Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Трудоустройство   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Новиков М.Л. Решение проблем инвалидности на основе социального подхода: опыт деятельности РООИ «Перспектива» в Республике Северная Осетия - Алани

После любого вооруженного конфликта или масштабного террористического акта немалое количество их жертв становится людьми с инвалидностью. Это полностью меняет их жизнь, заставляет решать те социальные проблемы в своей жизни, о которых они раньше и не задумывались. Это могут быть проблемы свободного передвижения для инвалидов с нарушением опорно-двигательного аппарата и зрения, трудности в возможностях получения информации для людей с ограничениями зрения или слуха, отсутствие перспектив получения образования и дальнейшего трудоустройства практически для всех категорий инвалидов.
Но, главное, меняется отношение к человеку, который получил инвалидность, причем не только со стороны посторонних людей, но и со стороны ближайшего окружения (родственников, друзей). К инвалиду уже не относятся как к полноправному участнику всех аспектов общественной жизни, он приобретает совершенно иной социальный статус, который в полной мере ассоциируется со словами «жалость», «помощь» и так далее. В результате, сам человек из-за столь резких перемен в своей жизни попадает в состояние шока. Через какое-то время он проходит стадию оптимизма и надежды, когда пытается что- то изменить в своей жизни, на равных построить отношения с окружающими людьми, найти работу и самостоятельно обеспечить свое экономическое существование. В нынешних условиях во многом именно возможность зарабатывать деньги определяет отношение к человеку. Но если человек с инвалидностью не может никакими усилиями изменить свое социальное положение, если так и остается в положении безработного, опекаемого родственниками, которые испытывают к нему жалость в рамках создавшейся ситуации, то это неизбежно приведет к тому, что надежды начнут исчезать и активность неуклонно пойдет на убыль. За стадией пессимизма следует фатализм и принятие ситуации, где человек с инвалидностью полностью смиряется со своим положением и практически прекращает предпринимать какие-либо активные действия как по поиску работы, так и в рамках других сфер общественной жизни. Это, конечно, негативным образом сказывается и на эмоциональном состоянии человека с инвалидностью. К сожалению, нет точных результатов исследований по этому вопросу, но наш опыт работы свидетельствует, что человек может достичь стадии фатализма уже через полтора-два года после получения инвалидности. Это во многом зависит от индивидуальных психологических особенностей человека.
Ко всему сказанному следует добавить некоторые особенности кавказского менталитета (особенно это развито в мусульманских семьях), где большое количество родственников просто считает своей обязанностью взять близкого человека, получившего инвалидность (тем более, если это произошло в результате каких-либо трагических событий), под свою опеку. В некоторых семьях желание родственника с инвалидностью найти работу могут даже воспринять с неодобрением и некоторым противостоянием, опасаясь осуждения соседей: «они даже инвалида послали трудиться». Это в определенной степени может снизить социальный статус семьи в глазах окружения. Впрочем, достаточно часто встречаются и обратные ситуации, когда, используя родственные связи, находят работу для человека с инвалидностью (хотя следует отметить, что практически все на Кавказе решается с использованием именно родственных связей). Обычно это спокойная сидячая работа, которая в соответствии с устоявшимся общественным мнением полностью подходит под понятие «труд для инвалидов».
Ко всему перечисленному следует добавить социально-экономическую ситуацию в Республике Северная Осетия — Алания и, в целом, на Северном Кавказе, когда по утверждениям некоторых государственных и общественных деятелей- «у нас нет работы для здоровых людей, не то, что для инвалидов». Становится понятно, что в нынешних условиях у людей с инвалидностью очень мало шансов полноценно реализовать себя в труде, личной и общественной жизни и добиться равного отношения окружающих. Очень немногие сильные личности из числа людей с инвалидностью смогли преодолеть все эти внешние барьеры и свои внутренние психологические комплексы и добиться успеха или просто нормальной полноценной жизни. Но большинство представителей данной социальной группы не получило такой возможности и вынуждено смириться с положением дискриминируемой и неравноправной части населения.
