомеопатии. Наблюдая за розами, поставленными в воду с добавлением лимонной кислоты, я обратила внимание на то, как быстро не стало в них признаков увядания и как долго они сохраняли свежесть. Привычно мысль скользнула дальше — лечу ли я кислотами людей? Лечу. Это наблюдение побудило меня к новым размышлениям об этом классе лекарств, к более широкому их применению. А в результате — немало эффективных прописей. Мы используем фосфорную, серную, соляную, азотную, уксусную, молочную, плавиковую, карболовую, борную и другие кислоты. Большинство кислотных препаратов влияет на физиологическую систему соединительной ткани, которая, по мнению академика А. А. Богомольца, наряду с нервной системой обеспечивает реактивность организма. От состояния соединительной ткани в большой степени зависит здоровье и продолжительность жизни.

Результаты применения кислот в гомеопатии вселяют оптимизм в отношении лечения многих тяжелых болезней, даже таких, как большие коллагенозы.

В наше время у больных часто встречается повышенная чувствительность к какому-либо химическому веществу, например к соединениям фосфора, меди, свинца, алюминия. Среди этих же или родственных им соединений и следует подчас искать лечебный препарат. Много лет тому назад ко мне на прием пришла молодая женщина с жалобами на исхудание, слабость, сухость кожи, потерю аппетита, боли в области желудка, вялость кишечника. У нее был диагностирован ги-поацидный гастрит, но обычные лечебные мероприятия не помогали. Профессиональная патология исключалась, и все-таки картина болезни так была похожа на отравление алюминием, что я задала вопрос, не было ли у нее необычного контакта с этим металлом. Ответ все разъяснил: женщина несколько раз покрасила волосы модной тогда алюминиевой краской. Гомеопатический препарат, содержащий алюминий, восстановил ее здоровье.

Гомеопатические лекарства готовят из веществ растительного, животного и минерального мира. Любое вещество может воздействовать на организм — важно выведать у природы показания к его применению в болезни. Но любое вещество — это уж слишком много. Количество лекарств может стать фантастическим и практически непознаваемым. Возникает естественная потребность в порядке. Более всего порядка в минеральном мире, вот почему Периодическая система элементов Д. И. Менделеева может быть источником вдохновения не только для химиков и физиков, но и для врачей и фармакологов. Элементы, находящиеся в одной группе Периодической системы, имеют более сходные показания к применению, чем стоящие в разных группах. То же самое можно сказать и о различных соединениях какого-либо вещества. Действие его на организм, конечно, не будет простым слагаемым действий составных частей, но круг влияния в известной мере будет очерчен. Это легко прослеживается на традиционных гомеопатических препаратах кальция углекислого, фосфорнокислого, сернокислого, фтористого и т. д. Такой подход дает возможность прогнозировать показания для применения новых препаратов с оглядкой на химических соседей, что может укоротить обычно очень трудоемкий процесс поиска лекарственного вещества.

Часто ориентация на химические свойства помогает врачу найти эффективное лекарство. В последние годы, к огорчению «любителей трав», считающих, что гомеопатия — это вид фитотерапии, в моих прописях — половина препаратов химического происхождения, хотя в гомеопатической фармакопее, узаконенной в Советском Союзе, две трети препаратов готовятся из растений. Мне постоянно вспоминаются слова моего школьного преподавателя химии: «Попова, если хотите стать врачом, — учите химию!» Почти во всех гомеопатических руководствах говорится о более фундаментальном действии на организм минеральных препаратов.

Знание классификации растений и животных также помогает ориентироваться в лекарствах. Естественно ожидать, что действие на человеческий организм растений и животных из одного семейства будет иметь больше сходства, чем принадлежащих к разным семействам. Зная, что красавка, паслен, табак, перец из одного семейства пасленовых или что препараты ботропс, ная, кроталюс, випера готовятся из яда змей, врач быстрее разберется в лечебных эффектах этих средств. Так что быть чуть-чуть ботаником и зоологом тоже неплохо.

К. Г. Паустовский говорил, что писательство — это состояние, а не занятие, а мне хочется сказать то же о врачевании. Для меня моя область врачевания — гомеопатия — больше, чем профессия. Это мой образ мышления и видения. Мое ухо даже само слово «гомеопатия» воспринимает отчетливее других слов.

Повседневная жизнь, чтение книг, даже кино и телевидение дают пищу для размышления о гомеопатии, о путях ее развития. Мне приятно было узнать, что отец П. Кюри занимался гомеопатией, что экспедицию Стэнли сопровождал врач-гомеопат. Во время показа по телевизору снаряжения «Тигриса» я сожалела, что в аптечке команды не было гомеопатических препаратов — в их пользе в такой экспедиции я не сомневалась. Читая описание предсмертных часов Пушкина, очень огорчилась, что В. И. Даль, находившийся тогда рядом с поэтом и знакомый с методом гомеопатии, не предпринял гомеопатического лечения (хирургическое вмешательство и сегодняшние фармакологические средства также могли бы спасти поэта, но их не было, а гомеопатия была).

О гомеопатии сегодня спорят, нередко ее ругают. Обычно ругают тем сильнее, чем меньше о ней знают. Чтобы судить о гомеопатии, недостаточно знать, что это лечение микродозами по принципу подобия. Мало знакомства с цитатами из работ основателя метода Ганемана, вырванными из контекста, оторванными от уровня естествознания его времени. Теоретические основы метода не идеалистичны, как часто думают, они содержат все предпосылки для понимания его с позиций диалектического материализма.

Предлагаемая книга состоит из отдельных коротких очерков, каждый из которых посвящен определенному лекарственному веществу, применяемому в гомеопатии. Исключение составляет мумие, которое не используют в гомеопатии. Оно избрано для иллюстрации путей, приводящих к расширению арсенала гомеопатических препаратов. Я считаю, что разностороннее знакомство врача с лекарственным веществом — залог максимально возможного успеха в лечении, поэтому, кроме медицинских сведений, привожу и информацию иного характера. Рассказы расположены таким образом, чтобы читателю было легче воспринимать особенности гомеопатического врачевания, которым, собственно, и посвящается эта книга — итог многолетних мыслей и впечатлений автора.

Кофейные зерна

Ах! Как вкусен сладкий кофе, он милее поцелуя и приятней, чем мускат.

Кофейные зерна

Банальна истина, что здоровье — это самое главное, и тем не менее люди в большинстве случаев весьма небрежно к нему относятся. Мало кто серьезно прислушивается к советам медиков о том, что легче поддерживать здоровье, чем возвращать его, когда оно сильно пострадало. И неизбежный результат — повышенный интерес к лечению, особенно к лекарствам. Лекарственная терапия преобладала, преобладает и, очевидно, будет преобладать в обозримом будущем. В действенности современных препаратов, конечно, никто не сомневается, но в том, что вся сила их всегда положительна, уверенности нет. Возникает боязнь лекарств, особенно химической природы.

Откуда же эта боязнь, наши ретронастроения в отношении медикаментозной терапии? От опасности, таящейся в них. Она достаточно реальна, недаром в ходе лечения врач должен внимательно следить за возможными побочными явлениями для коррекции назначений. Вредные побочные действия при применении лекарств, хотя и не обязательны, все же нередки. Заметим, что одни и те же медикаменты у некоторых людей вызывают осложнения, у других нет.

Особенно часты различные «конфликты» с лекарствами у больных, которые сами назначают себе лечение. Услышав о новом средстве, люди ищут его, а найдя — лечатся, не отдавая себе отчета в том, что большинство препаратов вызывает — в той или иной мере — вредные побочные действия. Органы здравоохранения систематически борются с практикой самолечения, но это чрезвычайно сложно.

С лекарственными осложнениями примиряются, но ведь хочется лечиться и не пострадать. Не очень-то приятно медикам слышать афоризмы такого рода:

«Чтобы лечиться, нужно иметь хорошее здоровье!»

Для каждого медикамента существуют показания и противопоказания, но коль проявляются вредные побочные действия, то это значит, что в формулировках показаний и противопоказаний не учтены в достаточной мере различия реакций человеческого организма на вводимое вещество. Немудрено дога^ даться, что лекарственные осложнения бывают у лиц с повышенной чувствительностью к тому или иному лекарственному веществу.

Рассмотрим с этой точки зрения всем хорошо знакомый напиток — кофе. Оказывается, он может быть в трех обличьях: напитка, лекарства и яда. Кофе и яд! Казалось бы, неправдоподобное сочетание. И все-таки известно, что есть люди, которым становится дурно от одного запаха кофе, а маленькая чашечка напитка может вызвать беспокойство, страх, сердцебиение, головную боль, подъем артериального давления, бессонницу, шум в ушах. С ядовитостью синильной кислоты токсичность кофе не сравнима, но все же… Однажды в связи с характером жалоб я спросила у больной, направленной в гомеопатический кабинет из стационара, как она переносит этот напиток. «Недавно я потеряла сознание от его запаха, когда вошла в ординаторскую комнату, где в это время пили кофе», — созналась больная.

В Швеции дважды, в 1816 и в 1822 гг., запрещали кофе, считая его вредным. Во Франции, очевидно, тоже побаивались кофе — так можно предположить по ответу Вольтера на вопрос его лечащего врача. Мудрый и ироничный писатель сказал: «Вот скоро 80 лет, как я отравляюсь этим ядом».

Большим противником кофе был С. Ганеман, высказавший свои взгляды в статье «Практические наблюдения о влиянии кофе на здорового человека». На его родине первая кофейня появилась в 1671 г. в Гамбурге. Здание лейпцигской кофейни, открытой в 1694 г., сохранилось до наших дней. Кофейни стали своего рода культурными центрами, где собирались актеры, музыканты, поэты. Стал постепенно очевиден и вред, приносимый чрезмерным потреблением кофе, которым особенно увлекались женщины.

Эти события не без юмора отразил в стихах лейп-цигский поэт Пикандер, на слова которого И. С. Бах написал свою «Кофейную кантату».

Вместе с тем большинство людей после чашки кофе чувствуют прилив сил, улучшение настроения, увеличение работоспособности, приятное возбуждение. Люди, сладко спящие после кофе, тоже не такая уж редкость. Современный английский журнал «Новости медицины» сообщает, что кофеин из восьми чашек кофе в день не может причинить вреда здоровью. И. И. Мечников, занимавшийся проблемой долголетия, пишет об особе, выпивавшей в течение многих лет до 40 чашек кофе в день и дожившей до 114 лет.

Одним нравится запах, вкус кофе, но если его нет, они не чувствуют себя плохо, другие же страдают от его отсутствия, что наводит на мысль об известной зависимости, напоминающей потребность в наркотических средствах.

Так же разнообразна и нередко парадоксальна реакция организма на кофеин, считающийся основным активным началом кофе. Хотя, как утверждают современные исследователи, отождествлять действие кофе и кофеина нельзя — в кофейном напитке около 300 биологически активных веществ. Кофеин обвиняют в том, что он поражает желудочно-кишечный тракт, плохо влияет на зрение и даже стимулирует рост новообразований. Есть мнение, что некоторые сюрреалистические полотна — результат употребления больших порций кофе. Кофейная пыль может вызывать аллергическое поражение кожи и слизистых оболочек.

Похоже, что кофе — это пища, лекарство или яд в зависимости от того, кто его пьет. Даже малая толика его может принести вред, равно как большая — пользу или во всяком случае быть безвредной. Важно знать, кому рекомендовать пить кофе или принимать кофеин, а не отказываться от них. Как и с другими лекарственными веществами, здесь необходимо найти истинные показания. Кофе — старинное пищевое и лекарственное вещество, не обладающее особой токсичностью, и поэтому с ним вопрос можно решить довольно просто. Чувствуешь, что он вредит — не пей, взбод-ряет, но чересчур — уменьшай дозу, не можешь без него обходиться — призадумайся, не становишься ли кофеманом.

В книге «Осложнения фармакотерапии» фармаколог И. С. Чекман пишет: «Еще И. П. Павлов указывал, что при сильном типе определенная доза кофеина повышает эффект раздражительного процесса, при слабом же понижает его, заводя за предел работоспособности клетки. Поэтому не только у злостных потребителей больших количеств кофеинсодержащих напитков, но также у лиц со слабым типом нервной системы повышенные дозы аналептика способствуют развитию общего беспокойства, раздражительности, психомоторного возбуждения, ощущения шума в ушах, искр или «летающих мушек» в поле зрения, расстройству сна, головной боли…» Такова научная подоплека различной чувствительности к кофеину.

В гомеопатии применяют не кофеин, а препарат, приготавливаемый из сырых бобов кофейного дерева — Coffea arabica. Называется он коффеа круда (по-латыни «круда» — неподжаренный). Известно, что он подходит для лечения людей, легко приходящих в возбуждение, доходящее до экзальтации. Причем это возбуждение касается всей сферы чувств. Это люди с живой фантазией, полные жизненных планов, но легко отчаивающиеся при неудачах, подвижные, тяжело переживающие душевные драмы. Они остро реагируют на запахи и резкие звуки; волнующие их мысли, даже эмоционально приятные, лишают их сна и душевного равновесия.

Кофейные бобы — это семена кофейного дерева, родиной которого считается Эфиопия. Название его связывают с арабским «кафва», что означает «вино». Оба напитка возбуждают и вызывают пристрастие. По старой легенде, возбуждающее действие бобов кофе людям «открыли» козы, которые, поев их, прыгали и резвились всю ночь, не испытывая потребности в сне.

Применялся ли первоначально кофе как напиток или как лекарство, сказать трудно. Изобретение напитка датируется по-разному: от IX до XII в. А если доверять легенде, что архангел Гавриил лечил кофе занемогшего Магомета, то эту дату надо передвинуть в VII в. Европу кофейный напиток завоевал в XVII в. Как лекарство отвар из сырых зерен применяли при разных заболеваниях: отравлениях, коликах, подагре, женских болезнях, перемежающейся лихорадке. Последнее особенно понятно: в это же время в Европе познакомились с противолихорадочным действием хинной корки, а кофейное и хинное деревья состоят в родстве и принадлежат к семейству мареновых — Rubiaceae.

Сейчас кофейное дерево — одна из самых распространенных тропических культур. Главный поставщик кофе на мировой рынок — Бразилия. В Эфиопии сохранились большие заросли дикого аравийского кофе, предка самого ценимого вида «арабика». «Огромную услугу оказал нам кофе из зерен дикого кофейного куста. Двух стаканов его было достаточно, чтобы не спать ночь, быть в хорошем настроении и исполнять обязанности сторожевого», — писал в своих воспоминаниях о путешествии по Эфиопии академик Н. И. Вавилов.

Во многих ботанических садах есть коллекции различных видов кофейного дерева. Оно хорошо разводится в домашних условиях, цветет и плодоносит.

Из гомеопатических руководств поры становления этого метода лечения мы знаем о диетических запретах гомеопатов. Наряду с пряностями, спиртными напитками запрещался и кофе. Большинство современных гомеопатов такого общего для всех совета не дает, стараясь и в этом вопросе соблюдать индивидуальный подход. Летом 1986 г. я смотрела видеозапись разбора больного старейшим гомеопатом США доктором Дж. Реннером. Он подробно расспрашивал пациентку о ее физиологических отправлениях, прошлых заболеваниях, болезнях родственников, ритме питания и предпочитаемой пище и подчеркивал, обращаясь к стоящим около него коллегам, как это все важно знать для правильного выбора лекарства. «А как Вы относитесь к кофе?» — спросил у врача кто-то из них. «Я пью его всю жизнь, а Вы, надеюсь, знаете, что мне 94 года», — ответил Реннер, импозантностью фигуры, большими выразительными руками и лукавой усмешкой напомнивший мне А. Вертинского, пребывавшего на эстраде до преклонного возраста.

Пчела лечащая

Кто будет обладать ключом к лечению отека мозга, тот будет владеть ключом к жизни и смерти больного

И И. Бурденко

Пчела лечащая

Мое первое и, увы, наверное, последнее знакомство с пчеловодством относится к младшему школьному возрасту, когда я в летние каникулы гостила у тетки, муж которой держал несколько ульев. Я часто заглядывала вместе с ним в ульи, когда он занимался пчелами, и любила, сев сбоку возле пчелиного домика, наблюдать за поведением пчел у летка. В моих наблюдениях участвовал молодой кот, которого я стала угощать трутнями, заметив, что он съедает пойманных им в саду жуков. Трутни очень пришлись ему по вкусу. В один из погожих дней я удостоилась колоссальной чести — меня посадили возле улья «стеречь рой». Все окончилось благополучно: рой плотной кучей вылетел из улья и, к моему счастью, живой копошащейся массой завис на ветке осокоря, росшего поблизости. Я успела оповестить о состоявшемся вылете, и новая пчелиная семья была водворена в приготовленный для нее улей. С тех пор мы ежедневно отправлялись с котом наблюдать ее жизнь. Но однажды мой постоянный спутник не пожелал сопровождать меня, дико вырываясь из рук и истошно воя, когда понял, в какую сторону я несу его. В недоумении я стала искать причину такого поведения и заметила, что у него асимметрично распухла мордочка, а прикосновение к этому месту причиняет боль. Видимо, он попытался ловить вкусных пчелок без меня — и был наказан. От дальнейших наблюдений мой четвероногий друг категорически отказывался и впредь, обходя опасное место на приличном расстоянии.

Чувствительность людей к укусам пчел очень различна. Хозяин пасеки вовсе не реагировал на них, у его жены появлялся значительный местный отек, не сопровождавшийся общей реакцией; своей реакции я даже не припомню — видимо, ничего примечательного в ней не было, а укусы, конечно же, случались. Но иногда реакция организма на пчелиные укусы бывает гораздо более тяжелой. Соседка моих родственников рассказала, как однажды ее мужа ужалила пчела в стопу. Он стал бегать в страшном возбуждении по полю, срывая с себя одежду, раздирая от зуда и жжения кожу до крови. Тело его покрылось громадными розовыми пятнами, а сам он задыхался, кричал и казался поистине невменяемым. К счастью, это длилось недолго, и он в удовлетворительном состоянии был доставлен домой сбежавшимися на его крики односельчанами.

Возможно, что эти впечатления были первым вкладом в копилку моих наблюдений за индивидуальным характером реакций на окружающий мир, осмысленных много лет спустя и ставших основой практической врачебной работы.

В литературе есть сообщения о смерти после единственного укуса пчелы. Так погиб фараон Менее, царствовавший почти 5 тыс. лет тому назад в Египте.

Такая беда случается и в наше время, правда, довольно редко. Большинство ужаленных отделывается местными явлениями в виде отека, боли, иногда ознобом. Некоторые люди имеют столь сильную природную защиту от пчелиного яда, что почти не ощущают никаких болезненных явлений, а даже наоборот — отмечают прилив сил, повышение настроения, уменьшение болей в суставах, улучшение работы желудочно-кишечного тракта, нормализацию артериального давления. Очевидно, поэтому в народе издавна пользуются услугами крылатых докторов, причем курс лечения состоит иногда из многих десятков инъекций.

Естественно предположить, что стихийное пчелолечение и пчеловодство — ровесники. По дошедшим до нас сведениям, пчеловодству более 6 тыс. лет. Им занимались в древнем Египте, Ассирии, Китае, Греции, Риме, Скифии. В период становления Киевской Руси пчеловодство называлось бортничеством (от «борть» — дупло дерева).

Отголоски «дупляного» пчеловодства мы находим и сейчас: ульи-дуплянки можно встретить не только в музеях народного быта, но и в некоторых селах. Кстати, в Музее народной архитектуры и быта УССР под открытым небом есть бесподобные экземпляры таких ульев. К ним всегда устремляются посетители с фотоаппаратами — очень соблазнительно запечатлеться на таком фоне. Мне же посчастливилось лет десять тому назад в белорусском селе Славинск видеть огромные колодцы-ульи, подвешенные высоко в кронах мощных дубов и кленов. Не верилось, что перед глазами действующая пасека. Но вылетавшие из летков пчелы были тому реальным подтверждением.

В XIX в. лечением ужалениями пчел заинтересовались медики. Появился специальный термин — апитерапия (от латинского названия пчелы — апис). Известия о положительном эффекте от апитерапии поступали из различных стран: России (Лукомский), Франции (Демарти, Ланжер), Австрии (Терч). Речь шла главным образом о лечении ревматизма и невралгий. Фактически с тех пор интерес к апитерапии не угасает. Ведутся многочисленные исследования по выяснению биологических свойств пчелиного яда, а также веществ, входящих в состав всего тела насекомого. В них обнаружены белки, липиды и другие близкие к ним соединения, ацетилхолин, гистамин, кислоты и щелочи, сера, фосфор, кальций, марганец. Большой вклад в разработку этих вопросов внесли советские и болгарские ученые. Выявлены сильные противо-микробные свойства пчелиного яда: его водный раствор в соотношении 1:50 000 обладает бактерицидным действием. Показана способность пчелиного яда стимулировать деятельность таких важных органов, как гипофиз и надпочечники.

Накоплен опыт применения пчелиного яда при самых разных заболеваниях: сенной лихорадке и бронхиальной астме, полиартритах, поражении периферической нервной системы, сосудов и сердца. Самым действенным признан метод пчелоужаления, но он оказался и самым опасным: дозировка при таком введении яда в организм представляет большие трудности.

Аллергологов привлекает возможность гипосен-сибилизации — уменьшения готовности организма давать аллергические реакции — с помощью пчелиного яда. Но результаты таких попыток пока что противоречивы. Все, видимо, упирается в тот же сложный вопрос дозирования, тесно связанный с индивидуальной чувствительностью. Даже условно считаемая смертельной для человека доза колеблется в широких пределах: это количество яда от 200 до 500 одновременных ужалений. Но ведь Менесу оказалось достаточно одного укуса пчелы, чтобы умереть! Вопрос лечебной дозы может проясниться только в том случае, если в апитерапии будут разработаны показания к применению яда, основанные на оценке состояния, особенностей и чувствительности человека с раскрытием специфических черт иммунологического статуса людей с повышенной реакцией к этому лекарственному веществу.

Эксперименты с пчелиным ядом и экстрактом из тела насекомого с позиций гомеопатии занимались американские врачи Геринг и Марси. Они выяснили, что наиболее чувствительны к этим лекарственным веществам люди, легко отекающие, любящие прохладу и плохо переносящие тепло, склонные к истерии, неадекватным реакциям на происходящие события, ревнивые. У таких людей чаще, чем обычно, встречаются кистозные перерождения органов.

В гомеопатии есть два «пчелиных» препарата: апизин — из яда и апис меллифика — из всего тела пчелы. Большей популярностью пользуется второй. В лекарственной характеристике пчелиных препаратов особенно привлекает противоотечная активность: отек — почти обязательный компонент любого патологического процесса. Своевременное обеспечение дренажа — залог благополучного исхода многих тяжелых состояний. В последние годы французская фармацевтическая фирма Буарон провела многочисленные эксперименты по выявлению противоотечного действия аписа на животных и получила положительные результаты.

В современной практической гомеопатии препарат апис применяют при многих болезнях — от крапивницы, отеков Квинке, бронхиальной астмы, панарициев, рожистого воспаления до сердечно-сосудистой недостаточности и заболеваний мозга, а также при некоторого рода кистах. Вредных побочных действий не отмечается. Диапазон используемых разведений (гомеопатическое понятие, адекватное дозе) довольно широк и зависит от характера, тяжести заболевания и предполагаемой реактивности пациента.

С аписом у меня связано приятное воспоминание из первых лет работы, когда особенно остро ощущаешь удачи и неудачи. Ко мне за советом обратилась коллега по поводу заболевания своей родственницы и, уже собираясь уходить, сказала, небрежно махнув рукой: «Я тоже не в порядке, определили кисту щитовидной железы, но ее медикаментозно не вылечишь, а оперироваться я не хочу». В области щитовидной железы у нее четко определялось эластичное образование величиной с вишню. Клинических признаков тиреотоксикоза не было. Несмотря на скептическое отношение к медикаментозной терапии в такой ситуации, коллега стала принимать прописанный ей мною апис и, к обоюдному нашему удовольствию, с полным успехом.

Люди давно научились пользоваться дарами пчел: медом, воском, прополисом, пергой. Даже их яд служит нам добром. Когда мы хотим сказать о чьем-то особом трудолюбии, мы сравниваем его с пчелой. Пчела — одно из немногих насекомых, удостоенных памятника. Один из них в Европе, недалеко от Познани, два других — в Японии. Последний поставлен не просто в честь пчел-тружениц, а в память о пчелах, погибших вместе с людьми при атомной бомбардировке Хиросимы и Нагасаки.

В полях вечерних гречка расцвела,

Оделась в росы, в акварелей тоны,

И зазвенели чуть седые гоны,

И засияла золотом пчела.

(А.Малышко)

Олеандр — друг или недруг?

Нереиды благосклонны к людям

И помогают им в бедствиях.

Мифы народов мира

Олеандр — друг или недруг?

Как, у вас в комнате стоит олеандр! — воскликнула сестра моей свекрови, приехавшая к ней в гости. — Его тотчас же надо удалить. Он плохо влияет на сердце». Она работала сестрой-хозяйкой в большой больнице и считала себя непререкаемым авторитетом в медицинских вопросах. Свекровь обратилась за советом ко мне, начинающему врачу, надеясь, что я помогу ей разобраться в конфликтной ситуации. Но я оказалась не на высоте положения и не смогла ни опровергнуть, ни подтвердить энергичные высказывания гостьи. Олеандр, к великому огорчению свекрови, очень любившей цветы, был удален.

Как врач-гомеопат, я знала, что в гомеопатическом арсенале лекарственных средств олеандр — одно из очень действенных сердечно-сосудистых лекарств, влияющих также на центральную нервную систему, желудочно-кишечный тракт, кожу и слизистые оболочки, что применяется оно в гомеопатии более 150 лет. Олеандр испытан и введен в практику самим основателем метода С. Ганеманом. Показания к его применению описаны в большинстве гомеопатических руководств по фармакодинамикс, с его помощью мне нередко удавалось лечить больных с нарушениями сердечного ритма, отеками при сердечно-сосудистой патологии, нормализовать работу желудочно-кишечного тракта, ликвидировать кожные высыпания. Один случай восстановления сердечного ритма был просто разительным, когда ни одно другое средство, как обычного, так и гомеопатического арсенала, не давало положительного результата.

Это была пациентка в возрасте между 50 и 60 годами, в прошлом перенесшая операцию по поводу токсического зоба. Ко мне на лечение она попала спустя несколько лет после операции с целым рядом жалоб. Во многом мне удалось помочь ей, и она исчезла из моего поля зрения. Новая жалоба — нарушение сердечного ритма — заставила ее снова обратиться в гомеопатический кабинет. Несколько визитов были безрезультатными, заболевание прогрессировало, появились отеки, причем асимметричного характера: только на правой половине тела. У меня возникло опасение, что помочь этой пациентке невозможно. Но через два месяца она пришла ко мне в хорошем настроении, улыбающаяся. Отеков не было. Когда я стала выслушивать сердце, у меня закралась мысль, что это другая женщина, — настолько ритмично оно работало, — и я, не отрывая стетоскопа от грудной клетки пациентки, взглянула на ее лицо. Это вызвало у нее восторг: «Вот так же на меня посмотрел и мой участковый терапевт». «Доктор, — сказала она, — при приеме последнего лекарства ритм срывался однажды, когда мне пришлось из-за неисправности лифта принести на четвертый этаж два больших арбуза — дочь страдает почечными коликами».

Представить себе источник такого замечательного лекарства в дурном свете очень не хотелось. Но, зная, что многие лекарства готовятся из ядов, я не могла с полной уверенностью защитить комнатное растение. В гомеопатии олеандр применяют в минимальнейших дозах, значительно меньших, чем те, которые содержатся в фармакопейных препаратах нериолине и корнерине или исходят в виде аромата от цветов растения.

Через некоторое время мне пришлось читать лекцию о гомеопатическом методе лечения. После нее мне задали множество вопросов. Большинство из них касалось лечения травами тех или иных недугов, хотя в лекции я пыталась объяснить, что между фитотерапией и гомеопатией есть существенное различие. Но слушатели, видимо, пришли с твердым убеждением, что гомеопат — это и есть травник. Пришлось многих разочаровать, сознавшись, что с лечением травами в их первозданном виде я не знакома. Разочаровала я и автора записки, интересовавшегося, не вредно ли держать в комнате олеандр.

Сознаться-то в незнании я сознавалась, однако осталось во мне чувство неловкости из-за того, что я так мало знаю о веществах, которые используют в гомеопатии как лекарственные. Для врача это, может быть, и не обязательно, но все же и не бесполезно. В будущем я старалась восполнить этот пробел, и часто новая информация помогала быстрее и точнее выбрать эффективное лекарство.

Научное название рассматриваемого растения — олеандр обыкновенный — Nerium oleander L. Оно принадлежит к семейству кутровых — Аросупасеае. Есть догадка, что название восходит к греческой мифологии: дочерей морских божеств Нерея и Дориды именовали нереидами. Олеандр влаголюбив, селится возле воды, так что покровительство водяных богов ему весьма кстати. Название дано Диоскоридом — древнеримским врачом, описавшим многие лекарственные растения. Еще в те времена было известно, что растение ядовито для собак, ослов, мулов и других четвероногих, особенно же для овец и коз. Ядовиты все части олеандра — листья, цветы, ветви, кора. Ни сушкой, ни кипячением ядовитость не уничтожается. Кстати, растения из стран с жарким климатом более ядовиты, чем их собратья, растущие севернее. Известен рассказ об отравлении солдат Наполеона, жаривших оленину на шампурах из ветвей олеандра. Из двенадцати восемь поплатились за это жизнью, остальные четверо тяжко болели. В Ницце крестьяне используют порошок из коры и древесины растения как крысиный яд. Олеандровое вино применяли при змеиных укусах, но только в виде наружных примочек. Об олеандре как лекарственном средстве знал классик античной медицины К. Гален.

Фармакологи обнаружили в олеандре несколько сердечных гликозидов, действие которых напоминает действие строфанта, наперстянки, ландыша. Олеанд-рин выделен нашим соотечественником И. Г. Луком-ским в 1861 г., перувозид — не более 10 лет тому назад.

В медицинской литературе встречаются описания отравления людей олеандром. Естественно, что такие случаи чаще бывают на родине растения: в Малой Азии, на Средиземноморском побережье. Олеандр — одно из самых древних и популярных садовых и декоративных растений. Весной 1985 г. мне довелось видеть этот нарядный кустарник в тропиках — на обочине шоссейных дорог Мадагаскара. Кусты высотой до 5 метров с белыми и розовыми, от нежнейших до самых интенсивных оттенков цветами поражали праздничностью, подчеркивая оранжерейность пейзажа. В те минуты как-то особенно ярко вспомнились истории, связанные с олеандром.

В брошюре «Больница на подоконнике» биолог С. Н. Приходько однозначно пишет о комнатном олеандре: «Хотя олеандр красивое растение, выращивать его в комнатах не рекомендуем». Авторы статьи в «Химии и жизни» * более мягки: хотя они и рассказывают о ядовитости олеандра, все же в послесловии дают совет, как разводить его (но — после работы с черенками руки вымыть обязательно!).

Теперь, после тридцатилетнего гомеопатического врачевания, мне хочется ответить на заданный много лет тому назад вопрос: не вредно ли держать в комнате олеандр? Надо уметь выяснять свои «отношения» с окружающими нас растениями, учиться без излишней мнительности наблюдать за своей реакцией на окружающий мир. Очень многие растения, находящиеся с нами в непосредственной близости, в той или иной мере ядовиты. Важно научиться соседствовать с ними. Не исключено, что кому-то аромат, источаемый цветами олеандра, будет улучшать сердечную деятельность или иные функции организма. Наблюдательные люди часто умеют определять полезность или вредность для себя какого-либо растения. Не сравниться, конечно, нам в этом плане с козой или мулом, которые без всякой дополнительной информации, руководимые инстинктом, обойдут листья олеандра. Недаром в «Катаре» у С. Лема «сказано, что «людям, как и козам, нужна трава, только козы понимают это лучше». Кстати, некоторые современные биологи, занимающиеся физиологией растений, утверждают, что растения могут оценивать окружающих людей, и «мнение» их о людях вполне объективно определяется при помощи специальных электрических датчиков. Так что как ни фантастично это выглядит, наблюдение может быть взаимным.

Трудно, конечно, найти границу между реальностью и выдумкой в таких случаях, но почему бы не попытаться?

А как же все-таки с комнатным олеандром? Естественно, что, если в комнате находится тяжело больной или слишком бойкий и любознательный малыш, разумнее отказаться от соблазна выращивать в ней красивое, но всё-таки не безобидное растение.

Но вспомним мысль Достоевского о том, что красота спасет мир. Цветы везде создают подлинную красоту и, как часть прекрасного, способствуют душевному равновесию, пробуждают светлые чувства. В этом смысле чудесный комнатный цветок — олеандр — заслуживает любви и уважения. Когда я вхожу в комнату и вижу ухоженные цветы, у меня всегда возникает подсознательное ощущение, что в ней живут добрые люди.

* Харченко В, Фелъдберг К. Любителям олеандра//Химия и жизнь. — 1979. - № 9.

Обладающий сухой и горячей силой

Раскаленного перца стручок,

Щедрой почвы ликующий крик,

Ты, наверное, землю прожег,

Из которой чертенком возник.

Н. Матвеева

Обладающий сухой и горячей силой

Хоть красный перец и «иностранец» по происхождению, но воспринимается он как наш «соотечественник», потому что ашел в наших краях благоприятную почву для произрастания и благодарных потребителей. В редком доме не висит на кухне густо-красный пучок сухих перцев. Попал он в Европу из Южной Америки, видимо, во времена Колумба, хотя некоторые исследователи считают, что эта пряность была знакома латинскому миру.

Стоит согласиться с испанским врачом и философом XIII–XIV вв. Арнальдо де Вилланова, написавшим в Салернском кодексе здоровья о сухой и горячей силе перца. Мы убеждаемся в этом, съедая его или пользуясь перцовым пластырем.

Перец стручковый принадлежит к семейству пасленовых — Solanaceae. Сам плод его — стручок — на латинском языке очень мило называется фруктус капсици. Его замечательный цвет — от ярко-красного до черно-фиолетового — обусловлен красящим веществом капсантином. У многих народов этот «фруктус» употребляется в пищу в весьма неумеренных количествах. Лучше, чем написала об этом поэтесса, не скажешь:

Орден кухни,

Герб кладовых,

Южных блюд огнедышащий флаг…

Очень живо помнится мне маленький эпизод из туристской поездки в Болгарию. Обед в Татрах. Завистливые взгляды туристов в сторону водителя автобуса, аппетитно похрустывавшего маленькими перчиками, поданными ему в бокале к первому блюду. Гид, заметившая эти взгляды, тотчас попросила подать такие же перчики всем желающим. Но съесть не целый перчик, а хотя бы маленький кусочек смогли лишь самые отчаянные — таким обжигающе горьким оказался деликатес… Несколько перцев могли бы, видимо, серьезно осложнить дальнейшее путешествие некоторых товарищей из группы, вопреки украинской поговорке «Подай, жшко, перцю, мед закушу».

Надо полагать, что перец прибыл к нам из Южной Америки сразу в двух лицах — и как еда, и как лекарство. В Мексике отвар его принимают при лихорадке и водянке. На Украине он очень популярен при простуде. Мой дед — хлебопашец — при простуде вообще не признавал иного лечения, кроме горячего чая с медом и стручком перца.

Издавна перец рекомендовали при некоторых воспалительных заболеваниях — нефрите, цистите, простатите, а также при геморрое. Считается, что настойка из перца возбуждает желудочную секрецию, а злоупотребление ею может привести к чрезмерному повышению кислотности желудочного содержимого и запорам.

В современных фармацевтических справочниках можно прочесть о применении настойки, мази, пластыря из перца. Кто час выдерживает пластырь, а кто и сутки. Кто его хвалит, а кто считает пустой затеей — все зависит от индивидуальной чувствительности (встречается, заметим, и сверхчувствительность).

Одна из пациенток сообщила мне, что совсем не переносит перца и что даже мытье банки из-под него вызывает у нее неприятные ощущения. Ее приятели, считавшие это причудой и решившие вывести ее на чистую воду, тайком прибавили перца в салат и… стали свидетелями сердечного приступа. Прописанный на основании такой особой чувствительности гомеопатический препарат из перца оказался очень эффективным для этой пациентки. Замечательно, что и сама сверхчувствительность к растению исчезла: съеденный для эксперимента кусочек перца не вызвал никаких неприятных явлений, просто показался невкусным.

Помню другой случай. В молочном магазине продавщица, начавшая неожиданно чихать, проведя строгим взглядом по строю банок, выставленных покупателями на прилавок, спросила: «У кого банка из-под перца?» Одна из банок была убрана совестливым покупателем, так как он знал, что его банка в самом деле из-под перца… Вот каким тонким детектором может быть человеческий нос, если есть повышенная чувствительность организма к какому-либо веществу. Мне неоднократно приходилось лечить работников аптек, которые не злоупотребляли приемом лекарств, а лишь находились в атмосфере аптечных запахов, по поводу лекарственной аллергии. И это не удивительно — лекарственные агенты чаще могут быть аллергенами, чем продукты питания или даже технические вещества. Сопоставление реакции продавщицы и эпизода с водителем в Болгарии — маленькая иллюстрация различий чувствительности организма к одному веществу — различий порой невероятных, поистине непостижимых.

Гомеопатический препарат из перца называется капсикум. Его приготавливают из высушенных зрелых стручков с семенами. Применяют его при катаральных заболеваниях дыхательных путей, воспалении легких, заболеваниях желудочно-кишечного тракта, органов малого таза, радикулитах, крапивнице. Многие авторы особенно рекомендуют его при хроническом воспалении среднего уха с затяжным течением, что подразумевает глубокое действие этого лекарства, так как заболевание редко поддается медикаментозному лечению традиционными способами.

Для назначения капсикума важно наличие болей жгучего характера, напоминающих те ощущения, которые возникают при контакте с плодом перца. Считается, что к нему более чувствительны люди полные, неповоротливые, с рыхлыми тканями, склонные к опрелости.

В плодах перца много витамина С и нет ферментов, окисляющих его, — вот почему витамин хорошо сохраняется при консервировании. Американский биохимик А. Сент-Дьердьи, венгр по происхождению, выбрал именно этот продукт как источник нужного ему для эксперимента витамина С и выделил его в чистом виде. Возможно, что именно обилие витамина С и обеспечивает целебное действие чая с перцем при простудных заболеваниях. Это перекликается с рекомендацией американского физика и химика Л. К. По-линга поглощать большие дозы витамина С во время гриппозных эпидемий.

Перец чрезвычайно декоративен. Недаром его сорта с маленькими плодиками, напоминающими шапочки сказочных гномиков, разводят как комнатные растения. Как-то приятельница, поздравляя меня с днем рождения, вручила мне не букет цветов, а пучок выращенных ею красных перцев. Это было замечательно.

А каким красочным делают овощные ряды рынков горки разноцветных — от светло-зеленых до иссиня-красных — перцев! Нужен человеку перец или нет, он все равно на минутку задержится, чтобы полюбоваться ими.

Хинная корка

Вбежал какой-то хрупкий человек,

Стал посреди всего земного шара

С лицом усталым, как весенний снег,

Подтаявший от близости пожара

«Нашел! — он крикнул. — Эврика! — как брат,

Раскрыл народам быстрые объятья,

— Я знал, я знал, что входит в яё и в ад

Противоядъе и противоадъе»

Н. Матвеева

Хинная корка

Читая или рассказывая о хине, я всегда несколько волнуюсь: ведь это лекарственное вещество — ньютоновское яблоко гомеопатии. Э. Фаррингтон, автор «Гомеопатической клинической фармакологии» — книги, вышедшей в середине прошлого века и сохранившей практическое значение до наших дней, в главе о хине писал: «Хина действительно удивительное средство: удивительное по множеству своих разновидностей, удивительное по своему составу, чудесное по своему действию. Она имеет также особенное историческое значение для гомеопатов как средство, которое привело С. Ганемана к открытию закона лечения и дало ему возможность установить гомеопатию как точную науку».

Ганеман был одним из образованнейших людей своего времени, он знал в совершенстве несколько иностранных языков и часто занимался переводами. Он был очень вдумчивым читателем и столь добросовестным переводчиком, что, по свидетельству современников, его комментарии по объему бывали порой не меньше переводимого труда. В 1790 г. Ганеман переводил лекарствоведение эдинбургского врача У. Куллена. Некоторые места в разделе о хине показались ему спорными, и он, желая установить истину, решил испытать ее действие на себе. Прием хинной корки вызвал у испытателя лихорадочное состояние, напомнившее ему пароксизмы перемежающейся лихорадки, которой он болел, живя в Трансильвании, и которую теперь называют малярией. Но предоставим слово самому Ганеману. «Как хина произвела во мне, чувствовавшем себя здоровым, перемежающуюся лихорадку и она же прогоняет лихорадку у больных, страдающих ею? Нет ли в этом соотношения между причиной и следствием? Но не будем опрометчивыми в нашем суждении: умножим опыты с постоянством и точностью».

Эти опыты Ганеман умножал в течение 6 лет, когда, оставив врачебную практику, погрузился в изучение литературы и проведение опытов по выяснению вопроса, не существует ли закономерности между реакцией организма здорового человека на лекарственное вещество и известными болезненными состояниями.

Как сведения, почерпнутые у старых авторов, так и собственные опыты привели исследователя к однозначному выводу: вещество, вызывающее в организме определенное болезненное состояние у здорового, способно лечить подобное состояние у больного. В 1796 г. в журнале, издаваемом немецким терапевтом К. В. Гуфеландом, появилась статья «Новый принцип нахождения лекарственных веществ с некоторыми взглядами на старые принципы». В ней Ганеман впервые писал о подобии как общем терапевтическом принципе и гомеопатии как о новом методе лечения. Само слово «гомеопатия», составленное из двух греческих слов («гомео» — подобный и «патос» — страдание), также фигурировало в печати впервые. Поэтому 1796 г. принято считать годом рождения гомеопатии.

О хинном дереве сочинены многочисленные легенды. Столь ценное лекарственное растение вполне заслуживает такого внимания: с начала применения его при перемежающейся лихорадке смертность от этого заболевания в Европе резко снизилась.

Родина хинного дерева, растения семейства мареновых — Rubiacese, — южноамериканские Анды. Хина, или квина, по-индийски — кора. От этого слова происходит название растения. Большинство авторов утверждает, что индейцы знали о лечебном свойстве хинной коры до прибытия европейцев в Южную Америку — то ли они наблюдали, как больные пумы пили воду из луж с поваленными в них хинными деревьями и выздоравливали, то ли больные малярией люди в беспамятстве набредали на такие естественные настои хины, и, казалось бы, неминуемая смерть отступала от них.

