Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Творчество   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Шанс на жизнь. Нечего терять. Сарматов М.В.

Шанс на жизнь. Нечего терять. Часть 1. Заманчивые предложения

Шанс на жизнь. Нечего терять. Часть 1. Заманчивые предложения. Сарматов М.В. Инвалиду колясочнику выпадает шанс начать новую жизнь и заново научиться ходить. Андрей узнает, что икона подаренная ему матерью, ни что иное как портал во времени и пространстве. Получив лечение в после ядерном будущем, Андрей решает остаться там и помогать ученым становить на ноги таких как он. Но это не всё, ему приходится взять на себя обязанности разведчика и организовать свою команду из бывших военных инвалидов, а в дальнейшем его команде снова предоставится шанс изменить мир путем вмешательства в недалёкое прошлое.

 

Оглавление

 

Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Эпилог

 

Пролог

Андрей Беляев сидел возле окна в инвалидной коляске, голова болела ужасно. Это вчерашние гости напоили его не понятно, какой водкой, ему отрыгивалось ацетоном и мутило до рвоты. Но он стоически вдыхал свежий воздух из открытого окна, удерживая рвотные позывы.

Ему не очень хотелось жить. Ещё месяц назад он схоронил свою маму и остался совсем один в этой бетонной клетушке. Инвалид Чеченской войны, с осколком в позвоночнике, из-за которого нижняя часть тела была парализована. Теперь ему приходилось делать всё самому, но тоска по матери опускала его руки. Друзей почти не осталось, им не интересен инвалид — с ним не сходишь в компанию, не провернёшь хитрое дело, да и работник из него неважный.

И вот неделю назад к нему позвонили эти люди. Двое парней и одна девушка. Сначала он не понял, что им нужно. Думал — риэлторы, выторговать у него квартиру, а его переселить в комнатушку на общую кухню. Он много слышал таких историй и поэтому отнесся к ним с настороженностью, да и беззащитным он не был. В его инвалидном кресле с правого бока был удобный кармашек, в котором он держал заряженный «Вальтер ППК». Этот трофей он снял с одного бандюгана араба, которого лично задушил, снимая часового в разведрейде.

Ствол ему очень понравился — плоский, удобный для скрытого ношения, да и убойность достаточная.

Так вот, эти молодые люди начали издалека — принесли с собой продукты и выпивку, якобы помочь одинокому ветерану. Он не возражал. Коли благое дело-то, что же не принять помощь. Накрыли стол, довольно обильно и подвезли его к угощению. Потом, один из них, видно главный, как бы опомнился и сказал:

— Совсем забыл, мы-то о вас всё знаем, из военкомата сведения дали, а вы о нас ничего, — и начал представлять своих товарищей и себя:

— Это наш Санёк, у него тоже брат в Чечне погиб, — и он указал на худого конопатого парня. Тот встал и поклонился, подтверждая, что это он.

— А это наша муза, Леночка. Она вдохновитель нашей компании — это её идея была помогать одиноким ветеранам, — девчонка тоже встала и сделала попытку реверанса.

— А меня звать Максим, я старший в этой тройке. В общем, организатор и координатор.

Андрей молчал и изучал этих людей. Что-то в них было не так — поклоны, реверансы, это не для современной молодежи, и им явно от меня что-то надо. В глаза прямо не смотрят, отводят взгляд либо в сторону, либо вниз, как бы в смирении. Но, чёрт побери, я тёртый калач и меня этим не обманешь. Надо быть на стороже, а вслух спросил совсем другое:

— А что за организацию вы представляете, и какая плата за вашу работу?

— Нет никакой организации, просто добровольное студенческое движение «Помощь ветеранам конфликтов». Существуем на пожертвования. Ну и те, кому помогли, иногда благодарят, дарят что-нибудь на память.

— Понятно, и многим вы на пожертвования помогли?

— Не очень, вы третий будете.

— Ага, ну что ж, давайте поедим, а то вроде как зря несли все эти припасы.

Девушка Лена разлила водку — Андрею гранёный стакан, а остальным — рюмашки по 50 грамм. Андрей взял рюмашку этой Лены и поставил вместо неё стакан.

— Я решил поменяться, — сказал он и ехидно улыбнулся. Ему было интересно, как будет выкручиваться хитрая девица. Но она нисколько не смутилась, достала из шкафчика ещё одну рюмашку и налила в неё для себя, не тронув гранёный стакан.

— Надо быть осторожней, — подумал Андрей, — хрен знает, что они туда подсыпали.

— Давайте помянем вашу маму, — сказал конопатый и молча осушил рюмку. Все остальные последовали его примеру, в том числе и Андрей.

Выпив водку, он почувствовал, что очень хочет есть — третий день сидит впроголодь, нет сил приготовить суп или хотя бы отварить макароны.

И поэтому он накинулся на еду, ел много хлеба, колбасы. Лена сготовила салат с огурцами и помидорами, пусть и тепличными, но с растительным маслом. Было самое то.

Андрей ел всё, что нарезали, нашинковали и уложили в тарелки его гости. И когда девчонка собралась разливать водку, он её остановил. Подвинул рюмки к себе, взял гранёный стакан и из него разлил водку, подав рюмашки конопатому и коренастому, который назвался старшим, а из бутылки налил себе и девице.

Парни переглянулись и отказались, сославшись на занятость, и что, мол, им всем уже пора. Девчонка тоже стала вставать из-за стола. И произнесла:

— Даже неудобно, это мы всё принесли вам, а сами уселись за стол. Что вам принести завтра, мы как раз в этом районе будем.

— Купите круп и макарон, если не трудно. Ну и хлеба, а то соседку просить приходится.

Компания оделась быстро и столь же быстро распрощалась, пообещав заглянуть завтра в это же время. И когда за ними захлопнулась дверь.

Андрей подумал: «Интересно, что вам от меня надо? Квартира у меня двухкомнатная, но она их явно не интересует. А вот старший их, как его …. Максим, что-то ценное обнаружил. Недаром он по верхней полке серванта шарил взглядом».

Андрей откатился от стола, развернулся на коляске лицом к серванту и чуть отъехал назад, чтобы самому рассмотреть, что у него там стоит. А стояли там хрустальные вазочки, чайный сервиз, розеточки под варенье и ……… небольшая иконка размером 8 на 14 см, в окладе из чеканного серебра. Это был Святой Георгий Победоносец. Эту освещенную иконку подарила ему мама, когда в больнице он умирал и врачи давали ему жизни недельный срок. Он не мог уже есть, желудок не принимал пищу. От всей его массы осталось 43 килограмма. Засушенная мумия, да и только.

Но с этой иконкой мать ему принесла не только надежду, но и веру, а также уверенность, что он будет жить. Сказала она ему несколько слов.

— Держи, Андрей, ты воин и только воин поможет тебе обрести силы подняться. Мне дала эту икону … — и она на мгновение замолчала, — в общем, не важно. Всё равно не поверишь. Держи Георгия при себе и каждое утро, каждый вечер проси его о помощи, и он поможет. Не отказывает он людям, воевавшим за правду и за отчизну, — она выдвинула встроенную в иконку подставку и поставила её на тумбочку рядом с кроватью Андрея.

С того дня ему стали сниться сны. Сны непонятные, в которых он сражался с тьмой, и ему удавалось то побеждать её, то проигрывать, но чаще побеждать. У него начал появляться аппетит, он стал чувствовать себя уверенней. Лечащий врач не верил своим глазам. А сны становились всё ярче и отчетливей, теперь он сквозь тьму видел своих врагов — уродливые рогатые рожи. И он крушил их не весть, откуда взявшимся мечом. Крушил и побеждал, тьма отступала. Он шёл на поправку, вот только осколок нельзя было вынуть, и он смирился с параличом ног. Зато руки его набирали силу.

— Так вот что их старшому приглянулось — моя икона, икона моего спасителя. Кукиш вам ребятки, за все богатства мира я вам её не отдам.