Столь яркий контраст между отдельными (назовем их условно «успешными») личностями из числа людей с инвалидностью и остальной подавляющей частью инвалидов иногда заставляет искать, на наш взгляд, заведомо ложные пути решения этой проблемы. Во время проведения в городе Нальчик семинара для сотрудников палаточных городов беженцев из Чеченской республики, где также было немало людей с инвалидностью, один кандидат наук часто высказывал мысль, что нужно разработать комплекс психологических мер, которые позволят активизировать и изменить жизнь инвалидов. В качестве примера он приводил ведущих семинара — меня и мою коллегу (я сам передвигаюсь на инвалидной коляске, а моя коллега была незрячей девушкой), достаточно веселых и раскованных людей, которые по вечерам даже танцевали с ними «лезгинку». Он пытался понять, как мы смогли преодолеть свои комплексы «инвалидности», чтобы применить полученную модель в отношении инвалидов, проживающих на Кавказе. Мы не отрицаем важности и даже необходимости психологической помощи людям, прошедшим войну или пережившим террористические акты, но проблемы инвалидности не могут быть решены только с помощью профессиональных психологов. Во-первых, эффективная психологическая помощь людям с инвалидностью подразумевает обязательное активное участие самих инвалидов в этом процессе (проведение семинаров, использование ролевых моделей, создание групп взаимной поддержки и т.д.). Во- вторых, вся эта работа не принесет каких-либо позитивных изменений для большинства людей с инвалидностью без осуществления серьезных социальных изменений в самом обществе. Эти изменения должны касаться как условий жизни (доступность окружающей среды, возможность получения образования, трудоустройство), так и отношения окружающих к проблеме инвалидности.
Недостаточно понимания, что проблема инвалидности - это социальная проблема и требует определенного переустройства самого общества, чтобы инвалиды в нем себя не чувствовали ущемленной в правах группой населения. Почему любой человек боится стать инвалидом, а если это происходит, то в большинстве случаев впадает в депрессию, из которой потом подчас не может выбраться? Потому что знает, как сильно люди с инвалидностью в обществе ограничены в своих правах и возможностях и как именно из-за этого к ним с жалостью и сочувствием относятся окружающие. И, соответственно, все это примеряет на себя. Чтобы изменить сложившуюся ситуацию, требуется обеспечить доступность окружающей среды для свободного передвижения людей с инвалидностью и доступное для инвалидов образование и трудоустройство, то есть все, чем в обычной жизни пользуется любой человек. В таком случае не будет разделения нашего общества (на наш взгляд, искусственного, то есть созданного самими людьми) на людей с инвалидностью и обычных граждан. Конечно, мы не подразумеваем, что сейчас же будет ликвидировано само понятие «инвалиды» как социальная группа населения. Это вопрос отдаленного будущего. Но бесспорно и то, что взаимная интеграция позволит избежать того огромного количества стереотипов и, подчас, предрассудков, которыми изобилует отношение к людям с инвалидностью. И сам человек, получивший инвалидность, не будет воспринимать этот факт как трагичный, без надежды на дальнейшую полноценную жизнь. И не столь важными станут обстоятельства, при которых это произошло.
В качестве контраргумента предыдущего утверждения (о том, что создание социальных условий для интеграции людей с инвалидностью должно быть выполнено в первую очередь) отметим, что самой важной причиной дискриминации инвалидов являются барьеры, связанные с отношением к ним со стороны общества. Ведь то, что архитекторы и строители до сих пор строят здания, недоступные для людей с инвалидностью, и то, что работодатели не воспринимают инвалидов как достойных работников, является ярким свидетельством - как именно негативные стереотипы и предубеждения ограничивают возможности инвалидов в сфере полноправной общественной жизни. Необходима работа именно с общественным мнением, что, в свою очередь, повлечет и решение проблем инвалидности. Правда, вопросы сознания как индивидуального, так и населения в целом - очень тонкая материя. Если делать упор только на этот аспект, то мы можем еще на протяжении десятков лет слышать одни и те же слова, что «общество пока не готово к полноценной интеграции инвалидов и надо подождать». Поэтому очевидно, что необходимо совмещение процессов объективной перестройки социальных институтов с тем, чтобы ими полноправно могли пользоваться люди с инвалидностью, и основательной работы с общественным мнением, которая позволит активизировать и ускорить эти процессы, а также решить возможные проблемы во время взаимной интеграции.