В Европе хинную кору называли перуанской или иезуитской, а также порошком графини. Под графиней подразумевали первую супругу вице-короля Испании Анну Цинхону, которая якобы во время пребывания в заморских владениях была излечена от малярии служанкой из племени инков и привезла замечательное лекарство на родину. В ее честь весь род хинных деревьев, насчитывающий несколько десятков видов, К. Линней назвал цинхоной. Но такой знаток лекарственных растений, как немецкий врач Г. Ма-даус, доктор медицины, сообщает, что графиня Анна Цинхона никогда в Южной Америке не была, а вторая жена вице-короля Испании Франциска де Рибера умерла, как и сам король, в Америке от малярии. Получается, что никто из жен Цинхоны не мог привезти хинную кору из Америки в Европу. Так или иначе, но хинная кора то ли в 1632, то ли в 1640, то ли в 1645 г. была доставлена в Европу. Наиболее вероятно, что ее привезли иезуиты, из-за чего в протестантском мире к ней отнеслись поначалу с большой настороженностью и лечиться ею боялись. Так что по-настоящему распространенным, хотя и очень дорогим лекарством, хина становится только с 50-х годов XVII в. Некоторое время она была доступной лишь королевским семьям, да и то врачеватели предпочитали давать ее в смеси, состав которой держали в тайне. Так, английский врач Тальбор лечил Карла II и Людовика XIV, поставив условием раскрытие секрета снадобья только после своей смерти.

Длительное время Южная Америка была единственным поставщиком ценного лекарства, пока с великими трудностями и ценой больших жертв хинное дерево не было вывезено на остров Яву и в Индию.

Так как настоящая хинная кора была очень дорогой, ее часто подделывали, что приводило к дискредитации ее целебных свойств.

Хинной корой лечили массу всевозможных заболеваний, а не только малярию. Швейцарский естествоиспытатель А. Галлер считал хину тонизирующим, антисептическим, противоотечным и противотуберкулезным средством. Ею пытались лечить также эпилепсию, астму, ревматизм, желтуху, гельминтозы, кожные и женские заболевания, рахит и даже венерические болезни.

Из-за чрезмерного увлечения этим лекарством было много случаев острых и хронических отравлений. По клинической картине острое отравление хиной похоже на алкогольное опьянение. Хроническое выражается в повышении аппетита, тошноте, рвоте, усилении чувствительности к внешним раздражителям — свету, шуму, холоду. Возникают немотивированная тревожность, общая слабость, головная боль, головокружение, шум в ушах, снижение слуха и зрения. В XIX в. появился даже особый термин для обозначения хронического отравления хиной — цинхо-низм. У работников фабрик по переработке хинной коры часто наблюдались кожные сыпи и лихорадочные состояния.

Побочные действия, отмечаемые современными врачами от препаратов, родственных хине или ее основному алкалоиду — хинину, клинически мало чем отличаются от симптомов цинхонизма. Для врачей-гомеопатов знание их полезно в том отношении, что они содержат данные дополнительных исследований, которых не существовало в период разработки лекарственной характеристики хины. Наличие таких данных в лекарственных патогенезах способствовало бы облегчению поисков подобно действующего агента — гомеопатического лекарства.

Хинное дерево — одно из самых богатых алкалоидами растений. До начала XIX в. не было известно, какому из них можно приписать интересовавшее врачей действие хины. Хинин был выделен лишь в 1820 г. французскими исследователями П. Пелльтье и Ж. Кавенту.

Гомеопатический препарат из хинной коры имеет два названия — хина и цинхона, связанные с русским и латинским названиями растения. Для его приготовления чаще всего используют кору хинного дерева красносокового или краснокоркового — Cinchona succirubra. Применяется широко, лейтмотив его лекарственного патогенеза — слабость, исчерпание «жизненных сил». Героине А. Ахматовой («Щеки бледны, руки слабы, Истомленный взор глубок») врач-гомеопат обязательно порекомендовал бы хину. Правда, еще Ганеман подчеркивал, что не всякая слабость требует назначения хины, а только такая, которая происходит, как говорили в те времена, от потери «органических соков». Это старинное выражение вызывает улыбку у современного врача, пытающегося изучать гомеопатические руководства прошлого века, однако, если вдуматься в его содержание, то становит ся понятным, что речь идет о жидких тканях, и тогда все становится на свои места.

Слабость может быть следствием тяжелых заболеваний, особенно сопровождающихся кровопотерей, психического и физического переутомления, злоупотребления алкоголем, лекарствами. Встретившееся мне описание А. Швейцером малярийного больного может иллюстрировать состояние пациента, которому подходит гомеопатическая хина. «Больной малярией негр — это усталый, подавленный, замученный головными болями человек, которому тягостна любая работа». Конечно, хину прописывают не только «замученным» пациентам, тем более что в современной врачебной практике такие больные не правило, а исключение — совершенно иной уровень жизни. Но врач может понять, что жалобы, приведшие пациента на прием, могут в своем развитии привести к состоянию подавленности.

Лечит ли гомеопатическая хина малярию? Безусловно, лечит, несмотря на то что для малярийного плазмодия такая доза не убийственна. Но только малярию определенной «хинной» клиники. Скажем, такой, приступ которой описал Ю. Бондарев в одной из новелл в сборнике «Мгновения». «В эту адскую жару особенно замерзали руки, синели ноги, я пытался согреть кисти между коленей, ссутулясь, сжимаясь в комок на кровати, стучал зубами, укрытый с головой двумя одеялами, но меня бил озноб, я дрожал, всхлипывал, стонал, иссушаемый до кипения крови, мнилось, чудовищно пылающей печью, в которой бы одновременно и ледяной холод». *

Моему отцу, начинавшему работать в малярийной местности в 30-е годы, приходилось лечить больных малярией не только большими дозами хины, но и гомеопатически. Мне же встречались только случаи per цидивной малярии, возвратившейся к пациенту через ряд лет вследствие кровопотери, охлаждения, злоупотребления неподходящей пищей. Они хорошо лечились хиной.

Прекрасные результаты дает хина при холециститах, особенно лямблиозных, секреторных и кинетических расстройствах желудочно-кишечного тракта, гипертонической болезни, женских и кожных заболеваниях. Действует она часто разительно, вызывая благодарное удивление пациентов. При лечении хиной довольно часты лекарственные обострения. Они могут выражаться во вздутии живота, задержке стула, головных болях и головокружении.

Я предпочитаю пользоваться родовым названием растения для препарата — цинхона. Оно звучит для меня как звон маленьких колокольчиков и кажется именем не испанской графини, а китайской принцессы, живущей во дворце, похожем на пагоду, и передвигающейся в паланкине.

Странность детских ассоциаций: такая картина представилась мне в детстве, когда я услыхала от отца это слово.

Росла трава, цвела купава,

Шли караси дремать в затон.

Но с ветки яблоко упало,

И поднял яблоко Ньютон.

(Н. Полякова)

* Бондарев Ю. Малярия. — М.: Мол. гвардия, 1983. — С. 70. 32

Осторожно — наперстянка!

Наперстянка в руках терапевта то же, что скальпель в руках хирурга.

Эденс

Осторожно — наперстянка!

Пожалуи, нет другого такого лекарственного растения, о действии которого на организм были бы высказаны столь противоречивые мнения.

Есть сообщения, что наперстянка — Digitalis (семейство норичниковые — Scrophulariaceae) числится в ряду лекарственных растений не менее 4 тыс. лет. Но более достоверные сведения датируются V в. н. э. История этого лекарственного растения, а также медикаментов, созданных на его основе, полна многочисленными дискуссиями: то его превозносили и широко применяли, то ругали и вычеркивали из реестра лекарственных средств. Сейчас препараты наперстянки входят во все фармакопеи мира, и все-таки единого взгляда на характер этого коварного и в то же время замечательного лекарства нет.

Наперстянку (ее ввел, наименовав дигиталисом, в немецкие травники немецкий медик Фокс) более широко применяли на Британских островах, где ее называли лисьей перчаткой. Оба названия — и русское, и латинское — связаны с формой цветка («диги-тус» по-латыни — палец).

В середине XVIII в. интерес к наперстянке возрос, ею стали пользоваться довольно широко, что снова привело к разочарованию: было выявлено много неблагоприятных случаев при ее применении.

Вдумчиво отнесся к этому растению английский врач У. Уизеринг, изложивший результаты своих десятилетних наблюдений над его действием на организм человека Королевскому обществу в 1785 г. В его сообщении есть замечательные слова, не утратившие значения и в наши дни: «…чем больше я удостоверялся в могучей целебной силе этого растения, тем очевиднее для меня была необходимость соблюдать крайнюю осторожность в дозировке… Рассуждая по аналогии с морским луком, чье действие на почки сильнее всего тогда, когда одновременно возбуждается тошнота, я пытался добиться того же с наперстянкой… Дальнейший опыт убедил меня, что мочегонное действие наперстянки отнюдь не соответствует степени возбуждаемой тошноты, хотя последняя часто сопровождается выделением мочи, она вовсе не способствует ему, а скорее вызвана неразумной дозой».

Интерес к наперстянке после сообщения Уизеринга снова возрос — и снова ненадолго. Такие авторитеты медицинского мира, как лейб-медик Наполеона Ж. Н. Корви-зар и его ученик Р. Т. Лаэннек вовсе отказались от нее.

В один из счастливых для наперстянки периодов, в 1730 г., ее стали культивировать как лекарственное растение и в России под Полтавой в Лубнах, но тоже временно.

Интересно мнение об этом лекарственном растении С. П. Боткина, основателя крупнейшей школы русских клиницистов: «Почему существовало и до сих пор существует такое разногласие при показаниях к употреблению наперстянки? С одной стороны, разница в индивидуальной восприимчивости отдельных субъектов при различных патологических состояниях; с другой — совершенно противоположный эффект на силу сердца при различных видах замедления и учащения его сокращений под влиянием различной величины доз этого средства составляли и составляют достаточную причину разноречия практических врачей при назначении одного из самых драгоценных средств, какими обладает терапия, тем более что опыты над животными, приводящие также к самым различным результатам, смотря по дозе и индивидууму, со своей стороны весьма много способствовали поддержанию заблуждений в этом вопросе».

Действие наперстянки изучалось на самых различных объектах: парамециях, дафниях, гидрах, головастиках, лягушках, рыбах, голубях, мышах, морских свинках, кошках, собаках и даже растениях. Чувствительность разных животных была неодинаковой. Да и в самом растении определились некоторые капризы: например, в экземплярах, выросших в тени, содержание активных начал значительно ниже, чем в произраставших на солнце; в листьях, собранных до восхода солнца, мало гликозидов.

Дело усложнялось тем, что изучить сложный состав растения оказалось непросто. Несколько раз поднималось ложное ликование по поводу обнаружения основного действующего начала наперстянки. Длительно, но незаконно этой репутацией пользовался дигиталин. Нет установившегося мнения по поводу некоторых его составных частей: какие из них считать балластными, а какие — физиологически активными.

Долгое время использовали только один вид — наперстянку пурпурную (Digitalis purpurea L.), позже стали применять также крупноцветную, шерстистую и ржавую (D. grandiflora Mill., D. lanata Ehrh, D. fer-ruginea). Последняя занесена в Красную книгу.

Сегодня препараты наперстянки относятся к группе десяти наиболее употребляемых сердечных средств, несмотря на то что их использование затруднено из-за незначительного интервала между эффективной и токсической дозами. Споры о целебных свойствах наперстянки продолжаются.

В июне 1982 г. в Москве состоялся специальный симпозиум, посвященный дигиталисной терапии. Журнал «Терапевтический архив» (1982. — № 8, с. 153) дает такой комментарий: «В целом симпозиум «Повторная оценка дигиталиса» показал, что несмотря на почти двухсотлетнюю практику применения дигиталисовых препаратов многие стороны стратегии и тактики лечения сердечными гликозидами остаются недостаточно изученными. Многое еще требует тщательного анализа…

Необходимы дальнейшие экспериментальные и клинические исследования этой весьма эффективной и все еще остающейся «загадочной» группы сердечных гликозидов».

Представители нового терапевтического направления — гомеопатии, и прежде всего Ганеман, также не сразу прониклись интересом к наперстянке, потому что даже испытания ее в относительно небольших дозах давали противоречивые сведения. Очевидно, за счет значительного расхождения чувствительности людей к этому лекарственному веществу. (Так, в последнее время выяснено, что люди преклонного возраста и мужчины более чувствительны к наперстянке).

Недооценка вариантов чувствительности у разных людей к лекарственным веществам может вести не только к неудачному лечению, но и к более трагическим событиям. Как иллюстрацию мне хочется привести маленькую историю, почерпнутую из сборника речей судебных ораторов Франции XIX в. В одном из судебных дел обвиняемым фигурирует врач-гомеопат. Доктору медицины Поммере инкриминировалось отравление тещи Серафимы Дебюзи и бывшей любовницы Юлии Пов. Обвинение базировалось на том, что он мог быть заинтересован в смерти этих женщин и что у него в квартире были найдены ядовитые вещества.

Защитник Поммере привел веские доказательства в пользу подзащитного, вследствие чего вердиктом присяжных последний был оправдан по обвинению в убийстве тещи, но признан безусловно виновным в отравлении любовницы. Роковым для врача стало заключение медицинской экспертизы, утверждавшей, что госпожа Пов умерла отравленной и что весьма вероятная причина смерти — дигиталин. А среди ядов, хранившихся в доме обвиняемого, дигиталин был обнаружен. И хотя прямых доказательств, что лицом, давшим Пов дигиталин, был Поммере, не было, суд приговорил его к смертной казни.

Дигиталин в ту пору считали главным действующим началом наперстянки, а описание страданий погибшей было похоже на отравление им: тошнота, неукротимая рвота, коликообразные боли в животе, понос, одышка, озноб, цианоз.

Профессиональное чутье вело адвоката по логичному пути: его интересовало состояние здоровья умершей до трагических событий, и он выясняет некоторые важные обстоятельства из показаний свидетелей. «Молодая женщина… страдала сердцебиением… Сердце замирало так, что она едва переводила дух». Чем же ее лечили? В период с 13 июля по 16 ноября среди прочих мы находим следующие рекомендации: питье с некоторым количеством дигиталина и спиртовой настойкой наперстянки; водный раствор наперстянки с указанием, как его приготовить (24 часа продержать свежий лист наперстянки в графине свежей холодной воды, принимая каждый раз по чашке, выпить раствор в продолжение следующего дня. В область сердца утром и вечером, употребляя каждый раз по 20 г, втирать спиртовую настойку той же травы).

Но от лечения больной не становилось лучше, и в период, более близкий по времени к трагическому финалу, судя по ее внешности, можно предположить хроническую дигиталисную интоксикацию: за несколько дней до того она страдала очень сильным сердцебиением; говорила также о болях в желудке и о том, что в течение 48 часов не вставала с постели; бросалось в глаза возбужденное состояние и багровый цвет губ.

Видимо, врачи, столь щедро прописывавшие своей пациентке дигиталис, не были знакомы с коварством этого сильнодействующего препарата и не учитывали ни кумуляции, ни возможности повышенной к нему чувствительности отдельных людей. Лекарство могло способствовать хроническому отравлению, приведшему больную 17 ноября 1863 года к смерти. А дигиталин из запасов доктора Поммере мог быть ни при чем.

Гомеопатический препарат дигиталис приготовляют из листьев наперстянки пурпурной, собранных до цветения растения. Малые дозы обеспечивают безопасность его применения, а кроме того, делают возможным более широкое использование. При изучении действия на организм и создании лекарственного патогенеза учитывают всю симптоматику, вызываемую лекарством. Вот почему английский врач-гомеопат Р. Юз еще в 70-е годы прошлого века писал, что дигиталис оказывает значительно более широкое влияние; утилизируя его, гомеопатическая терапия успела оказать немало услуг страждущему человечеству. Тогда же в своих лекциях он уже указывал, что под влиянием дигиталиса зрение подвергается замечательному влиянию: окраска предметов изменяется — они кажутся синими, желтыми или зелеными, все лица предстают смертельно бледными. Кстати, вспомним интересный пример. В последние годы жизни Ван Гог явно предпочитал желто-зеленый колорит в своих работах. Это расценивали как прихоть художника, который вправе изображать мир в наиболее эффектном с его точки зрения виде. Несколько портретов его лечащего врача того времени написаны в тех же тонах. В углу многих полотен — желтый цветок наперстянки. Эта маленькая деталь, видимо, и натолкнула кого-то на раздумья над цветовой тональностью полотен Ван Гога. Ведь у произрастающей в Европе наперстянки, которую использовали в то время, цветы темно-красные. Сама причина изображения растения крылась в том, что оно было постоянным лекарством художника в последние два года его жизни. Так что вполне естественно было заподозрить: колорит тех лет картин Ван Гога — не случайность или фантазия, а следствие побочного действия дигиталиса. Узнав об этом, я подумала, что если бы лечащий врач художника знал об этом и снизил дозу препарата, то к его пациенту вернулось бы нормальное зрение. А может быть, передозировка дигиталиса сказывалась и на работе других органов и систем.

А вот мерцают грязно-желтые мазки ламп биллиардной

И он сам с корявой трубкой и воспаленными безумными глазами.

И колченогий стул с огарком тающей, как жизнь, свечи…

(Дж. Паттерсон. Палитра Ван Гога)

Ласточкина трава

Лимонницы, капустницы, белянки

Дремали на плечах моих прозрачных,

И чистотел, затягивая ранки,

Сачился в кровь, и это было детство.

Ю. Мориц

Ласточкина трава

Латинское название чистотела большого — Chelidonium majus L. (семейство маковые — Papavera-сеае) происходит от греческого «хелидон» — ласточка. Ласточка лечила ослепших птенцов его соком — гласит одна из версий.

«Птенчиков ласточка-мать хелидонией лечит ослепших, Если, как Плиний отметил, у них расцарапаны глазки», — читаем мы в Салернском кодексе здоровья Арнальдо де Вилланова.

По другой версии, начало и конец цветения растения совпадают со временем прилета и отлета ласточек. Русское название — чистотел — уже в какой-то мере указывает на лечебное действие (от чего-то очищает тело). Если тело отождествлять с кожей, тогда понятно, что растение годится для лечения кожных заболеваний. А если воспринимать тело как целый организм, тут уже следует подумать об иных болезненных процессах. Все современные руководства по фитотерапии, а также старинные травники дружно сообщают о лечении чистотелом, в основном его соком, бородавок, лишаев, зудящих дерматозов, заболеваний печени. Что же касается некоторых других целебных свойств растения, то по этому поводу в течение многих лет ведутся довольно острые дискуссии.

В одном из номеров журнала «Наука и жизнь» (1965, № 12) писалось: «Чистотел — травка занятная. По своему химическому составу это целая коллекция ядов…»

Коллекция ядов — это весьма волнующе. Ученые уже определили большинство веществ, входящих в чистотел. Это алкалоиды (хелидонин, сангвинарин, хелеритрин и др.), сапонины, органические кислоты, эфирное масло, каротин. Выявлены спазмолитические, желчегонные, противовоспалительные свойства растения.

Часть авторов добавляет к этому списку еще и «некоторое иротиввопухолевее действие».

По поводу этого «некоторого действия» и ведутся дискуссии. Древние врачеватели четко говорили о лечении чистотелом различных опухолевых процессов. Но в те времена злокачественные заболевания пытались лечить всеми средствами. Так что подобное свидетельство нас не особенно впечатляет. Кстати, в древности советовали лечить чистотелом проказу и сифилис.

В том же номере журнала «Наука и жизнь» цитируются строки из письма А. П. Чехова А. С. Суворину: «Найдено средство от рака. Вот уже почти год, как с легкой руки русского врача Денисенко пробуют сок чистотела, или бородавника, и приходится теперь читать о поразительных результатах…». Далее автор статьи сообщает, что результаты брянского врача Денисенко не были подтверждены в клиниках. Н. В. Склифосовский, присутствовавший на заседании Общества русских врачей, где обсуждался этот вопрос, напомнил, что чистотел — средство не новое и спешить с выводами не стоит.

В народе не меркнет слава чистотела как средства от бородавок и иных кожных разрастаний, а также от полипов, поэтому время от времени вновь возникает и стремление исследовать чистотел в этом направлении.

С 1896 г., когда-Денисенко опубликовал свои случаи удачного лечения чистотелом злокачественных новообразований, появился ряд работ в нашей стране и за рубежом, свидетельствовавших о положительном действии его при опухолевых процессах. Сообщалось как об экспериментах на животных, так и о результатах применения растения в клинике. Одним словом, противоопухолевую активность чистотела наблюдали и экспериментаторы, и клиницисты. И все же есть и сообщения противоположного характера, также исходящие из веских источников.

Кому верить? Я никогда не занималась лечением злокачественных новообразований — для онкологических больных в нашей стране существует специальная служба. Тем не менее такого рода вопросы меня интересуют, а чистотел — лекарственное растение, используемое в гомеопатии. Об онкологическом заболевании можно думать так же, как о всяком ином. Немало болезней, кроме злокачественных, с неблагоприятным прогнозом, с которыми мне пришлось сталкиваться в работе.

Видимо, никто не станет особенно возражать против того, что чистотел лечит заболевания печени. Но разве все заболевания и у всех? Конечно, нет. Только в тех случаях, когда он показан индивидуально. В этом, с моей точки зрения, кроется разгадка противоречий и в онкологических случаях с применением препаратов из чистотела. Удачи были с «хели-донными» пациентами, а неудачные результаты — у тех, кто не был чувствителен к растению. Можно предположить, что одним врачам случай предоставил «хелидонных» больных, а другим — нет. У Денисенко не все случаи, леченные чистотелом, были успешными. Неудачи он пытался объяснить некачественностью препарата, из-за чего у него даже возник конфликт со знаменитым в то время московским аптекарем Феррейном — именно он поставлял Денисенко экстракт этого растения.

Первое гомеопатическое исследование чистотела произвел Ганеман, а затем, более фундаментальное, немецкий гомеопат Бухман. Из их опытов следовало, что целебные свойства растения повинуются принципу подобия. Для меня это означает, что любое заболевание будет лечиться чистотелом именно по этому принципу.

Чувствительность к чистотелу у людей различна. Описаны случаи отравления фармакопейными галеновыми препаратами — возникали тошнота, рвота и даже паралич дыхательного центра. И вместе с тем мне встречались пациенты, которые постоянно — годами — принимали чистотел, свято веря в его онко-профилактические свойства, без видимых осложнений.

Однажды у меня был на приеме больной, который в юношеские годы, во время фашистской оккупации, по совету соседа натер соком чистотела голени, предварительно нанеся на кожу поверхностные надрезы. Возникший токсический дерматит был расценен клинически как грибковая экзема. Избавиться от него больной сумел только в 50-е годы в результате рентгенотерапии.

Другому пациенту, предъявившему целый список желудочно-кишечных и печеночных жалоб, я прописала хелидониум (название гомеопатического препарата из корня чистотела) в связи с тем, что его состояние соответствовало показаниям для этого препарата. Рассмотрев рецепт, он вернул мне его со словами: «Ведь хелидониум — это чистотел, а я не могу его принимать». Оказалось, что чистотел в виде травы вызывал у него ужасное самочувствие. Разъяснив, что в гомеопатическом препарате доза исчезающе мала, я уговорила пациента последовать моему совету. После первого же приема у него возникли боли в животе, послабление стула, общее недомогание с ознобом, поднялась температура. Эти явления были кратковременными, но достаточно выразительными. Чистотел вполне можно причислять к лекарственным веществам с большой физиологической активностью, достойным тщательной разработки индивидуальных показаний к применению. В гомеопатии они частично есть, их можно использовать в любой клинике. Однако они недостаточны для врача, ориентирующегося на современный уровень диагностических приемов. Внесение новых данных в лекарственную характеристику чистотела могло бы разрешить вопрос, в каких случаях он может проявлять противоопухолевые свойства. Маловероятно, чтобы врачи, сообщавшие об удачных случаях лечения препаратами, изготовленными из этого растения, отдельных онкологических заболеваний, полностью заблуждались.

Использование растения как печеночного средства имеет глубокие корни. Его желто-оранжевый сок, напоминающий желчь, давно применяют при болезнях печени. Кстати, в наших краях чистотел — единственное растение с млечным соком такого цвета. Оказавшись хорошим печеночным лекарством, чистотел как бы подтвердил справедливость старинного «учения» о сигнатурах — природа якобы в самих растениях закладывает намек на их полезность в чем-то для человека. Учение о сигнатурах поддерживал Парацельс, врач эпохи Возрождения. Алхимикам повезло меньше, чем лекарям, — их попытки с помощью чистотела превращать неблагородные металлы в золото не увенчались успехом.

А соблазнила их к этим попыткам все та же золотая «кровь» чистотела.

В гомеопатии хелидониум применяют не только при заболеваниях печени и желудочно-кишечного тракта, но и при пневмонии, полиартритах, невралгических болях, заболеваниях глаз и кожи. Одно из показаний для его назначения — правосторонность локализации болезненного процесса. В патогенезах многих гомеопатических лекарств есть указания на преимущественное поражение какой-либо из сторон тела — таковы наблюдения гомеопатов, естествоиспытателей и практиков. Хелидониум и ликоподиум, к примеру, считаются правосторонними лекарствами, а спигелия и ляхезис — левосторонними.

Надо надеяться, что в недалеком будущем ученые сумеют объяснить эту особенность, так как асимметрия в биологии стала объектом самого серьезного изучения.

Чистотел — одно из обычных сорных растений, произрастающих в изобилии в диком состоянии, хотя его стали выращивать еще в XVI в. в аптекарских садах, учрежденных Петром I. Наверное, из-за его обычности мы не замечаем, что это красивое, я бы даже сказала, нарядное растение. Часто до глубокой осени, поникнув и затем возродившись после первого цветения, оно стоит сочное и зеленое, когда другие растения уже пожухли. На Украине, где первый снег обычно не крепок и на зиму не удерживается, его зеленые кустики проглядывают в проталины, как дерзкое и одновременно нежное напоминание об ушедшем разнотравье лета.

Бог металлов

Из-за него разлад, раздор,

Из-за него и глад и мор,

И сколько слез неутолимых…

П. Ропсар

Бог металлов

«Если бы женщины знали, что в крови есть золото, то они выпустили бы из мужчин всю кровь», — такой мрачноватой шуткой, сопровождаемой лукавой улыбкой, начинал занятие по физиологии один из преподавателей Кировоградского фельдшерского училища, бывший сокурсник моего отца по Одесскому медицинскому институту, большой выдумщик (например, преамбулой лекции о кровообращении могла быть песня «Сердце, тебе не хочется покоя» под аккомпанемент гитары).

Шутка о золоте застряла в моей памяти с детских лет, когда мои представления об этом металле ограничивались маминым обручальным кольцом. Позже я узнала, что золота в крови 4 10~10%. Так что добывать его оттуда нецелесообразно. Однако само наличие золота в крови указывает на то, что этот металл, возможно, физиологически активен и может обладать лечебными свойствами.

Несмотря на то что золото — первый из открытых человеком металлов, многие столетия его использовали почти исключительно в ювелирном деле и как мерило ценности. Наше время изменило это положение, золото стали довольно широко применять в технике, несколько искусственных спутников земли были даже покрыты золотой краской.

Применение золота как лекарства уходит в глубь времен. Древние лекари могли исходить из чисто практических наблюдений за людьми, контактирующими с золотом. А может быть, ими двигало желание лечить чем-то дорогим, труднодоступным. Лечили же восточных владык истолченными драгоценными камнями! Оно и теперь живо — это желание принимать дорогие лекарства. Не раз мне пришлось слышать: «Доктор, пропишите мне самое дорогое лекарство». Может быть, по аналогии с украинской поговоркой «Дешева рибка — погана юшка».

Средневековые алхимики считали золото совершенством, а остальные металлы — ошибкой в акте творения, и, как известно, прикладывали большие усилия к ликвидации этой ошибки. Идею введения золота в медицинскую практику приписывают Пара-цельсу, который провозглашал, что «не превращение металлов в золото должно быть целью химии, а приготовление лекарств».

Лекарственные препараты из золота и его соединений пытались применять при многих заболеваниях. Ими лечили венерические болезни, проказу, волчанку, туберкулез. Все эти заболевания вызывают глубокую деструкцию тканей, и на золото как лечебный фактор возлагались серьезные надежды. Эти попытки не были лишены разумных оснований: растворы солей золота действуют губительно на многие болезнетворные организмы в очень низких концентрациях. Успехи лечения тормозились токсичностью препаратов.

По-видимому, не без связи с золотом тяжелые формы экссудативного диатеза с поражением лимфатических узлов, глаз, ушей называли золотухой. Термин этот считается устаревшим, хотя им продолжают пользоваться даже в специальной литературе — уж очень он емок. Золотуху пытаются лечить золотом, поэтому не угасают споры о сережках в ушах школьниц. Страсти по этому поводу, разгораясь, выносятся за пределы родительских собраний и педсоветов на страницы газет и телеэкраны. «Врач посоветовал», — утверждают мамы. Это большей частью совпадает с желанием самой маленькой женщины быть повзрос-лее (как будто взрослеть раньше времени так уж замечательно!). Мне не всегда понятны подобные распри, и постоянно мелькает мысль, что маленькой скромной цепочки, никого не раздражающей и видимой только врачу при медицинском осмотре, было бы вполне достаточно для лечебных целей — даже если золотуха «сидит» в ушах. Конечно, можно предполагать, что зона, на которую влияет золото, не безразлична для результата лечения, хотя вероятнее думать о действии металла на весь организм. Мне, врачу-гомеопату, постоянно наблюдающему за результатами микровоздействий, хочется, однако, отметить, что далеко не всякий диатез лечится золотом и далеко не каждому ребенку полезно носить золотые вещи. Конечно, не в плане моральном — пусть родители берут это на себя. В плане самочувствия.

Золото — вещество очень действенное. У людей, чувствительных к нему, оно может вызывать нарушение состава крови, реакцию со стороны почек, печени, влиять на настроение, рост зубов, волос. Люди мало настроены наблюдать, как влияет на них окружающая среда. Мы замечаем большей частью либо самые сильные, либо самые очевидные воздействия — такие, как мороз, жара, недоброкачественная пища, стрессовые ситуации. Есть еще факторы, за которыми уже «официально» признано «право» влиять на состояние человека: перепады барометрического давления, активизация солнечной деятельности, цветение трав (порой за много десятков километров от человека, чувствительного к ним).

Большинство из нас доверительно относится к достижениям науки, и это, конечно, правильно. Хотя не надо забывать, что, если факты наблюдаются, науке следует заняться их объяснением, ибо, как говорил И. П. Павлов, «факты — это воздух науки». Даже если они пока что не укладываются в разработанные наукой представления.

Современная медицина применяет довольно много препаратов, в состав которых входит золото, и количество их неуклонно увеличивается. В последнее время наиболее часто их применяют при тяжелых формах полиартрита. В специальной литературе постоянно есть информация, говорящая за и против использования этих препаратов. Общее мнение таково: лечебный эффект ясно выражен, но наряду с ним отмечается ряд серьезных осложнений, препятствующих лечению.

Французская гомеопатическая фармакопея рекомендует к применению десять «золотых» препаратов. Киевские врачи-гомеопаты используют три. Один из них широко известен как антисклеротический препарат. Это аурум иодатум, йодистое золото. Врачи-гомеопаты применяют свои «золотые» препараты без опасения вызвать вредные побочные явления, так как пользуются малыми дозами, применяя свою обычную «хитрость» — специальным образом тестируют больного, чтобы узнать, подходит ли ему препарат из золота, и какой именно. Расспросом, осмотром и ознакомлением с данными дополнительных исследований. определяется, чувствителен ли пациент к препаратам этого ряда. Если ответ положителен, малые дозы злокозненного металла сделают чудеса.

Йодистое золото пользуется заслуженной популярностью у врачей-гомеопатов и поклонников гомеопатического метода лечения. Он часто оказывает лечебный эффект при многих заболеваниях, характерных для стареющего организма, — атеросклерозе, остеохондрозе, пародонтозе, деформирующих артритах, гипертонической болезни, депрессивных состояниях, заболеваниях печени. Хотя, впрочем, его применение не ограничивается геронтологической практикой. Например, некоторые тяжелые формы экссудативного диатеза также успешно лечатся этим препаратом.

Кому же с точки зрения гомеопата подходит йодистое золото для смягчения возрастных процессов, переходящих в болезнь? Людям плотного сложения с грубоватой кожей, образующей грубые складки, пониженной памятью, пессимистическим настроением («все худо, жить не стоит»), перенесшим в детстве золотуху.

Пациенты нередко спрашивают в аптеке не йодистое золото, а золотой иод. Каковы истоки этого народного словотворчества? Очевидно, само слово «золотой» особенное — недаром оно стало метафоричным. Эпитет «золотой» очень весом, дается не всякой вещи и не любому делу, а очень важному, полезному, исключительному, торжественному: «золотые руки», «золотой ребенок», «золотой заем», «золотая свадьба», «золотое дно», «золотое сечение». Я заметила, что названия растений, в которые входит это слово, произносятся любителями фитотерапии с особым уважением: золотой корень, золотая розга, золотой дождь, золототысячник. Сразу закрадывается мысль: недаром так назван — наверное, полезен, особо целебен.

А ведь репяшок, собачья петрушка, остро-пестро или одуванчик, видимо, ничем не хуже обладателей «золотых» имен. Кому что!

У стены на печке душной,

за трубой, как за горой,

я, худой и золотушный,

целый день лечусь жарой.

(В. Цыбин)

Группа меди

От тяжести меди весь чуден

Суздаль златоглавъем куполов.

В. Цыбин

«Группа меди» во французской гомеопатической фармакопее составляет целый оркестр — 20 медьсодержащих препаратов. Мы довольствуемся скромным квартетом, состоящим из купрум металликум, купрум ацетикум, купрум сульфурикум и купрум арсени-козум — металлической, уксуснокислой, сернокислой и мышьяковистой меди. Основной назначаемый препарат — купрум металликум. Латинское название металла «купрум» происходит от названия острова Кипр) откуда в античном мире вывозили медную руду.

Медь входит в число семи металлов, называемых доисторическими. Если «золотой век» — символ счастливой поры, когда жизнь будто бы протекала без забот и огорчений, а смерть приходила как сладкий сон, медный, или бронзовый, век — реальная историческая эпоха, сменившая век каменный. Медь сыграла большую роль в развитии производства и культуры. Сегодня ее называют главным металлом электротехники. Но самое существенное для нас то, что она необходима для всего живого — это незаменимый микроэлемент. Наличие меди в растениях и животных было установлено около 150 лет тому назад, исследования ее значения для жизнедеятельности позвоночных начаты с 30-х годов текущего столетия. Мимо такого вещества медикам никак нельзя пройти равнодушно. Сейчас роль меди в биологических процессах в основном определена (хотя и не до конца).

В человеческом организме наибольшее количество меди обнаружили в мозге и печени, и одно это обстоятельство указывает на ее важность в жизнедеятельности. Оказалось, что при одних заболеваниях содержание этого элемента в тканях снижается, при других, наоборот, повышается. Эти сведения пытаются использовать для терапии заболеваний, при которых нарушен обмен меди. В одних случаях увеличивают содержание меди в рационе питания, в других назначают вещества, способствующие более интенсивному выведению ее из организма. Восполнение дефицита меди благоприятно влияет на течение некоторых заболеваний легких, гангрены при сахарном диабете и эндартериите. При болезни Вильсона — тяжелом наследственном заболевании, обусловленном хронической интоксикацией организма медью, препараты, снижающие ее содержание в тканях, существенно улучшают прогноз.

Иной расчет у врачей-гомеопатов. Количество меди в гомеопатических препаратах столь мало, что играть заместительную роль она ни в коем случае не может. Выведению меди они помогают, однако механизм этого процесса не совсем ясен. Очевидно одно: гомеопатические препараты могут благоприятно действовать при нарушении медного баланса разного характера. Их действие носит регулирующий характер — они стимулируют естественные механизмы, которые управляют этим обменом. Казалось бы, с медными препаратами в гомеопатии все просто: определена «медная дисгармония» в организме — давай медь. Но это не совсем так. Эта дисгармония — только знак, что медь может быть подходящим лекарством. Для успеха лечения в клинике заболевания должен быть симптомокомплекс, характерный для лекарственного патогенеза меди. Если его нет, то несмотря на дисбаланс меди врачу следует искать иное сходно действующее лекарство. Видимо, звеньев нарушения медного обмена много, поэтому корригировать его одним лекарственным веществом невозможно. Практически врачу чаще всего приходится ориентироваться на клинику заболевания и сопутствующие обстоятельства: причину возникновения, связь с ранее перенесенными заболеваниями, наличие профессиональных вредностей, наследственность.

Иногда врач-гомеопат по клинике может заподозрить профессиональное заболевание раньше, чем появятся объективные его признаки в виде результатов тех или иных лабораторных исследований. Такие случаи, подтвержденные профпатологами, были в моей практике при отравлении медью, свинцом, мышьяком, алюминием. Раскрыть характер заболевания мне помогало знание лекарственных патогенезов этих веществ — все они как лекарственные используются в гомеопатии.

Основное показание к применению меди в гомеопатии — наличие судорожных явлений. Это могут быть местные или общие судороги мышц, полых органов, судорожные невралгические боли. Особенно характерны судороги в икроножных мышцах. А если учесть, что медь влияет на состояние коллагена и имеет отношение к очень многим функциям организма, становится понятным, что препараты ее могут понадобиться при самых разных болезненных состояниях — от судорог икроножных мышц у спортсменов при перетренировках до заболеваний мозга, бронхиальной астмы и холеры.

Очень полезны для научного обоснования гомеопатических лекарственных патогенезов исследования биологической роли микроэлементов. Обнаружено, что при болях повышается концентрация меди в крови и спинно-мозговой жидкости и что наибольшее повьг* шение наблюдается у людей, у которых клинические проявления боли — стоны, вскрикивания, возбуждение — выражены резче. Такая реакция на боль — один из признаков «медной конституции», описанной задолго до изучения обмена меди. Творцы гомеопатических лекарственных патогенезов явно не были фантазерами.

Успехи лечения и профилактики медью холеры известны давно. Замечено, что люди, связанные с производством этого металла или носившие какие-либо медные предметы, например нательный крест, значительно реже других заболевали холерой. Во время холерных эпидемий врачи-гомеопаты принимали самое активное участие в ее лечении, причем успехи были порой феноменальными: смертность снижалась во много раз. Купрум мёталликум входил в число применяемых ими препаратов. Возможно, что Эмпе-докл, древнегреческий врач и философ, не случайно носил медные сандалии.

Медь — старинное лекарство, Еще на рубеже X–XI вв. Ибн-Сина, автор «Канона врачебной науки», советовал принимать медный порошок при переломах костей и привязывать медные пластинки к гнойным ранам.

В селах хорошо знают о лечении переломов у животных медными опилками. Особенно полезным оказалось такое лечение у овец, кстати, наиболее чувствительных к дефициту меди. Люди, имеющие тесный контакт с домашними животными, часто переносят в человеческий обиход ветеринарные способы лечения. Одна сельская жительница с веселой улыбкой, так как считала, что я, как и хирург, который ее лечил, отнесусь скептически к ее словам, рассказала мне о том, как она лечила перелом бедра. Она съела пять медяков, истертых на терке. Боли и отек сразу стали уменьшаться. У меня не было оснований к скепсису. В свое время медь помогла мне самой в сходной ситуации — правда, в виде купрум металликум, так что я не рисковала никакими осложнениями со стороны других органов, как моя собеседница. В работах по микроэлементам есть сообщение о склонности к переломам при недостаточности в организме меди.

В Сирии и Египте новорожденным для профилактики рахита и эпилепсии одевают медные браслеты.

Интерес к таким браслетам существует и в наших краях. Любопытно, что реакция на них бывает самой разной: от явно положительной до резко отрицательной. У одних прекращаются сердцебиения, сердечные боли, улучшается сон и вообще появляется ощущение душевного комфорта, у других, наоборот, раздражительность, ощущение тревоги нарастают. Реальность подобных ощущений все более подтверждается современными исследованиями. С 80-х годов в клиниках Университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы изучаются возможности металлотерапии, главный объект изучения — медь. Получены обнадеживающие результаты. Мне особенно интересно было узнать о симптоме «сцепления», который описали в книге «Экстрарецепторы кожи» Е. С. Вельховер и Г. В. Куш-нир. Он считается положительным, если медный диск легко удерживается на коже пациента, а под ним через определенное время меняется окраска кожи. Наличие этого симптома сулит успех от лечения медью. Эффективность медетерапии подтверждают и другие авторы.

По выражению советского физиолога В. Р. Райце-са, мозг — это своеобразное «медное депо». Содержание меди в мозговой ткани значительно изменяется по количеству и топографии при многих заболеваниях. Снижение содержания меди отмечается при эмоциональных стрессах, психастении, эпилепсии, поэтому представляется весьма перспективным лечение препаратами меди нервных и психических заболеваний. Медь — одно из народных средств лечения бешенства.

Медь влияет также на развитие растений. Избыток или недостаток ее в почве ведет у некоторых из них к изменениям, которые иногда используют геологи как индикаторы в поисках месторождений полезных ископаемых. В 1965 г. во Франции были поставлены опыты на горохе, показавшие четкую реакцию его на гомеопатические разведения медного купороса. Это наводит на мысль о возможности использования гомеопатических разведений в сельском хозяйстве. Вспомним, например, что соединения меди, применяемые для протравки зерна и опрыскивания винограда, часто вызывают так называемую медно-протравную лихорадку; химические удобрения вносятся сейчас в почву в больших и небезопасных количествах.

Медь входит в состав более чем 200 минералов, в том числе в такой сказочный камень, как малахит. Лечиться растертыми драгоценными и полудрагоценными камнями было когда-то очень престижно и, надо думать, небесполезно. Небесполезен был бы и гомеопатически приготовленный малахит, ведь он — гидро-ксикарбонат меди, а значит, вполне мог бы присоединиться к нашему медному квартету. Его кислотный остаток очень популярен в солях других металлов — гомеопатических лекарств. Так что малахитовая брошь может быть не только элегантной деталью одежды, но и душевным миротворцем, если ее хозяйка — обладательница «медного темперамента».

Лекарство для сладкоежек

Володимир на столе, а се его серебро.

Надпись на монете князя Владимира

Лекарство для сладкоежек

«Этo самое хорошее лекарство», — говорит мне пациент, десятилетний паренек со смешливыми, чуть навыкате зеленоватыми глазами, и тычет пальцем в то место на рецептурном бланке, где написано: «Аргентум нитрикум». «У него кожа стала совершенно чистой», — говорит его мать, сидящая рядом. «Как стала чистой?» — не соглашаюсь я, вглядываясь в раздраженные участки кожи в уголках глаз, возле рта. «Это после банки варенья, которую он съел вчера, когда я была на дежурстве. Все сладости в доме ликвидирует, если надежно не спрятать. Никакой сознательности», — объясняет мать. Высыпания действительно были несравненно меньше, чем те, которые мне пришлось видеть в предыдущие их визиты и которыми мальчик страдал с младенчества. Ни мокнутия, ни корок. Азотнокислое серебро было прописано из-за пагубной страсти к сладкому. Такой уж это «тайный» знак для врача-гомеопата: велика потребность пациента в сладком, не забывай о таком лекарстве, как аргентум нитрикум, и исследуй случай в этом направлении.

Об этом же препарате мужчина лет 60, длительно страдавший «пищеварительным дискомфортом», сделавшим его мнительным, раздраженным, привязанным к строгой диете, сказал: «Это удивительное лекарство—я разрешил себе есть то, чего не ел лет 20, стал уравновешеннее, значительно быстрее успокаиваюсь, если расстроюсь, нежели это было свойственно мне до лечения. Стали реже головокружения. Неужели это одно лекарство могло так подействовать?»

Да, одно лекарство. Оно лечило не его желудочно-кишечные расстройства или нервную систему. Оно дало его организму импульс для восстановления нарушенной работы этих систем, оно лечило его как человека, чувствительного к этому соединению серебра.