Андрей подъехал к серванту, достал прикрепленную к спинке клюшку, и стал осторожно подтягивать иконку к краю, пока она не свалилась ему на колени. Андрей улыбнулся и произнес:

— Посмотрим, что будет, если предмет их вожделения мы уберем с глаз долой. Он выдвинул один из ящиков серванта, достал капроновую нить довольно приличного диаметра, отмерил кусок, чтобы можно было одеть на шею. Завязал узелок, и часть бечёвки просунул под выдвижную ножку. Затем с силой вдавил ножку на место, так что бечёвка оказалась зажатой верхней частью. Теперь икона была похожа на огромную ладанку и Андрей одел её на шею, заправил под майку и застегнул рубашку повыше.

Подъехал к зеркалу и остался доволен. Икону было незаметно, да и вообще не заметно, что у него что-то висит на шее. Потом подкатил к столу, слил из двух рюмашек, приготовленных старшому и конопатому водку в стакан, и отвез его на кухню, вылил в раковину и тщательно помыл. Всё же, что-то сыпанули гады.

Потом вернулся в зал и стал уже не спеша есть и допивать оставшуюся водку. Закончив трапезу, убрал всё со стола, увезя в холодильник то, что ещё можно было оставить.

Потом поехал к себе комнату и за журнальным столиком занялся разборкой и чисткой пистолета. Это действие его всегда успокаивало и придавало уверенности.

На следующий день гости пришли на полчаса позже и действительно принесли ему крупы, гречку, рис, горох и макароны. Не поленились купить и кусок ветчины и разумеется водки, на этот раз принесли две бутылки. Андрей скривился, водку пить он не хотел. И попросил поставить её в холодильник. Крупы отнесли в шкафчики на кухне и опять расселись в зале за круглым столом. Максим сразу бросил взгляд на сервант и стал оглядываться по сторонам. Андрей улыбнулся, что-то типа этого он и ожидал. Значит точно, им нужна икона.

— Лена, можно вас попросить поставить чайник? Там у меня есть пряники, печенье — посидим, попьём чайку.

— А что, водку не будем? — сделав наивные глаза, спросила она.

— Нет, я не хочу. Но если вам это надо, то — пожалуйста. Водка ваша, знаете, где стоит.

Она пожала плечами и ушла на кухню, наполнить чайник и поставить его на газ.

И тут не выдержал их старший Максим:

— Скажите, Андрей, а у вас вчера вон там стояла очень интересная икона, я её сразу заметил, а сегодня её нет. Если она пропала, то вы на нас не думайте, мы её не трогали.

«Ух ты, какой шустрый, закидоны какие мудрёные», — подумал Андрей, а сам сказал:

— А я на вас и не думаю, потому что знаю, где она.

— А можно её поближе рассмотреть?

— Можно, отчего же нельзя. Смотреть, не дыры протирать.

В это время вошла их муза Леночка с вазой печенья и пряников в руках.

Андрей расстегнул рубаху и вытащил из-за пазухи икону на шнурке и, держа её одной рукой, протянул в сторону Максима, не снимая с шеи. Тот встал со стула и подошёл поближе. Протянул руку, чтобы взять икону, но тут произошло совсем не понятное. Икона засветилась интенсивным, синим светом, причём явно чувствовался жар, но пальцы Андрея не обжигал. Максим всё ещё машинально тянул руку к иконе, и вдруг от края оклада соскочила молния и ударила в ближний палец Максима. Его швырнуло на пол, на два метра, и он приземлился на пятую точку, ударившись затылком о стену.

Андрей сам не ожидал ничего подобного, но смутная догадка в голове была.

Лена вскрикнула:

— Что вы с ним сделали? Чем у вас заряжена икона? Разве можно электрошок вставлять в оклад?

— Да ничего я не делал, просто эту икону никто чужой взять не может.

Из угла кряхтя поднялся Максим и сказал:

— Может, если хозяин подарит её или продаст.

— А если хозяин не хочет дарить или продавать? — ехидно сказал Андрей.

— Тогда надо заставить его отказаться от неё под страхом смерти или другой угрозы. И если он откажется, то кто возьмет её, тот и будет владеть.

— Тогда вам ребятки, придётся постараться. Продать я её вам не продам, подарить — тем более, да и угроз я не боюсь. Если это всё, то можем прощаться.

Компания встала из-за стола, а Максим зло произнёс:

— Мы придём завтра с выгодным предложением, от которого вы не сможете отказаться, — и они все вышли из квартиры.

Андрей запер дверь, ему стало не по себе, и он решил выпить. Достал из холодильника водку, принесённую этими типами. Сам себе сказал: «Наплевать» и открыл бутылку.

Нажрался он капитально, пил горькую без закуски и литр водки его срубил. А теперь он сидел у окна с запахом ацетона изо рта и ждал, когда придут странные благодетели.

Глава 1

Нет, терпеть такое состояние просто не возможно. Андрей подъехал к серванту и открыл бар. В дальнем уголке у него стояла початая бутылка коньяка, он держал её в лечебных целях и иногда пил чай, заваренный на травах, и добавлял туда немного коньяка.

Теперь, чтобы поправиться, он налил себе этого напитка в стаканчик и немедленно выпил, не закусывая. Ароматная жидкость, обжигая горло, проскользнула в желудок и отдалась там спазмами, но он удержал её внутри, занюхал рукавом и поехал на кухню.

Закурил сигарету, а бушевавший желудок слегка успокоился. Докуривая сигарету, он почувствовал разливающееся по телу тепло. Заметно полегчало.

Ну что же, теперь можно и подышать воздухом, и он направился в зал к открытому окну, но вдруг остановился, почувствовав, как его что-то толкнуло в грудь.

— Не понял, — сказал Андрей. — Что за нах… нах…?

Конечно же, ему никто не ответил, и он снова начал движение в зал. На подъезде к окну толчок в грудь повторился, но уже двойной, не сильный, такой как кошка, которую ты положил на грудь, чтобы погладить, а она начинает перебирать лапами.

Андрей списал всё на воспаленный алкоголем мозг, и поудобней уселся в коляске возле окна. На улице была весна. Уже появилось трава, солнце ласково пригревало, был конец апреля. И тут вдруг, он снова почувствовал несколько толчков в грудь.

— Да что же это такое, вроде подлечился, а теперь другая напасть, — возмутился Андрей.

И следом начались непрерывные толчки. Было такое ощущение, что он и, правда, положил «кота-топтуна» себе на грудь.

— Да ё-маё, — сообразил Андрей. — Похоже, икона ожила. И он расстегнул рубашку и достал икону, чтобы взглянуть на неё. В его руке икона продолжала вибрировать, мягко толкая его в ладонь, при этом излучала лазурно-синий свет.

Он снял её с шеи и, держа двумя руками, пытался рассмотреть сквозь свет, что происходит с иконой, но ему это не удалось. Икона завибрировала интенсивней, с более сильной амплитудой, удерживать её стало затруднительно. Ещё два резких толчка и она выпала из его рук на пол. Андрей крутанул колеса своего кресла, чтобы рассмотреть, что происходит. Свет стал ярче и выше, но в тоже время было ощущение, что он матовый и одновременно густой и плотный.

Андрей придвинулся вперёд, вглядываясь в свечение, как вдруг из этого пучка света в комнату шагнул человек. Андрей чисто автоматически крутанул колеса своего кресла назад, сунул руку в карман, и когда кресло остановилось, он уже держал в руках пистолет.

Человек был одет как врач, медленно поднял руки и произнес:

— Спокойно, не надо стрелять. Я вам ничего плохого не сделаю.

— Песец …. вот и белочка пришла, — сказал Андрей. — Говорила мне мама: — «Не пей много, и с незнакомыми дядями».

Человек усмехнулся и сказал:

— Ты думаешь, я твоя галлюцинация?

— Вот ни хрена себе, ещё и разговаривает. Прости меня, господи, за жизнь беспутную, — произнёс Андрей и перекрестился, как будто всегда так делал.