Если касаться непосредственно последствий трагических событий в Беслане, то, безусловно, напрашивается вывод о том, что в решении проблем инвалидности (на которые были направлены очень многие программы и проекты) слишком сильный акцент был сделан на психологическую и благотворительную помощь, во многом, в ущерб социальным изменениям. В результате подобного подхода можно добиться только эффекта «золотой клетки», когда человек с инвалидностью и его семья материально ни в чем не нуждаются, но при этом инвалид лишен возможности свободно передвигаться по городу, посещать любимые общественные учреждения и друзей, учиться, работать. Даже помощь психологов при столь значительных социальных ограничениях возможностей человека с инвалидностью не сможет принести каких-либо объективных изменений в его жизни. Чтобы не быть голословными отметим, что при всем весьма значительном объеме финансовых средств, поступивших в город после трагических событий (как федеральных целевых средств, так и благотворительных пожертвований), в самом Беслане не было сделано практически ничего по созданию доступной архитектурной среды для людей с инвалидностью. Было бы несправедливо сказать, что в городе совсем не было проектов, направленных на создание условий для равного доступа людей с инвалидностью к различным сторонам общественной жизни. Проекты по развитию инклюзивного образования (когда дети с инвалидностью учатся в рамках общеобразовательной системы рядом со своими сверстниками) в школах Беслана и обеспечению возможней трудоустройства инвалидов уже сейчас имеют вполне успешные и ощутимые результаты. В целом, подобные проекты, направленные на социальные преобразования и изменение отношения в обществе к проблеме инвалидности, не могут иметь краткосрочный характер, и во многом направлены именно на продолжительную работу и отдаленные результаты. Но таковых проектов в регионе реализовалось и реализуется явно недостаточно. Отчасти они растворились в общем потоке психологической и благотворительной помощи жертвам и участникам трагических событий и даже в глазах некоторых чиновников и общественности потеряли значимость. Согласитесь, непросто услышать: «зачем инвалидам в Беслане возможность работать и учиться, если у них теперь и так все есть».
Итак, если по итогам каких-либо экстренных событий предусмотрена помощь людям с инвалидностью, то необходимо заранее предусмотреть и ее социальный аспект. Безусловно, он должен следовать за оказанием необходимой медицинской и психологической помощи участникам трагических событий (о том, что исключительно психологи не могут решить проблему инвалидности, мы уже говорили). Очень важно изначально четко определить принципы, на которых будет построена работа с данной группой населения. Этого не было сделано в Беслане. Огромное внимание к участникам тех событий, отсутствие координации в работе большого количества организаций привели к тому, что получившие инвалидность люди сейчас окружены множеством материальных благ, но не имеют практически никаких социальных прав и возможностей. На наш взгляд это нельзя считать успехом.
Первый и основной принцип, на котором должна строиться помощь людям с инвалидностью, это - «способствовать достижению независимой полноценной жизни, а не привязывать к благотворительной помощи и услугам иных социальных организаций». Конечно, нельзя построить «социальный рай» для отдельных людей с инвалидностей - тех, кто был участником экстренной ситуации. В этом случае происходит своеобразное ранжирование инвалидов, имеющее во многом негативные последствия, но совершенно не решаются проблемы. Примером могут служить организации инвалидов—участников боевых действий в Афганистане. При активной помощи своим членам им так и не удалось решить вопросы их полноценной интеграции в общественную жизнь. Решить проблемы инвалидности возможно только для всех инвалидов региона, не проводя линии раздела между представителями данной социальной группы. Конечно, это вступает в определенное противоречие с желанием многих благотворительных организаций оказывать исключительно адресную помощь участникам и пострадавшим в чрезвычайной ситуации. Но и эта помощь может иметь разные цели и строиться на разных принципах.
Второй принцип гласит: «не надо рассматривать саму инвалидность человека как проблему, так как настоящей проблемой является социальное ограничение возможностей инвалидов, основанное на стереотипах и предубеждениях со стороны остальной части общества». Мы не будем надолго останавливаться на данном принципе, так как он обобщает ранее сказанное о социальном подходе к решению проблем инвалидности. Не надо пытаться изменить самого человека с инвалидностью (не имеется ввиду необходимая медицинская помощь), так как проблемой является не то, что человек не может ходить, не видит, не слышит или мыслит иначе, чем окружающие (аутизм, синдром Дауна и т.д.). Надо создать условия, при которых любой человек со своими особенностями (а инвалидность в таком случае рассматривается только как отличительная особенность человека как, например, рост или цвет волос) будет востребован со стороны общества, приниматься таким, каким он есть и не ущемляться ни в каких своих социальных и общегражданских правах и возможностях.