Для людей «серебряной» конституции характерна поспешность в движениях, речи, действиях. Они не любят и даже боятся опаздывать, хотя из-за суетливости такое часто с ними случается. Люди, чувствительные к серебру, стараются составить заранее планы своих действий. Когда я увидела человека, который приобретал в июле 1985 г. календарь на 1986-й, у меня мелькнула мысль, не нуждается ли он в лечении серебром. Такие люди страшатся возможных неприятностей и несчастий больше, чем чего-то случившегося — в экстремальных обстоятельствах они находчивы и энергичны.

Привлечение в лекарственный арсенал драгоценных металлов — дело старинное. Золото и серебро, по-видимому, были первыми. Прежде всего потому, что оба металла встречаются в самородном виде.

Серебро считали металлом луны — вот почему в алхимических книгах его изображали в виде юноши с серпом месяца в волосах. С влиянием луны связывали многие заболевания.

Хорошо известен старинный обычай хранить воду в серебряных сосудах, а также бросать серебряные монеты в водоемы и колодцы при их освящении. В походах военачальники, пившие из серебряных кубков, значительно реже заболевали инфекционными болезнями, чем солдаты, пользовавшиеся кубками из олова.

Сейчас дезинфицирующее свойство этого металла общеизвестно. Так, с целью обеззараживания воды через нее пропускают ток, используя серебряные электроды. Образующиеся ионы серебра угнетают ферментативные системы микроорганизмов, устраняя возможность заражения. Однако количество поступающего в воду металла надо дозировать: избыток его может стать токсичным.

Прекрасный металл может вызвать серьезные нарушения здоровья. Прежде всего аргироз — отложение серебра в коже и слизистых оболочках, приводящее к их окрашиванию в серо-зеленый, голубоватый или аспидный цвет. Такие отложения могут быть также и во внутренних органах. При этом отмечаются боли в правом подреберьи, головные боли, головокружения, конвульсивные подергивания и другие болезненные явления.

В силу естественных свойств серебра основная его масса длительное время шла на изготовление монет, ювелирных и художественных изделий. Прогресс внес свои поправки, и теперь главный потребитель этого металла — техника: электротехническая, электронная и кинофотопромышленность, для нужд которой он требуется в огромных количествах. Серебро стало дефицитным металлом, в связи с чем изменилось и наше бытовое отношение к изделиям из него. Мы стали значительно уважительнее произносить: «серебряная ложка», «серебряный стакан», «серебряная цепочка».

Ношение серебряных цепочек сегодня очень модно у молодежи обоих полов, но вряд ли кто-нибудь задумывается, полезно ли такое интимное соседство с серебром. Не эстетическая или моральная сторона вопроса имеется в виду, а влияние на здоровье.

Серебряная вещь в какой-то мере может предохранить человека от инфекционных заболеваний, подобно тому как медный крест или пластина служили профилактическим средством при эпидемиях холеры. Отмечено, что люди, страдающие аргирозом, чрезвычайно редко болеют заразными заболеваниями. Но возможно и иное: появление нервозности, головных болей, головокружений, воспаления уха вокруг отверстий для серег, немотивированная суетливость. Все зависит от чувствительности субъекта к элементу № 47, а также от состояния здоровья в тот или иной момент. Усталость, перенапряжение, тяжелые заболевания или стрессы в недавнем прошлом делают человека более уязвимым к его факторам риска.

А серебро для некоторых может стать таким фактором.

В последнее время повысился интерес к терапии металлами. Такова природа человека — периодически воскрешать к жизни нечто оставленное в прошлом. Возобновленный интерес к металлотерапии даст, видимо, факты, которые можно будет трактовать с позиций современной науки. А пока что с металлами экспериментируют не только в лабораториях, но и дома. Однажды ко мне на прием пришел пациент, врач по профессии, по поводу высокой гипертензии, не поддающейся терапии обычными медикаментами. Выбор гомеопатического лекарства колебался между препаратами меди и серебра. Пациент сообщил, что в последние два месяца его самочувствие несколько улучшилось, и объяснял это ношением по вечерам ожерелья из серебряных монет. Испробованный до этого с той же целью обруч из меди подобного эффекта не оказал. На мгновение я представила себе коллегу, обнаженного до пояса и фланирующего по комнате с ожерельем на груди, ассоциировала это зрелище с изображением индейцев на обложке приключенческих повестей в духе Ф. Купера и с уверенностью прописала препарат серебра.

Нитрат серебра, или ляпис, — наиболее популярный серебряный гомеопатический препарат; металлическое серебро, как и другие его соединения, применяют реже. Многие препараты серебра входят в Государственную фармакопею, но большинство из них в отличие от гомеопатических рекомендовано для наружного употребления. Применение малых доз позволяет использовать эти препараты внутрь. В рамках гомеопатии аргентум нитрикум и аргентум метал-ликум — препараты, действующие на нервную систему, кожные покровы, слизистые и серозные оболочки. Нам, гомеопатам, эти препараты представляются прекрасными средствами для улучшения нервной адаптации, в чем так нуждаются люди современного стремительного образа жизни.

Принято думать, что сладкоежки — дети, что они только и мечтают о том, чтобы, к огорчению мам и бабушек, есть одни сладости. Это далеко не так — многие взрослые страстно любят конфеты, пирожные, торты. Они не обязательно обжоры и далеко не все толстые. Женщины обычно легко сознаются в таком «грехе». Мужчины, наоборот, в большинстве случаев, отвечая положительно на вопрос, любят ли они сладкое, виновато улыбаются, будто уличенные в чем-то постыдном для мужественного пола. А вины их никакой в том нет — просто, как говорил Пушкин, «таков мой организм».

Когда цветет никотиана…

Минздрав СССР предупреждает: курение опасно для вашего здоровья.

Надпись на сигаретной упаковке

Когда цветет никотиана

Никотиана — родовое название растений семейства пасленовых — Solanaceae. В род входит около ста видов. Один из самых распространенных — табак настоящий — Nicotiana tabacum L., возделываемый в промышленных целях. В заглавии — строка из стихотворения Леси Украинки, она говорит о другой никотиане — душистом табаке, садовом цветке, который наряду с петунией и портулаком душевно приятен всем причастным к украинскому югу.

Имя этому роду растений дано создателем системы растительного и животного мира К. Линнеем в честь французского посланника в Португалии Ж. Нико, приславшего королеве в подарок табак вместе с семенами. Это было в 1560 г. Табак настоящий обязан своему повсеместному распространению содержащемуся в нем алкалоиду никотину. Никотин действует возбуждающе на нервную систему, подстегивая ее и создавая коварное впечатление бодрости, повышения работоспособности и собранности. Широкое распространение курения, нюхания и жевания табака — одно из свидетельств человеческого легкомыслия и неспособности видеть отдаленные последствия сиюминутных поступков. Недаром болезненные явления, возникающие вследствие злоупотребления табаком, кофе, спиртными напитками, называют отравлениями отсутствия воли.

Табак очень богат микроэлементами, среди них весьма важные для организма кобальт, литий, олово, свинец (их количество различно, видимо, в зависимости от условий внешней среды). Но основным токсическим началом табака принято считать никотин. Никотинизм — это хроническое отравление табаком.

Нельзя сказать, чтобы человечество не пыталось бороться с воцарившимся злом. Так, в 1624 г. против курения была издана папская булла. В России в допетровские времена за употребление «зелья табачища» клеймили и ссылали на каторгу в Сибирь. Особенно строго относились к курению табака старообрядцы.

Современная наука прилагает колоссальные, дорогостоящие усилия к изучению влияния курения на здоровье в самых разных аспектах. В целом ответ однозначен. Ведется пропаганда вреда курения. И все-таки… В связи с этим вспоминается мысль известного американского педиатра Б. Спока из книги «Ребенок и уход за ним»: он говорит, что ребенок часто не слушается потому, что замечание делается «не тем голосом». Ведь если ребенок приближается к чему-то категорически опасному, скажем к открытому огню, некая особая интонация в голосе взрослого его обязательно остановит. Очевидно, вред курения проповедуется «не тем голосом». Да и проповедник, будь то врач или педагог, часто не без греха.

Этому есть исторические причины. Ведь в начале своего появления табак воспринимался как лекарство от многих болезней. Хотя гораздо больше сведений противоположного характера. Отравления табаком бывают при неосторожности у работающих в поле на прополке и особенно пасынковании растений — крупные сочные листья испускают дурманящий запах и оставляют на руках липкие зеленые следы. В красоте, правда, таким полям отказать невозможно — хороши. Особенно царственный вид у махорки… Небезопасна также при несоблюдении правил работа на табачных фабриках, на производстве по переработке отходов табака, из которых получают никотин, лимонную кислоту, ароматические масла и инсектициды.

Никотин, как и некоторые другие алкалоиды табака, — нервные яды, из-за чего картина расстройств, вызываемых ими, чрезвычайно разнообразна. Это судороги, нарушение координации движений, онемения, головные боли, головокружения, дрожание, нарушение функций всех органов, особенно зрения, атрофические изменения слизистых, кожные высыпания. Наблюдения за вредными действиями табака ведутся давно. Мне встретилась любопытная заметка на этот счет в медицинском журнале конца прошлого века: «В Мельбурне многие из лошадей, пасшихся за городом, стали слепнуть. Было заподозрено влияние табачных листьев. Поэтому опыта ради в местной ветеринарной школе к корму здоровых животных стали примешивать различные травы, и оказалось, что листья табака неизменно вызывают амблиопию» (снижение зрения).

Акушеры отмечают, что риск рождения неполноценного ребенка у курящей женщины значительно выше, чем у некурящей. Печальны последствия, когда курят оба родителя. Профессор Копенгагенского университета Бу Хольма на основании исследований 3946 детей предупреждает родителей, что чем больше они курят, тем хуже чувствуют себя их дети. Журнал «Science Neus» за 1985 г. сообщает, что у детей курящих отцов на 50% больше шансов заболеть раком. Да и сама возможность иметь ребенка у злостных курильщиков уменьшается — хроническое отравление никотином ведет к расстройствам в сексуальной сфере.

На одной из публичных лекций о гомеопатии я получила записку следующего содержания: «Можно ли сказать, что курение табака в малых дозах является лечебным? Если да, то против каких болезней оно направлено?».

Отвечать пришлось довольно пространно. Из жизненного опыта каждому ясно, что доза не может быть стабильным понятием: для одного субъекта, не выпускающего сигареты изо рта, несколько затяжек — это мало, а для некурящего и чувствительного к табачному дыму — много.

В гомеопатии принято разделять дозы на большие и малые в зависимости от реакции организма на лекарственное вещество. Основание для подобного разделения — тот давно отмечаемый факт, что реакция на одно и то же вещество существенно изменяется, вплоть до перехода в свою противоположность у одного и того же человека в зависимости от дозы. Например, в то время как вещество в одной дозе расширяет сосуды, при уменьшении или увеличении ее наступает момент, когда оно начинает действовать сосудосуживающим образом. Лекарственные вещества, вызывающие кровотечение, становятся кровоостанавливающими. То же и с никотином — возбуждая в малом количестве, он действует парализующе в большом.

Качественные изменения лекарственных эффектов в зависимости от дозы лекарства — это проявление закона диалектики о переходе количественных изменений в качественные. Именно качественные изменения действия лекарства и служат сигналом, позволяющим врачам-гомеопатам различать большую и малую дозы. Реакция организма рассматривается при постепенном уменьшении количества вещества. Пока изучаемое вещество дает однотипный эффект, дозировка считается большой. Но как только эффект изменился на противоположный — доза будет названа малой. В количественном отношении дозы могут сильно варьировать в зависимости от природы вещества и индивидуальной чувствительности, обусловливаемой постоянными и временными факторами.

Принципиально никотином, а также всем набором компонентов, входящих в табак, можно лечиться: ведь яд, как уже говорилось, — первейший источник лекарств. Исходя из того что доза может делать действие яда незаметным, надо найти таковую. Можно ли дозировать табачный дым, я не знаю, хотя не исключаю возможности, что кто-то когда-то от чего-то полечился таким образом.

Благо и зло постоянно соседствуют: никотин — яд, а его производное никотиновая кислота и медикаменты, в которые она входит (никошпан, нигоксин, никодин, никотинамид) — широко используемые в аллопатической практике лекарства.

Отечественная гомеопатия располагает препаратом из листьев табака, во Франции гомеопаты используют в малых дозах как чистый никотин, так и некоторые его производные.

Гомеопатический препарат из листьев табака называется табакум. Его применяют при многих серьезных болезнях: стенокардии, диэнцефальном синдроме, ганглионитах, мигрени, бронхитах, бронхиальной астме, заболеваниях желудочно-кишечного тракта, печени, почек, кожном зуде и крапивнице.

Некоторым людям препарат помогает преодолеть вредную привычку курения (это люди с рядом соматических и психических особенностей: у них часто наблюдается повышенная утомляемость, нарушение питания, сна, неустойчивое настроение, обмороки с холодным потом, дрожание, слабость в конечностях, укачивание в транспорте).

Рецептов, помогающих отучиться курить, довольно много, можно выбрать по вкусу. Немецкий исследователь Р. Вильфорт в объемистом труде о роли лекарственных растений для сохранения здоровья («Gesundheit durch Heilkrauter» — буквально «Здоровье через лекарственные растения») предлагает один из довольно приемлемых способов: два-три дня яблочной диеты без всякой иной пищи и питья (необходимо съедать два десятка яблок в день). В пояснении к диете указывается, что она имеет больше шансов на успех у курильщиков, которые не только не любят яблок, но даже питают к ним отвращение.

…Разгар лета, берег Азовского моря, ясная голубизна южного неба, тишина на море и в низкорослой акациевой посадке, где расположилось несколько «диких» палаток любителей неорганизованного отдыха. Возле' одной из палаток чей-то надсадный кашель. Привычно отмечаю, что кашель влажный, и представляю себе чуть согнувшуюся фигуру человека, старающегося откашляться. Чужие страдания вызывают у меня сочувствие, а этот кашляющий — раздражение, хотя параллельно с этим я решаю, какое лекарство смогло бы ему помочь. Почему раздражение? Видимо потому, что я узнаю кашель курильщика. Этот человек сам в большой мере виновен, что является «ложкой дегтя» в чистоте прекрасного утра.

Над никотиновой проблемой стоит задуматься. Долгие годы табак и спиртные напитки укорачивают жизнь людей, хотя человечество всегда понимало их вредность. Очевидно, нужно искать какие-то принципиально новые подходы к избавлению людей от этих пороков, и врачи-гомеопаты готовы внести свою лепту в это благородное дело.

Красавка — «отровница»

Я так надолго остановился на этих действиях белладонны потому, что здесь мы стоим на одной почве с нашими собратьями аллопатами, и в нашем откровенном принятии таких средств лежит одна из надежд лучшего согласия в будущем.

Р. Юз

Красавка — «отровница»

Слово «белладонна» переводится с итальянского как «прекрасная дама». Таким именем это лекарственное растение названо не по причине его красоты — тысячи растений ярче, эффектнее, красивей. Во всем повинны дамы, использовавшие его сок с незапамятных времен для усиления блеска глаз и румянца на щеках: он расширяет зрачок и сосуды кожи.

Красавка белладонна лекарственная — Atropa belladonna L. — многолетнее травянистое растение семейства пасленовых — Solanaceae, крупное (на второй год жизни достигает в высоту 1–1,5 м), с густо-зелеными крепкими листьями и довольно скромными колокольчатыми цветами желтовато-бурого или буро-фиолетового цвета. Самое привлекательное в нем — черные блестящие ягоды, которыми, к сожалению, соблазняются нередко не только дети, но и взрослые. Р. Вильфорт, автор книги, посвященной лекарственным растениям, пишет о ежегодных сообщениях в газетах по поводу отравлений ягодами красавки. Вопреки обычным нашим представлениям о нежности и слабости детского организма, он более стоек к воздействию яда белладонны, чем организм взрослого человека. Почти все растения семейства пасленовых ядовиты, белладонна же — самая ядовитая из них. Так что название «отровница» (отравительница) подходит ей больше, чем «красавка». Недаром еще зовут ее сонной одурью, бешеной, чертовой или песьей вишней, крысиной ягодой и змеиной травой.

В Европе с XVIII в. издаются циркуляры, а в наши дни научно-популярные брошюры, предупреждающие об опасности ягод белладонны. Свойство белладонны оказывать снотворное и возбуждающее действие известно с древних времен, однако подробное описание растения можно найти лишь в травнике Фокса, изданном в 1552 г. Из-за высокой токсичности она не нашла широкого применения в народной медицине.

Парацельс считал, что белладонна может причинить безумие. Так же думал А. Галлер, хотя в его время растение уже применяли как лекарственное при самых разнообразных заболеваниях: бессоннице, эпилепсии, ночном недержании мочи, холере, подагре, коклюше, желудочно-кишечных, кожных и венерических заболеваниях. Видимо, такие рекомендации носили в большинстве случаев умозрительный характер. Изучение физиологического действия белладонны началось позднее — в XIX в. В 1831 г. немецкий ботаник и физиолог Ф. Ю. Майн и независимо от него в 1833 г. немецкие токсикологи Гейгер и Гессе открыли атропин (один из основных, наряду со скополами-ном и гиосциамином, алкалоидов красавки).

В конце XIX в. большую сенсацию произвело средство от дрожательного паралича, предложенное жителем болгарского города Шипка И. Раевым. Оно обладало значительной эффективностью. Состав и способ приготовления автор держал в секрете. Королева Италии приобрела у него этот секрет и учредила в нескольких городах у себя на родине и в немецком городе Касселе госпитали для лечения болгарским средством больных энцефалитом. Основным компонентом таинственного препарата оказались корни белладонны. В 25% случаев отмечалось излечение больных, в 40 — значительное улучшение, в остальных результаты были неопределенны. Основная трудность в лечении заключалась в установлении оптимальных, как разовых, так и курсовых доз, — нередко возникали вредные побочные действия в виде сухости слизистых, расширения зрачков, нервного возбуждения. Оказалось также, что при остром энцефалите, а также при физической и психической астении, заболеваниях сердца, печени и почек применять препарат небезопасно. Таким образом, курс лечения надо было моделировать на каждом больном. Видимо, эти обстоятельства и были одной из причин разочарования в лекарстве, внушившем поначалу весьма радужные надежды. К прекрасной даме — белладонне — требовался деликатный подход. Современный препарат сухого экстракта корня белладонны — кор-белла — также не имеет четко определенной дозировки и применяется с постепенным повышением дозы до наиболее эффективной для больного. Доза, таким образом, зависит от индивидуальной реакции.

Раздумывая над подобной ситуацией, я всегда вспоминаю слова Ганемана, который писал, что каждое лекарственное вещество, а не только пациента, надо рассматривать как индивидуум. Разве достаточно сказать о белладонне или атропине, что это спазмолитические и болеутоляющие препараты? Этого крайне мало. Необходимо уточнить, в каких случаях, для кого, при каких обстоятельствах они являются таковыми.

В любой терапии — народной, аллопатии, гомеопатии — с помощью препаратов белладонны стремятся вызвать успокаивающий, обезболивающий, антиспастический эффект, чтобы лечить бессонницу, ночной энурез, бронхиальную астму, паркинсонизм, почечные и печеночные колики, заболевания желудочно-кишечного тракта. Из чего следует, что при любом варианте лечения используется эффект малых доз этого лекарственного вещества, так как большие дозы, возбуждающие и вызывающие спастические явления, непригодны для терапии. Известно также, что определить эту малую дозу, в данном случае успокаивающую, бывает затруднительно. Одна и та же доза у различных людей может давать эффекты не только разной интенсивности, но и разнонаправленные, выступая в зависимости от индивидуальной чувствительности то в роли малой, то в роли большой дозы. Поэтому в одних случаях может наблюдаться лечебный эффект, в других — лечебный наряду с побочными действиями и в третьих — токсические явления. Гомеопатам в такой ситуации помогает разобраться принцип подобия, при помощи которого определяются особо чувствительные к лекарству лица. У таких субъектов гомеопаты вправе рассчитывать на лечебный эффект от ультрамалых доз, заведомо не дающих вредных побочных действий. Лечебный эффект от таких доз у лиц, не имеющих особых, «белладонных» черт, не наступает. Белладонна должна быть прописана в «белладонном» случае.

Согласно гомеопатическим представлениям, к «белладонным» принадлежат натуры артистические, с повышенной нервозностью, быстрыми, сильными, но непродолжительными реакциями, эмоции которых могут достигать степени пароксизма. Один из врачей прошлого века высказался очень решительно по поводу белладонны, заявив, что она никогда не помогает идиотам. У «белладонных» лиц красивые ясные глаза с широкими зрачками, многие острые заболевания — грипп, ангина, рожа — протекают у них по типу скарлатины. Лечебным, а также профилактическим средством при скарлатине белладонну считали еще до появления гомеопатического метода лечения. По-видимому, это сыграло определенную роль в том, что именно с лечения скарлатины белладонной начал свою гомеопатическую практику Ганеман. Опыт современных врачей-гомеопатов также говорит о том, что она смягчает течение этого инфекционного заболевания и предохраняет от возможных осложнений. Это одно из самых часто применяемых в гомеопатии лекарств при ночном энурезе.

Как-то один из моих постоянных пациентов, смущенно вытягивая из бумажника жалкие остатки рецепта на белладонну, попросил меня повторить его в нескольких экземплярах. На мой недоуменный взгляд он ответил: «Вы не удивляйтесь моей просьбе — уж больно много детей вылечилось этим лекарством от «ночной беды». Все дети, излеченные белладонной от ночного энуреза, оказались жителями одного села на Житомирщине и, как это часто бывает в селах, большинство из них носило одну и ту же фамилию. Такой подобрался «белладонный» народ!

Гомеопатическая практика моего отца также началась с белладонны. Мы жили тогда на юге Украины, где отравления ягодами этого растения довольно часты, и, видимо, клиника отравления эмоционально впечатлила его. Он проникся образом «белладонного» больного и уловил совокупность ее влияния на организм. Ведь отравлялись чаще всего люди с повышенной чувствительностью к яду этого растения.

Область применения белладонны в гомеопатии довольно обширна и не ограничивается упомянутыми заболеваниями. Сильные невралгические боли, кровотечения, острые маститы, абсцессы, аллергические дерматиты и другие болезненные явления также могут быть с успехом вылечены ею. Особенно поразил меня эффект от применения белладонны при гормонзависимой бронхиальной астме с наличием у больной «стероидного» облика: излишней полноты, распространенных багровых полос, специфического румянца. Перехватив мой исследующий взгляд, пациентка произнесла: «Вместо 46-го размера одежды я за два года лечения гормональными препаратами стала носить 54-й». Клиника основного заболевания под влиянием интенсивного лечения была лишена индивидуальных черт, которые помогают врачу-гомеопату находить подходящее лекарство. Я была в затруднении, но, увидев ясные лучистые глаза пациентки и выяснив, что она относится к высоко-температурящим субъектам, что так характерно для белладонны, прописала этот препарат в высоком разведении. За два месяца она не только стала легче дышать, но и похудела до 48-го размера одежды. Подобное действие белладонны стало мне еще понятнее, когда я узнала, что пасленовые растения содержат вещества, используемые для изготовления преднизолона. Именно этим гормональным препаратом пользовалась пациентка до обращения в гомеопатический кабинет.

Так что белладонна способствует красоте, не только расширяя зрачки, но и в целом влияя на гормональный обмен. В особенностях гормональной системы кроется, видимо, и корень повышенной эмоциональности «белладонных» натур. Пути врачевания редко походят на прямой полет стрелы — они более подобны зигзагам молнии, но тем больше радость при достижении успеха.

Обыкновенный репчатый лук

Как сообщает Гален,

для холериков лук не полезен,

Но для флегматиков лук,

говорит он, — целебное средство.

Арнальдо де Вилланова

Обыкновенный репчатый лук

Счастлив человек, наделенный искусством слушать: часто услышанное — даже фантастическое, неправдоподобное и потому раздражающее или вызывающее улыбку — может оказаться правдой или даже послужить толчком к чему-нибудь полезному. Так было со мной около двух десятков лет тому назад, когда моя добрая знакомая рассказала мне, начинающему врачу, такую историю. В дореволюционное время в близком ей семействе был больной, страдавший жестокими приступами почечно-каменной болезни. Врачи назначили ему диету с исключением острой пищи. А пациент постоянно просил лука, буквально умолял… Родные не решились нарушить запрет врачей и последовать «капризу». Случай окончился трагически. Просьба о луке запомнилась близким, и они погрузили в луковый сок камни, найденные в почках больного. Трудно описать потрясение близких, когда они увидели, что сок растворил камни. Работая в послереволюционные годы в Крыму, рассказчица посоветовала сотруднице, страдавшей почечными коликами, ежедневно есть луковые салаты. С полным успехом — колик как не бывало. Я не сумела скрыть свой молодой скепсис по отношению к ее рассказу, но рассказ не забыла.

Через некоторое время я стала интересоваться более подробно свойствами этого овоща. Я узнала, что лук репчатый — Allium сера — это луковичное растение семейства лилейных — Liliaceae — культивируется во всем мире, хотя родом оно из Азии. По семейству оно родственно чесноку, морскому луку, алоэ, безвременнику, ландышу, чемерице, вороньему глазу, сабадилле, сарсапарилле, имеющим лекарственное значение. Возможно даже, что это одно из первых растений, примененных с лечебной целью. Ведь репчатый лук съедобен и, многие согласятся, вкусен. Значит, его влияние на организм легко могло быть замечено на заре развития общества.

Мы привыкли в лечебных делах держать равнение на отца медицины Гиппократа. Применял ли он лук? Да, в его произведениях упоминается это лекарственное растение. Далее его рекомендовали Диоскорид, Парацельс, Галлер. Поэтические строки Салернского кодекса здоровья также восхваляют это средство. Использовали целое растение, сок, настойки, отвары, мази.

Во времена крестовых походов за восемь луковиц можно было выменять пленного. Ясно, что эти луковицы употребляли не для приготовления салата. А если и для салата, то с особыми целями, а не как гарнир к жареной на вертеле косуле.

Очень ценили лук как лекарство на Руси. Из истории отечественной медицины известно, что Иван Грозный прикладывал его к нарыву на ноге. Широко применяли лук в народной медицине на Украине. Его рекомендовали при самых разных заболеваниях — начиная от ран, нагноительных процессов, простуд, цынги, заболеваний печени и почек, бородавок, облысения, базедовой болезни до истерических судорог и бешенства. Диапазон подозрительно велик. Как могут в луковичке заключаться столь обширные и разнообразные лечебные действия? Луковичка-панацея?

Развенчивает ли луковицу современная наука? Нет, скорее она дает нам основание относиться к ней уважительно. Лук содержит фитонциды, значительное количество витаминов С, Вь РР, минеральные вещества — серу, кальций, калий, железо, цинк, стронций, а также эфирные масла.

На кафедре фармакологии Харьковского медицинского института длительно изучали действие лука на организм животных и человека. В результате было предложено несколько препаратов для лечения ран, гнойных процессов в легких, ангин, желудочно-кишечных и сердечных заболеваний, профилактики атеросклероза.

О применении лука в разных видах для лечения и профилактики простудных заболеваний всем известно достаточно широко. Есть столь ярые энтузиасты этого дела, что в осенне-зимний сезон, чреватый простудами, к ним опасно приближаться из-за не столь уж приятного лукового запаха. В такие моменты начинаешь понимать, почему в штате Небраска до сих пор не отменен закон, запрещающий парикмахерам есть лук с 7 часов утра до 7 вечера. Иным мало просто есть лук, они ставят блюдца с луковой кашицей возле дверей и окон — видимо, на путях предполагаемого вторжения инфекции, подобно крестам, которые наносили копотью от пламени свечи, принесенной в страстной четверг из храма, на коробки дверей как защиту от нечистой силы…

В гомеопатии широко применяют препарат из лука при ранениях, ожогах, простудах, аллергических поражениях слизистых различных органов, сердечнососудистых заболеваниях, печеночных и почечных коликах и многих других страданиях. Называется он аллиум цепа. О запахе из-за малости дозы речи нет, а лечебный эффект бывает замечательный. Правда, он наступает только в том случае, если врач сумеет правильно оценить, подходит ли препарат из лука в данной ситуации. Рассмотрим, как назначаются гомеопатические лекарства, на простом примере. Широко известно свойство лука исторгать слезы.

Аллиум цепа может быть применен при заболеваниях, сопровождающихся раздражением слизистой глаз, носоглотки (как мы говорили, назначение лекарства в гомеопатии диктуется принципом подобия — выбирай такое вещество для лечения, которое само может вызывать сходное болезненное явление). Здесь речь идет о слезах и выделениях из носоглотки. Такие симптомы бывают при гриппе, респираторных заболеваниях, сезонном катаре. Однако аллиум цепа лечит не каждое раздражение слизистых — только в том случае, если эти явления усиливаются в тепле и уменьшаются на свежем воздухе, если выделения из носа едкие, раздражающие окружающую кожу, а выделения из глаз не оставляют следов на щеках, нужно использовать наш препарат. Тестируются и другие болезненные явления — иначе гомеопатический препарат не сможет оказать лечебного эффекта. Так проводится «зондирование» пациента на чувствительность к каждому избираемому лекарственному веществу, вот почему врачи-гомеопаты задают часто вопросы, которые кажутся нелепыми, не имеющими прямого отношения к лечению. Очень важно, чтобы обращающиеся в гомеопатический кабинет знали об этом и умели отвечать на вопросы, как влияют на них факторы окружающей среды. К сожалению, нередко пациенты не утруждают себя наблюдением даже за реакцией своего организма на принимаемый медикамент. И это вовсе не всегда означает, что медикамент не действует на них.

Так что для врача, особенно для гомеопата, бывают очень важны вероятные и невероятные жизненные истории — они помогают выбрать индивидуальное лекарство для пациента. Даже если больным поставлен одинаковый диагноз, они не просто «язвенники», «ревматики», «сердечники», а люди разной конституции, темперамента, вкусов, обстоятельств жизни. Одна из «изюминок» гомеопатического метода и состоит в постоянном стремлении врача найти индивидуальное средство для каждого больного.

Вот почему уменье слушать — свойство вообще ценное — особенно необходимо нам, врачам-гомеопатам.

Колючий цветок

Колючий цветок

Я не могу похвастаться тем, что у меня уж очень хорошо растут комнатные растения, но алоэ выросло необыкновенное. Настоящее дерево, хоть и росло в горшке на застекленной веранде. Разрослось ввысь и вширь, сделалось многоствольным, косматым, за что получило прозвище деда. Его габариты явно угрожали превысить пространственные возможности нашей квартиры. Как-то к нам приехала гостья, и я поделилась с ней нашими тревогами по поводу «деда». Она оценивающе посмотрела на алоэ, а затем на меня и сказала: «Ну, если вам не жалко, то я заберу его у вас и…съем». «Дед» был срезан. Оказалось, что наша гостья в течение многих лет использовала столетник чуть ли не как панацею — средство от всех болезней. Она перемалывала его листья на мясорубке, добавляла немного сахару для смягчения горечи и спирта для предохранения от брожения, после чего препарат был готов к употреблению. При появлении признаков простуды, общем недомогании или дискомфорте со стороны желудочно-кишечного тракта она принимала снадобье по чайной ложке несколько раз в день с неизменным, по ее словам, положительным результатом.

В гомеопатии алоэ также числится среди лекарственных веществ. Гомеопатический препарат готовится из сабура, сгущенного сока нескольких видов алоэ, чаще всего алоэ сокотринного — Aloe succotrina, почему препарат называется алоэ сокотринэ. Название связано с островом Сокотра, по преданию, завоеванным Александром Македонским именно из-за существовавшего там производства сабура, который использовали как наружное средство при ожогах, долго не заживающих трещинах, ранах. Во время Великой Отечественной войны сок алоэ также использовали для лечения длительно не заживающих ран. Известно, что сабур входил в состав «эликсира молодости». Если судить по моей гостье, в ее преклонном возрасте сохраняющей живость молодости, успешно лечившейся алоэ от всех болезней, то начинаешь пересматривать свое отношение к лечебным возможностям этого растения.

Начинающим гомеопатом я умела прописывать алоэ при определенных формах колита, и столь широкое его применение моей знакомой казалось мне странным. В нескольких случаях, весьма неприятных для пациентов (поражение кишечника у них сопровождалось неуверенностью в мышце, запирающей задний проход), результаты были прекрасные.

Случай с «дедом» возбудил у меня интерес к растению. Я тщательно ознакомилась с предметом и узнала много интересного и поучительного. Теперь, имея тридцатилетний опыт врачевания, такие маленькие «истории» ценишь все больше. Ведь не только изучение фармакологии или специальной гомеопатической фармакодинамики, но и любая информация, эмоционально задевающая врача, обостряет наблюдательность, а следовательно, ведет к более успешному лечению.

Алоэ принадлежит к семейству лилейных. Наиболее знакомый нам вид — алоэ древовидное, растущее в наших домашних условиях и культивируемое на Кавказе, в Крыму и Средней Азии, относительно небольшое и чрезвычайно редко цветущее растение. Отсюда и название «столетник» (цветет раз в сто лет). Цифра сто — очень «круглая», поэтому привлекательна и впечатляюща. На самом деле алоэ цветет раз в 5–6 лет. В оранжерее Нью-Йоркского ботанического сада мне довелось видеть сразу несколько цветущих растений. Отдельный цветок напоминает по форме крошечную тигровую лилию с пастельной окраской. У себя на родине, в Южной и тропической Африке, на Аравийском полуострове и островах Мадагаскар и Сокотра, отдельные виды алоэ достигают в высоту 18 м и выглядят как настоящие деревья. Но есть среди них и многолетние травы, и кустарниковые формы, и даже лианы. Все они — суккулентные растения, хорошо переносящие засуху. Часто их используют как ландшафтные, украшающие аллеи в парках курортных городов.

У народов Ближнего Востока был обычай вешать алоэ над входом в дом — ему приписывали магические свойства. В Египте этот обычай жив и поныне. А магического в растении немало. Листья и сок алоэ содержат ферменты, витамины, фитонциды, органические кислоты, гликозиды, смолистые вещества. Их широко применяют в лечебной практике при заболеваниях желудочно-кишечного тракта, органов дыхания, кожи, слизистых оболочек. При выдерживании листьев алоэ в неблагоприятных условиях (холоде, темноте) в них образуются особые вещества — биостимуляторы, которые способны усиливать обменные процессы в тканях, повышать устойчивость организма к инфекциям, помогать быстрейшей ликвидации воспалительных процессов. Эту особенность растения открыл и ввел в лечебную практику академик В. П. Филатов.

С гомеопатических позиций растение исследовал американский врач-гомеопат К. Геринг. На одной из особенностей действия алоэ хорошо демонстрируется терапевтический принцип гомеопатии — принцип подобия. Большая доза алоэ дает выраженный послабляющий эффект. В гомеопатических дозах действие диаметрально противоположное, закрепляющее. Гомеопатический препарат алоэ применяют при расстройствах желудочно-кишечного тракта, заболеваниях печени, почек, мочевого пузыря, в гинекологической практике, при некоторых видах головной боли. Использование в малых дозах делает гомеопатический препарат свободным от вредных побочных действий, а следовательно, и исчезают противопоказания к применению.

Алоэ не ядовито, но чрезмерное его употребление может способствовать приливу крови к органам брюшной полости, малого таза, а это при некоторых ситуациях может быть противопоказано. Об этом следует помнить при лечении, следя за реакцией организма (что, впрочем, необходимо даже в случаях, если используются пищевые растения — такие, как петрушка, лук, чеснок, редька, перец и многие другие).

В очерках по фитотерапии И. Ковалевой алоэ рекомендуется размельчать руками во избежание его контакта с металлом, предварительно обрезав колючки, и полученный сок заливать вдвое большим количеством горячего меда. При заболеваниях легких часто рекомендуют смесь сока алоэ с жирами, медом и какао. Мне не импонируют любого рода смеси: при таком лечении главное «действующее лицо» остается невыясненным. И все же у меня нет оснований сомневаться в их эффективности.

На Украине алоэ называют колючим цветком. Воспринимают его как домашнее растение, не думая о его заморском происхождении. Не цветет — так ведь столетник! Редкое окошко в домах маленьких городов и сел обходится без его матово-зеленых растопыренных веточек, отщипываемых в случае нужды на благо людей.

Переступень

Фашира — переступень белый… — это белая виноградная лоза.

Бируни

Переступень

Второе название растения — бриония (латинское Bryonia). Видимо, от греческого «брио» — цвести, расцветать, пускать побеги. В фармакогнозии Бируни, среднеазиатского ученого-энциклопедиста, оно названо виноградной лозой. В самом деле, листья растения напоминают виноградные, сходство с виноградом дополняется наличием усиков, которыми переступень цепляется за какую-либо опору — плетень, забор, стену дома.

В мире насчитывается около десяти видов этого растения из семейства тыквенных — Cucurbitaceae, на территории Советского Союза их четыре, два из которых — переступень лопухолистный (В. lappifo-lia) и черноплодный (В. melanocarpa Nabiev) занесены в «Красную книгу». На Украине переступень называют адамовым корнем и «нечтай-з1ллям». По библейским преданиям, Адамом звали первого человека, само слово «адам» означает «человек» в древнееврейском языке. Корень у переступня, как у женьшеня и мандрагоры, похож на человечка. Вполне возможно, что именно это способствовало лекарственной «карьере» этих растений. В дошедших до нас древних медицинских трактатах высказывается мысль, будто природа самой внешней формой растений указывает на их предназначение. Форма — это сигнал, намек. Сходство корня с человеческой фигурой могло расцениваться как особо важный знак.

Название «нечтай-з1лля» (нетрогай-зелье) как бы предупреждает о ядовитости растения. Это особенно важно знать потому, что плоды брионии похожи на ягоды паслена, которыми часто лакомятся дети.

Об использовании переступня в медицине известно с античных времен. С лечебной целью употребляют все части растения. Корень — чаще для внутреннего употребления, молодые побеги, листья и ягоды — для наружного. Гиппократ и его последователи применяли переступень при женских заболеваниях. Диоско-рид — при ушибах, головокружении и судорогах. Мазью из ягод пользовались как депиляторием. По сообщению Бируни, дубильщики кожи употребляли плоды растения для снятия со шкур шерсти. Во все времена переступень считался сильным слабительным средством.

В средние века человечество растеряло многие знания, добытые древними естествоиспытателями, немало сведений осело в рукописях, ожидая своего часа. Суеверия, догмы, схоластика шли в наступление. Переступень, как и многие другие лекарственные растения, применяли как приворотное снадобье. В анналах народной медицины Германии хранится рецепт такого рода: «Кусочек корня надо положить в туфель, приговаривая при этом — юноши, спешите ко мне». Переступнем лечили нарывы, лихорадочные состояния, ревматизм, отеки и астму.

Современные деревенские костоправы смазывают настойкой переступня места травмы при осмотре и вправлении вывихов с целью обезболивания.

Популярное средство народной медицины, переступень неоднократно привлекал к себе взоры ученых. Немецкий врач, один из основоположников геронтологии К. В. Гуфеланд, крупнейший медицинский авторитет конца XVIII — начала XIX в., применял его при заболеваниях легких. Во Франции действие переступня на бронхи и легкие в эксперименте на животных изучал отец знаменитого физика П. Кюри.

В наше время сотрудники Института тонкой органической химии АН Армянской ССР, занимающиеся изысканием новых физиологически активных веществ, также заинтересовались переступнем: «Один из химических секторов института занят исключительно природными соединениями… Главные усилия сосредоточены на одном, особенно многообещающем растении. Это переступень белый, по-латыни бриония альба, а по-армянски лоштак, т. е. лопоухий…». Институтские химики уже выделили около двадцати индивидуальных веществ. Те соединения, которые можно считать действующим началом, уже выделены и идентифицированы (Химия и жизнь, 1981, № 8).

Основные биологически активные вещества переступня — ядовитые гликозиды типа сапонинов — ку-курбитацины, органические кислоты, дубильные вещества, крахмал, стероидные соединения.

Бриония — один из самых первых гомеопатических препаратов. Его готовят из свежих корней, собираемых до цветения. В гомеопатическую практику его ввел С. Ганеман, тщательно разработавший показания к его применению.

Сейчас основным фармакологическим действием брионии считается противовоспалительное. С точки зрения врача-гомеопата это не совсем так: ее эффективность во многих случаях не может быть объяснена таким образом. Гомеопаты воспринимают брионию как препарат широкого спектра действия, принадлежащий к группе полихрестов (полихрест — термин, введенный Ганеманом для обозначения, как говорили в те времена, многоцелебных лекарств). Многоцелеб-ность брионии известна любому практикующему врачу-гомеопату. Конечно, при этом нельзя забывать, что ее нужно прописывать только по специальным показаниям, в «брионийных» случаях. Например, бриония — прекрасное средство для лечения полиартритов, однако в том случае, если боли беспокоят не ночью или в состоянии покоя, а при движении, носят острый колющий характер, причем по мере движения нарастают, не отмечается столь часто наблюдаемого феномена «расхаживания». Перспективно использование брионии при головных болях в том случае, если они носят колющий характер, резко усиливаются от любого движения, могут заканчиваться рвотой или носовым кровотечением. При «брионийном» плеврите врач отмечает стремление больного лежать на пораженной стороне, что обеспечивает больший покой и меньшую интенсивность болей. То же самое при печеночной колике. Бриония — испытанное временем слабительное средство, однако в гомеопатических дозах оно будет эффективным только при жестком сухом стуле, ложных позывах, сухом языке с белым налетом. Применяя брионию, врач еще более может быть уверен в успехе, если больной холерического темперамента. Хотя просто холерический темперамент — это слишком скудная информация для врача-гомеопата. Обычно характеристики, используемые в гомеопатии, бывают значительно шире. Так, о типе «брионии» в современных руководствах мы можем прочесть следующее: крепкий сухощавый желтушный брюнет, энергичный, но быстро падающий духом, легко сердящийся, бережливый, добросовестный и т. д. Как показывает практика, все эти подробности имеют большой смысл в деле врачевания. Люди болеют по-разному даже одинаковыми болезнями, и им необходимо подбирать индивидуальное лечение.

Древние врачи имели резон, применяя брионию как тонизирующее и успокаивающее, мочегонное и противовоспалительное, гормональное и исцеляющее телесные и душевные раны средство.

Широко и с большим успехом применял брионию Ганеман при тифозной эпидемии, опустошавшей Германию в 1813 г. Его опыт был использован моим отцом во время Великой Отечественной войны в инфекционном отделении при лечении больных брюшным и сыпным тифом.

В гомеопатическом кабинете Киевской областной больницы отмечались успехи от применения брионии при самых разнообразных заболеваниях: радикулитах, полиартритах, опоясывающем лишае, заболеваниях печени, желудка, кишечника, бронхитах, гриппе, бессоннице, гормональных нарушениях и даже при некоторых генетически обусловленных патологиях.

Приятельницу моей матери мне посчастливилось трижды удачно вылечить брионией от разных заболеваний: у нее рассосалась липома величиной с чайное блюдце в области спины, прекратились печеночные колики, сопровождавшиеся повышением температуры и значительным увеличением печени, прошло в двухнедельный срок правостороннее воспаление легких без применения каких-либо других лекарств.