— Ты что, идиот? — спросил человек в белом халате.

— Ага, и тебя вылечат, и меня вылечат, — фразой из кинофильма ответил Андрей. Потом резко сменил тон и, взведя курок своего «Вальтера», прошипел:

— Ты кто такой, чудило в перьях? Я никого сюда не звал.

Человек с бледным лицом выставил вперёд руки в успокаивающем жесте и проговорил:

— Спокойно, не нервничай, я пришёл с миром.

— А чё мне нервничать, это тебе надо нервничать. Ты вломился в дом к одинокому инвалиду, прикидываешься доктором. Вот дырку в тебе сделаю, скажу, что так и было, когда ко мне вломился.

— Андрей Сергеевич, уберите пистолет, и дайте мне спокойно всё объяснить.

— Ну что же, объясниться тебе я, пожалуй, дам. А вот пистолетик пока убирать не буду. А ну, двигай к столу, садись вооон на тот стул лицом ко мне и чтобы руки твои на виду были.

— Только не дергайся, а то правда, подстрелишь меня, — сказал человек и плавно направился к указанному стулу.

Чем дальше он отходил от иконы, тем тускнее становилось её свечение. Человек подошёл к месту и сел на стул лицом к Андрею, руки положил на свои колени и вопросительно уставился на него.

— Так, теперь ответь мне на несколько вопросов: откуда ты меня знаешь, как здесь появился и что тебе надо?

— Хорошо, я отвечу. Но боюсь, ты не поверишь.

— А это зависит от того, насколько правдиво ты будешь говорить.

— Тебя я знаю потому, что к нам обратилась твоя мать, когда ты ещё лежал в больнице. Наш агент дала ей вон ту икону, чтобы стимулировать тебя на жизнь. Ведь ты, по сути, умирал.

— Стоп, стоп. Женщина, у которой моя мать взяла или купила эту икону, ваш агент?

— Именно так.

— Шпионские страсти?

— Не совсем.

— А я тут причём?

— Да собственно не причём. Можно я сяду посвободнее и убери, наконец, пистолет. Обещаю, дёргаться или каких-либо других агрессивных действий производить не буду. Просто надо многое успеть объяснить тебе, пока не пришли твои вчерашние гости.

— Так ты и о них знаешь. Да кто ты такой?

— Я Николай Васин — учёный математик, кандидат наук.

— Мне это ничего не говорит.

— Ладно, проехали. Ну, ты будешь слушать или дождёмся твоих новых знакомых?

— Валяй, рассказывай, — и Андрей, поставив пистолет на предохранитель, положил его на колени.

— Вот так уже лучше, — сказал Николай, — теперь можно и по порядку. Твоя икона Андрей, это портал в будущее, в моё время. На пятьдесят лет вперёд — в 2062 год.

— Да ну? Заливаешь?

— Не перебивай. Через неделю здесь разразится АД, начнётся мировая война с применением ядерного оружия. Наша группа учёных выжила в одном из бункеров. Там весь свет молодых учёных России: физики, химики, биологи, математики и многие другие. Мы развивали науку, сидя в бункере, и ждали, когда можно будет выйти на поверхность. Выходить можно, но ненадолго. На планете пока еще зима, вернее, можно сказать — уже весна. Радиоактивная пыль и снег ещё есть, но небо очистилось, и солнце стало проглядывать сквозь пепел. Греет ещё слабо, средняя температура на планете около 0 +2. Но не это главное. У нас в бункере кончились запасы, и помимо этого, на нас устроили охоту и ищут.

Когда группа наших исследователей была на поверхности, их захватили солдаты масонской ложи. У одного из исследователей был с собой временной портал, но только вёл он не к нам в бункер, а в ваше время. Как раз за неделю до начала войны. На такие случаи мы придумали защиту. Портал нельзя использовать, если его не подарит хозяин или не продаст. В общем, не отдаст добровольно. Прикоснёшься — ударит большим напряжением, попытаешься ещё раз — взорвёт всё в округе.

Вот как раз твоя икона и есть такой портал, просто мы его замаскировали под икону.

Те, кто нас ищет, пришли в это время через портал нашего товарища. Не знаю, что они с ним сделали, но он работает.

— Кажется, я знаю, что с ним сделали. Они мне случайно сказали об этом. Если человека вынудить под давлением отказаться от портала, то его может использовать тот, кто первый подберёт. В общем, они под пытками заставили отдать его.

— Так я и думал.

— А почему именно икона?

— Не только икона. Мы замаскировали под самые разные предметы, например, портсигар или пудреница, зеркало с ручкой. Главное, чтобы вещь была серебряной.

— А почему именно это время?

— Потому что мы не смогли проникнуть глубже во времени, нам не хватает энергии и материалов. Вот и решили воспользоваться этим моментом. Мы потихоньку таскаем отсюда продукты, химикаты и многие другие полезные вещи. Конечно, в нашем мире есть бункер Гос. Резерва. Но мы учёные, не вояки. А снаружи банды одичавших людей и солдаты ложи. Кстати, они тоже ищут бункер гос. Резерва.

— Откуда взялись эти солдаты ложи?

— Оккупационные войска США и Британии. Верхушка их живут в Европе, в огромном бункере в Брюсселе, но и у них всё на исходе, вот и рыскают слуги масонов по всему свету в поисках секретов и складов резерва.

— А как моя мать получила от вас эту икону?

Мы подбирали себе людей, одиноких, которые потеряли надежду, но те которые имеют опыт войны. Чтобы организовать свои силы самообороны и группу поисковиков сталкеров.

— Так я-то безногий. Какой от меня прок?

— Мы же учёные и в медицине сильно преуспели — можем восстанавливать ткани и кости почти любых организмов. В наших силах сделать тебе операцию, вынуть осколок и восстановить все функции.

— То есть, вы можете вернуть мне ноги?

— Именно так. И не только ноги, можем полностью восстановить твоё здоровье и омолодить клетки. Будешь чувствовать себя как 25-летний.

— А почему раньше не вмешались, когда мать ещё было жива?

— В том промежутке времени мы не можем находиться долго, только 20 минут. И никого не можем взять с собой из того временного отрезка. Поэтому пришлось пойти на хитрость — продать твоей матери портал под видом иконы, сказав, что она имеет целебные свойства. Наши порталы действительно обладают такими качествами, поддерживают и подпитывают человека жизненной силой.

— Тогда почему я раньше не мог им воспользоваться?

— Я не все знаю, это к нашим физикам, но портал полноценно работает только в последнюю неделю перед войной.

— Понятно, что ничего не понятно. И что вы от меня хотите?

— Ничего, я только могу попросить о помощи, взамен на нашу помощь.

— Это как?

— Пойдём со мной в наше время, мы восстановим тебе здоровье, а ты организуешь нам что-то типа отряда поисковиков. Сам наберёшь людей, мы раскидали порталы по стране. И знаем, у кого они находятся — все люди с боевым опытом, но по той или иной причине стали инвалидами.

— Да, … беспроигрышная лотерея — вы возвращаете людям здоровье, а они в знак благодарности батрачат на вас.

— Не совсем так. Мы никого не держим, восстановить восстановим, и можем вернуть обратно в то же время. Но стоит ли возвращаться из-за недели жизни? Да и там после лечения можешь идти на все четыре стороны, только вывезем с закрытыми глазами подальше, чтобы не знал место нашего бункера.

— Хорошо, я согласен. Что брать с собой?

— Возьмите еды на первое время, у нас там с ней туго.

— Тогда помогите мне. Вот вам большая сумка, сложите туда всё из кухонного шкафа, мне как раз вчера крупы принесли. Да и из холодильника гребите всё.

Николай не заставил себя ждать и стал собирать всё, что можно было приготовить и съесть. Андрей заехал к себе в комнату, и подхватил рюкзак. Он у него давно был собран по старой привычке, на случай тревоги. Там были сменные вещи, аптечка, фляга со спиртом, патроны к его «Вальтеру», два боевых ножа и много-много других полезностей, необходимых для выживания, вплоть до бухты альпинистского шнура.