Третий принцип заключается в том, что «нельзя оказывать помощь людям с инвалидностью без их участия». Если не следовать этому принципу, то снова рискуем прийти к ситуации, когда специалисты социальных служб решают, «что же нужно этим инвалидам», практически лишая последних возможности влиять на свою судьбу и решение собственных проблем. Такой подход изначально является дискриминационным, основанным на неверии в возможности людей с инвалидностью и не может привести к успеху. Отметим, что нынешняя российская система государственной поддержки и реабилитации инвалидов мало учитывает реальные проблемы и запросы самих людей с инвалидностью и практически не допускает их разработке стратегии и реализации практических программ в данной сфере. Все решают чиновники разного уровня, а реализуют государственные учреждения. Людям с инвалидностью и их объединениям при этом достается роль исключительно потребителей данных услуг. Эффективность современной государственной работы в области решения проблем инвалидности общеизвестна, и не стоит повторять данные ошибки.
Указанный принцип может быть понят в двух ипостасях: (1) прежде, чем оказывать помощь людям с инвалидностью, надо спросить их самих, что им реально нужно, и (2) сама эта помощь должна оказываться при участии представителей данной социальной группы. И то, и другое понимание данного принципа верно. О неправильности ситуации, в которой люди с инвалидностью отстранены от решения своих собственных проблем, мы уже говорили, но необходимо учесть и эффективность их прямого участия в оказании услуг другим людям с инвалидностью. Это участие может быть организовано на разных этапах процесса реабилитации пострадавших в ходе чрезвычайных событий и получивших инвалидность. Например, очень эффективным может оказаться посещение таких людей еще на стадии медицинской реабилитации активистами общественных организаций инвалидов и другими людьми с инвалидностью, добившимися успехов в жизни. Они смогут понять, что их полноценная жизнь с получением инвалидности вовсе не закончена и после выхода из больницы они не останутся один на один со своими проблемами.
Апробированные в ходе реализации проектов и доказавшие свою эффективность во Владикавказе и Беслане формы работы РООИ «Перспектива» были построены именно на обозначенных принципах. Как некий алгоритм действий мы использовали наш опыт, приобретенный в различных регионах Российской Федерации.
Прежде всего, мы сделали акцент на создании в регионе инициативной группы из числа самих людей с инвалидностью. Это является ключевым моментом, так как социальные изменения в регионе всегда подразумевают значительную активность «снизу». На начальном этапе не столь важно - объединены ли они в официально зарегистрированную общественную организацию. Для любых общественных преобразований очень значимо, насколько сильным и развитым является третий сектор, или, как его еще называют - некоммерческий сектор (НКО). Изначально развитие сектора НКО никогда не входит в приоритеты программ по оказанию практической помощи участникам и жертвам чрезвычайных событий. Но когда заходит речь о долговременных социальных программах, которые должны помочь им в адаптации к жизненным условиям (возможно изменившимся, в том числе из-за полученной инвалидности), то без развитой системы профессиональных и квалифицированных общественных организаций это становится невозможным. Услуги государственных учреждений не могут служить здесь эффективной альтернативой, так как они изначально находятся внутри государственной системы, которая мало готова к кардинальным преобразованиям, а последние не могут проходить без определенного противостояния органам власти. Решение проблем инвалидности заключается в значительной перестройке всех социальных институтов с целью обеспечения доступа к ним людей с инвалидностью (что неудобно большинству нынешних российских государственных чиновников) и в изменении общественного сознания по отношению к возможностям инвалидов. Кроме того, большинство благотворительных и иных донорских организаций не может напрямую работать в регионе, где произошли чрезвычайные события, и в таком случае для них необходимы местные НКО как для оказания помощи и услуг пострадавшим, так и для проведения финансовых операций, без которых реализация благотворительных и социальных проектов на местах в большинстве случаев невозможна.