С юности мне запомнилось улыбающееся лицо соседа: «Бегу в аптеку за брионией, нам никак без нее нельзя». Дело в том, что у его тещи был очень тяжелый характер, а крупинки брионии не только снимали боли во время печеночных колик, но и умиротворяли ее. Успокаивающее действие брионии продолжалось после прекращения приступов желчнокаменной болезни, поэтому все в доме следили, и сама пациентка в том числе, чтобы бриония всегда имелась в домашней аптечке.

В сообщении из упоминаемого ереванского института говорилось, что корень их лоштака вырастает до 30 кг. Киевская гомеопатическая аптека никогда не получала от своих поставщиков таких гигантов. Я, конечно, позавидовала армянским товарищам. Корень, украшающий мой кабинет, весит не более полукилограмма, однако он доставляет мне большую радость. По происхождению он, как и мои предки по отцу, — полтавчанин, и сходство в нем с человечком бесспорно.

Кислетка — барбарис обыкновенный

Кислетка — барбарис обыкновенный

Ассоциации бывают разные. Старомодная стеклянная банка цилиндрической формы с краями, загнутыми таким образом, чтобы при ее завязывании веревочка попадала в углубление, созданное этим загибом, связывается в моем сознании с барбарисовым вареньем. Даже характерный кисловатый вкус во рту появляется. В такой банке стояло варенье, сваренное матерью в предвоенную осень. Барбарис был не гибридный — бессемянный, с косточками, но вкусноты необыкновенной, хотя и требовалась почти ювелирная техника при его употреблении — такими миниатюрными были плодики, плавающие в густо-малиновом сиропе.

Благодаря характерному вкусу и называется этот кустарник на Украине кислеткой. Ботаническое же название барбариса — Berberis — происходит от арабского «ракушка».

Это старинное лекарственное растение, которым пользовались еще вавилоняне и древние индусы, принадлежит к семейству барбарисовых — Berberidaceae, насчитывающих более 400 видов. На территории СССР произрастает 12 видов, из них на Украине только один — барбарис обыкновенный — Berberis vulgaris. Он содержит ряд биологически активных компонентов, основное лекарственное влияние связывают с берберином — одним из самых распространенных в мире растений алкалоидом.

В медицинских целях применяют кору корней, листья и плоды. Несмотря на давность использования барбариса как лекарства, область его применения далеко не полностью выяснена. Одни ученые считают основным его фармакологическим действием желчегонное, другие видят в нем средство, которое оказывает влияние на артериальное давление, сердечный ритм, сократительную способность матки и обладает химиотерапевтической и противоопухолевой активностью. В 30-е годы были описаны случаи удачного лечения инъекциями сульфата берберина кожного лейшманиоза.

В народной медицине барбарис используют широко: при заболеваниях печени, кишечника, почек, при маточных, особенно послеродовых, кровотечениях, токсикозе беременности, ревматизме, лепре, малярии и других лихорадочных состояниях, как противоглистное. И даже при морфинизме. В моей практике я наблюдала случай, когда у пациентки, принявшей отвар из ветвей барбариса, маточное кровотечение не только не прекратилось, а наоборот, резко усилилось.

Желчегонное и болеутоляющее действие настойки барбариса подтверждено во многих отечественных клиниках: 1-го и 2-го Московского, Казанского, Ижевского, Ленинградского, Ташкентского медицинских институтов. Это основной компонент популярного желчегонного средства холелитина.

Барбарис не содержит ядовитых веществ. По словам одного из гомеопатических исследователей лекарственных веществ, берберин — умеренный яд. Определение весьма неточное, однако дающее нам известное представление. Да этого и следовало ожидать, поскольку и плоды и листья растения употребляют в пищу, ягоды — в кондитерской промышленности. Рачительные хозяйки консервируют листья барбариса подобно гцавлю для зимних кухонных нужд.

Животные более чувствительны к берберину, чем люди. У разных людей, кстати, чувствительность к нему неодинакова. Мне известен случай, когда у ребенка, нажевавшегося листьев барбариса, развилось мочекровие, а у нескольких других детей, как можно было предположить, по этой же причине в это время оказались неблагополучные анализы мочи. Скорее всего, поедание листьев барбариса было коллективным.

В гомеопатическую практику барбарис введен в первой половине XIX в. после испытаний, проведенных доктором Гессе из Германии. Гомеопатический препарат берберис вульгарис готовят из коры корней растения. Это излюбленное средство многих врачей-гомеопатов в случаях мочекаменной и желчекаменной болезней, воспалительных заболеваний кишечника, органов малого таза, обменных полиартритов. Берберис часто прописывают врачи, особенно урологи, не знакомые с правилами прописи гомеопатических лекарств. Это огорчительно, так как во многих случаях ведет к дискредитации этого лекарства в глазах и пациентов, и врачей, прописавших его.

Избрать для лечения берберис среди иных препаратов, назначаемых в аналогичных случаях, позволяет наличие общей слабости, страдальческий вид пациентов — осунувшееся лицо с впалыми щеками и синяками под глазами, а также склонность к послаблению стула и кровотечениям. По мнению одного из корифеев американской гомеопатической школы Дж. Кента, берберис вульгарис помогает больным, особенно женщинам, с подагрической конституцией, физически истощенным.

Кусты барбариса используют как «живую» изгородь и в декоративных целях. Для меня красота цветущего куста открылась не в натуре, а когда я увидела его изображение на слайде. Чуть укрупненные цветы показались мне изумительными — даже не верилось, что это просто кисточки давнего знакомца. А уж ярко-красные капельки ягод, светящиеся среди густых и как будто даже пушистых колючек, не нуждаются в рекламе.

Вряд ли чье-либо детство прошло без милых конфет — барбарисок. А ведь это колючий кустарник дал свое имя этому сорту леденцов.

Сила чесночного духа

Забажалосъ козаку зеленого часнику.

Поговорка

Сила чесночного духа

Читаю в Энциклопедическом словаре лекарственных, эфиромас- личных культур и ядовитых рас- тений, изданном Сельхозиздатом в 1951 г.: «…фитонциды из лука, чеснока, хрена и кровохлебки обладают огромной активностью». Последние слова извлекают из «запасников» памяти маленькую историю с чесноком, рассказанную мне на кухне во время приготовления салата приятельницей-журналисткой.

Однажды ее направили на конференцию по фитонцидам, одним из организаторов которой был Б. П. Токин, крупнейший специалист в этой области, с 1928 г. занимавшийся изучением летучих вео^еств и соков, вырабатываемых растениями, автор самого термина «фитонциды». К несчастью, ее в этот день одолевал насморк, что заметил один из ведущих специалистов. Он подошел к ней и спросил: «Хотите быстро избавиться от насморка?» «Конечно, хочу!» — возопила она. И получила совет: натереть на терочке зубок чеснока, полученную кашицу поместить в стакан и подышать идущими оттуда испарениями. Вскоре после «ингаляции» у нее возникло онгущение, какое бывает при ожоге, на участках, подвергшихся действию активных чесночных начал. На следующее утро на лице был виден довольно четко очерченный красный круг, в котором несколько эксцентрично вырисовывался «алкогольного» вида нос. Насморка, кажется, не было. Косметика помогла относительно — с таким носом было бы уместнее идти на цирковой манеж, чем на конференцию…

Одна из моих знакомых в случае сердечного недомогания принимала крепкую чесночную настойку, и при этом у нее не только устранялся сердечный дискомфорт, но и настроение повышалось. Слизистые нисколько не страдали — ни жжения во рту, ни изжоги. Опять приходится вспомнить старую истину, что о вкусах не спорят. Впрочем, здесь речь даже не о вкусах, а об индивидуальной чувствительности, учитывать которую важно в лечебных проблемах. С чесноком дело не очень сложно — он редко дает чрезмерный эффект (хотя и такое бывает). Все-таки это пищевой продукт. Плохо переносишь — не ешь, несмотря на рекламу или на то, что его расхваливает сосед.

В гомеопатической практике используют препарат из чеснока (Allium sativum) — растения из семейства лилейных — Liliaceae, введенный в лекарствоведение в 1852 г. Это аллиум сативум. Сейчас гомеопаты прописывают его чаще всего при аллергических заболеваниях — насморке, высыпаниях на коже и слизистых, неполадках в желудочно-кишечном тракте. Хотя надо думать, что показания к его применению должны быть шире. Старые авторы указывают на его положительное действие при бронхитах, почечных коликах, геморрое.

Если мы заглянем в глубь веков, то проникнемся еще большим интересом к этому растению. Известно, что еще за 4,5 тыс. лет до н. э. египтяне использовали его как лекарство, а носильщикам вменялось есть как можно больше чеснока для поддержания физических сил.

Несколько лет тому назад экспедиция, организованная ЮНЕСКО, обнаружила и расшифровала тибетский рецепт чесночного напитка, который рекомендовался при очень многих заболеваниях. Тибетская медицина авторитетна и в наши дни — она является источником для пополнения современной фармакопеи. Обширность списка заболеваний в тибетском рецепте, при которых следует принимать чесночный напиток, меня, как врача-гомеопата, не особенно смущает. Мне известны случаи, когда одно средство, попав в самую главную цель, ликвидирует многие болезненные явления. Это значит, что они были связаны единым механизмом возникновения.

Интересующиеся рецептом чесночного напитка могут почитать о его приготовлении и применении в книге «Целебные напитки» (В. И. Мурах, Л. И. Сте-кольников. — Минск: Полымя, 1984).

Чеснок одомашнен очень давно — около б тыс. лет назад — и распространен повсюду, что, безусловно, не случайно: народ видел в нем всяческий толк.

В старинном травнике можно прочесть: «Чеснок почитается всеобщим предохранительным лекарством от яда, угрызения змей, прилипчивых и заразных болезней, а наипаче от чумы».

В журнале «Северная почта» за 1862 г. сообщается случай излечения с помощью чеснока от бешенства.

Недавно болгарский журнал «Наука и техника за младежта» сообщил об опытах нигерийских ученых, в которых они наблюдали блокирующее действие чесночного масла на синтез жирных кислот и холестерина. А отсюда уже недалеко до лечения чесночными препаратами ожирения. По безвредным лекарствам такого рода весьма тоскует современная медицина. Не случайно пользуется популярностью алло-хол, в состав которого, кроме крапивы и активированного угля, входит чесночная вытяжка. Последняя рекомендуется также при гипертонической болезни и атеросклерозе.

В Индии занимаются изучением влияния масла чеснока на ход ишемической болезни сердца. Результаты пока что противоречивы, но на этом основании нельзя делать окончательный вывод — лекарство рождается отнюдь не мгновенно, не в итоге первого исследования.

Не все фармакологи относятся серьезно к фитотерапии. Весной 1985 г. во время поездки по маршруту Мадагаскар — Маврикий в составе группы советских медиков мне довелось присутствовать на врачебной конференции в Антананариву. На вопрос, применяются ли в Советском Союзе лекарственные растения при сердечно-сосудистых заболеваниях, отвечал один из ведущих наших фармакологов. Он не назвал ни одного растения, лишь коротко сообщив, что из некоторых растений выделены действующие начала, в частности сапонины, но эффективность их незначительна. Такое отношение к флоре как источнику лекарств представляется мне неверным. Тот же чеснок и его родственник лук могут оказаться очень действенными лекарствами в «чесночных» и «луковых» случаях. Надо уметь распознавать такие случаи, т. е. постараться изучить, кому, при каких жалобах и объективных признаках болезни следует пользоваться этими растениями. Говоря современным научным языком — найти маркеры, по которым можно ориентироваться, назначая лечение. Без знания соответствующих показаний в любом, самом эффективном (в эксперименте) средстве можно разочароваться. Каждый человек болеет по-своему. Люди даже полнеют по-разному, не говоря уже, скажем, о разнообразии сердечно-сосудистых жалоб. Достаточно посидеть на бульваре в людном месте и понаблюдать за фигурами толстяков — и неспециалисту станет ясно, что такой ассортимент деформаций тела с излишней массой не может быть однопричинным, а следовательно, для ее устранения должно быть подобрано лекарство индивидуально.

Один из неприятных моментов лечения чесноком — резкий характерный запах. Современные селекционеры подумали и об этом. В Японии выведен сорт чеснока без запаха. Но, говорят, что медики не спешат пускать его в дело, опасаясь, очевидно, что с удалением запаха исчезнет и лечебный эффект.

Чеснок без запаха — это даже грустно. А как же украинский борщ с пампушками?

Чумной металл

Было когда-то двадцать пять оловянных солдатиков, родных братьев по матери — старой оловянной ложке.

Г. X. Андерсен

Чумной металл

Слово «болезнь» мы относим прежде всего к живым существам, хотя общеизвестно, что болеют и неживые — минералы, металлы и многие другие вещества. Болезнь олова так впечатляет финалом и заразностью, что получила имя серьезнейшей эпидемической болезни — чумы. Явление превращения белого олова, красивого блестящего металла, в серое олово — порошкообразное вещество, видимо, было давно знакомо людям, ведь металл этот известен человечеству с доисторических времен. Но причины самого явления оставались неясными, отчего случались не только торговые конфликты, когда покупатель вместо металлических брусков получал серый прах, но и настоящие человеческие трагедии. Так погибли участники экспедиции Р. Скотта, отправившиеся к Южному полюсу, из-за того, что на обратном пути были лишены горючего, вытекшего из металлических емкостей, спаянных оловом. Много женщин из-за чумного феномена было обвинено в колдовстве и сожжено на кострах инквизиции: непонятным образом портилась оловянная посуда, в храмах рассыпались оловянные трубы органов. Аналогия с чумой кажется еще более разительной оттого, что «заболевший» металл при соприкосновении передает свойство рассыпаться здоровым кускам.

Сейчас причины и механизм «оловянной чумы» разгаданы, найдены способы лечения металла, и олово помогает решать технические задачи без прежнего риска.

Олово часто называют металлом консервной банки: половина мировой добычи его идет на нужды пищевой промышленности. В таком виде олово считается нетоксичным, но не следует забывать, что содержимое открытой консервной банки должно быть обязательно переложено в иную посуду, если оно не съедается сразу: есть опасность отравления, особенно для людей, чувствительных к элементу № 50. Гигиенисты считают, что олово и его соединения мало влияют на трудоспособность людей, занятых в соответствующих производствах. И все же инертным по отношению к человеческому организму его назвать нельзя. Наблюдаются специфические поражения легких, которые по аналогии с силикозом называют станниозами (от названия элемента — станнум). Изменения в ткани легких и плевры могут быть причиной одышки, кашля, часто с обильной мокротой. Возможны также исхудание, слабость, повышенная раздражительность с нарушением сна, диспептиче-ские явления, боли в животе, зудящие кожные сыпи.

На основе токсических оловосодержащих соединений создан препарат для борьбы с обрастанием кораблей морскими организмами, а также с грибковыми заболеваниями свеклы и картофеля. При его испытании выяснилась и иная его полезность — оно оказалось стимулятором роста растений. Проявление видовой чувствительности: для грибков губительно, для овощей — жизненно необходимо. Очевидно, не случайно два названных вида овощей особенно богаты оловом. Опытами на животных обнаружено, что дефицит олова ведет к уменьшению прибавки массы тела.

С физиологической и медицинской точек зрения олово изучено недостаточно, но даже имеющиеся данные позволяют считать, что в основе хронической интоксикации оловом лежит нарушение энергетического метаболизма.

Лекарственный стаж олова относительно невелик. Р. Юз, читавший лекции в 70-е годы XIX в. о физиологическом и терапевтическом действии лекарственных веществ, употребляемых в гомеопатии в лондонской гомеопатической школе, сообщил, что в новейшей (не гомеопатической) терапии олово считается лучшим глистогонным и противосудорожным средством. В современном руководстве по фармацевтической химии в описании элементов IV группы олово опущено как не имеющее медицинского значения.

Показания для использования олова в гомеопатии разработал Ганеман, который считал, что станнум — таково наименование гомеопатического препарата — подходит людям истощенным, ослабленным физическим или умственным перенапряжением, длительным заболеванием, страдающим опущением внутренних органов, головными болями, кишечными коликами с нарушением стула, глистной инвазией, склонным к заболеваниям легких. Для «оловянной» головной боли характерны постепенное нарастание и такое же затухание болей, сопутствующие тошнота и рвота, при кашле — сладковатый вкус мокроты, при болях в животе — уменьшение их при сильном надавливании, отчего страдающие такими болями постоянно стремятся согнуться. Надо полагать, что именно разработка деталей в показаниях к его применению позволила олову сохраниться в гомеопатической фармакопее.

Гомеотерапевты издавна видят в препарате олова средство глубокого действия. Можно, пожалуй, сказать, что станнум — ведущее противомигренозное гомеопатическое лекарство. Мне, во всяком случае, избавиться от этого тяжелого страдания помог именно этот препарат. А было это на первом году студенческой жизни в другом городе, где я очень тосковала по дому, друзьям, киевским каштанам, склонам Днепра.

Мои приступы мигрени носили описанный выше классический «станнумный» характер с постепенным нарастанием и спадом интенсивности болей, а также изнуряющей тошнотой. Если боли бывали иного характера, то станнум не оказывал на них никакого действия, зато они очень быстро могли прекратиться от иных препаратов — натриум муриатикум, самбукус, камфоры.

Врачи-гомеопаты часто изъясняются своеобразным лекарственным «шифром»: «натрийный случай», «ар-сеникальный характер», «нуксвомическая личность», «аурумное настроение». Более того, врачевание с позиций целостного организма и учет конституциональных особенностей больного привели к образованию такого термина, как лекарственный диагноз. Он шире, чем понятие диагноза заболевания, поскольку одним лекарством можно «охватить» несколько заболеваний у одного больного. Тот же станнум может вылечить у одного человека не только мигрень, но и бронхит и панкреатит или панкреатит и эндометрит. Арсе-никум альбум одновременно лечит бронхиальную астму, дерматит и гепатит. Лекарственный диагноз в первом случае: болезнь станнума, а во втором — арсеникум альбум. Таким образом, в гомеопатии узкая специализация не всегда оправдывает себя и не всегда ведет к лучшим результатам лечения. Даже наоборот, в некоторых случаях она препятствует правильному, целостному мышлению. Искусственно ограниченный «своей» областью, узкий специалист не замечает общего характера заболевания человека. Лечимый несколькими специалистами, больной перегружается лекарствами, что плохо в любой терапии.

Определение олова как металла консервной банки более чем справедливо. Однако я уверена, что большинство из нас при слове «олово» вспоминает не консервную банку, а стойкого оловянного солдатика, над судьбой которого грустили дети нескольких поколений.

А как грустны строки Э. Межелайтиса, навеянные сказкой Андерсена:

Раз, два…

Да, раз и два, и больше ничего

Не знает оловянный наш герой,

Но сердце оловянное его

С другим свинцом встречается порой.

— Раз, два…—

И рухнет оловянный на траву

И больше не поднимет головы

На землю, доверявшую ему

Защиту этой ласковой травы.

Устричная известь

Есть тонкие властительные связи

Меж контуром и запахом цветка.

В. Брюсов

Устричная известь

«Когда мы видим большую голову, крупные черты лица, бледную кожу а у детей открытые роднички, то нам тотчас же представляется как лучшее лекарство Калькареа-карбоника», — писал профессор Г. Гернзи, заведовавший кафедрой фармакологии Гомеопатического института в Филадельфии в середине прошлого века. Современному врачу-гомеопату также хочется прибегнуть к этому препарату у людей с такой внешностью, каков бы ни был повод, приведший их во врачебный кабинет. Калькареа карбоника — препарат широкого круга действия, а приведенные особенности внешности входят в число основных симптомов его лекарственной характеристики. Калькареа карбоника — старинное название препарата, современная лекарственная номенклатура именует его кальциум карбоникум, как и полагается углекислому кальцию, хотя, традиционно изготовляемый из среднего слоя устричных раковин, он не является чистым углекислым кальцием. Калькареа карбоника может содержать примесь марганца и углеродных соединений. Ганеман, описавший этот препарат в одном из своих фундаментальных трудов «Хронические болезни», ошибочно считал возможным таким способом — из раковин — получить чистый углекислый кальций. Американский врач К. Геринг предлагал восстановить истину и именовать ганемановский препарат калькареа остреарум (от латинского «остреа» — устрица), но название это не прижилось.

Кальций — распространенный элемент, он постоянно окружает нас снаружи, много его и в организме. Кажется странным превращать в лекарство то, чего и так полным-полно вокруг. Карбонат кальция — одно из самых распространенных соединений на земле. Мрамор, известняк, шпат, кальцит — все это углекислый кальций. И все же гомеопатическая практика показывает, что кальциум карбоникум — одно из самых применяемых гомеопатических лекарств. Видимо, для организма небезразлично, в каком виде поступает в него кальций. Углекислый кальций в малых дозах в гомеопатическом приготовлении в виде разведений способен глубоко влиять на кальциевый обмен, от нарушения которого человека постигает множество всяких бед. Любопытно, что «гомеопатический» кальций равно может быть полезен как при повышенном, так и при пониженном содержании кальция в организме. Это говорит о том, что препарат дает толчок к выравниванию кальциевого обмена силами самого организма, хотя механизм этого процесса пока еще не познан. Мы можем быть свидетелями только конечных результатов этого влияния. Цепь протекающих в организме процессов мы, конечно, можем проследить, но пусковой механизм не разгадан.

Кальциум карбоникум называют конституциональным гомеопатическим препаратом. Что это значит? Ведь в показаниях к каждому гомеопатическому препарату описываются особенности больного, которому он подходит. Все это так. И вместе с тем известно, что уже на заре медицины в целях лучшего понимания человеческой природы, связей между морфологией и функцией органов и систем, обобщения накопленных знаний разрабатываются типы конституций человека. По Гиппократу, люди согласно темпераменту делятся на холериков, сангвиников, флегматиков и меланхоликов. Эта классификация выдержала испытание временем — до сих пор мы пользуемся ею во многих случаях жизни. Классификация древних индусов более образна — они выделяли тип газели, лани и слона. Позднейшие классификации имели в сво-й оснозе морфологические и физиологические признаки: лонготип, брахитип и нормотип — итальянского врача Виолы, пикнический, лептосом-ный и атлетический — немецкого психиатра Э. Креч-мера, астенический, фиброзный и пастозный — советского физиолога академика А. А. Богомольца. Врачи-гомеопаты по-своему решали проблему конституционального типа. Они исходили из лекарства, т. е. брали за основу реакции организма на лекарственное вещество. В гомеопатической фармакопее много кальциевых препаратов, они имеют общие черты в показаниях для применения. Это нарушения питания, холодная влажная кожа, частые простуды и плохая переносимость холода, особенно сырого; непереносимость молочных продуктов, яиц, склонность к послаблению стула. Однако было замечено, что три из них, где кальций связан с угольной, фосфорной и плавиковой кислотами, употребляются чаще других и что лица, которым они подходят, имеют четко выраженные характериологические особенности, отраженные в их строении. Вот почему были выделены типы кальциум карбоникум, кальциум фосфорикум и кальциум флюорикум. Деление на кальцийные типы можно считать гомеопатической морфологической конституциональной классификацией. Выделение трех кислот правомерно: все они, а точнее, их отрицательные остатки, играют огромную роль в жизнедеятельности. Эта классификация имеет большое практическое значение, так как морфологические отличия соответствуют функциональным особенностям организма. Гомеопаты старших поколений были склонны разделить человечество на типы кальциум карбоникум, сульфур и ликоподиум. Они исходили из наиболее часто встречающихся наследственных поломок, формирующих определенный тип людей. Возможно, эта классификация глубже по сути, но для практики врача она менее полезна, чем кальций-ная. Углекислый кальций входит в обе гомеопатические обобщающие классификации конституций, что свидетельствует о его значении для терапии с гомеопатических позиций.

Люди, которым подходит кальциум карбоникум, плотны и приземисты, у них большая голова и живот, похожий на опрокинутую миску (особенно у детей), они легко зябнут, и ощущение холода у них более интенсивно в области спины, стоп, голеней, причем в последнем случае возникает впечатление, что на ногах одеты мокрые носки; они склонны есть мел, известь, глину, их самочувствие ухудшается в полнолуние, характерен экссудативный диатез в прошлом.

В академической медицине много препаратов кальция, причем это не однодневки, быстро входящие в моду и так же быстро снимаемые с производства, а лекарства с установившейся репутацией, необходимые во многих клиниках. Карбонат кальция добывается для медицинских целей чаще всего из мрамора. Его официальное название — мел осажденный.

Это название карбоната кальция напоминает мне одну комичную историю, подтверждающую всем известную истину, что нет пророка в своем отечестве. Одно киевское семейство очень волновалось по поводу своего ребенка, страдавшего выраженной формой экссудативного диатеза. Мазевое лечение и противо-гистаминные препараты не давали желаемого эффекта, и, узнав, что кто-то из знакомых едет в Индию, родители попросили посоветоваться при возможности по этому поводу с народным лекарем, поскольку им было известно, что в тех краях народная медицина процветает. Рецепт на лекарство был привезен. Каково же было их разочарование, когда они расшифровали рецепт, — в нем был прописан мел! Мои коллеги объяснили им, что это в самом деле мел, но в гомеопатическом разведении в виде кальциум карбоникум, что это замечательное лекарство для ребенка, страдающего экссудативным диатезом, а врачеватель был, очевидно, врачом-гомеопатом (в Индии их много тысяч).

Киевские врачи-гомеопаты очень ценят этот препарат. Д. В. Попов, старейший украинский гомеопат, считает, что кальциум карбоникум наряду с гомеопатическим препаратом из серы следует дать почти каждому ребенку в первый месяц жизни. Учитывая значение кальциевого обмена, понятно, что круг патологических состояний, подвластных этому лекарству, более чем широк: от диспепсии, рахита, дисплазии тазобедренных суставов, экссудативного диатеза до сердечно-сосудистых заболеваний, столь сегодня распространенных.

В последние годы за рубежом о калькарейной конституции в гомеопатии написаны толстые книги, где использованы новейшие клинические и лабораторные данные, научно обосновывающие «странные» симптомы, описанные пионерами гомеопатии. И все же необходимо бережно относиться к наследию прошлого и самим уметь наблюдать. Важной стороной врачевания и в наше время остается непосредственное общение пациента с врачом. Недаром сказано у канадского патолога Г. Селье: «Я надеюсь показать вам, что даже в современной медицине простое наблюдение биолога, естествоиспытателя или клинициста не устарело и никогда не устареет».

Графит как лекарство

Графит как лекарство

Уже много лет всякую информацию я воспринимаю как гомеопат, медицинскую тем более. В 1986 г. «Медицинская газета» опубликовала сообщение из Еревана о том, что на кафедре травматологии и ортопедии Ереванского медицинского института предложен — вместо металла — новый материал для остеосинтеза: графит. Суть заметки сводилась к тому, что графит столь же прочен, как металл, не вредит организму и трансплантаты из него не подлежат впоследствии удалению. Выгоды предложения совершенно очевидны. В заметке есть маленькое противоречие, видимо, никем не замеченное, но все-таки существенное. В одном месте сказано, что «винты и пластины из термопластического углепластика способствуют быстрому и вместе с тем щадящему мозолеобразованию», а в другом — что «лишь убедившись в полной инертности имплантатов из графита… экспериментаторы предложили использовать их в клинике».

Быть инертным и способствовать — не одно и то же! Мне как гомеопату больше импонирует мысль, что графитовые имплантаты именно способствуют лучшему сращению костной ткани. Графит — самая распространенная форма свободного углерода на земле, а на углеродной основе построена жизнь. Такое вещество вряд ли может быть инертным.

Согласно гомеопатическим экспериментам, графит в больших дозах — вещество достаточно активное и вызывает ответную реакцию организма в виде высыпаний на коже и слизистых, вздутия кишечника и болей в животе, потливости, суставных болей, плохого настроения и т. д. Гигиенисты сообщают о графитной форме поражения легких с развитием уплотнений в соединительной ткани и участков некроза, а также об увеличении частоты женских болезней на графитных производствах. Так что проведение пробы на чувствительность к графиту в ортопедической клинике было бы желательно. Понятно, что имплантаты для остеосинтеза делаются не из чистого графита — самого мягкого из минералов, а из его соединений, не менее прочных, чем металл. Это обстоятельство, а также пути и форма введения графита в организм (в компактном состоянии, а не в виде пыли) позволяют надеяться, что его влияние будет осуществляться на уровне микродоз. Известно ведь, что одно и то же вещество по-разному влияет на организм в зависимости от степени его раздробления. Кремний, например, «в виде песка инертен, а в виде тонкой пыли — токсичен.

Судя по результатам лечения графитом в виде гомеопатического препарата, можно говорить о значительном его влиянии на обменные процессы. Он препятствует образованию грубых рубцов и спаек вследствие воспалительных процессов, влияет на липидный обмен и состояние микроциркуляции и улучшает дренажные функции организма.

Графит — одно из наиболее часто применяемых гомеопатических лекарств при хронических кожных заболеваниях, зависящих от серьезных внутренних нарушений, нередко наследственного характера, и очень трудно поддающихся любым видам терапии.

Интерес к графиту как возможному лекарственному веществу возник у Ганемана в связи с сообщением немецкого врача Вейнгольда, который, путешествуя по Италии, заметил, что рабочие зеркальной фабрики, часто страдавшие кожными заболеваниями, употребляют графит как наружное средство. Он стал применять его не только наружно, но и внутрь и результаты изложил в работе «Графит как лечебное средство от лишаев», которая была издана в Мейсене в 1812 г. Ганеман, а затем два других немецких врача-гомеопата Неннинг и Гартлауб разработали гомеопатический патогенез этого минерала. Чрезвычайно интересно прослеживать, как мелкий факт, случай или странное явление порой дают возможность обнаружить особенное свойство какого-либо обыденного или необычного вещества и как потом это свойство может быть использовано на благо болеющих людей. Обычно история таких наблюдений относится к давнему прошлому. А в сегодняшней жизни такие прозрения стали реже — неужели мы разучились видеть и ассоциировать? Или современные темпы жизни, поток информации, многочисленные контакты людей не оставляют времени на глубокие размышления, анализ и синтез сути явлений — для этого нужны тишина, спокойный ритм жизни, сосредоточенность?

Для субъектов, которым подходит графит, характерны нарушения питания (чаще упитанность наряду с дряблостью мышц), зябкость, потливость, склонность к тоскливому настроению со скрываемыми слезами, кожные заболевания и дизентерия в анамнезе.

Болезни, при которых можно с пользой прописывать графит, трудно перечислить — соединения этого элемента участвуют во всех жизненных отправлениях. В показаниях к применению графита и других углеродных гомеопатических препаратов — карбо ве-гетабилис и карбо анималис (древесного и животного угля) — есть и сходство, и существенные различия, так что форма, в которой углерод вводится в организм, несомненно, имеет значение.

Спаечные процессы бывают подчас очень упорными и доставляют массу хлопот хирургам: удаленные при очередном оперативном вмешательстве, спайки зачастую образуются опять. Одна из моих пациенток, оперированная дважды по такому поводу, рассказала, что обращается в гомеопатический кабинет по совету известного хирурга. После второй операции в своем напутствии при выписке из стационара он советовал ни в коем случае не прибегать снова к оперативному вмешательству, если воспалительная опухоль рецидивирует. Опухоль рассосалась под влиянием графита. Процесс этот, правда, длился около двух лет, но рецидивов в последующие 15 лет не было.

Были в моей практике также случаи излечения лимфостаза, наступившего вследствие неоднократных рожистых воспалений, экзем с трещинами и мокну-тием, хронических воспалительных и язвенных процессов желудка и кишечника, заболеваний печени, свищей различной локализации. Графит также чрезвычайно полезен в глазной практике, особенно при воспалении век, роговой оболочки, ячменях. Холодные ячмени (так называемые халазионы) часто быстро рассасываются, что очень поражает пациентов — даже больше, чем выздоровление от какого-либо гораздо более серьезного заболевания: здесь результаты наглядны. Но врачей, не сумевших воспользоваться правилом подобия или не знающих его, и в этих, казалось бы, простых случаях может ждать разочарование.

У гомеопатов по поводу графита есть интересное мнение. Они относят его к группе лекарств, благотворно влияющих на заболевания, возникающие на почве врожденных дефектов в системах организма, ведущих к нарушению обменных процессов. Часто им нельзя полностью излечить заболевание, но его применение, если конституция пациента имеет «графитные» черты, повышает возможности воздействия другого подходящего лекарства, как бы создает для него благоприятный фон.

Графит широко используется в промышленности, но каждый из нас воспринимает его прежде всего как карандашный минерал. И название его, данное в 1789 г. немецким минералогом А. Г. Вернером, занимавшимся классификацией горных пород, происходит от греческого «графо» — пишу. Кстати, есть сведения, что графитные стержни для письма и рисования существовали уже в Древней Греции, но потом были забыты и возрождены только в XVI в. Сейчас наша работа, быт, досуг даже не мыслятся без них.

Горный бальзам

Коль разобьется стекло сердца, оно уже не будет целым,

Ведь сердце — не кость, которую может исправить мумие.

X. Хамза

Горный бальзам

Нет на свете вечного двигателя, нет и панацеи — средства от всех болезней. Ни об одном лекарственном веществе нельзя сказать, хорошее оно или плохое, в отрыве от объекта действия — человека со всеми его унаследованными или приобретенными особенностями, проявляющимися и у здоровых, и у больных людей. Мумие называют не только горным бальзамом, но и горным воском, и ископаемым медом, и каменным маслом, наверное, из-за того, что до сих пор не ясно его происхождение.

Как лекарственное это легендарное вещество применяют не менее трех тысяч лет. Авторы работ о мумие ссылаются на такие авторитеты, как Аристотель, Авиценна, Бируни. Периодически в прессе появляются новые предположения о происхождении этого вещества, но они не настолько убедительны, чтобы считаться окончательными.

В одном сходятся все: мумие — это лекарство, данное природой почти в готовом виде. Советский энциклопедический словарь последнего выпуска дает очень корректное определение: «Мумие — биологически активный продукт естественного происхождения; смолоподобное вещество, вытекающее из расщелин скал. Содержит различные органические вещества и микроэлементы, применяется в народной медицине». Это определение соответствует фактам и не затрагивает предмета споров ученых, стремящихся докопаться до истины.

Одни считают, что чистое мумие, поэтически именуемое мумие-асиль или первичное мумие, не содержит ни растительных, ни животных примесей и добывается в труднодоступных горных местностях, а органические вещества попадают в него, пропитывают его позже по мере продвижения его вниз. Разнообразие примесей обусловливает неоднородность мумие и зависит от местных условий. Например, антарктическое мумие (бывает и такое) пахнет рыбьим жиром.

Другие исследователи относят мумие к продуктам сложных преобразований органического вещества, в основном помета различных животных, питающихся разнотравьем. Чаще всего сырьевым источником мумие авторы органической концепции считают мышиный род и даже рассчитывают, сколько лечебных доз может произвести за определенное время животное.

Старые авторы утверждали, что лучшее мумие блестящее, мягкое, чисто черного цвета, и предупреждали, что способы проверки его истинности очень сложны. Это облегчало подделки, которые практиковались всегда.

Современные авторы пишут также о мумиесодер-жащих продуктах, выделяя, в частности, каменное масло Сибири, уже упоминаемое антарктическое, растительное мумие, белое мумие Таджикистана.

В последние 20–30 лет мумие изучают фармацевты, фармакологи, клиницисты. Однако официальным сырьем, т. е. внесенным в государственную фармакопею, мумие пока не является: исследования нельзя считать законченными. Этому не следует удивляться: рождение современного лекарства — очень трудоемкий и, увы, длинный процесс.

Мумие крайне сложно по составу. Одних микроэлементов в нем до 30, каждый из них имеет особое, существенное значение для жизнедеятельности организма. Как слово из песни нельзя выбросить, так и все составные части должны присутствовать в медикаменте. Нет какой-либо части — иное действие. Если предположить, что мумие — лекарство, изготовленное самой природой почти в готовом виде, то сочетание в нем различных веществ должно быть оптимальным. Однако такое рассуждение не может быть стопроцентно принято исследователями. Изучение мумие в клиниках продолжается. Некоторые выводы уже сделаны, их квинтэссенция — мумие усиливает процессы регенерации в организме, иными словами, ускоряет процессы заживления и роста поврежденных тканей (потому изучением его более всего занимаются травматологи и ортопеды). В гомеопатии мумие не применяют, поэтому я не очень хорошо знакома с особенностями его воздействия на организм. Однако контингент больных, с которыми я встречаюсь и беседую о болезнях и лекарствах, которыми они пользовались, очень разнообразен. Вот почему у меня сложилось определенное впечатление об этом лекарственном веществе. У многих пациентов оно улучшало общее самочувствие, способствовало более быстрому, чем было свойственно данному человеку до приема мумие, заживлению ран и ликвидации воспалительных процессов. Эти и другие факты дают основание предположить возможность глубокого воздействия мумие на реактивные силы организма. Но такой эффект отмечался не у всех принимавших «горный бальзам». В чем секрет — пока не известно.

Однажды мне представилась возможность принять участие в разгадывании этого секрета. Товарищи из Средней Азии, занимающиеся добыванием мумие, предложили мне апробировать его в своей практике. Они заверяли меня, что мумие будет самое что ни есть натуральное, из «заветных» гор, и предоставили в мое распоряжение литературу по этому вопросу.

Мои познания о мумие были незначительны, а предлагавшие сотрудничество и вовсе не знали, что такое гомеопатический метод лечения. Они избрали гомеопатический кабинет, видимо, только по одному признаку: в него обращались люди с заболеваниями, трудно поддающимися лечению обычными методами.

Их основной интерес был связан с ответом на вопрос: «работает» Препарат или нет. Показания к применению мумие в гомеопатическом аспекте их не интересовали. Все это отдавало рекламой, настоящей исследовательской работы (решения вопроса, при какой клинике, кому, в какой дозировке прописывать мумие) не предвиделось. Такое «сотрудничество» вряд ли было бы плодотворным, и я от него отказалась.

В мумие бесспорно заключены потенциальные возможности мощного лекарственного воздействия. Сведения о его положительном влиянии на сроки заживления ран, переломов можно считать достоверными. Сообщения о его нетоксичности тоже, видимо, соответствуют действительности. Но, учитывая сложный состав мумие, следует предположить, что вредными побочными действиями оно все же может обладать. Хотя бы в силу того, что содержит свинец, фосфор, стронций, серу, хром, олово. Даже малые количества веществ могут найти в организме свою мишень, вызывая у отдельных людей аллергические явления. Ведь есть же субъекты с непереносимостью даже к пищевым продуктам, не говоря уж о химических соединениях.

Некоторые наблюдения показывают, что мумие действует возбуждающе на центральную нервную систему. Недаром народные целители советовали давать его ночью, когда значительно меньше внешних впечатлений, импульсов, возбуждающих нервную систему. В медицинской литературе встречаются сообщения о временных расстройствах психики как осложнении от лечения мумие. Это не умаляет его целебных свойств, а даже наоборот, говорит о значительной действенности. В то же время эти сообщения говорят о необходимости индивидуальных показаний для назначения. Как врач-гомеопат я считаю, что такие показания можно было бы выработать на основании явлений, вызываемых мумие, которые расцениваются как побочные действия. Их изучение дало бы возможность представить, какие именно системы или механизмы «затрагивает» это вещество и каким образом. Совокупность этих явлений, выраженных в виде субъективной и объективной симптоматики, и служили бы индивидуальными показаниями для применения мумие. Показания нужно было бы дополнить описанием конституции лиц, чувствительных к лекарству.

Другими словами, нужно отобрать и охарактеризовать людей, у которых с болыцей вероятностью могли бы отмечаться побочные действия. В результате была бы составлена полная лекарственная характеристика препарата или, как обычно говорят гомеопаты, — лекарственный патогенез. Еще один шаг — уменьшение дозы последовательными разведениями — превратило бы «горный бальзам» в гомеопатический препарат. Путь не легкий и не короткий, но путь превращения любого вещества в лекарственный препарат, как уже говорилось, никогда не бывает коротким.

Мумие не надо считать панацеей, но уважения оно вполне заслуживает. Многовековой опыт народа не должен оставаться без внимания, к нему следует относиться осторожно, бережно, без спешки и суеты, не упуская деталей, кажущихся второстепенными. Интуиция и опыт — огромное богатство, и исследователи многое могут извлечь из этой сокровищницы, чтобы использовать в современной медицине.

Бебе-сито — желтый жасмин

Все в мире состоит из мелочей,

Пренебрегать не надо мелочами.

От мелочей мы мучимся ночами

И мелочами радуем друзей.

Н. Полякова

Бебе-сито — желтый жасмин

Таким странным для европейского слуха именем называют индейцы хорошо известную им лиану — гель-земиум семпервиренс. В переводе оно означает «стеклянный гроб». Известный американский врач-гомеопат У. Гутман так описывает это растение: «Гельземиум — вечнозеленая лиана, буйно растущая в теплом влажном климате. Из неглубоко уходящего в почву корня поднимается короткий, всего в несколько дюймов, голубовато-зеленый стебель, а выше, где растение начинает разветвляться, кора приобретает багровый оттенок. Неспособная удержать свой собственный вес, лиана обвивает кустарники и стволы деревьев и тянется на пятьдесят футов вверх. Этот изгибающийся стебель густо покрывают желтые цветы, издающие дурманяще сладкий запах. Лиана, постепенно разрастаясь, опутывает все, до чего может дотянуться, и крепко цепляется за живые подпорки, так как сама слишком слаба, чтобы удерживаться в вертикальном положении». В этом описании лиана выглядит довольно агрессивным жителем сельвы. Стеклянным гробом ее назвали за действие, которое производит яд, содержащийся в ее корнях. Он вызывает общую прострацию и паралич произвольных мышц при полном сознании — у человека возникает ощущение потери контроля над всеми мышцами. Наступает состояние, напоминающее летаргию. Во время гражданской войны в США между Севером и Югом гельзе-миум применяли как наркотик вместо опиума. Индейские племена пользуются ядом из гельземиума как орудием мести. Основные алкалоиды растения — гельземин и гельземинин. Первый из них обладает таким же действием, как яды, входящие в состав стрельного яда кураре.

В изображении других авторов гельземиум не выглядит так грозно. Его описывают как вьющийся кустарник со светло-желтыми цветами, расцветающими ранней весной, и листьями, издающими всем знакомый жасминный запах. По-русски гельземиум семпервиренс называется гельземий вечнозеленый или желтый жасмин. Характер запаха, надо полагать, и послужил основанием для его названия по жасмину настоящему (Jasminum), культивируемому в странах с тропическим и субтропическим климатом, где его считают символом братства и любви. Его цветы, как и цветы чубушника (Philadelphia), называемого в наших широтах садовым жасмином, идут на нужды парфюмерной промышленности. Ни настоящий жасмин, ни жасмин-чубушник, ни гельземий — желтый жасмин — родственными растениями не являются, они относятся к разным ботаническим семействам. Гельземий принадлежит к семейству логаниевых — Loga-niaceae — и состоит в родстве с растениями, содержащими стрихнин — чилибухой, игнацией. В этом семействе насчитывается до 500 видов, большинство из них — древние растения. А таковые, по мнению некоторых современных исследователей, чаще других оказываются лекарственными.