В это время в дверь позвонили, Андрей въехал в зал. Николай стоял с большой сумкой для челноков, набитой тем, что он успел взять и испуганно смотрел на Андрея.

— Это солдаты масонов. Они за порталом, нам надо уходить.

— Слышь, Коля, а как портал? Он что, здесь останется?

— Нет, как только мы в него пройдём, он схлопнется. Ну, по-простому, вывернется наизнанку и закроется за нами уже в бункере, и снова станет иконой. Только всадник будет смотреть в другую сторону.

— Ну, тогда чего мы ждём? Пошли, пока эти уроды дверь не сломали.

В дверь уже действительно колотили ногами, и пробовали на прочность плечом.

Николай поставил сумку на колени Андрею, взял на плечо его рюкзак и покатил коляску в столб лазурно-синего света.

Андрей почувствовал жар, когда они подкатывали к порталу. Потом, сразу холод, когда проходили. И вот, свечение пропало, и они очутились в бетонной комнате шириной метра три и длинной шесть. Под потолком горела старая лампа дневного света. Из комнаты вели две двери в противоположные стороны. Вид дверей внушал уважение, они были массивными и с кремальерами, как на подводной лодке. По потолку проходили две трубы, из которых торчали патрубки с наконечниками, похожие на противопожарные распылители. Над дверьми были установлены видеокамеры в герметичном корпусе и на поворотном кронштейне.

— Где мы? — спросил Андрей.

— Это дезактиваторная. Вон там — выход в шлюзовую, для тех, кто выходит наружу. А нам вот сюда, — и Николай покатил коляску с Андреем к другой двери.

Подошёл и нажал на кнопку в стене. Камера ожила, и её кто-то невидимый направил на них. Николай помахал рукой. За дверью раздался гул, и колесо кремальеры стало вращаться против часовой стрелки. Потом остановилось, раздался щелчок магнитного замка, и дверь с шипением стала открываться в их сторону.

Впереди была почти такая же комната, только вдоль стен стояли шкафы. У них возникли некоторые сложности с переездом в эту комнату — порог был сравнительно высок, и Николаю пришлось ворочать коляску с сидящим на ней Андреем. Как только они очутились в комнате, дверь автоматически закрылась и кремальера, крутанулась на место, притянув дверь к уплотнителям.

— А это что за комната?

— Это раздевалка. Те, кто приходит снаружи, снимают там всю одежду. Их дезинфицируют. Можно сказать, там душ принимают, а здесь они одеваются уже в новое — стерильное и сухое.

— А что, нас не дезинфицировали?

— Так мы в радиацию не ходили. Пришли из сравнительно чистого мира.

— Ну, извини, тупанул. У меня ещё голова плохо соображает после вчерашнего.

— Ничего, сейчас пройдём все проверки и подлечим тебя.

И они проехали через всю комнату к следующей двери. Николай повторил процедуру, нажав кнопку. Только теперь коробка, в которой была закреплена она, откинулась и на ней оказалась сканирующая панель. Николай приложил к ней руку, через пару секунд раздался зуммер, но ничего не произошло.

— Андрей, положи свою руку на панель, они отсканируют и занесут тебя в базу как своего, иначе дверь не откроется.

Андрей подкатил к сканеру и приложил свою руку. Держать пришлось чуть дольше. Наверное, компьютер отмечал особенности отпечатков ладони и заносил в базу данных. Потом раздался зуммер, и кремальера двери закрутилась. Снова высокий порог, снова его преодоление и очередная комната, только меньшего размера и со встроенными в стены пулемётами.

Теперь Николай поспешил к противоположной двери и тут же нажал на кнопку. На этот раз панель отъехала вниз. Там оказался очередной сканер. Николай нагнулся и придвинул своё лицо ближе к панели. Зелёный узкий луч скользнул по глазам вверх вниз. Что-то щёлкнуло, и стволы пулемётов задвинулись в ячейки.

— Теперь твоя очередь, — сказал Николай.

Андрей подъехал, но достать до сканирующей панели с кресла он не мог.

— Приподняться на руках можешь?

— Могу.

— Давай, а я тебя поддержу.

Совместными усилиями у них получилось. Теперь в базе данных их компьютера была и сетчатка глаз Андрея.

Следующая дверь была без кремальер. Она просто с шипением отъехала вовнутрь и ушла в сторону. Взору открылся коридор, уходивший далеко и поворачивавший вправо. Поперёк него было что-то типа проходной, и стояли двое охранников в чёрной униформе с помповыми дробовиками. Андрей присмотрелся: «Да, серьёзное оружие в ограниченном пространстве, и качественное — „Мсберг 500“, если мне не изменяет память, с пистолетной ручкой. Значит, модель „Тактикал“». Охранники вели себя спокойно, и когда они подошли к ним, поздоровались:

— Здравствуйте, Николай Васильевич. С новым человеком прибыли?

— Прошу любить и жаловать — Андрей Сергеевич Беляев. Теперь будет жить и работать с нами, — отозвался Николай.

Потом повернулся к охранникам и, обращаясь к Андрею, сказал:

— А это наша охрана. Вот ваш тёзка, — и он указал на рослого, светловолосо парня.

— Очень приятно, — сказал тот и протянул руку Андрею.

Хватка была крепкая, но и Андрей не лыком шит. С парализацией ног, руки ему заменяли всё, и он сжал ладонь парня, что есть силы. Тот шутливо заверещал:

— Осторожно, осторожно, я же стрелять не смогу, — и добродушно улыбнулся.

— Я тоже раз знакомству, — сказал Андрей.

— А это — Александр, — продолжил Николай и показал на второго, не менее крепкого брюнета.

— Рад, что вы к нам присоединились, — проговорил брюнет и тоже протянул руку для пожатия.

— А я вот не знаю, радоваться мне или нет, но знакомство с вами приятно, — ответил Андрей.

— Ну что? Поехали, Андрей Сергеич? Нас ждут великие дела.

— Одну минуту, Николай, давайте по-простому и на «ты»? Можете меня называть Андрей или Андрюха. Только без официоза, меня это так достало, все врачи, соцработники и прочие. Такое ощущение, что со мной заискивают, когда называют по имени отчеству.

— Хорошо, договорились, Андрей. Ну, в путь?

— Поехали, — согласился Андрей.

Коридор не был таким длинным, как показался в начале и после поворота, через очередные автоматические двери, они въехали в небольшой холл. Это оказалась караулка. Здесь были охранные пульты с мониторами, пирамиды с оружием. За длинным столом сидели люди в чёрной форме охраны, разговаривали и пили чай. Николай махнул рукой сказав:

— Всем привет, — и пошёл дальше.

Андрею ничего не оставалось, как следовать за ним. Проехав через караулку, они выехали в другой коридор, который уже расходился на три направления.

— Нам налево, жилые сектора там. Как обустроим тебя, введу в курс дела.

И они свернули налево, проехали метров десять и автоматическая дверь, прошипев, впустила их в большую галерею, в центре которой была клумба и небольшой фонтан. Там росли цветы самых разных видов, но в основном, цвела герань.

— Ну, ничего себе, а ты говорил, что вам туго приходится.

— С водой у нас проблем нет — у нас целое подземное озеро чистейшей воды, но растения здесь, как видишь, только домашние цветы. Больше ничего не растёт с этим освещением. В лабораторном комплексе пытаемся что-то выращивать, но это большие затраты энергии.

— Поехали сюда, Андрей. Вон тот жилой бокс приготовлен для тебя, конечно не «Хилтон», но на комнату гостиничного типа похоже. Вот держи, это твой электронный ключ, — и он подал магнитную карточку на цепочке.

Андрей посмотрел и прикинул — цепочка длинная, специально сделана для удобства, что бы носить на шее. Он взял её, провёл по считывающему устройству, дверь пшикнула и спряталась в стене.