Отметим, что в городе Беслан и, в целом, в Республике Северная Осетия—Алания некоммерческий сектор общественных объединений практически не развит, и для нашей организации, в частности, было очень непросто найти партнеров по реализации проектов. Местные активисты из числа людей с инвалидностью для этих целей специально зарегистрировали организацию. Зато сейчас, по истечении двух лет с начала нашей работы в регионе, мы твердо уверены, что даже когда «Перспектива» закончит реализацию проектов в РСО -Алания (хотя в ближайшие годы мы это делать не собираемся), то там останутся местные активисты и организации, которые продолжат начатую работу.
Другой важной формой работы стало проведение в регионе общественной кампании по формированию позитивного отношения к возможностям людей с инвалидностью. Это является необходимым фоном для более эффективной реализации социальных программ. Инструменты такой общественной кампании достаточно традиционны: ролики социальной рекламы на телевидении и радио, постеры, информационные брошюры и буклеты. Из ноу-хау можно отметить проведение во Владикавказе кинофестиваля, а в Беслане - двух показов фильмов, посвященных людям с инвалидностью (фильмы были взяты из коллекции трех международных кинофестивалей «Кино без барьеров», проведенных РООИ «Перспектива»).
Из практической деятельности по решению проблем инвалидности наиболее важными направлениями являются: создание доступной инфраструктуры для людей с инвалидностью (сюда входит и возможность свободного передвижения, и доступность информации для незрячих людей и инвалидов по ограничению слуха), доступность системы образования и возможности трудоустройства. Причем, образование и трудоустройство людям с инвалидностью должно быть обеспечено в интегрированной среде рядом с другими гражданами. Мы понимаем, что в современных российских условиях иногда гораздо проще создать и поддерживать специализированные предприятия для инвалидов или развивать систему дистанционного образования, но нашей целью является полноценная интеграция людей с инвалидностью в общество. Отметим, что добиться положительных результатов только в одном из направлений, не развивая другие, невозможно. Например, трудоустройство людей с инвалидностью напрямую зависит от доступности инфраструктуры и полученного образования (в том числе, формы, в которой оно было получено). Система образования инвалидов не будет в полной мере развиваться, пока общество не поймет все реальные позитивные возможности людей с инвалидностью в сфере труда.
Мы не будем утверждать, что за два года нашей работы в республике нам удалось добиться значительных успехов в вопросах решения социальных проблем инвалидности. Наверное, это было и невозможно в тех социально-экономических условиях, в которых сейчас находится РСО- Алания. В частности, пока не появится достаточное количество рабочих мест, очень трудно обеспечить трудовую занятость людей с инвалидностью. Несмотря на это, мы ни в коем случае не согласимся с тем, что пока не изменится ситуация, нет смысла предпринимать усилия по трудоустройству инвалидов. При нашем активном участии удалось создать определенный фундамент, который позволяет с оптимизмом смотреть на перспективы решения проблем инвалидности в республике. Прежде всего, изменилось и продолжает меняться качество самих инвалидов. Это касается как лидеров общественного движения, так и рядовых представителей данной социальной группы. Работе с ними посвящен один из самых важных блоков нашей деятельности в рамках реализованных и действующих проектов. Как форму данной работы отметим семинары по активизации инвалидов и тематические семинары по отстаиванию прав в области трудоустройства и образования. Важно, что ведут подобные тренинги сами люди с инвалидностью, специально подготовленные тренерами нашей организации.
Чрезвычайные ситуации, требующие внимания и участия в устранении их последствий со стороны как государственных структур, так и общественности всей страны (а иногда и из-за рубежа), к сожалению, вполне могут повториться. И снова могут оказаться пострадавшие, в том числе люди, получившие инвалидность. И снова перед такими людьми возникнут психологические и социальные проблемы, которые пока не решены нигде в Российской Федерации. Очень важно в таких случаях всем организациям, которые придут в такой регион для оказании помощи, следовать в работе с людьми с инвалидностью принципам, изложенным в данном материале. Можно завалить таких людей немыслимым объемом благотворительной помощи, но это ничего не изменит в их дальнейшей жизни, и они так и останутся без возможности вести обычную полноценную жизнь. Это тоже является одним из уроков Беслана. В случаях других экстренных событий, надеемся, это будет в полной мере учтено.

 

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.