Долгое время врачи видели в этом растении лишь источник сильного яда и предостерегали от его применения в лечебных целях. Но в середине XIX в. в связи с развитием фармакологии оно было разрекламировано врачом Претером как прекрасное средство для лечения лицевой невралгии. Его стали применять также как успокаивающее и обезболивающее при других заболеваниях. Им пробовали лечить малярию, тиф, менингит, бронхиальную астму, недуги, сопровождающиеся спастическими явлениями, — воспаление мочевого пузыря, кишечника, матки. Французский фитотерапевт Г. Леклерк рекомендовал его при сердечных и аллергических заболеваниях.

В гомеопатию гельземиум семпервиренс введен американским врачом Э. Гейлем, посвятившим этому лекарственному растению целую книгу, вышедшую в 1862 г.

В рецептах врачей-гомеопатов можно видеть двоякое написание этого препарата: гельземиум и гель-земииум. Оба верны, второе считается европейским вариантом.

Гельземиум — один из столпов гомеопатической фармакопеи. О его значении говорит уже один тот факт, что это одно из самых часто применяемых лекарств при простудах и гриппе, а также осложнениях после них — головных болях, головокружениях, сердечных болях, нарушениях сердечного ритма. Конечно, гельземиум — не единственное гомеопатическое лекарство такого рода, вот почему, как обычно, при назначении требуется проведение лекарственного дифференциального диагноза. Нужно найти средство, которое по лекарственному патогенезу наиболее соответствует всей совокупности болезненных проявлений, наблюдаемых у больного, как субъективных, так и объективных. Некоторые симптомы лекарственного патогенеза называют основными или ключевыми, они особенно значимы. Иногда симптом, не кажущийся важным и которому сам пациент не придает значения, может помочь правильно выбрать лекарство. К примеру, больной жалуется на приступы, состоящие в том, что он ночью просыпается в состоянии тревоги и, как ему кажется, дискомфорта в груди. При этом могут быть сердечные боли, безотчетный страх. Такие четыре лекарства, как гельземиум, дигиталис, гринделия и вератрум альбум имеют в своих патогенезах этот симптом. Больной, которому подходит гельземиум, стремится подвигаться, как бы запустить в действие останавливающееся сердце или дыхание; другой боится шевельнуться, чтобы не ухудшить своего состояния — ему нужен дигиталис. Чувство остановки дыхания и нехватки воздуха — симптомы, подсказывающие, что больному поможет гринделия. Вератрум альбум я пропишу больному с холодной испариной на лбу, которого одолевает сильный страх и который активно ищет помощи. Вызов кареты скорой помощи наиболее вероятен со стороны «верат-румного» пациента.

Гельземиум часто дает замечательные результаты при болезни Паркинсона — мои многолетние наблюдения за пациентами с этим заболеванием говорят о том, что с его помощью можно добиться стабилизации процесса. Правда, поддерживающие приемы лекарства необходимо продолжать годами, но это не вызывает каких-либо осложнений и не очень подрывает семейный бюджет, потому что гомеопатические лекарства дешевы.

Одна из пациенток запомнилась мне тем, что из всех помех, причиняемых дрожанием рук, она подчеркивала то обстоятельство, что жидкая пища расплескивается из ложки по дороге от тарелки ко рту. Она удалилась с рецептом на гельземиум и не появлялась много месяцев. Но вот она вновь пришла, и на мой вопрос, почему же ее так долго не было, ответила: «Я приняла выписанные вами крупинки и все стало хорошо, а недавно опять возникли затруднения с едой, и я решила пойти на прием».

Спазмы и парезы, слабость какой-либо группы мышц — часто сосуществующие или сменяющие друг друга болезненные явления — в равной мере могут быть уменьшены или устранены гельземиумом. Есть наблюдения, что он особенно подходит для лечения заболеваний, начинающихся или обостряющихся при низком барометрическом давлении, при переходе от холодной погоды к теплой.

О конституциональных особенностях лиц, которым подходит препарат из желтого жасмина, немецкий врач-гомеопат Г. Ортлоф пишет: «Гельземиум — изнеженный человек умеренного климата с бледным цветом лица, который часто встречается в местностях, подверженных туманам или на берегу моря, а также среди городских жителей, астенически реагирующих на болезненные раздражения».

Летом 1986 г., осматривая экспонаты в оранжерее ботанического сада в Нью-Йорке, я неожиданно заметила табличку с надписью: «Гельземиум семперви-ренс». Перед моим взволнованным взором предстало вьющееся по деревянной решетке весьма мирного вида растение, побеги которого достигали полутора — двухметровой длины. Цветов на нем не было. Мою спутницу несколько удивило то, что я уделяю столько внимания такому непрезентабельному растению, — вокруг были куда более интересные представители тропической флоры. Откуда ей было знать, что я воспринимаю это событие как встречу со старым другом после долгой разлуки…

Кремнезем

Действию кремнезема принадлежит большое будущее.

Л. Пастер

Кремнезем

Кремний — второй по распространению после кислорода элемент на земле. С ним связывают огромный период развития человечества — каменный век, век кремневых орудий труда. По нашему жизненному опыту, кремний в разных его обличьях — песка, горного хрусталя, опала, яшмы, стекла, просто кремневых камней — представляется веществом инертным по отношению к организму. Однако после ознакомления с результатами изучения роли элемента в жизнедеятельности животных и человека это представление сразу же меняется. Опыты на животных показали, что дефицит кремния в организме ведет к ряду серьезных нарушений. У цыплят, например, подавляется рост, плохо растут перья, не ороговевают клювы, изменяется цвет гребешка и даже цвет мяса; у крыс деформируется скелет, нарушается пигментация. Старение характеризуется снижением содержания кремния во многих тканях — костях, сосудах, коже.

Кремний в организме вездесущ, но особенно много его в соединительной ткани. Этот элемент взаимодействует с коллагеном, фибриллярным белком, составляющим основу соединительной ткани и обеспечивающим прочность и тургор. В организмах низших в эволюционном плане животных кремния больше, чем у высших. У многих морских животных — губок, звезд, радиолярий — он составляет основу скелета. У растений (кремнием особенно богаты папоротники, хвощи, осоки, злаки) он обеспечивает жесткость стеблей.

В. И. Вернадский считал, что, вне всякого сомнения, никакой живой организм не может существовать без кремния. Кремний образует ряд соединений, аналогичных соединениям углерода, его соседа по четвертой группе Периодической системы элементов Д. И. Менделеева. Именно это сходство позволило писателям-фантастам создать ряд произведений о «кремневой» жизни, хотя ученые считают, что существование кремневых существ в солнечной системе сомнительно. Биологу важно помнить об этом сходстве: оно может быть руководящей нитью при поиске новых биологически активных веществ — потенциальных лекарств.

Кремневые соединения используют много тысяч лет. Но об агрессивности элемента по отношению к человеку узнали недавно. Изменения в организме людей, дышавших кремневой пылью, описывали, но никак с ней не связывали. Например, австрийский врач патолог К. Рокитанский принимал повреждение легких кремнием за особую форму туберкулеза. Лишь позже в медицину вошло такое понятие, как болезнь пескоструйщика, или силикоз (от латинского «силициум» — кремний).

В одной из глав «Повести о жизни» К. Паустовский рассказывает о событии, взволновавшем киевлян в одну из зим, — выходе замуж за сиамского принца Маруси Весницкой, гимназистки женской Фундукле-евской гимназии. «Муж Маруси был третьим сыном короля. У него было очень мало надежды на сиамский престол. Но после смерти братьев он оказался единственным наследником и неожиданно стал королем. Так веселая киевская гимназистка Маруся Весницкая сделалась сиамской королевой.

Придворные ненавидели королеву-иностранку. Ее существование нарушало традиции сиамского двора.

В Бангкоке по требованию Маруси провели электрическое освещение. Это переполнило чашу ненависти придворных. Они решили отравить королеву, поправшую древние обычаи народа. В пищу королеве начали постепенно подсыпать истертое в тончайший порошок стекло от разбитых электрических лампочек. Через полгода Маруся умерла от кровотечения в кишечнике».

Видимо, Маруся Весницкая имела кремневую конституцию в гомеопатическом понимании, и стеклянный порошок оказался для нее индивидуальным ядом. Трудно предположить, чтобы тончайший порошок, да еще с пищей, мог травмировать кишечник с неизбежностью смертельного кровотечения. Женщины кремневой конституции, кстати, часто бывают изящны и красивы.

Размельченный или растворенный кремний и его соединения превращаются порой в достаточно опасные вещества. Естественно, туда, где опасность, устремляется интерес врачей. Он диктуется стремлением найти защиту от повреждений, а также попыткой обернуть опасность в ее противоположность: именно из веществ высокой биологической активности получают самые эффективные медикаменты.

Историки медицины не очень уверенно пишут, что попытка использовать соединения кремния как лекарство принадлежат Парацельсу и что они были рекомендованы при заболеваниях почек, мочевого пузыря и при нервных расстройствах, а также отеках и задержании молока. Но позже об этом забыли, и кремний был вновь привлечен в арсенал лекарственных средств в XIX в. Ганеманом.

Итак, размельченный, растертый кремнезем оказался активно действующим на организм веществом. После серии опытов по выяснению особенностей его действия на организм и разработки на их основе показаний для применения он был введен в гомеопатическую фармакопею под названием силицеа. Впервые описание лекарственного патогенеза препарата было опубликовано во втором издании «Хронических болезней» Ганемана. Гомеопатический кремневый препарат готовится обработкой горного хрусталя.

Показания для применения гомеопатического препарата из кремния сходны с явлениями, которые наблюдают гигиенисты, изучающие влияние элемента на силикозоопасных производствах. Это поражения лимфатических путей и узлов, щитовидной железы, перибронхиальных и периваскулярных тканей, развитие пневмосклероза мозаичного характера, нефропа-тии, синдрома Рейно и иных нарушений с дисфункцией соединительной ткани.

В справочнике по вредным веществам в промышленности (Л.: Химия, 1976) отмечается, что подверженность действию кремния разных индивидуумов неодинакова. Сроки развития силикоза различны — от нескольких месяцев до десятков лет — в зависимости от степени фиброгенности пыли, запыленности рабочей атмосферы, сопутствующего действия иных факторов, которые могут повысить силикозоопас-ность, и, наконец, от индивидуальной чувствительности организма. Вот почему даже в одинаковых производственных условиях одни могут заболеть силикозом в первые же годы, другие лишь через много лет, а третьи завершить профессиональный труд в силикозоопасном производстве без явных признаков заболевания.

С точки зрения врача-гомеопата, именно те, кто заболевает силикозом раньше других, и есть наиболее подходящими субъектами для лечения малыми дозами кремния. Это люди зябкие, склонные к простудам, всевозможным гнойным заболеваниям, спаечным процессам, перенесшие в детстве рахит, нарушения питания, с ревматизмом в семейном анамнезе. По складу характера это люди с большим запасом энергии, настойчивые, но часто страдающие комплексом неполноценности, поэтому к намеченной цели они продвигаются обычно не прямолинейно.

И еще одно обстоятельство — уже астрономического характера — имеет значение для применения силицеи: это ухудшение самочувствия в новолуние. Результаты изучения влияния лунных фаз на земную жизнь позволяют воспринимать этот симптом как объективную реальность.

Данные гомеопатической конституциональной характеристики могли бы быть полезными при подборе кадров в силикозоопасных производствах.

В гомеопатии силицеа считается одним из важнейших стимуляторов соединительной ткани. Исследования последних лет приводят к таким же выводам ученых, занимающихся биологическими свойствами соединений кремния. Они оказывают противовоспалительное, обезболивающее, температуроснижающее действие, увеличивают активность некоторых медикаментов. Аморфный кремнезем применяют как адсорбирующее и обволакивающее средства при пролежнях и ожогах. Лечебные минеральные воды «Боржоми» и «Джермук» богаты растворимыми соединениями кремния.

Но тонкости действия кремния на организм далеко еще не разгаданы. По всей видимости, для более полной оценки активности этого элемента необходимо изучать широкий спектр доз, обратив особое внимание на микродозы.

В последние годы такие работы начаты в нескольких научно-исследовательских сибирских институтах. Получены интересные данные. Так, иркутские ученые, исследуя влияние кремния на организм, встретились с некоторыми парадоксами. Среди огромного разнообразия кремнийорганических соединений они обнаружили вещества с противоположным действием на развитие экспериментального фиброза легких. Это наводит на мысль о возможности синтезировать кремнийорганические соединения, регулирующие рост соединительной ткани. С точки зрения гомеопата, таковыми могут стать дозы кремнезема или иного соединения кремния в потенцированном гомеопатическим способом виде.

Учитывая многолетний гомеопатический опыт, М. Г. Воронков, Г. И. Зелчан и Э. Я. Лукевиц, авторы книги «Кремний и жизнь» (Рига: Знание, 1971), считают, что кремнезем прочно вошел в гомеопатическую практику. Уже в минимальных дозах он способен восстановить нарушенный кремневый обмен и функции соединительной ткани.

С удовольствием вспоминаю случай, когда мне удалось нормализовать в течение нескольких недель уровень артериального давления при помощи высокого разведения силицеи у молодой женщины с большим стажем заболевания.

Бесчисленны в гомеопатической практике случаи излечения кремнеземом застарелых, вялотекущих гнойных процессов, спаечной болезни, хронических бронхитов, аллергических поражений органов дыхания и многих других. Это также действенное противо-склеротическое лекарство.

В Китае был выдан патент на «таблетки долголетия». Перечень и дозировка входящих в препарат ингредиентов хранится в тайне, однако известно, что один из них — кремний. И я верю, что кремний в самом деле может быть одним из важнейших факторов долголетия.

Боярышник

Старение — это наиболее драматическая закономерность среди всех биологических явлений.

Н. М. Эмануэль

Боярышник

Боярышник — широко известное растение, в частности лекарственное.

Мы не располагаем достоверными сведениями о применении боярышника как лекарственного растения в античные времена, хотя он был описан Диоскоридом и другими учеными, правда, без разделения на отдельные виды (это сделал лишь К. Линней).

В средневековье боярышник использовали не только как сердечное лекарство, но и при неполадках в кишечнике, почечных коликах, при кашле и как противолихорадочное средство. Высказывались даже соображения о возможности замены хины вытяжкой из его корней. В наши дни применение растения ограничено, по сути дела, сердечно-сосудистыми заболеваниями. Во многих странах есть патентованные сердечные препараты (например, такие, как кардиовален), в состав которых входит боярышник. Используют его также как легкое гипотензивное, успокаивающее средство. Но по-настоящему уважительного, серьезного отношения к нему не наблюдается — разве что со стороны тех, кому оно очень помогло или кто вылечился с его помощью.

Что греха таить, я в своей гомеопатической практике боярышник вначале использовала редко. Но когда долго работаешь врачом, то кроме успешных результатов накапливаются и неудачные, причем у пациентов, которые продолжают обращаться за помощью. Вот и приходится активно расширять и углублять свои знания, увеличивая терапевтический арсенал. Именно такие обстоятельства заставили меня заинтересоваться боярышником. Для гомеопатии это лекарство сравнительно новое. Попытки применения его относятся к самому концу прошлого века. Только после Международного гомеопатического конгресса в 1900 г. в Париже, где американский гомеопат Арнульфи сделал доклад, посвященный препарату кратегусу (латинское название боярышника), на него было обращено значительно большее внимание.

В Северной Америке, Германии, Швейцарии были поставлены опыты на животных и на добровольцах по уточнению лекарственного патогенеза препарата. В наиболее полном виде он был описан в 1925 г. в «Лекарствоведении» Д. Кларке. В опытах выяснилось, что индивидуальными показаниями для назначения боярышника являются сердечные боли сжимающего характера, сопровождающиеся тревогой, онемением левой руки, подавленное настроение, даже отчаяние, снижение умственной трудоспособности, учащенное мочеиспускание со скудным количеством мочи. Кроме того, сложилось мнение, что он более подходит людям пожилым или перенесшим какое-либо тяжелое заболевание, перенапряжение или злоупотреблявших спиртными напитками. Некоторые гомеопаты называют кратегус лекарством для старого сердца. Нужно, однако, заметить, что «старое» сердце может быть и у молодого человека. Недаром говорят, что человек имеет такой возраст, как его сосуды. Атеросклероз может начинаться довольно рано.

Судя по оценкам гомеопатов, исследовавших боярышник, считать его только сердечным лекарством было бы ошибочным. Он влияет на кожу, слизистые носоглотки, дыхательных путей и всего желудочно-кишечного тракта, на дыхательный аппарат.

Исследование реакции организма проводилось с тинктурой боярышника. Такие исследования представляются мне очень важными и нужными, но недостаточными. Изучение лекарственного вещества в тийктуре, представляющей собой крепкий исходный раствор, из которого готовят разведения, всегда «смазывают» индивидуальные черты реакции организма. На массивную дозу прореагирует почти каждый, а для лекарственного патогенеза более важна реакция человека, чувствительного к веществу. Мне понятно, из каких соображений исходили коллеги: боярышник — малотоксичное растение, а следовательно, для получения «ответа» от практически здорового человека требуется относительно высокая доза, скорее всего — тинктура. Более результативным с точки зрения основной концепции гомеопатии мне представляется иной путь: исследовать разведения кратегуса, но на большом количестве испытуемых. Выявленные при этом симптомы будут более специфичны, чем при использовании тинктуры, хотя количество людей, вовсе не прореагировавших на него, значительно возрастет. Естественно, что чем менее токсично вещество, тем у меньшего количества людей оно сможет вызвать реакцию.

«На этот раз Вы выписали мне совершенно замечательное лекарство — я стал молодым, нет этих ужасных сердечных болей и сердцебиений, которые одолевали меня при любом напряжении, а иногда и в покое, даже мысли о них ушли от меня». Так высказался мой пациент, которому я в энное его посещение выписала кратегус, причем в более высоком разведении, чем рекомендуют гомеопаты, производившие опыты с тинктурой боярышника.

Боярышник — Crataegus L. — принадлежит к семейству розовых — Rosaceae. Произрастает он по всей Европе и Азии, в Северной Америке и Африке. В семействе насчитывается около 50 видов, из них на Украине — 24. Для медицинских целей используют листья, цветы и плоды. Наиболее активным действием отличаются цветы и зрелые плоды. Боярышник изучен мало. В нем найдены гликозиды, органические кислоты, ацетилхолин, дубильные и некоторые другие вещества. Гомеопатический препарат готовится из свежих зрелых плодов боярышника колючего — Crataegus oxyacantha L.

Растет боярышник в виде кустов и деревьев, в пору цветения очень наряден, плоды чаще кроваво-красные, но бывают и желто-оранжевые, съедобные. Из поджаренных плодов изготовляют заменитель кофе.

Кустарниковую форму боярышника используют для создания живых оград, на что прямо указывает его немецкое название «хагдорн», происходящее от «хаг» — ограждение и «дорн» — шип. Почему-то мне всегда представлялось, что колючие заросли, через которые должен был пробираться принц, чтобы разбудить спящую красавицу, состоял из терна, шиповника и боярышника.

Безвременник — цветок медеи

Лепестки у безвременника цвета сирени,

И похожи глаза твои на цветок осенний.

Бледно-синие, словно осень в нашем краю,

Глаза твои медленно жизнь отравляют мою.

Г. Аполлинер

Безвременник — цветок медеи

Латинское название безвременника — Colchicum — происходит от Колхиды, куда из Средиземноморья переселился один из видов этого растения. Согласно древнегреческому мифу, дочь царя Колхиды Ээта Медея, с помощью которой Ясон добыл золотое руно, слыла волшебницей, владевшей тайнами ядов. Безвременник сильно ядовит: действие его яда сравнивают с действием мышьяка. Таким образом, название «кол-хикум» связано не только с местом произрастания, но и с занятиями царевны.

Безвременник принадлежит к семейству лилейных — Liliaceae, большинство его видов имеет особый физиологический календарь: они цветут осенью, а плодоносят весной.

Древнеримский врач Диоскорид описал безвременник, но к лечебным растениям не отнес его из-за большой токсичности. В раннем средневековье растение использовали как средство от паразитов, а с XVI в. как лекарственное, правда, большей частью в смеси с другими веществами.

Лекарство из семян безвременника под названием кашмирского гермадаетиля привозили из арабских стран и Индии. С ним конкурировали лекарственные смеси, в которые входили различные части безвременника европейского происхождения: «воды Гуссона», «жидкость Лаваля», «пилюли Беккереля» и др.

Парацельс рекомендовал безвременник только для наружного применения из-за частых случаев отравления.

Безвременник вреден для многих животных, особенно для молодняка. Козы и овцы менее чувствительны к яду растения, но молоко животных, съевших растение, ядовито. В Италии, где немало коз, а безвременник растет во многих областях, часто отмечались случаи отравлений.

Ядовиты луга в дни осенней прохлады: Безнрсменник медленно Отравляет стадо, — читаем у Г. Аполлинера.

В лечебных целях использовали почти все части растения, чаще семена, у которых, как показали позднейшие исследования, содержится наибольшее количество алкалоидов. Им пытались лечить подагру и ревматизм, бронхиальную астму, желтуху, водянку, заболевания кишечника и почек. Безвременник считался также предохранительным средством от заразных болезней, особенно от чумы. Для этого надо было носить луковицу растения с собой в кармане.

Колхицин, как и хинин, был выделен в 1820 г. профессорами Парижской фармацевтической школы П. Пелльтье и Ж. Кавенту. Однако сами они приняли его за уже известный алкалоид вератрин. Только в 1833 г. немецкий токсиколог Ф. Л. Гейгер доказал самостоятельность выделенного алкалоида. Структурная формула колхицина была разгадана лишь в 1945 г. Химическая структура этого алкалоида очень сложна и необычна — в ней присутствует цикл из семи атомов углерода. Позже такие циклы были обнаружены в антибиотиках и некоторых других продуктах. Безвременник стал одним из истоков нового раздела органической химии — учения о семичленных циклах.

Долго считали, что безвременник — растение с единственным алкалоидом, однако позже их было выделено около 20. В медицинских целях пока чте используют только два: колхицин и колхамин. Действия их сходны. Колхамин менее токсичен, чем колхицин; по мнению одних исследователей, в 7—10. других — в 30–40 раз. При изучении материалов, посвященных безвременнику, создается впечатление, что это лекарственное растение еще крайне малс исследовано, хотя на некоторые его свойства, скажем такие, как влияние на деление клеток, онкологи возлагают большие надежды. Однако использованию его противоопухолевой активности мешает развитие общетоксических явлений. Даже у мазей, применяемых довольно давно, токсичность проявляется достаточно часто. Пути преодоления этого осложнения онкологам пока не известны.

Ботаникам и генетикам повезло больше: с помощью колхицина удается получить полиплоидные растения, которые выгодны тем, что все их органы отличаются крупными размерами. Этот метод разработан генетиками в 1936–1937 гг. — он так и называется колхициновым.

С гомеопатических позиций безвременник исследовали немецкие врачи-гомеопаты Ж. К. Рейль и И. Э. Штапф (последний был одним из любимых учеников Ганемана). В 1922 г. Штапф начал издавать журнал «Архив гомеопатического искусства лечения», в котором печатались отчеты об испытании многих лекарственных веществ.

Гомеопатический препарат готовится из свежих собранных весной клубнелуковиц безвременника осеннего — Colchicum autumnale L. Колхикум как в традиционной медицине, так и в гомеопатии стяжал себе славу «суставного» лекарства. Венский терапевт Й. Шкода был высокого мнения об этом лекарстве. Он считал, что медицина не знает против суставного ревматизма ни одного средства лучше колхицина. У меня самые удачные случаи с колхикумом были при лечении женских заболеваний.

В современной медицинской литературе много сообщений о лечении колхицином и колхамином. Обычно при этом пишут о патологиях, трудно поддающихся лечению: амилоидозе, периодической болезни. Впечатления у клиницистов положительные, но наряду с оптимистическими оценками всюду звучит один и тот же рефрен — токсическое действие на различные органы. Активно продолжают заниматься изучением безвременника онкологи.

Гомеопатический препарат токсических эффектов не дает, но удачно применить его не так просто: видимо, его лекарственный патогенез недостаточно разработан, в нем мало индивидуальных черт. Хотя, например, такой своеобразный симптом, как тошнота от запаха варящейся пищи, имеется, пожалуй, только в его патогенезе. Симптом этот весьма достоверен, но, как и всякий иной отдельный симптом, не обязателен во всех случаях, где колхикум мог бы быть подходящим лекарством. Выбор препарата, как уже говорилось, осуществляется не на основании отдельных симптомов, а по всей их совокупности, присущей случаю. Отдельный симптом, особенно из числа «странных», — лишь стрелочка, указывающая направление поиска.

Киевские врачи, использующие гомеопатический метод в своей работе, предприняли попытку дополнить лекарственный патогенез колхикума, испытав его действие на себе, как это делалось на первых этапах развития метода. Колхикум был взят в том же разведении, которое используется для лечения. Это было сделано в расчете на лекарственное обострение, которое проявляется, как известно, только у людей, чувствительных к испытуемому веществу, и отражает самые индивидуальные его качества, наиболее важные в характеристике лекарства. Среди нас, врачей-добровольцев, чувствительных к колхикуму оказалось мало, и проявившиеся симптомы лекарственного обострения вписались в уже известный лекарственный патогенез. Отмечались тягостная тошнота, послабление стула с болями в кишечнике, учащенное мочеиспускание, острый запах мочи. Мы, гомеопаты, видим в безвременнике очень интересное лекарство с еще далеко не полностью раскрытыми лечебными возможностями.

Колхикум и его производные входят в государственные фармакопеи многих стран, а также в Международную фармакопею, издающуюся Организацией Объединенных Наций. В Британскую фармакопею колхикум внесен еще в 1618 г.

Безвременник используют в декоративном садоводстве. Красота его цветов не нуждается в рекламе, он тем более эффектен, что цветет в сентябре — октябре, когда все растения с яркими цветами уже отцвели. В селе Гребенники, Одесской области, есть небольшой заказник, где удивительно хороши дикие заросли этого интереснейшего растения, тайны которого будут, безусловно, разведаны и использованы для лечения многих сложных заболеваний.

Переливание крови ученые сначала испытывали на себе.

Ученые проверяли учение на собственной, личной своей судьбе.

(Б. Слуцкий)

Полыни

Жуе полин солом'яний бичок, бринитъ бджолина музика мажорна.

Л. Костенко

Полыни

Какой роскошный у Вас чернобыль», — говорю я бабе Сане, показывая рукой в сторону расту- щего у края огорода высокого, выше меня ростом, крепкого куста полыни. «Чернобыль? — удивляется баба Саня. — А у нас — забудьки. Говорят, его в борщ кладут. А на ферме слабых инкубаторных цыплят отпаивали. Охотно так пьют, а мы попробовали — горький — страх. И коровам от фасциолеза давали». У нас — это на Полтавщине. «Почему забудьки?» — думаю я. Название недаром дается. С чем-то связано. С забвением, утратой сознания? Вспоминается рассказ коллеги о том, что в голодные дни войны в семьях, варивших борщ из полыни (чернобыльника), среди маленьких детей наблюдалось нечто похожее на падучую болезнь (эпилепсию). Когда этот борщ варить переставали, проходила и падучая.

Привычно отталкиваясь от гомеопатических знаний, понимаю, что в полтавском названии скорее всего отражено свойство польгни вызывать судорожное состояние с потерей сознания. Ведь все три вида полыни, используемые в гомеопатии, — это противо-судорожные, антиспастические средства. Все верно: в малой дозе лечат судорожные припадки, в большой — вызывают их. Конечно, далеко не у всех борщ с полынью вызывает судороги. У детей чаще — видимо, они более чувствительны к ней. Так что надо считать полынь условно съедобным растением, как, скажем, грибы свинушки или горькушки.

Полыни принадлежат к очень обширному семейству сложноцветных — Asteraceae. Много их, полыней — около 400 видов, и почти половина из них встречается в СССР.

Современные фармакологические справочники и руководства по фитотерапии отводят полыни довольно скромное место в лекарственном арсенале. Ее рекомендуют при заболеваниях желудочно-кишечного тракта для улучшения пищеварения, возбуждения аппетита.

А между тем у полыни славная биография. Она упомянута уже в Папирусе Эберса. Родовое название этого растения артемизия — Artemisia L. Происхождение его в Салернском кодексе здоровья Арнальдо де Вилланова объясняет следующим образом: Мать многочисленных трав, нареченная греческим словом. Действие этой травы, говорят, открыла Диана, Что Артемидой зовется у греков; отсюда названье Эта имеет трава, получив открывателя имя.

Действие, открытое Артемидой, касается родовспоможения — она была не только богиней охоты, но и покровительницей рожениц. Для древних греков и римлян артемизия — прежде всего гинекологическое лекарство. Родовспомогательным средством полынь считали также на Руси, Кавказе, в Китае.

Таким образом, полынь рассматривали как растение, помогающее человеку войти в жизнь, т. е. стоящее у истоков жизни. Видимо, не зря жрецы Изиды, богини материнства и плодородия, в праздничные дни ходили с ветками абсинтиум маринум (Absintum marinum) — полыни морской. Считалось, что венки из полыни, носимые на голове или вокруг шеи, способны предостеречь от дурного влияния и приступов эпилепсии. Более того, считали, будто могущество этого растения так велико, что оно может уберечь от несчастья не только отдельного человека, но и целую страну.

Полынь рекомендовали при различных интоксикациях: отравлении грибами и цикутой, при укусах змей и запое. В средневековых травниках полыни отводилось большое количество страниц. В списке подвластных ее благотворному влиянию значились самые разнообразные заболевания: холера, чума, водянка, ревматизм, цинга, малярия и другие лихорадочные состояния. Парацельс рекомендовал полынь при морской болезни. Разнообразие патологий приводит, конечно, в некоторое смущение, но вместе с тем толкает к размышлениям.

Слава о полыни как растении, возбуждающем аппетит и предохраняющем от усталости, привела, по всей вероятности, к использованию ее в пище. Из нее делали приправу к гусиному жаркому, использовали для маринадов и солений, молодые листья примешивали к бисквитному тесту, изготовляли полынные напитки. О полынном Вине упоминает еще Диоскорид, но максимум изготовления спиртных напитков с примесью полыни — вин, ликеров, водок — приходится на прошлый век. Наиболее известны абсент и вермут (вермут по-немецки — полынь, артемизия абсин-тиум — латинское название горькой полыни).

Употребление этих напитков вело к довольно печальным последствиям: они вызывали головокружение, рвоту, срывы беременности, обмороки и судороги, которые нельзя было объяснить одним только влиянием алкоголя. Появился даже термин «полынная эпилепсия», и 1900 год во Франции был отмечен рядом общественных выступлений против абсента.

Наиболее устойчиво сохраняется за полынью репутация глистогонного средства. В 1830 г. аптекарь из Дюссельдорфа выделил из цитварной полыни сантонин и связал глистогонные свойства полыни с этим соединением.

России принадлежала мировая монополия по поставке сантонина. В степных районах страны собирали цит арную полынь, а Оренбург и Чимкент стали центрами по ее переработке.

В европейских источниках цитварная полынь описывается с XIV в. До этого виды полыни в лечебниках не всегда четко обозначались. В трудах Авиценны есть указание на цитварную полынь.

За полынью издавна утвердилась слава санитарно-гигиенического средства: ею окуривали воздух вокруг заразных больных, в военно-медицинских книгах времен Тридцатилетней войны ее советовали применять от блох и вшей. С этой же целью ее использовали при стирке белья. «Тридцатилетней войны я не помню, — сказал по этому поводу мой приятель, лукаво улыбаясь, — но во время Второй мировой мама вечно клала мне полынь в кровать от блох». Класть ее в собачью постель так же хорошо, во всяком случае значительно безопаснее для владельца постели, чем инсектициды.

Цзю-терапия — метод прижигания определенных участков кожи — избрала своим оружием полынные сигареты, видимо, не случайно.

Полыни как лекарственное сырь.; признаны во многих странах мира. Они содержат гликозиды, эфирные масла, смолистые и белковые вещества, органические кислоты, витамины В6, С, К. Состав отдельных видов полыни существенно различен.

Эфирные масла полыни белеющей, персидской и астраханской содержат более 90% камфоры и могут быть сырьем для ее получения. Полыни лимонная и холодная используются в парфюмерной промышленности. Полынь альпийская — декоративное растение.

Многие виды в степных и полупустынных районах составляют основу пастбищ. Это полыни белоземель-ная, белая, черная, понтийская, схожая. И в то же время полынь цитварная и астраханская токсичны для многих животных. Любопытно, что токсичность одних и тех же видов полыни различна в разных районах произрастания, что зависит от условий окружающей среды. Кормовая польшь может быть использована для окраски шерсти в зеленый цвет.

В распоряжении врача-гомеопата три препарата из полыней: цина, артемизия и абротанум. Первый из них применяют чаще других, особенно при глистной инвазии. Но не только. Все полынные препараты могут быть эффективными при нервных заболеваниях: тиках, хорее, ночном недержании мочи, сно-хождении и эпилепсии. Их используют также при простуде, бронхиальной астме, коклюше, кожных, глазных и желудочно-кишечных заболеваниях. Цину в детской практике применяют чаще, чем во взрослой, что объясняется повышенной, как уже говорилось, чувствительностью к этому растению в детском возрасте. Недаром же от чернобыльного борща страдали больше дети, чем взрослые.

Не надо удивляться, если врач-гомеопат спросит вас на приеме, нравится ли вам запах полыни. Это вопрос деловой — выясняется чувствительность к растению. Ведь малые гомеопатические дозы будут действенны только в том случае, если даны человеку, небезразличному к избираемому лекарственному веществу.

Конечно, не только этот признак может способствовать выбору полыни как лекарства. Врач руководствуется целым рядом показаний, как субъективных, так и объективных, входящих в гомеопатическое лекарствоведение. Для «цинных» пациентов, например, характерна бледность носогубного треугольника, ночной скрежет зубами, капризное, беспокойное поведение, спастический характер болей, определенный тип судорожных приступов.

В гомеопатических дозах полынь не вызывает ни токсических, ни иных вредных побочных действий, поэтому она продаетсря в отделе готовых форм в каждой гомеопатической аптеке. Лечить эпилепсию, бронхо-спазм или астигматизм без руководства врача не стоит, а попытаться побороться с аскаридозом можно.

К счастью, запах полыни многие помнят, даже горожане. Очень распространенная и примечательная в этом отношении трава. Вспомним у Майкова: «Степной травы пучок сухой, он и сухой благоухает!». Горьковатый запах полыни украинского юга, сухой, серой и низкорослой, знаком мне с детства. Для меня она — трава засухи. Шо, посещая отдел лекарственных растений Центрального республиканского ботанического сада АН УССР, я поняла, что это очень красивое растение и вовсе не серое, а серебристое, похожее в массе на пушистый ковер и вполне подходящее для цветочных бордюров. Так что не только полезны полыни, но и красивы.

В степи былинной где-то кони мчат,

Над степью в небе лебеди кричат,

И свист стрелы, пронзительный и злой,

Полынь-трава, ты слышишь над собой.

А ты встаешь из-под крутых копыт,

Свой стойкий дух, как иллюзорный щит,

Вновь поднимаешь, богатырь былинный,

Ты, дерзкий куст, мой горький куст полынный!

Пыль радиации каплями смертей

Летит и гибнет у твоих корней,

Не вянешь ты под тучами осенними

В степи широкой, ветрами овеянной.

Как часовой стоишь ты в холод, в зной,

Могучим цветом седины земной!

(А. Маяышко)

Это сердитое семейство крапивных

Я крапиву сорвал,

Я приставил к букету крапиву!

И — о чудо! — зеленая, мощная сочность крапивы

Озарила цветы.

А ее грубоватая сила

Оттенила всю нежность соседки ее незабудки,

Показала всю слабость малиновой тихой гвоздички,

Подчеркнула всю тонкость, всю

розовость «раковой шейки»

В. Солоухин

Это сердитое семейство крапивных

Наверное, я не погрешу против истины, если скажу, что многим по душе телевизионная передача «Что, где, когда?» и, несмотря на то что соревнование происходит между «знатоками» и телезрителями, симпатии миллионов телезрителей на стороне «знатоков». В одном из весенних состязаний 1984 г. в довольно критической для «знатоков» ситуации — легкий к радости болельщиков вопрос: что хорошо и в самоваре, и в горшке, и в ткани, и как лекарство? И вдруг осечка в ответе: ревень вместо крапивы. В чем дело? Неужели молодые люди так плохо знают, казалось бы, общеизвестные растения?

Обратимся к справочной литературе. Оказывается, семейство крапивных — Urticaceae — включает до 50 видов, в СССР произрастает 10, причем на всей территории в основном как сорная трава. В медицинских целях используется несколько видов: крапива двудомная — Urtica dioica, к. жгучая — U. urens, к. узколистная и к. коноплевидная — U. cannabina L.

Неужто «знатоки» не читали «Принц и лебеди» Андерсена — великого и любимого всеми сказочника? Из чего плела принцесса рубашки для своих заколдованных братьев? Из крапивы. Выглядели они, должно быть, не очень элегантно, но, как известно, выполнили свое назначение, разрушив колдовство. Не знаю, из какой ткани шьют костюмы для действующих лиц пьес, посвященных средневековью, но по виду они напоминают популярные на Украине крапивные мешки, в которые ссыпают картофель. Думаю, что одеяния принцев выглядели не лучше.

В книге В. Шененбергера «Соки растений — источник здоровья» есть такие любопытные строки: «В последний год войны под моим началом было 1,5 гектара крапивного поля. Крапива выращивалась по распоряжению хозяйственного ведомства, потому что из ее стебельков намеревались получить дополнительное волокно для ткани, из которой шилась военная форма». Это было в последний год первой мировой войны.

«Муза, крапиву воспой…» — так начинается рассказ об этом растении из «Олепинских прудов» В. Солоухина. Трудно сказать еще что-либо замечательное после такого похвального слова о крапиве. Нет — даже не похвального, а панегирического. Солоухин называет ее майской целебной и питательной едой — и не только для людей, но и для домашних животных, упоминает о консервирующих свойствах растения, используемых рыбаками (они укладывают улов в крапиву для лучшей сохранности), об изготовлении из нее тканей. А главное — подробно описывает лечебные возможности растения. Рассказывает, как ему удалось убедить своих собеседников в красоте стеблей крапивы, поставленных на столе в высокой вазе на фоне тесовой стены. Правда, в этом случае писатель пренебрег столь естественно возникающим у каждого желанием понюхать букет, а невозможность сделать это (кто же захочет обжечь себе нос!) снижает степень эстетического наслаждения.

На Украине пучком крапивы моют глиняную посуду. Получается не просто щетка, а щетка с дезинфицирующими свойствами. Кто пользуется ею, предварительно обдав кипятком, а кто и свежесорван-ной, находя в этой процедуре двойную пользу — гигиеническую и целебную. Крапива — очень распространенное растение, так что туристам, геологам, научным экспедициям стоит перенять этот способ мойки — жир смывается даже холодной водой.

Крапива содержит много биологически активных веществ. Это витамины С, К, гликозид уртицин, камеди, эфирное масло, белковые вещества, сахар, муравьиная кислота, гистамин, соли железа, серы, кремния, кальция. Такой состав дает крапиве полное право находиться в рубрике веществ, влияющих на тканевый обмен, куда она и помещена в пособии по фармакотерапии М. Д. Машковского*. Хотя показания к ее применению, сообщаемые этим же руководством, скромны — она рекомендуется только как кровоостанавливающее средство. Это ее лечебное качество чаще всего используют сейчас в гинекологии и акушерстве.

А лечебное прошлое крапивы значительно. Дио-скорид рекомендовал ее при многих заболеваниях — воспалении легких, задержке мочи, желудочно-кишечных расстройствах, нарывах, кровотечениях, лишайных высыпаниях на коже, травмах. Лечебные свойства растения подтверждал Гиппократ. В средневековье крапиву прописывали при отравлении свинцом, эпилепсии и особенно часто при почечных и печеночных камнях.

Это популярное у отечественных травников лекарственное растение. У них можно встретить, например, советы употреблять семена крапивы, сваренные в вине, при камнях в почках, сухие растертые листья с черным хлебом — при поносах, настой из сухой травы — при золотухе. В Воронежской губернии растение применяли при чахотке, в Сибири как противолихорадочное средство. Даже холерных больных секли и растирали крапивой.

Современная фитотерапия рекомендует настои, вытяжки, отвары, свежий сок из различных частей крапивы при нарушении солевого обмена, как мочегонное, сахароснижающее, стимулирующее желудочно-кишечную секрецию, противоожоговое и рано-заживляющее средства.

Крапива — хороший источник витамина С для скота, но особенно для птиц. Последние поедают ее с большим удовольствием (а вот лошади, заметим, не едят вовсе). Таковы «капризы» природы! Это напоминание фармакологам о том, что экспериментальное животное надо выбирать сознательно, стандартов нет и здесь.

Как-то летом в деревне, подталкиваемая профессиональным любопытством, я спросила женщину, несшую в цветастом платке сноп свежей крапивы: «Свиньям?». «Нет, — ответила она, — индюкам».

А взглянув немного вперед, я увидела с десяток индюшат-подростков, которые стояли на заборе, шатаясь, чтобы удержать равновесие. Увидев хозяйку с ношей, они не слетели с забора, а просто свалились ей под ноги, когда она подошла вплотную к калитке. Так нетерпеливо встречать можно только что-то очень желанное.

Не обошли крапиву вниманием и косметологи, советующие использовать ее при выпадении волос, раннем поседении, для придания свежести коже лица. Вот почему не следует удивляться изображению этого сорного растения на элегантных флаконах с шампунем (хотя могут закрадываться некоторые сомнения в отношении того, сохраняется ли стимулирующее влияние крапивы в мыльном растворе. Но это уж на совести парфюмеров).

Используют крапиву и в гомеопатии. Препарат готовится из крапивы жгучей — Urtica urens. Крапива — хороший пример для объяснения правила прописывания лекарств в гомеопатии — принципа подобия: всем хорошо известны высыпания на коже от крапивы. Гомеопатический препарат из крапивы лечит такие же высыпания, вызванные иными факторами — пищей, лекарствами, холодом, солнечными лучами, волнением, веществами, рождающимися в самом организме, — в том случае, если эти высыпания сходны с крапивными ожогами. В растении человек соприкасается с большой дозой крапивного яда, в гомеопатическом лекарстве — с малой: при приготовлении гомеопатического препарата настойка из растения подвергается многократному разведению. Уртика уренс бывает эффективна не только при крапивнице, но и при иных заболеваниях — бронхиальной астме, подагре, почечнокаменной болезни, заболеваниях мочевого пузыря и желудочно-кишечного тракта, кровотечениях из различных органов.

Крапивный яд не принадлежит к особо опасным, но у чувствительных к нему людей при ужалении крапивой или поедании ее в супе, салате, плове могут возникать высыпания с сильным зудом, жжением, нарушением общего самочувствия, повышением температуры тела, учащенным мочеиспусканием. Может появиться также кашель с отделением мокроты, нарушение работы кишечника, боли в суставах, маточные и носовые кровотечения. Думаю, что такие явления, возможно, в легкой форме, не так уж редко возникают у любителей зеленых борщей или у тех, кто пытается лечить сечением крапивой больные суставы. Просто далеко не каждый умеет наблюдать реакцию своего организма на различные воздействия.