Николай прошёл первый, занося вещи в комнату.

— Обустраивайся. Здесь душевая, тут — туалет. Вот шкаф — сложить вещи, там — комната, в ней кровать, два кресла, журнальный столик. Есть холодильник. Там в углу увидишь ЖК-панель с DVD, ну и ноутбук. А я побежал, надо тебя ещё на довольствие поставить и в список на операцию.

— Постой, а что с продуктами делать?

— Вот закружился, совсем забыл. Ветчину, масло, чай, хлеб и другие вкусности оставим тебе. Будешь гостей угощать, а крупы и всё остальное я сейчас заберу и отнесу на кухню, — и он быстро всё рассортировал, что-то засунул в холодильник, печенье ссыпал в нашедшуюся на полке вазочку. Хлеб положил в пакет и вместе с чаем кинул в подвесной шкафчик, в котором была посуда. Забрал сумку и вышел.

Андрей проехал в комнату, осмотрелся — довольно мило и удобно, одному человеку достаточно для жизни, действительно как гостиничный номер. Проехал в душ, там тоже всё прилично, конечно не душевая кабина. Видно, что бункер делался в советские времена, а позже обновлялся.

На полу был кафель, который клали в СССР — такой жёлто-коричневый, похожий на керамический.

Трубы были более современные — пластиковые, такие, как недавно он установил у себя дома. Душевое пространство отделялось пластиковой шторкой, а на другой стороне был умывальник, под ним — тумбочка, в которую встроена раковина. Сверху — большое зеркало с полочкой для мыльных принадлежностей и вешалка для полотенец. Всё скромно и функционально. Далее он открыл дверь в туалет. Он понравился больше — свежий кафель, новый унитаз и главное, поручни. Значит, его переделывали недавно и специально для него. Андрей закатил коляску внутрь, и подтянувшись на руках, попробовал пересесть на стульчак. У него это получилось легко, потом также легко пересел обратно. Вот за это им огромное спасибо. Ну что же, надо обустраиваться, и он поехал обратно в комнату. Взял свой тревожный рюкзак и хотел его опустошить, но передумал и поехал в коридор, чтобы положить его в шкаф.

В это время открылась дверь, и зашёл Николай:

— Осмотрелся? — спросил он.

— Да, всё нормально. Я думал, будет скромнее.

— Ну, что же, тогда поехали в кают-компанию. Сейчас пообедаем и — на приём к нашим врачам.

— Поехали, положи только мой рюкзак в шкаф.

Николай подхватил рюкзак и быстро запихал его на место, потом хотел встать и толкать коляску, но Андрей воспротивился, сказав, что сам в состоянии двигаться, и что будет лучше, если Николай просто покажет дорогу. Они проехали мимо фонтанчика в другой конец галереи, к двойным дверям. Двери разъехались в стороны, пропуская их. Взору Андрея предстала обыкновенная столовая с четырьмя длинными столами на всю длину зала.

— Коль, а почему вы это называете кают-компанией?

— Всё просто. Это не только столовая, здесь собираются, обсуждают проблемы, а в выходные мы это место превращаем во что-то, типа бара, где можно отдохнуть и потанцевать.

— Понятно, это как универсальный зал.

— Ага, ты пока выбирай место, а я принесу нам обед.

Андрей проехал к ближайшему длинному столу, где уже сидели люди. Убрал в сторону табурет и подрулил на коляске на место табурета. Рядом оставалось ещё свободное место для Николая. Напротив, сидели две девушки и с интересом разглядывали его. Андрей не стушевался, поставил локти на стол, на ладони положил голову и демонстративно уставился на них. Девушки смутились, и щёки их порозовели. Одна из них, большеглазая брюнетка со стрижкой каре, произнесла:

— Извините нас, мы не хотели вас обидеть. Просто, не часто у нас здесь появляются новые люди.

— И вы меня извините, мне тоже не стоило так агрессивно указывать вам на ваш интерес. Давайте знакомиться, меня звать Андрей.

— Меня — Надежда, — сказала брюнетка, а это моя подруга Светлана, — указала она на шатенку, с волосами медного цвета, собранными на затылке в конский хвост.

— Очень приятно. А кем вы здесь работаете?

— Мы в хим. лаборатории. Разрабатываем новые средства против радиации.

Здесь подошёл Николай с подносом в руках и, расставляя тарелки, поздоровался с девушками.

— Привет девочки, вы уже познакомились?

— Да, уже успели, — сказала Надя.

— Вот и хорошо, вам скоро придется вместе работать.

— Андрей, а вы тоже химик? — это уже Светлана задала вопрос.

— Нет девочки, он пользователь, и ваше лекарство для вывода нуклидов ему будет очень нужно.

— Так вы Андрей, сталкер?

— Пока я инвалид, а что будет дальше, сам не знаю.

— Ладно, потом поговорите. Давай, Андрей, обедать и нам ещё на приём ехать.

Обед был более чем скромный: лапша быстрого приготовления с добавлением тушёнки и компот из сухофруктов, без сахара. Действительно, не врал Николай, с продуктами у них полный швах.

— Николай, а почему вы не купите продукты в нашем времени?

— У нас нет денег. Которые были, давно истратили. Пытались подделывать, но нет материалов — мы ограничены в средствах и получалось очень плохо.

— Если мне вернут ноги, я вам помогу. У меня есть идея на счёт продуктов.

— И что это за идея, если не секрет?

— Не секрет, хочу ограбить банк.

— Сомнительное предприятие, но ладно, давай уже доедать и вперёд, по делам.

Они быстро поели, Николай унёс посуду, и поехали в обратном направлении. Вновь выехали в знакомый коридор. Теперь проехали прямо, мимо нескольких дверей к той, на которой было написано «Медицинский блок».

Там их встретил старичок с седой бородкой испаньёлкой, в белом халате и врачебном колпаке.

— Добрый день, молодые люди, проходите.

— Здравствуйте, Владимир Филиппович. Вот, пациента вам привёл, — сказал Николай.

— Вижу, вижу. Проезжайте, молодой человек к столу рентген аппарата.

Андрей проехал в указанном направлении и с вопросом в глазах уставился на врача.

— Раздевайтесь по пояс и ложитесь на стол. На живот лечь сможете?

— Смогу, пожалуй.

— Пока вы раздеваетесь, ответьте мне на несколько вопросов: Фамилия, имя, отчество и год рождения.

— Беляев Андрей Сергеевич, 1976 год рождения.

— На 2012 год, вам было полных 36 лет?

— Да.

— Ну что же, приступим? — и доктор подошёл к аппарату, покрутил ручки, подняв площадку, подвинул её ближе к аппарату и немного влево.

— Вот так хорошо, сейчас сделаем пару снимков, а потом томографию. Лежите спокойно, вдохните и не дышите. Можете дышать. Не вставайте, ещё не всё. Ага, снимок не плохой, — рассуждал он, глядя на монитор. — Вы курите?

— Да, курю, но не часто.

— Будем бросать, тем более, сигарет у нас здесь нет. И лёгкие с бронхами почистим. Теперь выдохните и не дышите. Всё, можно дышать. Очень хорошо.

Врач встал, подошёл к столику, налил в стакан какой-то жидкости и поднёс Андрею.

— Выпейте вот это, молодой человек.

— Зачем?

— Это маркер, он обозначит сосуды.

Андрей выпил жидкость, на вкус — как жидкий мел и лег обратно на стол.

— Ну вот, подождем пять минут и можно делать томографию.

По истечении времени доктор продолжил свою работу. Аппарат прошёлся вдоль тела туда, обратно. Врач подошёл, что-то изменил в настройках и ещё раз включил аппарат. Потом уложили Андрея на бок и снова сделали две томограммы. Андрей хотел было одеться, он уже начал уставать, но врач снова остановил его, налил уже другой жидкости и дал выпить. Как оказалось, это маркер нервных окончаний. Спустя время, по нему снова прошлись томографом по два раза в разных положениях, на этот раз с четырёх сторон.