Надобно сказать, что люди, пострадавшие от «общения» с крапивой, часто в последующем испытывают и ее целебное влияние. Одна из моих пациенток рассказывала мне, как ужасно она рассердилась на мужа за то, что он без предупреждения хлестнул ее несколько раз по ногам пучком крапивы. Это вызвало ожог с сильным жжением, но зато боли в коленных суставах значительно уменьшились. В дальнейшем эта информация послужила для применения гомеопатического препарата из крапивы с хорошим результатом. Так что не обязательно, лечась крапивой, проходить через страдания от ожогов ею. Она прекрасно действует и в малых дозах, заключенная в изящные крупинки. Еще более любопытный «крапивный» случай рассказала мне попутчица по дороге из Москвы в Киев. Ужасающая пищевая крапивница, не поддававшаяся действию никаких антигистамин-ных препаратов, прекратилась у нее после того, как она выпила два стакана крепкого отвара крапивы. Правда, после этого лечения резко повысился про-тромбиновый индекс (этот показатель она периодически проверяла из-за склонности к тромбообразо-ванию). Тут же кстати она сообщила, что на Кавказе из крапивы с небольшим добавлением кукурузной крупы варят кашу.

Я цветы обходил стороной,

Их считал за ненужное диво,

Я искал те места, где крапива

Неприступной стояла стеной.

Обжигаясь зеленым огнем,

Обрезал ей колючие ножки.

Необычного цвета лепешки,

Обжигаясь, мы ели потом.

А сейчас я любитель цветов,

Улыбаюсь любому счастливо.

На задворках стоит крапива,

Словно память тех грозных годов.

(В. Сергин)

* Машковский М. Д. Лекарственные средства. — В 2-х т. — М: Медицина, 1985.

Горная красавица

Желтел, облака сожирая, песок.

Предгрозье играло бровями кустарника.

И небо спекалось, упав на кусок

Кровоостанавливающей арники.

Б. Пастернак

Горная красавица

Арника — Arnica, принадлежащая к семейству астровых (Astera-сеае), — одно из известнейших лекарственных растений. В гомеопатическом журнале за 1876 г., выходившем в Петербурге, в статье об арнике сказано: «Арника, всегда бывшая излюбленным средством гомеопатов, гораздо старее гомеопатии, и некоторые из самых важных сведений о ее пользе сообщены врачами не гомеопатами». Немецкий врач Г. Мадаус, долгие годы собиравший материалы о лекарственных растениях и сам занимавшийся фармакологическими исследованиями, пишет, что античные писатели не упоминают об этом растении, другие авторы считают, что птарника, упоминаемая Диоскоридом, и арника — одно и то же. В переводе «птарника» — чихательная трава. Об арнике же известно, что ее измельченные листья применяли как нюхательный табак.

Есть основания предполагать, что в народной медицине западноевропейских стран арнику использовали еще в средневековье. Наиболее подробные сведения о ее применении в старые времена мы находим у немецких авторов. Так, А. Галлер считал, что она надежно рассасывает свернувшуюся кровь. А. Гу-феланд рекомендовал это растение при общей слабости вследствие физического или нервного перенапряжения как сердечное лекарство, при параличах и эпилепсии. Венский врач Коллин сообщил о тысяче случаев удачного лечения арникой перемежающейся лихорадки. Он считал ее средством, конкурирующим в этом отношении с хинной корой.

Известно о применении растения при гнилостной лихорадке и кровавом поносе в 1814 г.

Арника была любимым лекарственным средством Гете, который, по словам его секретаря, изящнейшим образом описал это растение, превознося до небес его целительное действие. Предложенная домашним врачом, она спасала его в тяжелые моменты жизни. Именно арника была последним лекарством, которое принял 83-летний умирающий писатель.

Как лекарственное средство арнику упоминают Сервантес в «Дон Кихоте» и А. К. Дойл в «Затерянном мире».

В списке лечимых арникой заболеваний числятся самые разные недуги: от кровотечений, травм, карбункулов до ревматизма и эпилепсии. Однако со второй половины XIX в. область ее применения сокращается, почти ограничиваясь кругом скорее гигиенических, чем лечебных препаратов: она входит в состав кремов, жидкостей для промывания ран, глаз, для роста волос. Немецкий гидротерапевт С. Кнейп, чьи водные процедуры в последнее время снова входят в моду, любил применять арнику как обезболивающее средство при ранениях, ушибах, инъекциях.

Сейчас трава арники — лекарственное сырье в 27 странах мира. Она числится в разделе кровоостанавливающих средств. Из нее выделены действующие начала: арницин, лютеин, инулин, смолы, органические кислоты, витамин С, сахара, дубильные вещества. Исследования, проведенные в нашей стране в 50-е годы С. А. Томилиным, показали, что препараты из цветков арники горной в малых дозах оказывают тонизирующее и стимулирующее действие на центральную нервную систему, а в больших действуют седативно, предупреждая развитие судорог.

Советские фармакологи А. Д. Турова и Э. Н. Са-пожникова, сотрудники ВИЛРа препараты из цветов арники рекомендуют как средство, действующее тонизирующе на центральную нервную систему и как кровоостанавливающее, особенно при маточных кровотечениях, связанных с гормональными нарушениями. Речь, видимо, идет о малых дозах арники.

Известный украинский травник А. П. Попов дает значительно более обширный перечень заболеваний, при которых может быть употреблено это растение. Его рекомендации перекликаются со старыми народными традициями. «В народе арнику горную используют довольно широко. Препараты из нее употребляют внутрь при бронхите, подагре, гриппе, болезнях сердца, судорогах, эпилепсии, сотрясении мозга, апоплексии, а также как мочегонное средство. Наружно эти препараты применяются как сильное кровоостанавливающее средство при обширных ранениях, ушибах, невралгических болях» *.

Применять арнику надо с осторожностью — в больших количествах она может вызвать токсические явления: озноб, тошноту, рвоту, одышку, упадок сердечной деятельности. Естественно, что, как и многие другие растения, арника может быть причиной аллергического поражения кожи, слизистых глаз, дыхательных путей и других органов. Такое явление мне приходилось отмечать в практической работе у пациентов — жителей Западной Украины. А одна пациентка из Закарпатья сказала мне с грустью: «У нас есть хорошая трава от такого заболевания, как у меня, — арника горная, но мне ее нельзя принимать — вызывает кровохарканье». У больной было хроническое гнойное заболевание легких — бронхоэктатическая болезнь.

Арника горная — Arnica montana L. — эндемик гор; растет в диком виде в основном в Карпатах (это европейский горно-лесной вид) в местах, расположенных не ниже 500 м над уровнем моря, в лесах и субальпийских лугах. Предприняты попытки разведения ее в культуре (например, в Ленинграде ее культивируют уже более 200 лет), но промышленных плантаций нет.

Арника горная занесена в Красную книгу, где отмечено, что растение это, произрастающее в Карпатах, редко — в Белоруссии, Литве и Латвии, под угрозой уничтожения. Площадь зарослей сокращается в результате неумеренных заготовок в лекарственных целях. Последнее звучит как будто неправдоподобно. Медики в роли разрушителей природы? И все же цифры говорят сами за себя. Тонны сухих соцветий заготавливаются не только для внутренних нужд, но и на экспорт! О тоннах сырья при гомеопатическом врачевании, конечно, и речи быть не может.

Цветок арники знаком очень многим, его изображение можно встретить не только в книгах о лекарственных растениях и в ботанических атласах, но и на почтовых марках и поздравительных открытках. Этот милый в своей бесхитростности ярко-желтый или оранжевый цветок не случайно похож на цветок ромашки, ноготков или девясила — они принадлежат к одному, кстати, очень распространенному, семейству сложноцветных. Особенно похожа арника на девясил. Сборщики трав часто даже путают их. Такому же обману поддалась и я, когда, путешествуя по Чечено-Ингушетии, увидела появившийся внезапно из-за крутого поворота горный склон, сплошь покрытый, как золототканным ковром, ярко-оранжевыми цветами. Подумалось, что это заросли арники, но, увы, привезенный домой и рассмотренный тщательно, без экзальтации, с ботаническим атласом в руках, экземпляр растения оказался девясилом. Арника любит иные горы — западные.

В лечебных целях можно использовать все растение, но чаще употребляют соцветия. Считается, что основное фармакологическое действие у соцветий и корней различно.

Примечательно немецкое народное название растения — фалькраут (трава падения). Не в бровь, а в глаз! Травма и ее последствия — самое частое основание для назначения арники в гомеопатии. Не только травма в прямом и узком ее понимании — ушиб, порез, ранение, сотрясение, размозжение. Нет. Область применения арники скорее всего можно определить очень разумным и емким современным термином — травматическая болезнь, характеризующаяся определенным комплексом метаболических сдвигов. А они могут наступить не только вследствие падения, удара или сотрясения, но и в родах, и при пломбировании зубов, и при спонтанном разрыве органа или сосуда, при сильном физическом переутомлении, длительном перенапряжении какого-либо органа или системы — голосовых связок, глаз, органов пищеварения, при отравлении. Отсюда следует, что арнику можно с успехом применять при самых различных заболеваниях: от подкожного кровоизлияния и гепатохолецистита до инсульта, сыпного тифа и эпилепсии. Любопытно, что арника ликвидирует последствия даже очень отдаленных во времени травм. Вот почему ее часто приходится прописывать даже в наши дни участникам Великой Отечественной войны. Слишком часто причина их страданий — фронтовая травма, особенно контузии, ушибы и ранения с обширным повреждением мягких тканей. Организм не забывает их, а лишь компенсирует на время. С возрастом компенсаторные механизмы исчерпываются и возникают болезненные явления, имеющие отношение к бывшим повреждениям.

Но применение арники успешно только в том случае, если при этом будут в наличии «арникальные» особенности случая, сведения о которых врач получает из гомеопатической клинической фармакологии. Этот источник научит врача, что она больше подходит людям, склонным к полноте, легкому возникновению синяков, пастозности, засыпающим в транспорте, не любящим движения вниз, прикосновений, спящим на низкой подушке. Кроме того, арникальные люди добры по натуре.

В. И. Даль писал: «Арника, будучи применена внутрь гомеопатически, обратила на себя полное мое внимание, как удивительное средство при разных ушибах».

Арника в самом деле удивительное средство при ушибах, но не единственное в этом роде: Такие травы, как ноготки, маргаритка, зверобой, болиголов, стефа-ново семя, сумах ядовитый, — также источник «травматических» гомеопатических лекарств.* Попов А. П. Лекарственные растения в народной медицине. — Киев: Здоров'я, 1970

Камфора

С фигуркой из камфары ты схожа белизной.

Ты целомудренно-щедра была со мной,

и вновь я

Тебя в объятья заключил, чтоб век

не отпускать,

И яхонты кровавых слез ронял на изголовье.

Я к телу белому прижал свои глаза в слезах:

Кровь унимает камфарой врачебное

сословье!

Шараф аль-Кайрувани

Камфора

Киев, весна, кафедра терапии внутренних болезней медицинского института. Группа студентов пятого курса в вестибюле клиники ждет преподавателя, ведущего практические занятия. Мимо проходит профессор Е. Б. Букреев, останавливается и сразу по нашему довольно раскованному поведению понимает, что мы уже «на выходе», определились. Поймав взглядом меня, как всегда остро предугадывая ответ, спрашивает: «А вот Вы — куда идете специализироваться?». «На хирургию», — отвечаю я. «Ну, зачем это Вам? — недоуменно, с оттенком осуждения, говорит он. — Вам бы в балет…»

Небольшая и некрепкая с виду, я уже привыкла к таким речам и не защищаюсь, молчу. Мне уже говорили то же самое в деканате, даже про балет. Почему я иду на хирургию? Наверное, более всего по наследству — отец пришел в гомеопатию после десятилетней хирургической работы. Хирургом он был хорошим, оперировал легко и быстро — у него чуткие, «умные» руки. Гомеопатия увлекла его своей эффективностью, гуманностью, красотой. Только поэтому он оставил хирургию. Я последовала его совету — надо узнавать случаи, подлежащие оперативному лечению, уметь быстро «чувствовать» больного и остро ощущать ответственность за его жизнь. Хирургическая клиника, по его мнению, научает этому быстрее других. Но была еще одна, моя собственная причина, почему мне не хотелось идти в терапевтическую клинику. Причину эту я сама считала несерьезной, но тем не менее она тайно влияла на ход событий. Я всегда страдала от камфорного запаха, который доминировал в терапевтических клиниках в мои студенческие годы над всеми другими. А может быть, это мне только казалось. Я его просто боялась, как, впрочем, и запаха мази Вишневского — с ним мне пришлось постоянно сталкиваться в хирургической клинике (в отделении, где я проходила субординатуру, было много ожоговых больных). Мне было неловко признаться в такой странности даже самой себе. Только много позже, уже врачом-гомеопатом, я поняла, что это не странность и не каприз, а повышенная чувствительность к смоляным запахам.

Отрицательное отношение к камфоре непроизвольно распространилось и на гомеопатический препарат из этого вещества, тем более что с детских лет мне было известно и нечто скверное о нем: будто камфора препятствует действию гомеопатических лекарств и инъекции ее при гомеопатическом лечении так же нежелательны, как употребление кофе, спиртных напитков и пряностей.

Длительное время это вещество не возбуждало во мне профессионального интереса, хотя мне было известно, что многие педиатры при затяжных поносах у детей пользуются камфорой Рубини (50%-ный раствор камфоры в 95%-ном алкоголе). Ее прием может вызвать токсические явления, и ее нельзя причислить к истинным гомеопатическим лекарствам, которые ни в коем случае не должны вызывать ничего подобного. Это тоже отвращало меня от камфоры: я привыкла работать с высокими разведениями гомеопатических лекарств.

Р. Рубини — итальянский врач-гомеопат. Он лечил своим препаратом холерных больных в Италии и Швейцарии в 1854–1855 гг. с большим успехом: смертность среди его пациентов была в 10 раз меньше по сравнению с официально зарегистрированной в ту эпидемию (4 и 42%). Предложение лечить камфорой холеру исходило первоначально от Ганемана, который упоминал это средство еще в работе «Опыт нового принципа для нахождения целительных свойств лекарственных веществ», увидевшей свет в 1796 г. Гане-ман считал камфору средством, сложным для изучения: «Действие этого вещества на здоровое тело крайне загадочно и трудно определимо по той причине, что первичное действие сменяется внезапно и легко смешивается с реакцией организма». В его рекомендациях по применению камфоры есть даже противоречия принципиального характера. Ганеман воспринимал камфору, выражаясь современным языком, как химиопрепарат, считая, что она действует на возбудителя заболевания. «Она (камфора. — Т. П.) больше всяких других лекарств обладает свойством убивать своими парами низшие организмы и таким образом в состоянии быстро убить и уничтожить холерную миазму, которая, по-видимому, представляет живые существа, убийственные для человека и недоступные нашим чувствам». Так рассуждал Ганеман, хотя, заметим, холерный вибрион к тому времени еще не был открыт. Истинный же гомеопатический препарат никогда не выступает в роли химиопрепарата, он никого не убивает, а способствует борьбе самого организма с заболеванием, повышая его защитные силы. Примечательно, что хотя механизм лечебного действия камфоры при холере был объяснен Ганема-ном не с гомеопатических позиций, сама идея лечить ею холеру исходила из принципа подобия — из сравнения клинической картины холеры с лекарственным патогенезом камфоры — реакции на нее здорового организма.

Материалов для такого сравнения было достаточно. Камфорой как лечебным средством интересовались многие поколения врачей. Одни относили ее к «горячительным» средствам, другие — к «охлаждающим». Подобные разноречия и вызывали, возможно, у некоторых естествоиспытателей желание произвести собственные эксперименты. В 1768 г. хирург из Эдинбурга В. Александер в «Экспериментальных эссе» опубликовал результаты аутоэксперимента, едва не стоившего ему жизни. По всей видимости, эта работа была известна Ганеману. Сам Ганеман и врачи из его окружения также производили аналогичные эксперименты, по результатам которых были определены гомеопатические показания для применения камфоры. Они описаны в IV томе «Хронических болезней» Ганемана.

Камфора — любимица А. С. Залманова, автора очень теплой и поучительной книги «Тайная мудрость человеческого организма». Со времени ее издания в нашу медицинскую практику прочно вошли скипидарные ванны, но мысль об универсальности камфоры подхвачена не была. Возможно, что сама мысль не оригинальна и заимствована у Ф. Распая, французского естествоиспытателя, видевшего в камфоре своего рода панацею и рекомендовавшего вводить ее в организм всевозможными путями: курением, нюханием, глотанием, втиранием. По мнению Залманова, камфора, обладающая мощным влиянием на периферическую систему кровообращения благодаря ее высокой капил-ляроактивности, способствует выведению из организма шлаков (конечные продуктЧы обмена или токсины, образующиеся в организме).

Основной источник камфоры — камфорный лавр, растущий в тропиках и субтропиках. В северных странах, заинтересованных в местном лекарственном сырье, велись поиски камфороносных растений. Таковыми оказались пихта сибирская, камфорный базилик, некоторые виды полыни и перовския. В пижме, аире, розмарине также были обнаружены незначительные количества камфоры. У нас в стране надежды возлагались на полынь и камфорный базилик, так как пихта содержит не правовращающую камфору, как другие камфороносные растения, а ее оптический левовраща-ющий изомер, долгое время считавшийся биологически неактивным. Однако позднейшие исследования реабилитировали левовращающую камфору. Кам-фороносные растения перестали возделывать, а пихта, основная древесная порода Западной Сибири, стала источником камфоры для медицинских нужд.

Залманов предпочитал камфору, добываемую из пихты, — может быть, потому, что она сродни скипидару. Гомеопатический препарат согласно фармакопее приготовляется из правовращающей камфоры, возможно, в силу традиции.

Для врача-гомеопата, как уже говорилось, очень важно выяснение индивидуальной чувствительности к факторам окружающей среды, особенно к тем веществам, которые применяются в гомеопатии как лекарственные. Эти сведения часто самым коротким путем ведут к удачному назначению лечения. Собственный организм — прекрасный источник наблюдения. Вспомнив свое неприятие камфорного запаха, я стала интересоваться, как же другие люди относятся к нему. В юности мне казалось, что запах камфоры противен всем, — ведь есть же запахи, неприятные всем людям. В части камфоры я очень ошибалась. Большинство опрошенных пациентов хорошо знали ее запах, многие отвечали: «Запах, как запах», — с чего, мол, спрашиваю. Но не все! «Что Вы, — сказала мне одна медицинская сестра, — это же запах леса, свежести. Я, когда прихожу на работу, сразу же говорю: девочки, у кого в назначениях камфора, чур, я буду делать». «Приятный запах», — отвечали некоторые. «У меня от вытирания лица камфорным спиртом возник отек и сильная головная боль, а после инъекции краснота и отек были такими интенсивными, что возникло подозрение на рожистое воспаление». «Прекрасно, — думаю я, — недаром в гомеопатии ее рекомендуют при рожистом воспалении». Эту пациентку гомеопатическая камфора в высоком разведении избавила от обострений хронической пневмонии, нормализовала артериальное давление и значительно улучшила сердечную деятельность. Однако первые приемы вызывали кратковременную головную боль с ощущением пульсации в висках и жара в лице. Как тут не вспомнить Пуркине! У одних пациентов камфора, прописанная по поводу гайморита, синусита, отита, вызывала временное послабление стула с резями в кишечнике. У других же, обратившихся по поводу заболевания кишечника, стул сразу нормализовался без предварительного обострения. Выбор разведения — один из самых сложных моментов в гомеопатии. Многие врачи-гомеопаты прошлого века считали, что камфору надо прописывать в больших, как они выражались, материальных дозах. Мой опыт не подтверждает этого. Сама я при простудах и чрезмерном утомлении принимаю камфору в высоком разведении. Она оказалась замечательным лекарством для меня, чего можно было ожидать, учитывая мое отношение к ее запаху.

Встречала я и «камфороедов», принимавших в течение многих лет камфорные порошки по нескольку раз в день и уверявших, что без них они не могут обходиться.

В последнее время камфору стали реже применять в клиниках — ее заменили более современные сердечные средства. Это не только веяние времени, но и недостаточное знание очень хорошего лекарства. Врачи-гомеопаты также применяют ее реже, чем могли бы, исходя из ее лекарственного патогенеза.

У каждого человека со многими веществами есть свои «взаимоотношения» (особенно это касается растений), и на то есть причины. Как-то, гуляя по берегу маленькой речки с четырехлетним мальчуганом, я увидела заросли аира. Сорвав стебель, дала ему понюхать. «Вкусно», — сказал он, растирая пальчиком выступивший на месте разрыва сок… Помню, как осторожно я входила в детстве в сельскую хату в троицын день, когда пол устилали травами: мне не хотелось наступить на стебли «лепехи» (так на Украине в некоторых местах называют аир), их запах дурманил меня и вызывал тошноту. Я выбирала места с мятой и «васыльками». Теперь-то мне известно, почему: аир относится к камфороносным растениям.

И вздрогнуло сердце от боли,

И светлые слезы печали

Упали на чаши растений,

Где белые птицы кричали.

А в небе, седые от пыли,

Стояли камфорные лавры

И в бледные трубы трубили,

И в медные били литавры.

(Н. Заболоцкий)

Волчий табак

В теплых хоромах хвойного леса дождевики растут поздно, до морозов.

Д. П. Зуев

Волчий табак

Читаем у В. Солоухина: «Сначала все грибы называешь «волчий табак», а потом, узнав, что это дождевики, будешь звать их дождевиками, а потом разберешься, что и дождевики бывают разные: просто дождевик, дождевик шиповатый, дождевик игольчатый, дождевик грушевидный, порховка, головач круглый, головач продолговатый».

Эти грибы зовут еще цыганской пудрой — их тончайшие споры темнее пудры сорта «рашель», предназначаемой для смуглой кожи, величают чертовой табакеркой и еще более образно и забористо, но уж и вовсе не для печати.

Разбираться в грибах довольно сложно, хотя и кажется, когда рассматриваешь их в альбоме, что все ясно и просто. Не зря же в летнюю и осеннюю пору на выездах из больших городов стоят «грибные» стенды, разъясняющие, какой гриб можно брать, а какой — категорически опасно. Обычно дождевики на этих стендах не фигурируют ни в той, ни в другой графе.

Как-то, руководствуясь не такими стендами, а книгами природоведов, мы решили насобирать молоденьких дождевиков, благо их было более чем достаточно, а сверкающие белизной стайки выглядели очень привлекательно. Сказано — сделано, и корзинка, полная легоньких шариков, была привезена домой. Не откладывая в долгий ящик, приступили к их обработке. Тут-то в дело вмешалась наша старенькая нянечка, объявив, что мы привезли невесть что, и категорически восстала против приготовления в пищу таких подозрительных грибов, которые и на грибы не были похожи. Полные энтузиазма, мы стояли на своем, тем более что не могли считать ее знатоком грибов — кроме белых, она вообще никаких иных грибов не признавала. Тогда, неожиданно для нас, она взялась за их приготовление, велев нам заняться чем-либо иным.

Грибы готовились очень долго, но, наконец, были принесены со словами: «Можно есть, я уже их отведала, и ничего не случилось». Вот почему они так долго готовились! Екатерина Алексеевна на себе испытывала ядовитость грибов…

Дождевики показались нам вкуснее всех возможных грибов на свете. По виду блюдо напоминало пышный омлет с грибным ароматом, а вкуса было изумительного.

В науке дождевикам не повезло, хотя об их использовании в народной медицине известно с XVI в. — состав их очень мало исследован. Это тем более странно, что многие грибы фигурируют как лекарственное сырье — головня кукурузная, спорынья, плесневые грибки.

В 30-е годы текущего столетия немецкий исследователь Шайдле проделал ряд опытов над животными, из которых заключил, что дождевик — Bovista содержит яд, расширяющий сосуды, и что подкожные инъекции вытяжек из различных видов этих грибов вызывают одышку, кровоизлияния в подкожную клетчатку, мышцы, слизистые оболочки и почки. У крыс кормление грибами приводило к увеличению матки. Но само это вещество выделено и определено не было.

Учитывая, что гомеопатические препараты из дождевика, головни и спорыньи часто прописывают при маточных кровотечениях, я с особым интересом прочла заметку о трюфелях в восьмом номере журнала «Химия и жизнь» за 1983 г. В ней сообщалось, что в трюфелях обнаружены вещества, представляющие собой стероидный половой гормон — аналог синтезирующегося в человеческом организме. Дождевик и трюфели — значительно отличающиеся друг от друга грибы, и все же некая нить соединяет их в группу родственных организмов, занимающих особое положение в системе органического мира — между животными и растениями.

Гомеопатический препарат бовиста приготовляется из спор гриба не «гомеопатического» размера — дождевика гигантского — Lycoperdon bovista, принадлежащего к семейству дождевиковых — Lycoperda-сеае. Среди них встречаются великаны, тело которых достигает в диаметре 50 см, а масса — 9 кг. Тело их шарообразно, и ножки фактически нет — только небольшой конус, сидящий на подземной грибнице.

Съедобными грибы бывают только в «юности», пока содержимое шара не начнет приобретать желтоватую, а позднее бурую окраску. Бурое содержимое тела и есть самая примечательная часть — споры, которые легким облачком вылетают из отверстия, образующегося ко времени их созревания на «макушке» шара. Вылетанию спор способствует ветер, проходящие мимо звери, а в ближних к жилью лесах — люди: всяк, зная свойства порховки, норовит придавить ее ногой, а порой и пальцем. Однажды очень встревоженная мама в срочном порядке привела ко мне своего восьмилетнего сынишку, бывшего у меня под наблюдением, со странным явлением: у него на большом и указательном пальцах правой кисти багровели два пятна, похожих на следы от ожогов. Мать была абсолютно уверена, что ничего настолько горячего, чтобы вызвать ожоги, ее сынишка не хватал. Был понедельник, поэтому мы подвергли анализу предыдущий день — воскресенье. Ларчик открылся просто: семья ездила в лес, мальчик «стрелял» порхов-ками, и следы на пальцах были местами прикосновения к зрелому плоду дождевика. Я поняла, что малые дозы бовисты должны быть подходящим лекарством для нашего «охотника». Это и оправдалось в дальнейшем.

Мальчик избавился от экссудативного диатеза, а заодно и от ряда невротических реакций, заметно мешавших ему в школьной жизни.

Этот случай прописи бовисты не совсем типичен. Чаще врачам-гомеопатам приходится прописывать ее при экземе, аллергических дерматитах с локализацией высыпаний на тыле кистей, образованием трещин, мокнутия, корок на фоне значительного отека. Один из пациентов, стараясь как можно точнее описать состояние своих рук в период обострения, сказал, что его пальцы становятся похожими на толстые сосиски. Повидав на своем врачебном веку много «бовистньгх» экзем, я могу подтвердить удачность этого сравнения. Люди, чувствительные к спорам дождевика, склонны к общей отечности, венозному застою, пассивным кровотечениям, особенно маточным и носовым. По утрам после сна на их лицах часто видны отпечатки складок постельного белья; ножницы, ручки сумок, ремешки, резинки и пояса также легко оставляют следы на их теле. Кроме кожных заболеваний, бовиста лечит нарушения в эндокринной сфере, болезненные явления, связанные, с застоем в венозных капиллярах, — сердечные и головные боли, парестезии, последствия отравления угарным газом.

Следует отметить также, что этот препарат — также весьма неплохое кровоостанавливающее и рано-заживлякнцес средство.

В один из отпусков судьба забросила нашу небольшую компанию в маленький горный поселок Алтая — Улаган. Регулярного движения транспорта в то время там не было — райцентр переместили в расположенный ближе к горнодобывающей промышленности Ак-таш. Мы остались ждать оказии. Работники местной библиотеки впустили нас в подсобную комнату, где оказалась замечательная печь с плитой. Мы как следует обогрелись с дороги и очень вкусно пообедали жареными шампиньонами, собранными тут же во дворе, несмотря на утверждение алтайцев, что съедобные грибы у них не растут. Это была такая огромная почти правильной округлой формы розетка из сгрудившихся грибов, что мы не сразу решились срезать их — до того были хороши. Так что понятие О съедобности грибов разное в разных местах.

Румынская поваренная книга, например, пишет о блюдах из молодых дождевиков как о самом банальном кушаньи.

Борец — шлем юпитера

Яды лютиков не так страшны, как о них думают.

У. Джерард

Борец — шлем юпитера

Борец — русское ботаническое название аконита — Aconitum, растения семейства лютиковых — Ranunculaceae. Выросшая в семье врача-гомсопата, я с раннего детства знаю, что аконит — гомеопатическое лекарство, чрезвычайно часто прописываемое при простуде, гриппе. С этим названием у меня четко связались положительные эмоции, а слово «борец» почему-то показалось жестким и даже несколько удивило. Но случилось это значительно позже, когда я сама стала врачом-гомеопатом и меня увлекли поиски сути явлений, болезней и лекарств, особенно лекарственных веществ, используемых в гомеопатической фармации.

Оказалось, что аконит имеет уйму названий, и большинство из них устрашающего характера: вол-кобой, козья смерть, черный корень, черное зелье, каска, голубая железная шляпа. Есть, правда, и иные: лошадка, туфелька, капюшон.

По Теофрасту, название «аконит» происходит от города Аконе, окрестности которого считались родиной одного из видов этого растения. Согласно мифу, Геракл вывел из подземного царства Цербера, сторожевого пса, именно возле этого города.

Вывел. А тот, разъярясь, возбуждаемый бешеной злобой,

Громким лаем тройным одновременно воздух наполнил

И по зеленым лугам разбросал белесую пену.

Пена пустила ростки, говорят, и, влагу впивая

Из плодоносной земли, получила зловредную силу.

Этот живучий цветок, растущий на твердых утесах,

Жители сел аконитом зовут…

Так описывает это событие в «Метаморфозах» Овидий.

Аконит — многолетнее растение, всего известно около 300 видов, из них более 60 — на территории Советского Союза. Все они ядовиты, хотя степень ядовитости у различных видов далеко не одинакова. Растение содержит курареподобные алкалоиды, основной из которых — аконитин, выделенный в 1838 г. немецкими токсикологами Гейгером и Гессе.

В Гималаях из аконита приготовляли стрельныи яд. В античном мире его, как и цикуту, использовали для приведения в исполнение смертного приговора. Дио-скорид писал о токсичности аконита для скорпиона. Видимо, этот пример казался особенно поразительным: погибал даже сам скорпион — обладатель смертельного яда! О том же говорится в фармакогнозии Бируни: «…это трава, которая убивает собак, барсов, свиней, волков, если положить ее в пищу. Некоторые полагают, что, если его приблизить к скорпиону, то он ослабляет его».

А. П. Чехов описал отравление на Сахалине людей, употребивших в пищу печень свиней, отравленных борцом.

Впоследствии выяснилось, что не все виды животных отравляются аконитом: изюбры, пятнистые олени, косули могут поедать его безнаказанно. Лошади — только в виде сена, свежий аконит для них опасен. «Ни одна лошадь даже не подойдет к тем синим цветам, которые Вас так радуют», — сказал мне наш спутник при переходе через один из алтайских перевалов, не разделяя моего чрезмерного восторга перед этим растением. Он не был врачом-гомеопатом и не мог понять, что видеть живой аконит в естественном месте его произрастания для меня — упоительное зрелище.

Узнав, что в сухом виде токсичность аконита исчезает, я подумала и о том, как был прав Ганеман, настаивая на изготовлении гомеопатических лекарств из свежих растений.

Некоторые врачи-гомеопаты считают, что аконит особенно эффективен в высокогорных районах. Растение гор — для горцев. Еще в прошлом веке писали, что свойства растения зависят от места произрастания. Эта мысль подтверждается современными фармакологическими исследованиями. Болезни или склонность к определенным болезням также зависят от места обитания.

Аконит — излюбленное лекарственное растение восточной медицины. Его широко использовали индийские врачи, «лечащие ядами». В Китае и Тибете аконит называли царь-травой, очень ценили его лечебные качества, но, зная о его высокой токсичности, перед употреблением подвергали длительной обработке.

Средневековая Европа рассматривала аконит только как яд. Многие травники, считая его самой ядовитой из трав, даже предостерегали от употребления растения. Первые попытки использовать аконит в лечебных целях относятся к XVIII в. Им пытались лечить перемежающуюся лихорадку, глазные болезни и даже лепру. А. Галлер рекомендовал его при лихорадках, сопровождающихся высыпаниями, что напоминает в известной мере гомеопатические показания для применения аконита при острых заболеваниях. К. В. Гуфеланд считал его полезным при невралгии, подагре и эпилепсии. В XIX в. круг показаний для аконита расширяется, распространяясь на кожные и злокачественные заболевания, кровоизлияния и пневмонии.

Можно предположить, что довольно частые и хорошо описанные случаи отравления аконитом способствовали тому, чтобы на него обратили внимание врачи, владеющие искусством применения малых доз — ведь именно их интересовали вещества, вызывающие болезненные сдвиги, сходные с известными заболеваниями. А картина отравления аконитом в самом деле напоминает сосудистые кризы, инфекционные болезни. Клиническая картина отравления раскрыла общий характер действия аконита, подробности же его влияния на организм были выяснены в многочисленных испытаниях, проведенных врачами-гомеопатами с нетоксическими дозами (так была установлена его специфическая фармакоди-намика). Гомеопатический препарат готовится из сборного вида — Aconitum napellus, представленного несколькими видами, населяющими горы Европы.

Аконит быстро и прочно вошел в гомеопатическую практику, вызывая самые восторженные отклики врачей. Известный английский гомеопат Р. Юз писал, что если бы гомеопатия не сделала ничего для терапии, кроме раскрытия свойств аконита, то и тогда она могла бы остаться довольной.

В малых дозах он оказался эффективным при острых, быстро развивающихся заболеваниях с выраженным сосудистым компонентом: инфекционных болезнях, крапивницах, ларинго- и бронхоспазмах, гипертонических кризах, стенокардии, сопровождающихся большим беспокойством, страхом. По мере накопления опыта в характеристике, описывающей его действия, появилась и более подробная симптоматика. Например: обострение стенокардических болей в холодные звездные ночи или плохое самочувствие при северо-восточном ветре. Наличие таких симптомов позволяет врачу с большей уверенностью в успехе назначать то или иное лекарство.

Французский гомеопат Л. Симон писал: «Клиника показала, что аконит особенно действен в страданиях, вызываемых испугом или сильным нравственным потрясением» (т. е. состоянием, которое мы теперь определяем коротким, как выстрел, словом стресс). Более чувствительны к акониту люди подвижные, беспокойные, легко поддающиеся фобиям, заболевающие в вечерние часы. Развивающаяся хрономедицина подтверждает реальную ценность для клиники наблюдений такого рода.

В советскую фармакопею были внесены два вида аконита — каракольский (A. karakolicum) и джун-гарский (A. soongaricum). Настойка аконита входит также в состав препаратов ангиноль и акофит, предложенных советским врачом М. И. Лещенко. Азотнокислый аконит используют для электрофореза. Во французскую гомеопатическую фармакопею, кроме аконита, входят аконитин, аконитиновая кислота и азотнокислый аконитин.

На Дальнем Востоке спиртовая настойка аконита, приготовляемая в домашних условиях, — довольно распространенное наружное обезболивающее средство, применяемое при ревматизме, невралгических и мышечных болях. При ошибочном приеме внутрь случаются тяжелые отравления с коллаптоидным состоянием. Так что недаром аконит — борец: он действует разительно и как яд, и как лекарство. Это средство гомеопатической скорой помощи. Один из первых русских врачей, почувствовавших действенность разжиженных, как говорили в то время, гомеопатических лекарств, В. И. Даль с помощью аконита прекратил приступ крупа у своего сына. В «аконитных» случаях так же быстро могут быть ликвидированы сердечные боли, крапивные высыпания, приступы кожного зуда.

Аконит — очень красивое растение, некоторые его виды разводят как декоративные. Есть среди них даже вьющиеся. Проходя как-то по ряду на рынке, где продают цветы, я услышала предложение купить туйку. Я остановилась, чтобы взглянуть, какова она, но рассматривать фактически было нечего. Суховатый корешок с несколькими коротко обрезанными стебельками. Никакого другого названия растения хозяйка корешка не знала, она лишь уверяла меня, что он очень украсит мой сад. Любопытство взяло верх, я приобрела корешок, и, к моей радости, он вырос в кустик аконита с синими цветами. Таков был сюрприз судьбы. Порывшись в фитотерапевтических руководствах, я обнаружила среди других карпатских имен аконита и такие, как тоя обыкновенная, тоя полонин-ская, тоядь. Тоя легко трансформировалась в более понятное для центральной Украины «туйка», и, спрятавшись под непонятным именем, аконит пробрался в мой сад.

Злодей в багрянце

Но красный мухомор не спутаешь ни с каким грибом ни на одно мгновение ни издали, ни вблизи.

В. Солоухин

Злодей в багрянце

«Сквозь землю прошел, красну шапочку нашел». Здесь скорее всего подразумевается подосиновик, который часто называют красни-ком или красноголовником. Но есть и другие красношляпные грибы: несколько видов сыроежек, кесарев гриб, а также красавец красный мухомор. Его все знают, и большинство людей испытывает нечто вроде инстинктивного страха, встретившись с ним в лесу, — недаром Д. П. Зуев назвал его злодеем в багрянце. У эстетов мухомор вызывает радость, а у людей практических — досаду из-за его несъедобности.

Я же всегда гляжу па мухоморы с восхищением и благодарностью. Чего стоит потеря грибного супа, жаркого или даже закуски из маринованных грибов в сравнении с избавлением от страданий? Гомеопатический препарат агарикус готовится из свежего плодового тела мухомора красного — Amanita muscaria, принадлежащего к семейству аманитовых — Amanita порядка агариковых — Agaricales. Он избавил меня от последствия обморожения рук и ног, случившегося в военные годы и сделавшего мои пальцы сверхчувствительными к холоду: с наступлением зимы они превращались в жгучие сардельки. Правда, теплое отношение к мухоморам появилось у меня позже, так как, принимая в юном возрасте по прописи отца, врача-гомеопата, агарикус, я, конечно же, не подозревала, что он приготовлен из этих ядовитых грибов. В дальнейшем мое восхищение подогревалось — и продолжает подогреваться — результатами от применения мухоморного препарата у моих пациентов. Это случаи разных тиков, хореи, гипертонической болезни, неврозоподобных состояний, аллергозов. Однажды мне удалось в удивительно короткий срок купировать гипертонический криз. Приятельница по телефону в тревоге сообщила, что у ее матери значительно повысилось артериальное давление, что они уже предприняли помогавшие раньше в такой ситуации меры, но состояние по-прежнему внушает тревогу. Я попросила дать больной трубку, и вместо знакомого, с растяжкой, застенчивого говора услышала возбужденную речь, перемежающуюся крайне не вязавшимся с обстоятельствами громким смехом. Этот смех напомнил мне поведение некоторых детей, возбуждающихся при приходе гостей и старающихся стать центром всеобщего внимания. Им очень помогал агарикус, в показаниях для применения которого есть такой «странный» симптом, как дурашливое поведение. Агарикус, к счастью, нашелся в домашней аптечке моей приятельницы и не замедлил проявить свое благотворное действие. Я была счастлива пришедшей на память ассоциацией и еще раз оценила правоту врачей-гомеопатов, которые воздавали должное так называемым редким симптомам. Они не столь часто попадаются в практике, но встретившись, удивительно точно и скоро помогают определить выбор подходящего средства. Одним из любителей редких симптомов был профессор фармакологии Филадельфийского гомеопатического института Г. Гернзи. Мой отец, врач-гомеопат обширной практики, также всегда учит нас, киевлян, обращать особое внимание на подобные симптомы, смотреть на них как на драгоценность. У него в запасе всегда есть удивительные примеры для иллюстрации мгновенных удачных назначений, когда он использовал редкие симптомы.

В гомеопатический обиход препарат агарикус введен Ганеманом, описавшим его действие в 30-е годы XIX в. в одном из разделов «Хронических болезней». В 1863 г. в Австрии под руководством Златоро-вича было произведено повторное испытание действия этого лекарственного вещества. Через шесть лет, в 1869 г., Шмидеберг и Коппе выделили из мухомора мускарин. Его стали считать главным ядом этого гриба, что в дальнейшем не оправдалось: картина отравления целым грибом и мускарином существенно различалась. В 70-е годы нашего века изучением токсикологии мухомора занимались в Швейцарии, Англии и Японии. Были выделены еще два токсина — иботеновая кислота и мусцимол. Последний был принят за основное ядовитое начало, хотя, как полагают ученые, картина психогенного действия красного мухомора пока что не до конца выяснена.

Надо полагать, что врачи-гомеопаты также в долгу перед препаратом из мухомора, используя далеко не в полной мере его лечебные возможности. Стоит подумать о возможности его применения при полиневритах и полиартритах с выраженным болевым синдромом, заболеваниях печени и почек, некоторых формах алкоголизма.

Мы говорим безаппеляционно: мухомор ядовит, — отталкиваясь от себя, от человеческого организма. В. Солоухин в «Третьей охоте» пишет: «Для нас, конечно, мухомор ядовит, но пора нам перестать мерить природу по себе». Я с этим более чем согласна, однако если интересоваться веществами с точки зрения их применения для лечения людей, то такая мерка бывает необходима во избежание возможных ошибок.

Экстраполяция результатов исследований, полученных на животных, на человека не всегда может правильно ориентировать фармакологов из-за различной чувствительности и способов обезвреживания того или иного вещества у человека и животных. Например, грызуны, в основном крысы, были избраны моделью для выяснения метаболизма этанола у человека. А впоследствии выяснилось, что некоторые оптимистические прогнозы, сделанные на основании экспериментов, вовсе не оправдались — обезвреживание алкоголя у этих животных и человека различны в качественном и количественном отношениях. Такие эксперименты могут служить лишь предпосылкой для выяснения предполагаемого действия на человека.

И с мухомором так. «Неделя», а также журнал «Химия и жизнь» писали о том, что мухомор для лосей лечебен, и призывали грибников не уничтожать их, как вражеское войско, энергичным взмахом ноги или палки. Писатель Н. И. Сладков находил среди беличьих грибных запасов мухоморы. Вряд ли белки плохие биологи — знают, видимо, что делают.

Наиболее чувствительны к грибному яду дети, старики и люди с сердечными и почечными заболеваниями.

Одурманивающее действие мухомора использовали шаманы саамских племен, пившие перед кам-ланьем снадобье из этого гриба. Оно вызывало у них особого рода возбуждение, при котором человек становится неадекватно обстоятельствам веселым: ощущает прилив психических и физических сил, параллельно с этим появляются подергивания, головокружение вплоть до потери сознания. Одним словом — вселяется бес. Г. Мадаус, автор фундаментального руководства по лекарственным веществам растительного происхождения, сообщает, что моча субъектов, принимавших мухоморную настойку, обладает таким же оглушающим действием, причем даже профильтровавшись через почки четырех, последовательно пивших эту биологическую жидкость людей.

Грибы достаточно часто используют в народной медицине, и действию их придается серьезное значение, хотя большинство руководств по фитотерапии на эту тему ничего не сообщает. То ли потому, что грибы — несколько «двусмысленные» растения (они имеют в своей физиологии намек на животные черты), то ли из-за токсичности, нередко сильной, некоторых их представителей — того же мухомора или бледной поганки. Гомеопатия в этом отношении в особом положении: она оперирует малыми дозами лекарственных веществ и не вносит риска в терапию, а ее препараты всегда готовятся только в аптеке, где обеспечивается точная стандартизация изготовляемых лекарств. Кстати, гомеопатия использует в лечебных целях и бледную поганку. Ее имя аманита палида звучит как имя звезды эстрады.

Парацельс считал мухомор профилактическим средством против туберкулеза и диабета. Другие авторы рекомендовали его при злокачественных нарывах, скрофулезе, ревматизме и многих иных недугах. Очень популярны были растирки на основе мухомора. В I960 г. исследователями из Ташкента была предложена 10%-ная мухоморная мазь для лечения лучевых дерматитов. Количество вредных факторов в окружающей нас среде, к сожалению, по мере развития научно-технического прогресса возрастает, в частности угроза разного рода лучевых поражений, так что о ташкентском опыте надо подумать особенно врачам-гомеопатам, в арсенале которых есть препарат из мухомора для внутреннего употребления.

О съедобности красного мухомора никто даже из самых ретивых грибников не сообщает. Его же родич, пантерный мухомор — Amanita pantherina, после очистки шляпки от кожицы с наростами и тщательной тепловой обработки можно употреблять в пищу. Мой добрый знакомый, евший кушанье из таких мухоморов, говорил, что по вкусу они напоминают грудинку цыпленка или отварного кальмара. Но это не мой личный опыт. Есть и другие съедобные виды мухоморов — серо-розовый — A rubescens и цезарский гриб — A. caesaria.

Тут корзины скрип,

Там ведерка звон.

Что ни белый гриб,

То земле поклон.

Краснячок — ногой!

Краснячков не счесть.

Урожай такой

— Только белым честь.

(В. Ермаков)

О ромашках

Ты — женщина, ты — книга между книг,

Ты — свернутый, запечатленный свиток;

В его строках и дум и слов избыток,

В его листах безумен каждый стих.

В Брюсов

О ромашках

В наше время, когда эмансипация стала достоянием громадного большинства женщин, уже ясно, что она не во всех случаях жизни оправданна. Биологические отличия слабого и сильного полов играют существенную роль в полноценной и счастливой жизни обеих половин рода человеческого. И в раскрытии болезней, и в их лечении тоже. Я имею в виду не гормональное лечение, где специфика очевидна, а лечение болезненных состояний, свойственных всем людям — как женщинам, так и мужчинам. В гомеопатии есть негласное разделение лекарств на «женские» и «мужские», хотя это не означает, что «женское» лекарство никогда не будет прописано мужчине и наоборот.

Гомеопатический препарат из ромашки аптечной — Matricaria chamomilla — одно из самых «женских» гомеопатических лекарств. Видимо, эту лекарственную особенность ромашки отметили давно. «Матрикариа» происходит от латинского mater — мать. Гомеопатический препарат называли родовым именем растения — хамомилла. Детям хамомилла подходит в равной степени, что вполне естественно, так как в первые годы жизни ребенка его связь с матерью — самая крепкая из всех возможных и ослабевает только к началу или даже к завершению пубертатного периода. Педиатры хорошо знают, какое огромное влияние, прослеживаемое часто не менее чем до 16 лет, оказывает организм женщины на ребенка. Неспроста многие педагоги отмечают, что тепло матери особенно необходимо человеку до десятилетнего возраста.

В гомеопатии ромашка — прежде всего успокаивающее лекарство, и годится она в случаях, для которых характерна крайняя раздражительность: гневливость, бессонница, капризное поведение. К боли «хамомиль-ные» пациенты в высшей степени нетерпимы — они громко жалуются, стонут, бегают по комнате. Дети разбрасывают требуемые ими же игрушки, злятся, плачут, хотят, чтобы их носили на руках.

Хамомилла полезна при заболеваниях, сопровождающихся лихорадкой с ознобом и горячим потом, яркой краснотой одной щеки. Это может быть при гриппе, бронхитах, острых колитах, трудном прорезывании зубов. Такие дети врачу и окружающим кажутся очень плохо воспитанными, что не всегда верно.

Препарат может оказаться необходимым при судорожных состояниях, бронхоспазме, спастических болях в животе.

Р. Юз писал, что это скромное и обыкновенное растение рано привлекло внимание Ганемана. Гане-ман выяснил его действие на практически здоровых людях и опубликовал показания для его применения в одной из статей в 1805 г. Обращение Ганемана к ромашке вполне закономерно — это прошедшее испытание временем фитотерапевтическое средство.

Всем известно, что ромашка аптечная — лекарственное растение. А вот, какая она из себя, знают немногие. Большинство из нас при слове «ромашка» вспоминает крупный, очень эффектный цветок с солнечно-желтой серединкой и белыми краевыми лепестками, на которых, отрывая их, гадают: любит — не любит… Думаю, что и А. Вознесенский писал не о лекарственной ромашке такие строки: «На ромашках роса, Как в буддийских пиалах». Это, по-видимому, о поповнике, который на Черниговщине называют та-рилочником, сравнивая цветок с тарелкой.

А вот Э. Межелайтис имел, возможно, в виду более скромную ромашку аптечную.

Ты явилась и с цветком ромашки желтоватым солнечный мне подарила атом.

Я так думаю, потому что в ромашке-поповнике — Leucanthemum vulgare — прежде всего бросаются в глаза белые краевые лепестки, отчего весь цветок кажется белым, а ромашка аптечная именно желтоватая из-за выступающей желтой серединки. Это однолетнее растение с ветвистым стеблем и многочисленными цветами, собранными в корзинки, состоящие из желтого выпуклого донышка и венчика мелких белых лепестков. Гадать на них могут разве что гномики. Ромашку аптечную называют еще ободранной — Matricaria reculita.

Другая лекарственная ромашка и вовсе лишена белых краевых лепестков. Это ромашка безлепестная — Matricaria suaveolens, она иностранка, поселившаяся в наших краях в конце прошлого века. Растут ромашки по нескольку особей или небольшими зарослями во дворах, на улицах, обочинах дорог, между посевами, а также культивируются как лекарственные растения. Все упомянутые ромашки — растения семейства сложноцветных — Asteraceae, но принадлежат к разным родам.

Ромашки — очень пахучие цветы, на этом свойстве основано использование их как дезодорантов, причем не только в косметике, но и в кулинарии. Далматская — Pyrethrum cinerariifolium, персидская — P. roseum и кавказская — P. coccineum ромашки — инсектицидные растения.

Фармакологическое действие лекарственной ромашки разнообразно: противовоспалительное, кровоостанавливающее, антисептическое, болеутоляющее, противосудорожное, потогонное. Токсическая доза не определена, хотя у людей с повышенной чувствительностью она может вызывать головную боль и общую слабость. Таковы впечатления современных фармакологов.

В практике моего знакомого, врача-психотерапевта, был интересный случай. К нему обратилась молодая женщина по поводу крайней нервозности, неустойчивого настроения, плохого сна. Она жаловалась, что гнев, придирчивость, ощущение горькой обиды возникают у нее внезапно и, как она сама сознает в спокойные минуты, без реальных причин.

Но сдерживать себя она не в силах. Характер жалоб и черты истеричности в манере поведения были явно «хамомильными», и он решил прибегнуть к гомеопатическому препарату из ромашки. Но, заметив золотистый оттенок волос пациентки, стал выяснять, не пользуется ли она ромашкой для ухода за ними. «Да, — ответила женщина, — я постоянно в течение многих лет мою голову ромашкой». Чтобы помочь больной, выписывать рецепт не понадобилось — просто врач посоветовал ей отказаться от мытья головы ромашкой. Для этой женщины даже такая доза ромашки оказалась токсичной. Не знай врач гомеопатической характеристики хамомиллы, пришлось бы идти по длинному пути поиска успокаивающего лекарства, а вредный фактор продолжал бы оказывать свое влияние.

В детстве мне казалось, что всем белокурым девочкам для придания золотистого оттенка волосам моют голову ромашкой. Мне тоже мыли — как же иначе. А после мытья для волнистости заплетали в десятки тоненьких косичек, от которых пахло пряно и муторно. Теперь все проще: есть в продаже готовый шампунь «Ромашка» с сообщением на флаконе о его универсальности, свойстве придавать свежий вид волосам и приятный аромат коже или шампунь «Бебе» с экстрактом ромашки (не раздражает глаза и нежную чувствительную кожу детей)…

Ромашка аптечная содержит хамазулен, органические кислоты, в том числе никотиновую и салициловую, кумарины, каротин, сахара, некоторые глико-зиды. Основные лечебные свойства растения приписывают хамазулену. Потомственный фитотерапевт Н. Г. Ковалева пишет: «Хамазулен и его синтетические аналоги находят применение при лечении бронхиальной астмы, ревматизма, аллергических гастритов и колитов, экзем, ожогов рентгеновскими лучами и других заболеваниях».

Болгарские ученые доказали положительное действие хамазулеиа при многих воспалительных заболеваниях, а также при лучевых поражениях.

Древние авторы назначали ромашку при эпилепсии, злокачественных нарывах, застарелых язвах, ревматизме, женских болезнях.

Северные народы придавали ромашке большое значение из-за сходства ее соцветий с солнцем и считали ее более действенной, если она была сорвана в Иванов день. Кстати, современные заготовители лекарственного сырья по разным причинам не учитывают такие тонкости, но, кто знает, не докажут ли ученые в будущем, что в точном времени сбора лекарственных растений скрыт ныне не всегда сознаваемый смысл. Мы же знаем, например, как сильно влияет на растения состав почвы. Используя избирательность обитания и особенности роста, геологам удалось выделить несколько десятков индикаторных растений, указывающих на залежи полезных ископаемых. В народе, безусловно, знали об этом давно, но часто сведения такого рода хранились в виде сказок и легенд, на которые представители науки не всегда склонны обращать внимание как на источник информации.

Мне очень нравится высказывание члена-корреспондента АН СССР физиолога П. В. Симонова в его статье «Предыстория души»: «Версия о том, что наука идет за искусством как нечто более высокое и развитое по сравнению с художественным освоением действительности, лишена оснований» (Наука и жизнь, 1984, № 2). Художественное освоение действительности порой бывает очень ценным и достоверным. В стихотворении А. Григорьева мне, например, видится замечательное описание «хамомильной» женщины:

Тревожная загадочность

И ледяная чинность

— То страсти лихорадочность,

То детская невинность.

То мягкий и ласкающий

Взгляд бархатных очей,

То холод ужасающий

Язвительных речей.

Клоповница

Отныне драгоценнейшее в человеке — мозг — превращен в лабораторный зал.

Как циклотрон, гудит он. По его переплетающимся трубам мчит мысль…

Э. Межелайтис

Клоповница

Растение с мало симпатичным названием «клопогон» принадлежит к семейству лютиковых — Ranunculaceae, многие представители которого являются лекарственными. Одно из его латинских имен — цимици-фуга — происходит от латинских «цимекс» — клоп и «фуга» — бегство. По-русски его называют еще клоповницей. Растение избегают посещать растительноядные клопы, которые портят нам аппетит, придавая многим ягодам весьма неприятный запах (отсюда и название).

Ботаник Моррисон, описавший это растение в XVII в., назвал его христофоровой травой — Chris-tophoriana canadensis, но это название не прижилось.

В классификации К. Линнея растение значится под названием актеа рацемоза. Цветы его собраны в кисть, как у винограда. Рацемоза означает «подобная виноградной кисти». Так и существует это растение под двумя латинскими названиями: цимици-фуга и актеа рацемоза. За гомеопатическим препаратом также сохраняются оба названия. Кому как по нраву.

В медицине используют несколько видов этого растения. Клопогон кистеносный — Cimicifuga гасет mosa, из которого готовят гомеопатический препарат, — растение североамериканского происхождения. В народной медицине его применяли при укусах змей и для облегчения родов. Длительное время в Америке и Англии оно считалось специфическим средством для лечения ревматизма и хореи. Растению приписывали также дигиталисоподобное действие. Для нужд гомеопатии его изучали американские врачи Т. Ф. Аллен, К. Гемпель и Е. Гейль. Подробная лекарственная характеристика дана в «Энциклопедии» Т. Ф. Аллена.

В моей практике было много случаев, когда хорошо помогло лекарство из клопогона. Об одном из них мне хочется рассказать. Мальчик лет трех-четырех с выраженным системным аллергозом съел неподходящую для него пищу и в крайне тяжелом состоянии попал в отделение реанимации. У него были боли в животе, рвота, высокая температура, потеря сознания, судороги. Ребенка выходили, но в последующие дни, уже дома, у него началось сильное возбуждение со страхом, слуховыми и зрительными галлюцинациями, он не мог уснуть и отказался от пищи. Обычные успокаивающие лекарства нельзя было дать из-за аллергического фона, и мать прибегла к помощи гомеопатии. Ребенку последовательно давали аконит, вератрум альбум, белладонну, гиосциамус без всякого эффекта. Он метался по квартире, заглядывая во все углы, где ему мерещилось что-то страшное, требовал, чтобы с ним шли гулять, хотя был поздний вечер и на улице уже потемнело. С началом приема цимицифуги поведение ребенка сразу стало меняться, он перестал бегать, задавать тревожные вопросы, а вскоре лег и спокойно уснул. Мать не верила своим глазам.

Утром, когда ребенок проснулся, он сразу попросил дать ему то лекарство, которое мать дала ему вечером, перед сном: «Дай мне фугу, других лекарств я не хочу». Трудно сказать, как ориентировался малыш, но даже коробочку с цимицифугой он сумел найти самостоятельно среди других лекарств в такой же упаковке. Очевидно, его обостренное в то время восприятие запечатлело и разговор матери с врачом, и особенности коробочки с крупинками, которые его успокоили.

Перемена в самочувствии ребенка, по словам матери, наступила очень скоро, как говорят медики, «на кончике иглы». Такое действие гомеопатического лекарства не является чем-то исключительным — в острых случаях оно наблюдается довольно часто. Убеждение, будто действие гомеопатических лекарств проявляется медленно и в острых случаях они непригодны, ошибочно. Хотя причины возникновения такого мнения ясны: у большинства пациентов, обращающихся в гомеопатические кабинеты, большой стаж заболевания. В таких случаях, естественно, ожидать мгновенно ощутимого эффекта не следует, для этого необходим определенный период времени, длительность которого зависит от реактивности больного, характера заболевания и его давности, удачности выбора лекарства. И все же «намеки» на то, что лекарство подобрано правильно, врач может заметить в большинстве случаев в довольно короткий срок. Тут играют роль и опыт врача, и наблюдательность самого больного. Порой одно из первых ощутимых признаков действия препарата — лекарственное обострение, выражающееся либо в усилении симптомов лечимого заболевания, либо в возникновении каких-либо болезненных явлений, ранее бывших у пациента. Первый вариант обострения большей частью правильно расценивается больными, и они ждут положительного эффекта от лечения. Второй внушает тревогу — больные думают, что лекарство вызывает аллергию, и часто, не посоветовавшись с врачом-гомеопатом, по собственному опыту «общений» с негомеопатическими лекарствами, прекращают лечение. А это досадно: лекарственное обострение в гомеопатии в любом варианте прогностически благоприятный признак. У меня были пациенты, у которых первые приемы камфоры или карбо вегетабилис вызывали боли в кишечнике и послабление стула, арсеникум и рус — зудящие кожные сыпи, а антимониум тартарикум — тошноту. Но все эти явления были кратковременными, а лечение в конечном результате — успешным. Очень важно, чтобы люди, которые лечатся гомеопатически, знали, что болезненных явлений, которые можно было бы трактовать как аллергические, гомеопатические лекарства не вызывают. Обострения бывают далеко не всегда, улучшение самочувствия может происходить без болезненной реакции на препарат.

Другим признаком, указывающим на правильность подбора лекарства, может быть изменение характера жалоб пациента или исчезновение какого-либо болезненного явления, на которое пациент не обращал внимания врача как на второстепенное.

Цимицифуга — преимущественно «нервное» лекарство, оно особенно бывает полезным в случаях, когда заболевание связано с гормональными нарушениями. В основном это поражение половых органов, щитовидной и поджелудочной железы. Для прописи препарата очень важно наличие такого симптома, как острое чувство голода или ухудшение самочувствия при проголадывании. Принято считать, что острое чувство голода — свойство сильной половины человеческого рода и что именно мужской гнев необходимо смягчать вовремя поданной едой. Мужчину, дескать, надо покормить, прежде чем затевать с ним какой-либо серьезный разговор, а путь к сердцу мужчины лежит через желудок. С позиций врача-гомеопата я не могу подтвердить это. Цимицифугу значительно чаще прописывают женщинам. Даже самые «эфирные» создания, которые, кажется, вообще не едят, часто бывают вспыльчивы, нетерпимы, несправедливы голодными. Их также надо кормить вовремя.

Дети часто приходят в плохое настроение, когда проголодаются, хотя они сами не осознают причины своей капризности. Слепая любовь и благополучная жизнь привели к тому, что у многих детей, заставляя их есть, выработали отрицательный рефлекс на пищу. Вот так и образуется замкнутый круг. Это особенно часто бывает в семьях, где много взрослых и мало детей.

Цимицифуга лечит острые мышечные и невралгические боли, некоторые психические нарушения, последствия алкоголизма.

У меня нет опыта применения цимицифуги в акушерстве, но американские коллеги тех времен, когда гомеопатическое лечение в США было распространенным, отзывались о ней как о замечательном родовспомогательном средстве. Может быть, нужно вспомнить об этом и снабдить гомеопатическим препаратом акушеров, столь нуждающихся в эффективных и безвредных лекарствах? Эффективных средств в их распоряжении достаточно, но ведь нельзя рисковать, когда на карту ставится здоровье сразу двух человек.

Клопогон кистеносный взят гомеопатами из арсенала аллопатии. В США, Бразилии, Венесуэле его и сейчас применяют как сердечное, успокаивающее, стимулирующее сокращение матки и противоастмати-ческое средства. В Японии клопогон вонючий — Cimicifuga foetida L. — общеукрепляющее и противолихорадочное средства. У нас на Дальнем Востоке настойка клопогона даурского — С. daurica — рекомендована для лечения гипертонической болезни, изучается влияние клопогона борщевиколистного — С. heracleifolia — на тонус матки.

А вот в Колумбии клопогон сердцелистный — С. cordata — применяют, можно сказать, по его «прямому» назначению — как средство от постельных клопов. Клопогон вонючий — также инсектицидное средство. Клопогон простой — С. simplex — широко распространенное кормовое и медоносное растение Сибири и Дальнего Востока. Благодаря яркой окраске цветов лютиковые, и клопогон в их числе, — признанные декоративные растения.

Сейчас цимицифуга — часто прописываемое гомеопатическое лекарство, но еще большую популярность можно предсказать ему в будущем. Это мое мнение зиждется на том, что наряду с благами, приносимыми техническим прогрессом, неуклонно нарастает и отрицательное влияние последнего. В обстановке постоянного «цейтнота», обилия информации, когда, по выражению литовского советского поэта Э. Межелайтиса, «мозг превращен в лабораторный зал», человеку нелегко бывает адаптироваться. Поэтому количество неврозов, сосудистых дистоний, астенических и депрессивных состояний растет. Цимицифуга во многих случаях хорошо помогает организму справиться с подобными нарушениями здоровья и даже предупреждать их.

Одна из моих пациенток с такой теплой и благодарной улыбкой произносит «Цимицифуга», что иных комплиментов в моих глазах клоповнице и не надо.

Бобы святого игнация

И с трудом, наконец, горе открыло путь голосу.

М П Вергилий

Бобы святого игнация

Игнация — одно из самых популярных и любимых гомеопатами всех времен и широт лекарство. Исходным сырьем для его приготовления служат высушенные семена (бобы Игнация) тропического растения — Strichnos ignatii Berg, семейства логаниевых — Loga-niaceae.

Бобы святого Игнация — это название растения, принятое в англоязычных странах, по-русски растение зовется игнацией, а в нескольких русских гомеопатических книгах оно названо горьким грудошником.

Это небольшое дерево с широкоовальными блестящими листьями, с плодами, напоминающими мандарины серовато-желтого цвета. В плодах, а особенно в семенах, в самом деле напоминающих бобы, много алкалоидов — доЗ%, в основном стрихнина — страшного яда. А носит такое мирное название!

Бобами святого Игнация растение наречено миссионером патером Камелли в честь основателя ордена иезуитов Игнатия (или Игнация) Лойолы. Туземное название растения — игазуд. Отчет Камелли, привезенный в Европу, говорил о том, что ему были известны как токсические, так и лечебные действия игнации. В конце XVII в. игнацию стали применять как противолихорадочное и укрепляющее желудок средства. В диссертации Штейна, датированной 1797 г., показания к ее применению были шире, хотя наряду с этим автор указывал, что в неопытной руке средство может уподобиться мечу в безумной деснице.

Растение, кроме стрихнина, содержит диаболин. Оба алкалоида использовали для приготовления знаменитого стрельного яда кураре, поставленного ныне также на службу медицине.

Мы знаем, как сильно и глубоко могут изменить человека острые или постоянные волнения. Под их влиянием возникают самые разные соматические и психические заболевания, причем вредный фактор обычно обрушивается на самую слабую, «хромающую» систему человека. Психическая травма так же тяжела, чревата серьезными последствиями для здоровья, как и физическая.

Игнацию прописывают при самых разных заболеваниях в том случае, если причина их возникновения — психическая травма, особенно связанная с жизненными неудачами, задевающими самолюбие. Это может быть неудачная любовь и ревность, болезни и потеря близких, комплекс неполноценности, связанный с уродующей физической травмой, и т. д. Она подходит лицам интравертированным, скрывающим глубину, а иногда и сам факт переживания. Такие люди более всего страдают от душевных ран, недаром же говорят, что высказанное горе — половина горя. Это люди, способные на взрывы гнева и даже на истерику, но раздражение как бы накапливается у них, прежде чем выплеснуться наружу. Так же, как и цими-цифуга, игнация больше подходит женщинам и детям.

Любой врач-гомеопат имеет на своем счету излеченные игнацией случаи зоба с явлениями тиреотоксикоза, диэнцефальной патологии, заикания, потери голоса, кожного зуда, различного рода ангиоспазмов, заболеваний печени и желудочно-кишечного тракта.

Выяснение причины заболевания или обстоятельств, обостряющих его, как уже говорилось, — важный момент в работе врача-гомеопата, так как он иногда способствует укорочению пути поиска действенного лекарства. Конечно, в большинстве случаев одна причина не определяет выбор лекарства, но помогает в лекарственной дифференциальной диагностике. Часто причина не лежит на поверхности, до нее надо докопаться, расшифровать случай. Для игна-ции важные симптомы — сжимающий характер болей, мышечные судороги и вообще склонность к разного рода спазмам — ларинго- и бронхо-спазмам гортани, глотки, пищевода, кишечника, описываемые пациентами как ощущение кома в соответствующих местах.

Один из моих удачных случаев лечения игнацией носил, я бы сказала, даже экзотический характер. Пациент — участник Великой Отечественной войны, имевший несколько ранений и контузий. После очередной контузии у него при смехе стали возникать сильные сжимающие боли в затылке. Лечение у невропатолога эффекта не оказывало, и в то время, когда я начала пользовать его игнацией, он ничем не лечился. Это было через двадцать лет после контузии. О результатах лечения я узнала случайно с запозданием более чем в десять лет. Игнация оказала положительное действие очень быстро, полностью избавив больного от нелепого и мучительного состояния.

У пациента доминировало сообщение о физической травме, однако я рассудила вот как: само болезненное явление, возникшее вследствие контузии, очень его травмировало длительное время, преобладая над всем: ведь очень тягостно не иметь возможности смеяться. Тип больного и сжимающий характер головной боли, также говорившие об «игнацийности» случая, определили правильный выбор.

Другого пациента, страдавшего крапивницей, мне удалось вылечить только после того, как я выяснила, что впервые она у него появилась после острого душевного волнения. Все той же игнацией, которая отнюдь не числится среди гомеопатических антиаллергических средств.

«Вот я не могу как-то легко поделиться своим горем с кем-то, оно стоит у меня комом за грудиной. Я и свой родной город, где все улицы исплакала, оставила из-за этого». Так звучала одна из исповедей в моем рабочем кабинете. Многих людей такого характера смогла бы поддержать игнация в их страданиях — помочь не забыться, а воспрянуть духом. Пожалуй, игнацию, как и цимицифугу, можно отнести к гомеопатическим нервным адаптогенам.

Колоквинт — колоцинт

Если ты обижаешь, моя обида будет острой,

Горькой, по вкусу она будет такой же, как и обида от колоквинта.

Ибн Дурайд

Колоквинт — колоцинт

А какие лекарственные средства Вы могли бы рекомендовать для нашей работы?» — такой вопрос мне задала врач-рентгенолог, убе- дившаяся в действенности гомеопатических лекарств. Вопрос застал меня несколько врасплох — я раньше никогда не думала об этом аспекте использования гомеопатических лекарств. Рентгеновское исследование — это ведь диагностический метод, а с диагностическими целями гомеопатические средства ранее не применялись.

Мне предложили конкретную задачу: рекомендовать гомеопатические средства, которые можно было бы использовать для снятия спазмов, затрудняющих рентгенологическое исследование желудочно-кишечного тракта. Обычно с этой целью применяют таблетки аэрона и инъекции метацина или атропина, которые не всегда хорошо переносят больные. К тому же инъекционный способ введения препарата не всегда удобен и желателен. Гомеопатические препараты привлекательны безвредностью и способом введения в организм. Однако при их применении существует и известная трудность, состоящая в том, что в любом случае гомеопатический препарат должен быть подобран индивидуально, иначе желаемый эффект не будет достигнут. Таким образом, обследующий врач должен больше интересоваться клиническими данными, чем часто бывает в диагностических отделениях, знать лекарственную характеристику препарата и уметь проводить лекарственный дифференциальный диагноз — выбрать подходящее лекарство.

В заключениях киевского рентгенолога Н. И. Яце-ни, заинтересовавшейся, как снять спазмы гомеопатическими средствами, мне всегда импонировал клинический оттенок, в них ощущалось, что врач ознакомился с больным не только под экраном. Это было залогом успеха, и успех последовал. Были избраны гомеопатические лекарства и разработаны критерии для дифференциации между ними, реальные в работе рентгенолога.

За три с лишним года у рентгенологов Н. И. Яцени и И. В. Ткач сложилось благоприятное впечатление о результатах применения гомеопатических препаратов в рентгенодиагностике. Положительные итоги они отмечали в половине случаев, используя только три препарата. Как и предполагалось, наиболее эффективным оказался колоцинт. Эффект от его применения был ощутим не позже, чем через 12 мин, чаще всего через 4–6 мин, а иногда и раньше. Для некоторых пациентов колоцинт оказался в дальнейшем не только диагностическим, но и лечебным препаратом. Но не для всех. Это заслуживает внимательного анализа, так как в какой-то мере может пролить свет на механизм действия гомеопатических лекарств.

Возникает впечатление, что природа создала колоцинт специально для борьбы с разного рода спазмами. Главные показания для его применения — спастический характер болей, уменьшение их при сильном сдавливании болезненного места, ухудшение самочувствия от волнения, а также возникновение заболевания в связи с отрицательными эмоциями, особенно с чувством гнева. Уже одна поза пациента, когда он сидит согнувшись и прижимает руки или какой-нибудь предмет к животу, может говорить о том, что он окажется чувствительным к колоцинту.

Колоквинт, или колоцинт, — растительное лекарственное средство, дошедшее до нас из античного мира. Колоквинт, или колоцинт, — Citrullus colocynthis — принадлежит к семейству тыквенных — Cucur-bitaceae. Произрастает он в Северной и Западной Африке, культивируется на Эгейских островах, на юге Испании, в Индии, в нашей стране — в ботанических садах Средней Азии, Кавказа, а также в Москве и Лубнах.

Это растение пустынь, очень выносливое и даже агрессивное. Арабы назвали колоквинт травой смерти — вокруг него погибают обычно все другие растения. Плоды его ядовиты, с острым горьким вкусом, почему колоквинт часто называют горьким огурцом, горькой тыквой и горьким яблоком. Кроме того, у него отвратительный запах. Берберы готовили из плодов растения смолу и смазывали ею мешки с водой, чтобы отваживать от них верблюдов, которые, чуя воду, стремились разорвать их. В Африке колоквинт прибавляют в краску при окрашивании помещений для защиты от насекомых. Состав растения мало изучен, выделен гликозид колоцинтин.

Колоквинт часто упоминается в трудах Диоско-рида, Гиппократа, Парацельса, Бока, Маттиолуса. Им лечили бронхиальную астму, подагру, сердечные, нервные и женские болезни. Особенной популярностью растение пользовалось как сильное слабительное средство, в таком качестве оно упоминается на страницах Ветхого завета.

Токсичность плодов растения значительна. При отравлении наблюдаются усиление перистальтики, явления геморрагического гастрита, гломерулонеф-рита, коллапс.

Колоквинт испытывали Ганеман и его соратники, лекарственный патогенез включен в 6-й том «Чистого лекарствоведения» Ганемана. При более поздних испытаниях члены Австрийского гомеопатического общества наблюдали большое количество обострений и наряду с этим случайных исцелений, осмысленных пост фактум.

Я всегда радуюсь, когда мне встречается случай, клиника которого сходна с лекарственным патогенезом колоцинта. Его действие сказывается быстро и покоряет больных. Хотя некоторые пациенты, особенно из числа длительно страдавших болями, не верят, что боли могут пройти от каких-то крошечных крупинок, и высказываются в таком духе: «Не знаю от чего, но боли прекратились».

Из старых гомеопатических журналов мне известно, что в аптечках сибирских миссионеров были гомеопатические лекарства «для творения чуд». Что ж, если в них был колоцинт, то могли быть и чудеса!

Растение с мрачной репутацией

Карой публичной она по обычъю служила в Афинах;

С жизнью великий Сократ распростился, принявши цикуту.

Обо из Мена

Растение с мрачной репутацией

Речь пойдет не о цикуте, а о ее родственнике по семейству зонтичных — Umbilluceae — болиголове пятнистом — Conium ma-culatum L.: как выяснилось в более поздних исследованиях, великий философ был казнен с помощью напитка из этого растения. В древней Греции под именем цикуты скрывался болиголов (по-русски его часто называют «омег»). Его использовали как официальный яд, которым отравляли осужденных на смерть. В выборе яда была проявлена известная гуманность — болиголов убивает безболезненно. Смерть Сократа описал его ученик Платон в «Федоне». Судя по описанию, в предсмертные часы осужденный ничего, кроме холода, не ощущал.

Название «кониум» происходит по одной версии от греческого «конос» — головокружение, а по другой от «коне» — убивать. В трудах среднеазиатского ученого-энциклопедиста Бируни приводится румское название болиголова, переводящееся как «убивающий». Час от часу не легче!

Однако уже со времен Гиппократа болиголов считается лекарственным растением. Корни, траву и семена его рекомендовали для наружного и внутреннего применения при женских, нервных заболеваниях. Многие врачи воспринимали болиголов как специфическое средство против некоторых форм рака, особенно молочной железы, простаты, желудка. В XVIII в. между двумя придворными врачами австрийской эрцгерцогини Марии Терезии Штерком и Гаеном разгорелась дискуссия по поводу пригодности болиголова для лечения злокачественных заболеваний. В свидетели призывались крупнейшие медицинские авторитеты. Но спорящие стороны остались при своих первоначальных мнениях: Штерк восхвалял болиголов, а Гаен твердил о его бесполезности.

В русской и английской народной медицине болиголов также рекомендовали при опухолевых процессах — как для внутреннего, так и для наружного применения в виде припарок из листьев.

Интерес онкологов к этому растению не угас до наших дней. Некоторые из них считают болиголов перспективным для создания на его основе противоопухолевых препаратов.

Болиголов — весьма распространенное растение, его заросли можно встретить по всей Европе, в Западной Сибири, Иране, Африке. Отличительные признаки болиголова — краснобурые пятна на нижней части ствола (именно поэтому его и называют пятнистым или крапчатым), а также неприятный мышиный запах, исходящий от всего растения.

Болиголов содержит много алкалоидов. Главным из них считается кониин, обладающий никотино- и ку-рареподобным действием, выделенный Ф. Л. Гейгером в 1831 г. Это первый синтетический алкалоид. Его синтез осуществил в 1886 г. А. Ладенбург.

Картина отравления болиголовом хорошо изучена, поэтому, видимо, и удалось установить, что греческая цикута и есть кониум. Сегодняшняя цикута, или вех, содержит другой алкалоид — цикутин — с отличными от кониина свойствами.

Отравления людей могли происходить из-за сходства болиголова с другими, съедобными зонтичными растениями — укропом, дудником, петрушкой и морковью. Известны также отравления крупного рогатого скота на пастбищах, засоренных болиголовом. При отравлении характерны побледнение лица, нарушение акта глотания, восходящий паралич, угнетение центральной нервной системы без потери сознания. При контакте с кожей возможны дерматиты.

Что касается гомеопатического арсенала, то в нем препарат из болиголова, который готовится из свежей цветущей травы и называется кониум макулятум, занимает почетное место. Это очень действенное и часто применяемое лекарство, особенно годящееся для той категории пациентов, которые перешагнули за пределы среднего возраста. А так как количество пожилых людей в мире растет, будет увеличиваться и спрос на кониум.

При знакомстве с основными симптомами его лекарственного патогенеза такой возрастной акцент становится понятным: это слабость, головокружение при повороте головы и укладывании в постель, дрожание, ухудшение памяти, слуха, зрения, уплотнения в эндокринных органах, нарушения в сексуальной сфере. Кониум гомеопаты часто называют средством для холостяков и старых дев.

Одно из достоинств гомеопатических лекарств — отсутствие возрастных ограничений при их назначении. В гомеопатическом кабинете пожилой человек не рискует услышать, что есть, дескать, хорошее лечение для его болезни, но по возрасту применить его нельзя. Любое лекарство может быть без риска прописано в любом возрасте. Ритм приема лекарства, степень его разведения также не связаны с возрастом.

Для врача большое счастье иметь возможность помочь пожилому человеку, поддержать его самостоятельность, отодвинуть физическую зависимость от других людей. Много удачных случаев лечения из своей практики я забыла, многое будет еще забыто, но удовольствие, которое я испытала, увидев одну из своих пациенток, 92-летнюю П-ву, не забудется, видимо, никогда. Она шла довольно быстро, держась достаточно прямо и уверенно вдоль бровки тротуара. За несколько месяцев до этого сын приводил ее ко мне на прием, из его рассказа я узнала, что выходить на улицу самостоятельно он ей не разрешает — от слабости и головокружения она падает даже в квартире. В следующий визит он сообщил, что мать перестала падать. И живая иллюстрация — ее поход по каким-то, по-видимому, хозяйственным делам.

Сказанное, однако, не означает, что кониум не прописывается людям других возрастных групп. Мастопатия, лимфадениты, сосудистые дистонии, кожные болезни лечатся им и у детей, и у молодых людей.

Разработку лекарственного патогенеза начал Ганеман и его современники и продолжили последующие поколения врачей-гомеопатов.

При уменьшении дозы болиголов из страшного яда, которым пользовались колдуньи, превращается в замечательное лекарство, возвращающее людей к активной жизни.

В детские годы заросли болиголова казались мне целым лесом. Для пятилетней девочки двухметровые гиганты в самом деле могли казаться настоящими деревьями. Мы, дети, называли это растение бугилой. Позже такого названия болиголова я нигде не встречала и до сих пор остаюсь в неведении, что же это за слово «бугила» — детская выдумка или местное название растения. В этом лесу стоял чадный аромат и было очень страшно. Теперь-то я знаю, что это полезное и очень нужное медицине растение.

Противоречивый иод

Вдруг пахнуло йодом, глубиной, закачались волны, вздрагивая, и сомкнулось море надо мной и нутро свое открыло раковинное

Э. Межелайтис

Противоречивый иод

Трудно найти другой элемент, который был бы более полон загадок и противоречий, чем иод. Больше того, мы так мало о нем знаем и так плохо понимаем основные вехи в истории его странствований, что до сих пор является непонятным, почему мы лечим при помощи иода и откуда он взялся на земле», — писал академик А. Е. Ферсман. Не только геохимику, но и медикам до конца еще не известно, почему мы лечим иодом. Единственное более или менее ясное место в биографии иода — применение его при заболевании щитовидной железы, поскольку она играет особую роль в обмене этого элемента в организме. Иод содержат почти все ткани, половина его количества приходится на щитовидную железу.

В 1854 г. французский химик Шатен обнаружил прямую зависимость заболевания щитовидной железы от содержания иода в воде, почве, продуктах питания. Его мнение было опротестовано авторитетными медиками, которые высказались за иные, весьма многочисленные и разнообразные, причины повреждения этого органа. И лишь спустя несколько десятилетий немецкие ученые Бауман и Освальд доказали справедливость утверждения Шатена. Стало прописной истиной, что люди, живущие в местностях с дефицитом иода в окружающей среде, подвержены риску заболеть зобом.

Однако дальнейшее изучение метаболизма иода показало, что взаимоотношения организма с этим веществом значительно сложнее. Болгарские ученые в книге «Лекарственная болезнь» пишут: «Особенно интересно струмогенное (струма — зоб. — Т. П.) действие соединений иода. В то время как увеличение щитовидной железы в связи с дефицитом иода, наблюдающееся в широких масштабах в эндемических районах, сравнительно легко объясняется недостатком для синтеза тиреоидных гормонов, труднее истолковать появление зоба с гипертиреоидизмом и без него при нагрузке соединениями иода»*.

Исследования современных биохимиков говорят о том, что гормонам щитовидной железы подвластны основной обмен, рост и дифференциация тканей, деятельность центральной нервной системы, кроветворение, сопротивляемость инфекциям. Понятно, что нарушение функции щитовидной железы, деятельность которой тесно связана с иодом, вызывает глубокие расстройства физиологического состояния организма.

Многообразие ролей иода в организме вполне укладывается в представления гомеопатов о терапевтических возможностях этого элемента и его производных. По мнению одного из ведущих гомеопатов конца прошлого века Р. Юза, иод, совсем недавно открытый, оказался в первом ряду терапевтических деятелей и как никакое другое средство сулит очень много в будущем.

Изучением лекарственного патогенеза иода занимались Ганеман, Гартлауб, К. Ф. Тринкс и С. Д. Гросс. Ганеман считал его «героическим» лекарством, применение которого требует больших предосторожностей со стороны врача.

Иод был выделен как особое вещество французским химиком Б. Куртуа при селитроварении в 1811 г.

* Лекарственная болезнь/Под ред. Г. Междракова, П. Поп-христова. — София: Медицина и физ-ра, 1973. — С. 38.

Изучение его началось годом позже. Крестным отцом иода стал Ж. Л. Гей-Люссак. Он дал название новому веществу по цвету паров («иодес» по-гречески — фиолетовый).

Со второй половины XIX в. иод стали широко применять в медицине. До сих пор она остается главным его потребителем. В 60-е годы Н. И. Пирогов ввел спиртовую настойку иода при лечении ран в хирургическую практику. Иод использовали при зобе, сифилисе, воспалительных заболеваниях дыхательных путей, женских болезнях, отравлении свинцом и ртутью.

Сейчас препараты иода применяют не только для лечения, но и для диагностики как рентгенокон-трастное вещество.

Предупреждение Ганемана о необходимости осторожности при лечении иодом оправдалось. У людей, длительно леченных иодом или обладающих повышенной чувствительностью к нему, стали отмечать осложнения в виде раздражения кожи и слизистых оболочек, особенно глаз, дыхательных путей, желтизны зубов, исхудания. Эти явления получили название иодизма. При заболеваниях почек, туберкулезе легких, фурункулезе и некоторых других заболеваниях препараты иода противопоказаны.

В число гомеопатических препаратов входят иод, его соединения с натрием, калием, кальцием, барием, золотом, мышьяком и серой. Есть в гомеопатии также препараты из морской водоросли и губки, содержащие большое количество иода. Морские продукты с давних пор считали лечебным средством для людей, страдающих зобом. Жженую губку первым начал применять как противозобное лекарство в XIV в. Арнальдо де Вилланова, лишь выяснение роли иода при заболевании щитовидной железы и введение его во врачебную практику уменьшило применение губки.

Гомеопатические препараты не опасны для людей, чувствительных к иоду, более того — целебны. Симптомы иодизма демонстрируют те болезненные явления, которые могут быть излечены этими препаратами.

Однажды в моей практике был на первый взгляд простой случай, оказавшийся каверзным. Ко мне обратились по поводу хронического гайморита у старшеклассника. Гайморит гомеопатически лечится хорошо, других жалоб у пациента не было. Пациентом был юноша правильного сложения, занимающийся спортом, спокойный, дисциплинированный. Быстрый успех казался гарантированным, и все же его не последовало: несколько визитов оказались совершенно бесполезными, больной все время вынужден был обращаться за помощью к отоларингологам, все назначаемые ими мероприятия давали лишь кратковременное улучшение. Расследование случая велось явно неправильным путем. Воспользовавшись тем, что мальчик приходил на прием с отцом, на которого был очень похож, я решила попытаться получить недостающую мне информацию «наследственным» способом. И очень быстро выяснила, что отец не переносит иода. Учитывая кальцийные черты в конституции пациента, я прибегла не к элементарному иоду, а к его соединению с кальцием. Эффект последовал тотчас же. Я приписала его действию иода, так как назначаемые ранее другие соединения кальция лечебного эффекта не оказывали. По сообщению родителей, в течение последующих двух лет обострений болезни не было. Свои конфликтные отношения с иодом отец юноши выяснил уже взрослым, причем явления иодизма, протекавшие в довольно тяжелой форме, были правильно истолкованы только после повторного эпизода. Так что не напрасно наследственные факторы, семейные особенности разного рода внесены в характеристики гомеопатических лекарств. Интересно, что не только болезни или особые качества старших могут вносить ясность в диагностику и лечение заболеваний младших членов семьи, но и наоборот. Последнее происходит вследствие отмечаемого врачами омоложения болезней. Например, наши бабушки и дедушки в более позднем возрасте, чем их дети и внуки, начинали страдать мочекаменной болезнью или сахарным диабетом.

По опыту врачей-гомеопатов, к иоду более чувствительны люди темноволосые и темноглазые, склонные к худобе при хорошем и даже повышенном аппетите, самочувствие которых улучшается во время еды или сразу после нее.

Я не темноволоса и не темноглаза, но однажды и мне случилось пострадать от иода. Это было в студенческие годы во время практики по хирургии. Строжайшая Мария Яковлевна, операционная сестра, во избежание нехороших последствий нашего легкомыслия или неумения по части мытья рук перед операцией смазывала всем кисти рук специальной «студенческой» настойкой иода повышенной крепости. Увидев на следующий день, как я наподобие перчатки снимаю кожу с рук, она больше не стала применять ко мне своего варварского действа, а, приглядевшись к моей особе, даже оказывала мне предпочтение, способствуя моему участию в операциях. Нет худа без добра.

Уголь

Пепел и кровь остановит, и печени пепел отраден.

Арнальдо де Вгглланова

Уголь

Одна из проделок Тиля Уленшпигеля заключалась в том, что он по- обещал городским властям за один День вылечить всех больных, на- ходившихся в городской больнице, и выполнил обещанное. Для этого Тиль обошел всех больных и каждому шепнул на ухо, что завтра все будут излечены новым лекарством, которое приготовят из пепла самого больного из них. Таковым будет считаться тот, кто не сможет завтра утром встать и выйти из больницы. На утро все больные покинули палаты — чудо мгновенного исцеления было продемонстрировано. В те времена, когда ярко пылали костры инквизиции, вероятность приготовления лекарства таким способом была достаточно реальной-. Лекарство, придуманное Уленшпигелем, видимо, не было абсолютно случайным. Уголь — старинное средство народной медицины, перекочевавшее оттуда в научную медицину. Мне с раннего детства помнится такая присказка: «Ничего, что пирожок подгоревший — живот не будет болеть». Нынешний препарат карболен, состоящий из животного и древесного угля, прописывают при неполадках в желудочно-кишечном тракте в основном как сорбент.