— Вот и всё, молодой человек. Вечером не ужинайте, будем делать вам операцию.

— Что так скоро?

— А вы против? Раньше сделаем, быстрее реабилитируетесь. Вечером к вам придёт анестезиолог и задаст несколько вопросов, а потом добро пожаловать в хирургию.

— Спасибо, доктор.

— Рано ещё благодарить, вот как встанете на ноги, так с вас — коньяк.

— А где я его возьму?

— Сходите в свой мир, уж на коньяк наскребёте.

— Так вы тоже, как и у нас там, взятки берёте?

— Что вы, молодой человек, это вы проставляетесь за выздоровление, а пить будем все вместе: я, хирург, анестезиолог, ваш протеже Николай и вы. Заодно и новоселье справим.

— Тогда одной бутылкой не обойтись.

— А это уже ваше дело, мне достаточно и 50 грамм, просто вкус вспомнить.

— Тогда, до встречи, доктор.

— До вечера, молодой человек.

И Андрей с Николаем покинули разговорчивого старичка.

— Сколько ему лет? — спросил Андрей.

— А насколько выглядит?

— Ну, лет семьдесят, не больше.

— Больше, в полтора раза. Недавно юбилей справлял, ему 110 лет.

— Ничего себе, это он с ….. 1952 года?

— Да, у нас таких долгожителей мало осталось. Старики умирали, пока один такой светило науки не нашёл как остановить ген старости, и запустить механизм вспять. Верней, не совсем так. В общем, нашёл способ омолодить организм и продлить жизнь до 160 лет.

— Здорово, а тебе сколько?

— Я, продукт этого времени, родился здесь в 2025 году.

— А девчонки?

— Что? Понравились? Они чуть моложе. Светланка родилась в 2036, а Надюша на год позже.

Андрей немного смутился, но на вопрос ответил:

— Да, хорошие девушки, и не испорчены цивилизацией — краснеть умеют, и извиняться не боятся.

Николай не стал заострять и предложил:

— Пока есть время, поедем на экскурсию по бункеру?

— Поехали.

И Николай начал показывать Андрею бункер.

— Вон там, дверь за медблоком — химлаборатория. Туда дальше — лаборатория биоиследований. Слева дверь — больничные палаты, но там сейчас никого нет, раньше лежали пораженные радиацией. А по мелочи здесь почти никто не болеет, пьём иммуностимуляторы. Плюс дезинфекция, кварцевание, боремся с вирусами и бактериями. Следующая дверь — хирургическое отделение, там тебе будут делать операцию. Полежишь пару дней в реанимации и к себе, в бокс. Дома легче за тобой наблюдать, и врачам не дежурить в палатах.

Теперь поехали в другой коридор. Здесь у нас детский сад, школа и физическая лаборатория.

Дальше — мастерские, технический исследовательский центр, компьютерный центр и лаборатория оружейных исследований. А там дальше — центр управления базой и технический отдел обслуживания. В конце есть ответвление направо и налево. Направо — реакторная, ну и всякие другие штучки жизнеобеспечения, налево — выход в ангар, где стоит разная техника и там же коридор шлюзовых камер и ещё один выход на поверхность, но все эти годы им никто не пользовался. Кажется, снаружи створки скальной породой завалило. Вот в принципе и всё наше хозяйство.

Из жилого комплекса есть проход на нижний уровень, там у нас оружейная, склады припасов и материалов. Всё подходит к концу, кроме оружия и боеприпасов.

— Спасибо за экскурсию, едем по домам?

— Пожалуй, у меня ведь тоже есть свои обязанности.

— А ты чем занимаешься?

— Работаю сейчас в центре технических исследований, испытываем разные устройства, рассчитываем проверяем. Скоро обещают дать на испытание плазменную винтовку, а пока готовят к ней элементы питания.

— Круто.

— Да ничего особенного. Она называется винтовкой формально, на самом деле, довольно большой агрегат. Хотим его использовать для расчистки завала, чтобы ворота открывались. На машинах передвигаться ведь лучше, чем пешком?

— Согласен, — и они как раз подъехали к боксу Андрея. — До вечера?

— До вечера, я приду с анестезиологом и провожу тебя в операционную.

Андрей открыл комнату ключом, который он приспособил на шею и заехал к себе. Делать было нечего, он проехал к журнальному столику и взял ноутбук в надежде, что там будет информация о войне, начавшейся в 2012 году.

Информации оказалось много, кто-то очень сильно постарался задокументировать всё, что произошло, были и видеоматериалы.

Началось всё с Израиля. Американцы были не готовы начинать войну против Ирана, у них были проблемы в Афганистане. Провозгласив о выводе войск, они совсем не собирались этого делать, и поэтому всячески провоцировали местное население, настраивая его против себя и сил НАТО. То разбомбят мирный кишлак, то расстреляют свадебную церемонию, да и так, по мелочам, списывая на психическое состояние солдат, расстреливали без причины мирное население. Ну, а что творили при зачистках, уму непостижимо, сравнить можно было только с карательными рейдами войск СС во вторую мировую. Но афганцы терпели, или понимали, возьмись они сейчас за оружие и тогда они не уйдут. В общем, по любому, у США были планы устроить мировой катаклизм в зиму 2012 года. Лидеры же еврейского государства, не добившись поддержки США, решили их поставить перед фактом союзнических обязательств. То есть, начать действовать самостоятельно, тем более, Турция прямо заявила, что готова оказать поддержку и предоставить свои базы. У турок были свои резоны, им было нужно Черное море и выход к Каспию. К тому же, по договору Крымской войны 1853–1856, если Крым перейдёт из юрисдикции России другому государству, то турки вправе вернуть эти земли себе. Короче, они решили использовать эту ситуацию и одним выстрелом убить двух зайцев. Захватить часть северного Ирана, с нефтяными и газовыми месторождениями и вернуть себе Крым, где они давно уже подготовили пятую колонну из так называемых Крымских татар. США тоже подсуетились, загнав в Персидский залив эскадру, со списанным авианосцем и кучей старых кораблей. Но они не знали, что российский концерн «Агат» пару лет назад продал Ирану два береговых комплекса «Клаб М». Этого было вполне достаточно, чтобы отправить пару Авианосно Ударных Группировок американцев к праотцам.

В начале апреля Израиль по договоренности с Кувейтом перегнали свои самолеты на их базу Али Аль Сейлем Эр Бейс. Делали дозаправку на аэродроме подскока в Саудовской Аравии. Всё это якобы для совместных учений.

Причём, на переговорах с США, они клятвенно заверили конгресс, что не предпримут никаких действий, пока в Штатах не пройдут выборы президента. Обманули. И 15-го апреля, в день православной пасхи, начали военную операцию. Устроив авиа-налет на город Бушер. Не ждали они сюрпризов, но получили взбучку по полной. Там была хорошая система ПВО, российские «КУБ» и «Круг», украинские «Кольчуги», которые управляли и наводили эти ракеты и помимо всего этого на крышах домов стояли «Панцыри». За один первый вылет было сбито сразу 17 израильских самолетов. В это время, армия Турции начала наземную операцию сразу по двум направлениям: на Иран и на Армению. Ну, не могли они простить армянам, что те вынудили французов признать геноцид со стороны турок. В тоже время, турецкий флот начал операцию по высадке десанта в Крыму, попытавшись уничтожить российские корабли в Севастопольской бухте.

Видя потери Израильтян, американцам пришлось вмешаться, и они нанесли авиа-удар со стороны Афганистана по городам Ирана Нехбандан и Бирджент. Афганцы провинции Фарах взялись за оружие и устроили нападение на базу США. Эскадра в Персидском заливе пришла в движение, готовясь к атаке.

Иран сработал на опережение и двинул по ней ракетами «Клаба». Взлететь с авианосца успело только четыре пары самолётов, приземляться им было уже некуда. Вот тут и началось. Андрей больше не вдавался в подробности, кто первый применил ядерное оружие, было уже не важно, но началось такое, в общем, прилетело Ирану с подводных лодок США. Россия проснулась, и выполняя договоренности с Арменией, долбанула по туркам ядрёным зарядом.