В последнее время сорбирующие свойства угля используют в гемосорбции — лечебном методе, проводимом при серьезных болезненных состояниях (системной красной волчанке, ревматоидном артрите, амилоидозе, уремии). Идея метода состоит в извлечении из крови вредных компонентов в результате физико-химического процесса — поглощения их углем (или другими сорбентами). Кровь как бы фильтруется через уголь, освобождаясь от соединений, образующихся в организме вследствие какого-либо заболевания. Главное значение в этом мероприятии придается механическому контакту элементов крови с гранулами активированного угля. Исходя из гомеопатических знаний и опыта, я не склонна отводить углю такую скромную роль. Я думаю, что на часть больных, леченных гемосорбцией, уголь должен оказывать значительно более глубокое действие.

В гомеопатии есть два препарата из угля — карбо вегетабилис и карбо анималис. Первый приготовляют из древесного угля, чаще всего березового или букового, второй — из пережженной воловьей кожи или костей. В костном угле значительна примесь солей фосфора. Оба препарата применяют при тяжелой патологии. Известный современный врач-гомеопат из Индии Д. Чэнд называет карбо вегетабилис воскресителем из мертвых. Американский гомеопат прошлого века Э. Нэш считал, что карбо вегетабилис наряду с гомеопатическим препаратом из мышьяка способен вырвать пациента из пасти смерти.

Конечно, угольные гомеопатические препараты далеко не всегда применяют в обстоятельствах, близких к трагическим, однако они чаще показаны у больных ослабленных, со сниженной реактивностью, явлениями сердечно-сосудистой недостаточности. Французский врач-гомеопат Ж. Шаретт считал, что для «угольных» больных характерно ухудшение ассимиляции вследствие нарушения ферментативных процессов, венозного застоя, особенно в системе воротной вены. Они плохо переносят жирную пищу, в частности свинину, сдобу, молоко. Это люди психически угнетенные, боязливые, легко приходящие в отчаяние, зябнущие и в то же время нуждающиеся в притоке свежего воздуха. Их жизнь часто бывает отягощена глубокими переживаниями, изнуряющими заболеваниями, приемом большого количества медикаментов, алкоголизмом, курением.

Оба угольных препарата особенно нужны геронтологам и педиатрам. Как ни парадоксально, по некоторым физиологическим процессам ранний возраст сходен с преклонным. То ли стар становится, как млад, то ли наоборот. Я не берусь судить, но таковы впечатления врача-практика.

Любопытно также, что вздутие живота, отрыжки, изжоги и другие диспептические явления, проходящие от карболена, успешно лечатся крупинками гомеопатического угля. Это также может быть свидетельством в пользу того, что действие угля — более сложный процесс, чем принято думать.

В. И. Даль, оставивший по себе памятник в виде «Толкового словаря живого великорусского языка», был врачом-окулистом и, проживая в ЗО-е годы в Оренбурге, имел возможность убедиться в действенности гомеопатических лекарств. Началом тому послужил случай с его тестем, которому в весьма сложной ситуации помогли гомеопатические лекарства. Для проверки возможности действия столь малых количеств лекарственных веществ Владимир Иванович решил на себе проделать опыты, подобные тем, которые производили врачи-гомеопаты для составления лекарственных характеристик. Его выбор пал на древесный уголь. Результаты опытов окончательно склонили его в пользу нового лечебного метода — его организм ответил очень выразительно на прием потенцированных по способу Ганемана порошинок древесного угля. В юные годы, после окончания Дерптского университета, Даль принадлежал к противникам гомеопатии, так что вряд ли он стал бы «подыгривать» в ее пользу.

Профессиональные заболевания людей, занятых в угольной и металлургической промышленности, где используется древесный уголь, по убеждению врачей-гомеопатов, должны лечиться карбо вегета-билис и анималис. Гигиенисты отмечают, что антракозом — угольным поражением легких — чаще заболевают люди, которые начинают работать в этой промышленности до 20 или после 40 лет, что косвенно подтверждает выводы врачей-гомеопатов о большей пригодности препаратов из угля в эти возрастные периоды.

Мне неоднократно приходилось отмечать у пациентов лекарственные обострения — временные ухудшения самочувствия после первых, приемов гомеопатических лекарств. После приема карбо вегетабилис в высоком разведении больные ощущали дурноту, чувство проваливания, повышенную раздражительность, нарушение работы кишечника и некоторые другие болезненные явления. Наверное, они очень удивились бы, если бы знали, что карбо вегетабилис — просто минимальнейшая порция древесного угля. Одна пациентка сказала мне: «Это очень сильное лекарство, я стала принимать его реже, чем Вы назначили». Ее основная жалоба заключалась в многолетней вялой деятельности кишечника. В дальнейшем у нее все наладилось. Гомеопатическое лекарственное обострение — лишь временное и прогностически положительное явление.

Сейчас мало кто помнит утюги и самовары, в чреве которых разжигались древесные угли. Уголь развозили и продавали по дворам перепачканные чернолицые дядечки с зычными голосами: «Уголь, уголь, кому нужен уголь?» Все заменило электричество. Но и белье и чай имели тогда особый аромат, — быть может, аромат детства… Таким же ароматом пахнуло на меня от мешков с древесным углем, продававшимся рядом с экзотическими фруктами и травами у малагасийских деревень во время поездки в недавнем прошлом по Мадагаскару.

Багульник болотный

И одного простуженного умника

(Фома неверящий попался тут)

в том убеждала:

хмель и лист багульника —

прекраснейшее средство от простуд.

Дж. Паттерсон

Багульник болотный

Как-то в электричке мне пришлось быть невольной слушательницей беседы двух женщин пенсионного возраста. Сначала они поделились впечатлениями о книге Д. С. Джарвиса «Мед и другие естественные продукты», а затем перешли к вопросам пчеловодства (одна из них оказалась любителем-пчеловодом). Обе стали восхищаться разумностью пчел: «Такие маленькие и такие умные, ведь есть же ядовитые цветы, а вот мед с них не берут!» Я не стала вмешиваться в беседу и портить им настроение сообщением, что пчелы вовсе не имеют в виду нашу человеческую пользу, когда заготавливают мед и, между прочим, собирают нектар и с ядовитых цветов. Таков, к примеру, багульник — мед, собранный с его цветов, ядовит. Картина отравления багульниковым медом, который называют пьяным, в самом деле напоминает глубокое алкогольное опьянение.

Цветы багульника издают сильный дурманящий запах, так что в жаркую безветренную погоду в его зарослях можно «опьянеть». Пьянящим свойством багульника пользовались иногда пивовары и трактирщики, добавляя его в пиво для большей «хмельности».

Заросли багульника болотного — Ledum palustre L. — занимают обширные территории в лесной и тундровой зонах европейской части СССР, Сибири и Дальнего Востока. В северной части Украины в последние годы из-за осушения болот и замены естественных лесов искусственными насаждениями количество багульника уменьшилось. Растение называют также болотной одурью, болотным розмарином и просто багном, что по-украински значит «болото». В латинском названии «палюстре» означает «болотный», а первое слово некоторые авторы связывают со словом «ладан», учитывая ароматические свойства растения.

Поскольку багульник — дитя севера, античному миру он не был известен. В датских и немецких травниках растение упоминается с раннего средневековья. В трудах Линнея багульник назван лекарственным растением. Цветы и молодые побеги его применяли против лихорадки, подагры, дизентерии, кожных болезней, как мочегонное. Особенно часто рекомендовали его при коклюше.

Багульник — популярное лекарство русской народной медицины, особенно в виде чая при «грудных» болезнях, ревматизме, золотухе. Он описан во «Флоре России» академиком Петербургской АН П. Палла-сом, путешествовавшим по различным провинциям Российского государства в конце XVIII — начале XIX вв.

Багульник широко применяют в ветеринарии. Правда, с лечением коров надо быть осмотрительным — они чувствительны к яду этого растения. Предполагают, что основное действующее начало багульника — багульниковая, или ледум-камфора.

Изучением действия багульника занимался Гане-ман. Он упоминает его в своей первой гомеопатической статье, напечатанной в журнале К. В. Гуфелан-да, объясняя его действие при коклюше и кожном зуде тем, что он сам может вызывать аналогичные явления у здоровых людей. Лекарственный патогенез ледума включен в «Чистое лекарствоведение» Га-нем ан а.

Среди основных симптомов, характерных для ледума, — сильная реакция на укусы комаров, мошек, москитов в виде отека, зуда и жжения, а также потребность прижать больное место к чему-нибудь холодному. Ледум часто выписывают при подагрических болях в стопах (в этих случаях пациенты часто высказываются так: жжение в стопах бывает столь сильным, что приходится в любом месте, даже на улице, снимать обувь и становиться на землю или тротуар).

Однажды к нам в период свирепствования мошек приехала гостья из Ленинграда. Она не только отекла от укусов назойливых насекомых, но и стала задыхаться, так, что если бы не ледум, вызов кареты скорой помощи был бы неминуем.

У одной из моих пациенток с сильной одышкой, развившейся вследствие многократных воспалений легких с астматическим компонентом, ледум буквально «открыл» легкие. После кратковременного лекарственного обострения в виде появления прожилок крови в мокроте и послабления стула она стала дышать почти свободно.

Лечебные возможности гомеопатического препарата ледум привлекли внимание С. Н. Корсакова. Он был свидетелем быстрого излечения ледумом от подагры своего родственника. Корсаков — значительная фигура в истории отечественной гомеопатии. Став ее горячим сторонником, Корсаков не только лечил гомеопатическими лекарствами членов семьи, знакомых и крестьян в своем поместье, но и вступил в переписку с Ганеманом, а также предложил свой, отличный от ганемановского, метод приготовления разведений гомеопатических лекарств. Он называется методом одной пробирки или чаще методом Корсакова. В нашей стране гомеопатические лекарства готовятся по методу Ганемана, а французские фармацевты часто пользуются корсаковским. В этом случае после цифры, обозначающей разведение лекарства, ставится прописная буква «К».

Корсаков не имел медицинского образования, следовательно, с позиций нашего времени, не имел права лечить. Но речь идет о первой половине XIX в., когда домашнее лечение было очень распространенным. У священников, хозяйственных владельцев имений были в ходу домашние лечебники и аптечки. До увлечения гомеопатией Корсаков пользовал своих подопечных обычными лекарствами и поэтому имел возможность сравнить результаты действия тех и других. Врачебная помощь в те времена в большинстве случаев была недоступна — в Российской империи насчитывалось всего около 14 тыс. врачей. Гомеопатия в руках неспециалиста в те времена была куда менее опасным орудием, чем традиционная медицина. Домашние лечебники, между прочим, и в наше время выпускаются во многих странах мира.

Исследования багульника — весьма перспективного, на мой взгляд, лекарственного растения — ведутся сейчас. На его основе уже создан медицинской промышленностью противокашлевыи препарат ледин.

Мне жаль было расставаться с мыслью, что веточки, связанные наподобие веников в небольшие пучки, которые продаются ранней весной и на которых в комнатном тепле вспыхивают цветы, похожие на мотыльки (сегодня один, два, завтра пять, шесть, а потом — целое сиреневое облачко) — это вовсе не ледум палюстре. Уж очень хороши! Называют это растение багульником по ошибке, как чубушник — жасмином. На самом деле это рододендрон. Он, как и багульник, принадлежит к семейству вересковых — Ericaceae.

Багульник растет на Украине, но больше его в менее знакомых мне северных краях. Как следует рассмотреть растение я смогла в туристской поездке по Енисею: его собранные в зонтовидные соцветия цветы белели на каждом столике в ресторане теплохода. Возможно, эти букетики не только отражали дизайнерский замысел, но и защищали от комаров. Багульник обладает инсектицидными свойствами и, судя по прекрасной флористической информации, которую мы ежедневно получали, сотрудники красноярского туристического бюро это знали.

Киевский красавец

Надвореi було ясно, об гарячi жерстянi дахи торохкали каштанi, пiдплiгували, як на жаровнi, i падали на 6рукiвку.

Г. Тютюнник

Киевский красавец

Когда у вас цветут каштаны?» — вот традиционный вопрос тех, кто гостил в нашем городе или собирается к нам в гости. «Каш- таны цветут у нас в мае, — отвечаем мы, киевляне, с законной гордостью, — во всех парках и на многих улицах города».

Цветение каштанов — роскошное, величественное и торжественное зрелище. Эта торжественность исходит, видимо, от крупных пирамидальных соцветий, расположенных по внешней стороне кроны, отчего все дерево напоминает огромную люстру, светящуюся праздничными огнями. Соцветия состоят из белых, интенсивно-розовых, красноватых или желтоватых цветков. Красный каштан очень красив, и все же для каждого киевлянина цветущий каштан — это, конечно, белый красавец.

Думаю, что у каждого киевлянина есть своя, большая или маленькая, «каштановая» история. Есть она и у меня. Это было второго мая. Каштаны из-за капризов природы, подарившей необыкновенно раннее тепло, были в полнейшем, буйном цветении в этот ясный день, но к вечеру полил теплый весенний дождь, и весь белоснежный убор деревьев осыпался и лежал на тротуаре почти сплошным покровом. Как ни странно, печали в этом не было, — скорее, город напоминал громадный карнавальный зал, усыпанный конфетти. Мы шли небольшой студенческой компанией, и для некоторых из нас, кто закончил в этом году институт и уезжал работать в другие места, это было прощанием с чудо-деревом. В других городах тоже будут каштаны, но не те, не киевские. Многие годы я очень внимательно и с волнением слежу, когда и как расцветают каштаны, и всегда сравниваю — позже или раньше, чем в далеком 51-м году, и со светлой грустью вспоминаю друзей, ушедших в том мае каждый навстречу своей судьбе. Каштан завезен в наши края лет 250–300 тому назад из Европы, куда попал в конце XVI в. из Константинополя. В Иране и на Балканах это дерево растет в диком виде. Для нас каштан — городское, декоративное, парковое дерево. Киеву повезло — это красивейшее дерево не только прижилось на его земле, но и приобрело репутацию местной достопримечательности. Так естественно звучит — «киевские каштаны»! Недаром в гербе города, утвержденном в 1969 г., наряду с государственной и исторической символикой изображен лист каштана. Как это бывает нередко и с людьми, каштан обрел в Киеве вторую родину. Для нас, киевлян, веет теплом родного дома даже от стилизованной пирамидки соцветий каштана на тортовых коробках, занавесках в поезде, рекламных проспектах, предметах быта.

Что самое замечательное в каштане? Цветы! А листья? Они рождаются из почек, нежно-зеленые, похожие на полураскрытые зонтики, которые, постепенно увеличиваясь, превращают дерево в изумрудный шатер. А сами почки, из которых появляются роскошные листья? Они тоже большие и необычные. Коричневые, покрытые блестящим липким веществом, запакованные с великой тщательностью, как пакуются хрупкие предметы в далекую дорогу. Их всегда хочется потрогать, как будто прикосновение к ним — ключ к тайне жизни.

А милые плоды каштана? Дух захватывает, когда на твоих глазах с дерева падают зеленые, желтые или буроватые шары и из них в щелку просвечивает полированная, как красное дерево, кожура плода. Иногда от удара о землю коричневое чудо сразу выскакивает из своей колючей колыбели, и тогда, независимо от возраста, каждый подчиняется острому желанию подержать его в руках и ускоряет шаг, чтобы поднять его, даже в том случае, если вблизи нет конкурента по каштановой «охоте». Так попадает каштановое племя в школьные портфели, кокетливые дамские сумочки и даже в дипломаты серьезных мужчин. Зачем? Большей частью без особой цели, просто так, разве что чтобы сделать веселую игрушку — бычка, ослика или свинку. Хотя рациональные люди говорят, будто каштаны полезно класть в шкаф как средство от моли.

Осенней порой листва каштанов окутывает улицы и парки бронзовым сиянием широкой гаммы оттенков — от насыщенно-желтого до ржаво-коричневого.

А что может сравниться с наслаждением бродить по ковру шуршащих листьев, выискивая глазами самые красивые для составления осеннего букета?

Официальное, ботаническое имя каштан конский — Aesculus hippocastanum — дано К. Линнеем. Растение принадлежит к семейству конскокаштано-вых — Hippocastanaceae. Конским его называют, по одной версии, чтобы отличить от каштана, съедобного для людей (принадлежащего, кстати, даже к иному семейству — буковых), по другой — вследствие применения его семян для лечения лошадей.

Хочется вспомнить, что плоды конского каштана, вернее его семена, для людей несъедобны относительно, — после удаления горечи из них получают крахмал, идущий на нужды кулинарного и кондитерского дела.

С медицинской точки зрения каштан — настоящая аптека. Когда читаешь о целебных силах, заложенных в этом прекрасном дереве, создается впечатление, что именно в нем следует искать панацею — лекарство от всех болезней.

Секрет таких обширных лечебных возможностей каштана кроется, очевидно, в том, что его препараты влияют на венозную систему, от функционирования которой зависит нормальная работа очень многих органов. И еще важный момент — как лекарственное сырье используют кору, семена, скорлупу семян, цветы и листья. Получается несколько препаратов из одного растения, каждый со своим особенным действием, которое обусловливается различными биологически активными веществами, содержащимися в его частях.

Во времена увлечения хинной корой многие врачи Европы по примеру турецких врачевателей надеялись заменить ее корой каштана для лечения перемежающейся лихорадки. К. В. Гуфеланд считал, что кора каштана превосходит по своему действию хинную, и рекомендовал ее не только как противолихорадочное средство, но и при хронических поносах, геморрое, женских заболеваниях. Другие врачи сравнивали кору каштана с ивовой, которую можно считать прародительницей самого распространенного в мире жаропонижающего средства — аспирина (ацетилсалициловой кислоты).

Любопытны используемые лекарственные формы. Отвары и настои коры, цветов и их скорлупы в виде питья применяли при очень многих недугах: расширении вен, заболеваниях печени, желудочно-кишечного тракта, женских болезнях, простудах, радикулите и болях в суставах. Измельченную кору добавляли в нюхательный табак, так как считали, что чихание, вызываемое такой смесью, облегчает мигренные головные боли. Отвары использовали не только для приема внутрь, но и для ванн и промываний при перевязках гнойных ран и язв. Подагру и радикулит лечили ваннами из отвара измельченных семян, причем воду взбивали специальной деревянной палочкой, получая, видимо, нечто напоминающее современную ванну с бадусаном. При лечении суставов использовали масло, добываемое из семян. В народной медицине литовцев, чехов и поляков можно найти рецепты каштанового кофе, питье которого рекомендовали при расстройстве желудка.

Совет носить с собой в кармане каштаны людям, страдающим суставным ревматизмом, исходящий из недр народной медицины, популярен и по сей день. Правда, часто советуют приблизить лекарство к месту страдания, а не просто носить в кармане, почему повязку с заключенными в ней плодами привязывают к пояснице или беспокоящему суставу. Не совсем удобно, но на какие жертвы не пойдешь ради здоровья! Так что завалявшийся в кармане с осенней «охоты» уже сморщенный и потускневший каштан может быть маленьким благодетелем, расточающим на больное место свое целительное влияние. Так ли на самом деле или же это плод фантазии, подогреваемый чрезвычайной симпатией к каштану и домашним способам лечения — трудно сказать.

Однако вспомним: опыт применения очень малых количеств веществ в гомеопатии свидетельствует о том, что самые дробные количества могут оказывать лечебный эффект. Весь вопрос — в каких случаях, у кого и в каком виде. Существенную роль в действенности препарата играет также способ его приготовления. Современным фармацевтам известно, что действие лекарства можно усиливать не только увеличением его дозы, что небезопасно, но и при помощи изменения технологии его изготовления, измельчением частиц лекарственного препарата или изменением его физического состояния.

Гомеопатический препарат из каштана приготовляют из свежеочищенных семян. Называется он эс-кулюс и применяется при ряде распространенных заболеваний, связанных с недостаточностью или поражением венозной системы. Часто у таких пациентов наблюдается физическая и психическая загруженность с потребностью в свежем воздухе, плохое настроение, раздражительность, головные и сердеч-йые боли. При простудных заболеваниях эскулюс также может оказаться полезным, особенно при расширенных венах носоглоточной области. Уже древние врачи отмечали особую полезность каштанового лечения у лиц геморроидальной конституции. Для опытного клинициста это говорит о многом, прежде всего о состоянии органов, связанных с этим венным сплетением, о функции печени, о пищеварении в целом и даже о характере пациента.

В 70-е годы нашего века в хирургическом отделении одной из городских больниц Швейцарии были применены инъекции эсцина — компонента каштана — при некоторых оперативных вмешательствах и травмах. Полученные результаты свидетельствовали о противовоспалительном и обезболивающем действии препарата.

Из спиртововодного экстракта семян каштана приготовляют известный многим препарат эскузан, вырабатываемый в ГДР, а также идентичный ему отечественный препарат эсфлазид.

Применение, использование — это очень хорошо. Но что оно в сравнении с огромным эстетическим наслаждением, которое дарит нам всем это великолепное растение? Даже в фармакопее — своде законов о приготовлении лекарств, книге точной и строгой, — о каштане сказано: высокодекоративная древесная культура. Каштановое дерево красиво во всех своих обличьях. У него своеобразного серого оттенка кора, нескучное и элегантное расположение ветвей, что особенно заметно в пору, когда на них нет зелени. Так что и зимой прогулки под каштанами — замечательное средство от многих недугов.

Плаун булавовидный, или бегун

От накопления ветров возникают четыре недуга: колики, спазмы, водянка, а также головокружение.

Арналъдо де Вилланова

Плаун булавовидный, или бегун

Народное название плауна булавовидного — Lycopodium clava-tum — «бегун», «текун», «роз-вильник» очень образно: стебли растения как бы бегут, текут по земле пушистой разветвляющейся струйкой — точь в точь как изображение реки на географической карте. Латинское название составлено из двух слов: «ли-кос» — волк и «пос» — лапа. Пушистые веточки плауна напоминают волосатую лапу хищника.

Споровое растение из семейства Lycopodiaceae, плаун — один из древнейших представителей растительного мира. О лечебном применении его у нас есть сведения только с XVII в. И. Шредер, немецкий врач, рекомендовал присыпать раны спорами растения. Большое место отводилось плауну в народной медицине восточно-европейских стран, особенно популярен он был на Руси. Его применяли при заболеваниях печени, почек, кишечника, при судорогах в ногах, эпилепсии, роже, экземе, опрелости. Последняя рекомендация осталась в силе и в наши дни: детская присыпка из спор плауна — фармакопейный препарат.

Растению придавали магическое значение. Рекомендовали носить его в виде амулета от колтуна (склеивания длинных волос вследствие мокнущей экземы волосистой части головы или педикулеза), а также держать кусочек стебелька во время судебного процесса для содействия благоприятному исходу последнего.

В Словакии плаун пользовался дурной славой растения, приносящего бесплодие. В тех местах его называли «нихтфатер», что в дословном переводе означает «не отец». Кроме того, считали, что растение препятствует вылупливанию из яиц цыплят, гусят, утят.

Гомеопатический препарат из плауна, ликоподиум, часто прописывают при неполадках в половой сфере, особенно у сильной половины рода человеческого, поэтому мне как гомеопату весьма любойытны суеверия такого рода. Ведь легенды и сказки не рождаются на пустом месте — крупицу истины, хоть очень искаженную, всегда можно узреть в них.

Споры растения находят применение и в совсем далеких от медицины областях — пиротехнике, для имитации молнии в театре, фасонном литье и формовке металлов.

Плаун накапливает в своих тканях алюминий — зола содержит до 52% оксида алюминия. Недаром местами произрастания растения интересуются не только заготовители лекарственного сырья, но и геологи.

Ликоподиум — один из китов гомеопатической фармакопеи. Э. Нэш считал, что чуть ли не треть человечества нуждается в этом лекарстве, и рекомендовал применять его в высоких разведениях, иронически замечая при этом: «Можете прописывать его в низких разведениях, если вам угодно, но не упрекайте меня в том, что не получаете хороших результатов».

Но в то время как Нэш был ярым сторонником высоких разведений, Юз предпочитал низкие, более материальные дозы.

В гомеопатии лекарство прописывается только по принципу подобия, вне его нет и гомеопатического метода. В этом отношении у гомеопатов нет разноречий. Что же касается разведений, то их выбор зависит от источника гомеопатических знаний, характера врача, а с годами — от приобретаемого практического опыта.

Как-то на врачебной конференции коллеги задали мне вопрос: почему я работаю с высокими разведениями и каким образом пришла к этому? У меня в памяти мгновенно всплыл рисунок из отдела юмора какого-то журнала. Улица с плотным потоком машин, человек, стоящий на одной стороне, спрашивает другого, стоящего на противоположной: «Как ты туда попал? — «А я тут родился». Вот и я родилась и выросла в гомеопатии «на стороне» высоких разведений. Отец, мой «гомеопатический» наставник, пользовался высокими разведениями, перейдя к ним от низких задолго до того, как я получила врачебный диплом. Моя практическая работа началась довольно успешно ранними хорошими результатами, и у меня не возникал о потребности изменять тактику. Позже, уже приобретя практический опыт и осознав громадный диапазон человеческой чувствительности, я пробовала работать и с низкими разведениями, но они показались мне менее результативными.

Первый лекарственный патогенез ликоподиума был разработан под руководством Ганемана и опубликован в «Хронических болезнях». В 80-е годы прошлого века его проверили соотечественники Ганемана Губер и Мартин и получили аналогичные результаты.

Гомеопатический препарат готовится из спор растения, содержащих жидкое невысыхающее масло, основной компонент которого — триглицериды олеиновой, стеариновой, пальмитоновой, миристиновой, арахиновой кислот.

Мне кажется, ликоподиум вылечил такое множество людей, страдающих заболеваниями печени, что ему пора уже соорудить памятник. Может быть, в стиле модерн в виде этого органа из розового гранита с надписью: «От благодарных пациентов». Это было бы гораздо осмысленнее, чем малопонятные металлические конструкции, украшающие улицы некоторых современных заокеанских городов.

Одна из основных жалоб, определяющих назначение ликоподиума, — вздутие живота (от которого, как говорится в Салернском кодексе здоровья, проистекают четыре серьезных недуга). В самом деле, такое болезненное явление может одолевать людей при самых разных обстоятельствах: нарушение функции печени и почек, неправильном солевом обмене, эндокринных заболеваниях.

Ликоподиум — прекрасное средство для коррекции нарушений, наступающих при старении. Это вполне согласуется с ролью, которую современные исследователи отводят нарушению солевого обмена в процессе склерозирования сосудов.

У «ликоподийного» больного часто наблюдается плохо развитая мускулатура, нездоровая кожа, преждевременные морщины, угнетенное настроение, склонность к заболеваниям органов дыхания. И еще один ценный для гомеопатического назначения симптом — правосторонность поражения. Ликоподиум чаще бывает показан при правосторонней почечной колике, правосторонней пневмонии, кистах правого яичника, увеличении правой доли щитовидной железы, тромбофлебите и лимфостазе правой ноги, а также при процессах двусторонних, но начинающихся справа. Таким образом, ликоподиум считается правосторонним гомеопатическим лекарством.

Плаун в лесу — очень радостное зрелище. Его стелющиеся веточки как-то по-особому зелены, отчего растение сразу выделяешь среди других. Одно такое «семейство» плаунов, росшее в смешанном лесу на границе Украины и Белоруссии, запомнилось мне особенно. Небольшой пригорок, скорее, даже холмик с несколькими камнями, обнимала сеть веточек плауна, повторявших причудливые очертания камней. Мой восторг подогревало, конечно, и сознание того, что передо мной «гомеопатическое» растение.

Кошениль

Сперва о розах расскажу,

Не о карминных косметичных,

По-королевски поэтичных,

Благоуханных, беспечальных,

На стеблях длинных, стройных, бальных.

Ю. Тувим

Кошениль

Растения представляются нам более естественным и в каком-то отношении более приятным источником лекарств, чем животный мир. Однако если мы пренебрежем последним, то лишим себя многих полезных препаратов. Яды змей и пчел завоевали прочное место в ряду лекарственных веществ. С большой заинтересованностью стали говорить в последнее время о яде пауков, о морских животных — таких, как губки, кораллы, морские ежи и звезды, вспомнили бобровую струю. В гомеопатической фармакопее лекарств животного происхождения довольно много, но в практическом обиходе их стало меньше. Часть из них забыта, а в некоторых странах даже запрещена к применению. Основанием для такого запрета чаще всего служило отсутствие таких лекарственных веществ в общепринятой фармакопее. Нельзя недооценивать и эмоциональную подоплеку — отвращение к лекарствам, сделанным из всякой «гадости». А как бить с вакцинами, изготовленными из микробов? Эмоции в отношении микробов, конечно, более тусклы, с ними мы встречаемся только «под большим увеличением».

На мой взгляд, нет ничего зазорного в том, чтобы лечиться лекарствами, приготовленными из колорадского жука, таракана, божьей коровки или постельного клопа, если их не надо съедать в натуральном виде. Чем они хуже шпанской мушки, речной губки бадяги или оленьих пантов? Кстати, настойку из тараканов как мочегонное лекарство применял С. П. Боткин, основатель крупнейшей русской терапевтической школы.

Кошениль — насекомое из подотряда кокцид, называемое еще кактусовой вошью. Живет она на кактусах типа опунций, главным образом в Мексике, разводят ее также на Канарских островах и острове Ява. Из нее добывают натуральную краску кармин — килограмм из 175 млн женских особей. До XIX в., когда появились анилиновые красители, кошениль культивировали очень широко. Теперь натуральную карминовую краску применяют только в пищевой и парфюмерной промышленности, а также в гистологии.

Свое название кошениль получила, видимо, по наследству от красной краски, изготовляемой из другого насекомого — дубового червеца, паразитирующего на средиземноморском дубе, который так и называли кошенильным дубом — Quercus coccinea. Греки полагали, что кошениль — это болезненные наросты на дубе.

Под названием «кермез» кошениль упоминается в «Фармакогнозии» Бируни. В народной медицине ее применяли при коклюше. В Большой медицинской энциклопедии, выпущенной в 30-е годы, также есть упоминание о применении кошенили при коклюше: по 0,1 г на прием несколько раз в день.

Гомеопатический препарат из кошенили называется коккус какти, он введен в фармакопею после испытания Австрийским гомеопатическим обществом, члены которого испытали и переиспытали многие лекарственные вещества, применяемые в гомеопатии. Коккус какти особенно успешно применяют при заболеваниях органов дыхания и почек. Характерный симптом для его назначения — кашель до рвот с трудно отделяемой слизью и ощущением постоянной помехи в горле. При заболевании почек и мочевого пузыря — мутная моча с солями мочевой и щавелевой кислот в осадке.

Для повышения профессионального мастерства врачу-гомеопату полезно самому иметь большую семью, поскольку в условиях клиники, где больного можно наблюдать ежедневно, гомеопатический метод пока применяется мало. Болезни близких дают врачу печальную возможность видеть достаточно широкий диапазон заболеваний в непосредственной близости и создают мощный стимул к их преодолению. Успехи лечения оставляют приятные следы в памяти, а неудачи заставляют интенсивно искать необходимое лекарство. Именно так был введен в мою практику коккус, когда я никак не могла справиться с примитивным, казалось бы, катаральным воспалением дыхательных путей у одного из своих детей. Практическое знакомство с результатами действия лекарства помогло мне быстрее «освоить» этот препарат.

У А. П. Чехова были собаки по кличке Бром и Хина, в нашем семействе для таких «крестин» используются названия гомеопатических лекарств. У нас были собаки под кличкой Ная, Буфо, Этуза, Рус, Арсен, Апис, кошки назывались Цина, Дрозера. Кок-кусом был жесткошерстный фокстерьер, пес с очень своеобразным характером. Не совсем правильное воспитание превратило его в домашнего тирана с собственными взглядами на все происходящие в доме события, причем эти взгляды большей частью расходились с нашими. Для моей семьи и близких знакомых ассоциация названия лекарства со спесивой, неуправляемой собакой также могла способствовать быстрейшему выздоровлению, так как всегда вызывала веселый смех, а смех, как известно, — тоже целебное средство. Т. Сиденхэм, английский врач, один из основоположников клинической медицины, писал: «Прибытие паяца в город значит для здоровья жителей больше, чем десятки мулов, нагруженных лекарствами».

Амбра

Миртов, сумрачных, как амбра, мы впивали аромат.

Ибн Аз-Заккак из Алъсиры

Амбра

Как ни сильна современная наука, есть еще хорошо известные вещества, происхождение и сущность которых до конца не разгаданы. Таково мумие, такова амбра.

Амбра известна с незапамятных времен. Ее воспринимали то как вещество, выделяемое экзотическими растениями, то как помет птиц, и только в XVIII в. установили, что она вырабатывается в пищеварительном тракте кита. Хотя каким образом, из чего, почему она образуется — пока не ясно. Иногда глыбы амбры, обнаруживаемые в утробе китов, достигают более 200 кг. Амбра бывает различного качества, которое определяют по цвету и запаху. «Говорят, что хорошая — серая забаджская, потом синяя, а затем желтая, самая худшая — черная». Так написано в «Фармакогнозии» Бируни. Амбра — искаженное арабское «анбар».

Сейчас главный потребитель этого вещества — парфюмерная промышленность, которая использует его как закрепитель запахов. В 40-е годы химики научились получать амбру искусственно, и все же для изготовления дорогих сортов духов парфюмеры предпочитают естественную.

В древности амбру причисляли (наряду с женьшенем, бобровой струей и стрихнинными растениями) к «афродизиака» — средствам, повышающим половую потенцию. Позже ей стали приписывать многообразные действия и лечили ею эпилепсию, тифы, бронхо-спазм нервного происхождения. Сейчас в некоторых странах амбру продолжают применять как антиспастическое и возбуждающее лекарства.

Гомеопатическая фармакопея В. Швабе, по которой в Советском Союзе приготовляют гомеопатические лекарства, рекомендует использовать амбру серого цвета.

Лекарственный патогенез амбры включен в «Чистое лекарствоведение» Ганемана. Кроме Ганемана, изучением амбры занимался немецкий гомеопат Ф. Герсдорф.

В гомеопатии не принято классифицировать лекарственные средства по их фармакологическому действию, как это делают современные фармакологи («антисептическое», «отвлекающее», «сердечное» и т. д.). Такая характеристика не отразила бы истинного круга действия потенцированных гомеопатических лекарств. В гомеопатии мы скорее можем говорить о влиянии лекарства на физиологию того или иного органа или системы.

Многие гомеопаты склонны называть амбру нервным лекарством, особенно подходящим для немолодых пациентов.

Что касается моего собственного опыта, то чаще всего удачное лечение при помощи амбры отмечалось в тех случаях, когда корень зла заключался в нарушении физиологических отправлений эндокринных органов. У одной пациентки мне удалось вылечить гнезд-ное выпадение волос, начавшееся вскоре после родов, у другой амбра прекратила сердечные перебои, связанные с дисфункцией половых органов, у третьей нормализовалось артериальное давление, уровень которого стал повышаться с началом климактерического периода. А что более, чем эндокринная система, поддерживает жизненный тонус и определяет непаспортный возраст человека? Так что в мнении древних лекарей вполне можно увидеть рациональное зерно.

Конечно, к назначению амбры в описанных случаях меня склонили не только указанные нарушения — их можно лечить и многими другими гомеопатическими лекарствами, — а клиникой, которая соответствовала лекарственному патогенезу китового вещества.

В лекарственном патогенезе амбры есть очень банальный и вместе с тем очень достоверный симптом: громкая воздушная отрыжка, возникающая одновременно с любым болезненным явлением (сердечным приступом, аллергическими, гипертоническими или диэнцефальными кризами) или предшествующая им. Но есть и необычные симптомы: больному кажется, что время тянется слишком медленно, — как во время ожидания опаздывающего поезда, стояния в очереди или как в детстве, когда хочется быстрее стать взрослым.

Слово «афродизиака» всегда казалось мне выкопанным из каких-то старинных рукописей, мертвым словом. Но судьба предоставила мне случай услышать его в современной жизни как живое. Это было во время путешествия по Мадагаскару. На пути нашей группы несколько раз встречались травные «аптеки» — расставленные на обочинах шоссе импровизированные стойки с расположенными на них большими пучками растений, по виду напоминавших стебли лиан. Каково же было мое удивление, когда я услышала, что они рекламируются как афродизиака!

Индийская кобра

Индийская кобра

В мифологиях всех народов мира змее отводится видное место, она символизирует то доброе, то злое начало, являясь центральной фигурой многочисленных легенд. В Древнем Египте змей Апоп считался защитником Осириса, обладающим целительной силой, и его часто изображали обвившимся вокруг тела бога. А богиню плодородия Рененутет представляли в виде кобры или женщины с головой кобры. Изображение этой змеи украшало головной убор фараонов. В античном мире ядом кобры пользовались, как и ядом цикуты, для исполнения смертного приговора. Клеопатра также избрала себе смерть от укуса этой змеи.

Кобры принадлежат к семейству аспидовых змей, все виды которых ядовиты.

Со словом «змея» у нас тесно связано представление о смертельной опасности. Большинство людей ощущает инстинктивный страх или отвращение к змеям. Для этого есть, конечно, основания. И все-таки, надо сказать, у истоков такого отношения находится и наша малая осведомленность в биологии: оказывается, из 2500 видов змей, известных науке, ядовиты для человека 410. Из-за инстинктивного страха, предрассудка или безграмотности людей змеям приходится туго. Встретившись со змеей, многие стремятся во что бы то ни стало уничтожить ее. Это и понятно — такое отношение к змеям было, можно сказать, узаконено. Большая медицинская энциклопедия (1929, т. 10) писала об объявлении премии за голову убитой ядовитой змеи. Там же приведены и результаты такого мероприятия. Во Франции в одном из округов за 1890 г. было убито 67 620 гадюк при цене 25–50 сантимов за штуку, в Германии платили до двух марок. В Боснии и Герцеговине в 1906 г. были уничтожены 25 483 змеи…

Людям трудно научиться жить в ладу с природой. Сознание сиюминутной полезности или опасности превалирует во многих из нас. Но мысль о необходимости охраны этих полезных животных постепенно завоевывает все большее признание.

Кобра — мирная, не нападающая активно змея. Благодаря этому качеству, а также эффектной внешности, особенно в оборонительной позе, когда у кобры разведены в стороны наподобие капюшона передние пары шейных ребер, ее используют в своих представлениях укротители змей.

Однако если вспомнить особенности яда кобры, то мирные определения для него не сгодятся. Он считается очень сильным ядом с выраженным нейротокси-ческим действием. При отравлении смерть наступает от паралича дыхательного центра. Болезненные явления в месте укуса, как правило, незначительны.

Если верить в истинность афоризма «Большой яд — большое лекарство», то от яда кобры следует ожидать многого. Лечение при помощи змеиного яда уходит корнями, возможно, в далекое прошлое. Наша современная медицинская эмблема, во всяком случае, дает основания предположить это. Да и самого греческого бога медицины — Асклепия — часто изображали в виде змеи. В недавнем прошлом ядом змей пытались лечить, и как будто небезуспешно, проказу и эпилепсию. Сейчас из змеиных ядов создано много лекарственных препаратов, используемых как обезболивающие и противовоспалительные при невралгиях, суставных и мышечных болях. Для изготовления отечественного препарата наяксина используют яд среднеазиатской кобры. В клиниках Ташкента яд этой змеи изучали как противоопухолевое средство.

Гомеопатический препарат ная готовят из яда индийской кобры, относящейся к роду настоящих кобр. Она обитает в Индии, как и ее главный враг — мангуст (вспомним знаменитого киплинговского Рикки Тики Тави). Как сообщает «Жизнь животных», у нее стройное сильное тело длиной до 180 см. Может быть, есть змеи, не обладающие стройным телом, но мне, например, они все кажутся стройными «особами».

Первые сообщения о действии яда кобры были опубликованы американским гомеопатом К. Герингом, который, однако, более подробно изучил действие южноамериканской змеи — лахезис мутус, что едва не стоило ему жизни. Фундаментальное изучение яда кобры для выработки гомеопатического лекарственного патогенеза выполнил англичанин Руссель. Наю чаще всего применяют при сердечных и септических заболеваниях: дифтерии, роже, послеродовом сепсисе, эндокардите, пороках сердца, стенокардии. Характерные для ее назначения симптомы — лево-сторонность поражения, темно-красный цвет слизистых оболочек, давление или комок за грудиной, в горле, в области сердца с ощущением удушья и кашлем.

Если бы у меня спросили, какое лекарство из числа гомеопатических я считаю «самым рожистым», я назвала бы наю. Хотя ни вопрос, ни ответ не звучали бы по-настоящему «гомеопатически». Надо прописывать пациенту не наиболее часто употребляемое при той или иной патологии средство, а необходимое ему в данный момент. Мне приходилось успешно лечить рожистое воспаление и другими гомеопатическими препаратами: лахезисом, белладонной, аписом, русом, сульфуром, графитом. Одной пациентке, жаловавшейся на боли и деформацию в суставах большого и указательного пальцев, я никак не могла подобрать эффективное лекарство, пока не докопалась до их первопричины. Ею оказалось рецидивирующее рожистое воспаление. Действие на» было магическим. Боли прекратились, функция кисти была полностью восстановлена.

У многих пациентов, страдавших рецидивирующим рожистым воспалением, ная становилась дежурным лекарством. Они применяли ее при малейшем намеке на возможный рецидив с неизменным успехом.

В другом случае ная очень выручила меня, прекратив стенокардические боли у весьма нетерпеливого и желчного пациента, который считал, что все на свете можно сделать в приказном порядке. К моему огорчению, ни нукс вомика, ни игнация — средства, успокаивающие конфликтных начальственных лиц, на него не действовали. Так что в виде гомеопатического препарата яды змей вызывают положительные эмоции, чего нельзя сказать об их обладательницах.

Встречи со змеями впечатляют, и воспоминания о них вызывают легкий холодок, даже если в них ничего трагического не было — конечно, если ты не герпетолог «от бога». Редкость, но не выдумка — люди, не только спокойно, но и с большой симпатией относящиеся к этим пресмыкающимся. Есть ведь субъекты, которые визжат и при виде лягушки или слизняка.

Мне приходилось видеть змей в белорусских лесах, на Алтае, на Кавказе. Но самое яркое воспоминание связано с Киевом и разливом Днепра. Была пора весеннего половодья, и Днепр раскинулся громадной водной гладью, которую едва охватывал глаз. Знакомых островков, бухточек, заливчиков как не бывало. Прибрежные деревья стояли в воде. Мы плыли на гребной лодке, и вот, как в детской сказке, в каком-то зачарованном кащеевом царстве, на низко склонившейся ветке, свисавшей к самой воде, появилась изящная тоненькая змейка, навевая гофмановские настроения, мысли о зачарованных девушках… Уже миновав это место, мы обрадовались, что никому из нас не пришло в голову сорвать «змеиную» веточку.

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.