Надо отдать должное крымчакам, они не стали тупо ждать, когда их будут резать татары. Благо, успели закупить оружие. В свободной продаже были переделанные АК под охотничьи карабины. Началась бойня. Турецкий флот, без потерь тоже не обошелся. Русские в Севастополе даже с малыми ракетными катерами дали достойный отпор. Был по тревоге поднят флот в Новороссийске. Потом со стороны Европы прилетело и в Крым. В это время Китай решил уладить свои территориальные проблемы с Индией, заодно и вернуть себе Тайвань. Индия не стала терпеть наглость китайцев, и применила ЯО. Китай ответил тем же. США не смирились с захватом Тайваня и двинули по китаёзам. Северная и Южная Корея вцепились дуг в друга зубами. На дальнем востоке, китайцы, проживающие в России, подняли бунт и откровенно начали захватывать власть. Силы МВД не справлялись, пришлось раздать оружие гражданскому населению. Японцы тоже не дремали и высадили десант на Курилы. С одной из подводных лодок Тихоокеанского флота, долбанули по ним крылатыми ракетами с ядерными зарядами. Уничтожив всех подчистую. Потом Россия ответила по Европе, на удар по Крыму и у Мира отказали тормоза, началась война всех против всех.

Андрей выключил ноутбук и долго сидел с отрешённым видом, переваривая информацию.

Когда надоело сидеть, он перебрался на кровать, прихватив фарфоровую чашку вместо пепельницы, и лёжа на кровати жадно закурил сигарету из оставшейся у него в кармане пачки.

Примерно через полчаса прибежал Николай:

— Фу, надымил то, — и, пройдя к выключателю, нажал там какую-то кнопку, с легким шуршанием заработала вентиляция. — Следующий раз, прежде чем курить, включай вытяжку, — нравоучительно сказал он.

— Спасибо, буду знать.

— Сейчас придёт анестезиолог, так что готовься, через часок будешь на операционном столе.

— А что мне готовиться, я готов только на каталку перебраться.

Снова открылась дверь и в комнату вошли двое в белых халатах, мужчина лет пятидесяти с проседью в висках, и молодая симпатичная девушка с тонкими чертами лица и светло-русыми волосами, собранными в пучок. Халат был чуть выше колена, и Андрею представилась возможность взглянуть на её ноги. «Стройненькие», — подумал он.

Но увидев, как засиял Николай, понял, что эта девушка ему не безразлична.

— Здравствуйте, Сергей Борисович. И тебе привет, Леночка.

— Коля, не суетись, дай нам делать свою работу, — сказал Сергей Борисович.

— Лена, возьмите кровь из вены у пациента.

Девушка деловито подошла к кровати Андрея, поставила на журнальный столик и открыла чемоданчик, достала жгут и одноразовый шприц. Ловко засучила ему рукав и перетянула жгутом. И мелодичным голоском произнесла:

— Поработайте кулачком, пожалуйста.

Пока Андрей сжимал и разжимал руку, она ловко извлекла шприц из упаковки. Присоединила иглу и сказала:

— Достаточно, теперь сожмите кулак.

Столь же ловко воткнула иглу в вену и начала забор крови.

— Можете расслабить руку.

Андрей повиновался.

Когда шприц был полон, она приложила ватку со спиртом, вытащила иглу и освободила жгут.

Подошла к своему чемоданчику, что она там делала, Андрей не видел. Но через минуту она выдала результат.

— Эритроциты столько-то, лейкоциты столько-то, билирубин — норма, сахар — норма. Группа вторая положительная, запасов этой крови у нас достаточно. Я могу идти, Сергей Борисович?

— Да, Леночка, вы свободны.

Она сложила свой чемоданчик, и пошла из комнаты. Николай пулей выскочил за ней.

— Теперь вы, Андрей Сергеевич, — он достал записную книжку. — Наркотиками не баловались?

— Нет, как-то не срослась у меня дружба с ними.

— Аллергия на какие-нибудь препараты есть?

— Не замечал.

— Как переносите морфин?

— Понятия не имею.

— Не боитесь?

— Да, есть мандраж небольшой, но не боюсь, сказать точнее, волнуюсь.

— Ну, тогда выпейте вот эти две таблеточки и ждите санитаров.

— А что это доктор?

— Пейте, это от мандража, успокоительное. Реланиум, если вам так надо знать, — и он подал стакан воды, чтобы Андрей мог запить таблетки.

— Моя миссия закончена, встретимся на операционном столе, — сказал врач и вышел из комнаты.

Таблетки оказались убойные. Как его загружали на каталку, он ещё помнил, но смутно, дальнейшее осталось для него тайной. Пришёл он в себя уже в реанимационной палате. Лёжа на боку, на мокрой от слюней подушки. Он попытался перевернуться, но голова слишком перетягивала. В общем, получилось только приподнять плечи, голову от подушки оторвать не смог.

Во рту всё пересохло, но откуда тогда столько слюней — вся подушка мокрая, надо кого-то позвать.

Он попытался произнести слово «сестра», но язык как будто вырос раза в три, был такой толстый и вываливался изо рта. «Чё они со мной сделали? Голова два пуда, язык как у коровы, во мля попал. Наверное, эксперимент надо мной провели по пересадке органов животных. Вот будет прикол, если ещё вымя пришили. Да что же это такое, руки не работают, раньше хоть только ноги не двигались. Но звать-то кого-то надо». И он снова попробовал позвать сестру. Получилось что-то похожее на лопотание ребёнка, который только пытается говорить. И, о радость, его услышали — к нему подошла медсестра, среднего росточка с карими глазами и в узеньких очках, которые ей очень были к лицу. Андрей скосил глаза, чтобы разглядеть её. Вот чёрт, и где они только берут их, что не девушка, то красавица, или я одичал в этом инвалидном кресле. Пока он размышлял, девушка ловко его приподняла, помогла перевернуться на спину, и успела перевернуть подушку сухой стороной вверх.

Потом принесла бутылочку воды с трубочкой и напоила его. Когда Андрей напился, язык вроде как отмяк и не казался столь толстым. Андрей попытался сказать «спасибо». Получилось очень смешно:

— Сасыво.

Глаза девушки сразу заулыбались, хотя она всем своим видом старалась казаться серьёзной.

— Тё смээса, тэбэ ба так.

Тут она не выдержала и прыснула, глаза заблестели от влаги и, хохоча, произнесла:

— Как вам не стыдно, Андрей, желать такое ближнему, да ещё девушке. Ну, вот представьте на мгновение меня: слюнявой, шепелявой и со скошенными глазами.

Тут уж не выдержал Андрей, представив себе эту картину. Смеялся он тихо, покатом и до слёз. Настроение было отменное. Какая молодец сестричка, не растерялась и чувство юмора отменное.

— Как фас сафут?

— Лариса.

Андрей кивнул и протянул руку, девушка пожала её и сказала:

— Мне тоже очень приятно ухаживать за таким пациентом.

Жизнь налаживалась. Позже Лариса его покормила кашей, руки ещё не имели нужной координации.

Потом они болтали о всяких мелочах до конца её дежурства. На смену ей пришла Елена, предмет воздыханий Николая. Спина у Андрея отошла от наркоза и боль стала чувствоваться очень сильно.

Лена предложила сделать обезболивающее, и посмотрела на часы:

— Вам уже два часа назад надо было делать укол, как это Лариса упустила.

— Она не упускала, просто я отказался, нормально себя чувствовал. А зачем пичкать себя лишними лекарствами?

— Хорошо, тогда я вам сейчас сделаю Пармедол.

— Леночка, а можно что-нибудь полегче? А то я не хочу опять просыпаться весь в слюнях и с жутким сушняком во рту. Вы меня увидите и тоже, как Лариса будете смеяться.

— Ладно, сделаю вам Диклофенак. Надеюсь, до утра выдержите. Если что, нажмёте вот эту кнопку возле кровати, я спать в соседней комнате буду, а это меня разбудит.

Так прошла ночь, потом ещё сутки. За ним ухаживали, кормили и делали перевязку. Пармедол больше не кололи, обошлись диклофенаком. Через трое суток его отвезли к себе в кубрик. Начиналась новая жизнь.

Глава 2

На следующий день к нему заглянул хирург, справился о его здоровье. Андрей поинтересовался, как прошла операция. Константин, а так звали этого молодого мужчину, рассказал ему о проблемах. Операция была сложная, длилась восемь часов. Осколок, который им пришлось вытаскивать, застрял слишком близко к центральной артерии, когда его извлекали, то задели её, была сильная потеря крови, пока не справились с этой проблемой.

— Доктор, скажите, а как так получилось, вроде, когда порежешься — достаточно наложить пластырь и кровь можно остановить.

— Андрей, ты не путай вены и артерии. Представь себе, что вена — это резиновый шланг, с довольно толстыми стенками, поэтому вены и находятся выше артерий и ближе к коже. Артерия — это совсем другое, возьми целлофановый пакет и сделай из него трубку диаметром со шланг. Теперь ты представляешь, что такое вена и артерия? Куда легче поставить заплатку? На толстостенную трубку или тонкий пакет, из которого ещё и хлещет жидкость под сравнительно большим давлением? Правильно … на толстостенную вену. Вот и возились так долго, прежде чем остановили кровь. Благо, у нас были заготовлены заплатки из плазмы. Мы их шесть штук израсходовали, пока не залатали. Остальное дело техники. Теперь, когда нервные окончания будут восстанавливаться, к тебе начнёт возвращаться чувствительность.

— Спасибо вам доктор, что возились со мной. А то, в том времени никто не брался за операцию.

— Это не удивительно, там много было проблем помимо артерии: раздроблен сустав позвонка, перебиты нервные окончания, межпозвоночный диск в пыль. Всё это мы тебе восстановили, есть у нас такая возможность — заживлять и наращивать костную ткань. В общем, позвоночник твой как новый. Осталось дождаться, когда нервы наладят связь. Мы тебя напичкали стимуляторами, восстановление должно пойти быстрее. Ну и мышцы ног стимулировали, тоже расти будут быстрее.

— Не знаю, как вас благодарить.

— Поправляйся быстрее, чтобы моя работа душу радовала.

— Буду стараться.

— Старайся, выполняй все указания медсестёр. Я зайду к тебе через неделю. До свидания, Андрей.

— До свидания, доктор.

Слова хирурга ободрили Андрея, и он уже не сомневался, что будет ходить своими ногами.

На следующий день, его навестили Надя и Светлана. Он заставил их разогреть чай, попив его с печеньем и посидеть с ним. Прибежал Николай и принёс ему бегунок, такую этажерку с ручками, которую дают старикам, чтобы могли передвигаться с опорой.

— Коль, а не рано?

— Ничего не рано, будешь глядеть на неё, и у тебя появится желание быстрее встать на ноги.

В общем, все эти дни его не оставляли без внимания. Перевязывать его постоянно приходила Лариса, рассказывала всякие шутки и смешила его. Она ему определенно нравилась — оптимистичная, симпатичная и не глупая девушка, с хорошим тонким чувством юмора.

Через три дня он почувствовал, что у него сводит палец на ноге, потянулся рукой, чтобы его размять, в ответ палец смог двинуться навстречу.

— Ого, да я, кажется, начал шевелить пальцами? — вскричал радостно Андрей.

И стал пробовать пошевелить ими на обеих ногах, получалось с трудом, но они отзывались. Он был очень доволен.

На следующий день пришёл Николай, у него были два выходных, и он согласился посидеть с Андреем и ответить на интересующие его вопросы. А интересовало его многое, но прежде всего портал.

— Николай, расскажи мне о портале.

— Что именно тебе рассказать?

— Всё. Как он работает, что для этого надо, на каком принципе, в общем — всё.

— Хорошо, попробую. Правда, я и сам толком не знаю, да и физики наши не до конца понимают, что они сделали. Получилось у них это случайно, когда они работали с ионами серебра — пытались сделать новый аккумулятор. Проводили какие-то опыты, и вот, одна из серебряных пластин, с помощью которой пытались выделить ионы, сработала как портал. Сначала ничего не поняли — синее свечение, столб света, что, куда, никто не знает. Вырубили подачу энергии, свечение пропало.

Потом через несколько дней решили изучить это явление, опыт повторили, стали бросать в это свечение разные предметы и они не понятно куда исчезали. Кто-то из студентов взял и со всей силы бросил туда теннисный мяч. И стоял, рассматривал изменения в свечении. Через несколько секунд мяч прилетел обратно, прямо в лоб тому, кто его кинул. Было ясно, что его швырнул кто-то обратно. Вот тогда и пришла первая догадка, что это портал, но куда, никто не знал. Временно опыты прекратили, привлекли весь научный отдел, чтобы просчитать, куда вывел портал. Но так и не добились результата. Решили продолжить опыты.

Предметы швырять перестали, перешли на опыты с животными, стали на лабораторных мышек вешать мини-камеры.

Первая же мышка обрадовала всех, она осталась жива и картинка была нормальная — они видели жилой двор и детскую площадку. Судя по постройкам, это была Россия, на дворе раннее утро, примерно апрель месяц. Короче, стало понятно, как мяч прилетел обратно. Студент, кинувший его, видимо, в кого-то попал, а тот человек взял и кинул его обратно.

После этого знания эксперименты проводить перестали, зато озадачили всех. Нас, математиков, напрягли просчитывать возможность программирования портала, компьютерщиков — сделать схему управления, а сами физики продолжили работать над элементом автономного питания. Мы же не знали, что некоторые вещи невозможны и у нас всё получилось. Первый портал был в виде портсигара, внутри была схема и элемент питания на полимерах. Полимер Аргентум Po, Ag.

Готовый портал отдали программистам, нам надо было найти привязку к местности, чтобы портал открывался не абы где, а где надо. Программисты решили использовать оставшиеся данные с американской системы GPS, но первый результат был отрицательный. Точность их спутников оставляла желать лучшего, ведь у нас не было самих спутников, они давно все попадали, оставались только отснятые карты местности. В общем, первый портал открылся на высоте 4 метра от земли. Выяснили с помощью камеры на штанге. Но радовало то, что место было почти то, которое выбрали. Стали думать, как добиться более точных данных. Одному из компьютерщиков повезло. Среди снимков ГЛОНАС, оказалась папка «ОКО», это были военные снимки нашей планеты, погрешность была в дециметр.

— Выходит, наши лучше, чем амеры сделали? У них погрешность, как они хвалились — метр.

— Нет, не дотягивали они до метра, реальная погрешность — три метра. Метр у нас гражданский вариант ГЛОНАС.

— Значит, наши могли делать, и делали реально лучше, чем Запад?

— Могли, но не давали России развернуться. Им не нужна была наша страна сильной и процветающей.

— Ну и что дальше?

— А дальше, новые координаты с учетом данных «ОКА», портал оказался в пяти сантиметрах от земли. Точка, выбранная на карте, точно соответствовала реальному месту. И наконец, первый удачный опыт перехода в тот мир, ненадолго, всего на пару минут — сбор образцов и обратно.

Позже удалось установить точную дату, спросили у местных — 7 апреля 2012 года. Портал открывался всегда в этот день.

Когда мы, тогда ещё студенты, показали всё нашей профессуре, они схватились за голову с криками: «Этого не может быть, потому что не может быть». В итоге, они сами увлеклись этой идеей. Составили новую программу, предвидя, что порталы попытаются заполучить всякие сомнительные элементы. И чтобы обезопасить себя, сделали их индивидуально для определенного человека, никто посторонний не мог взять портал и воспользоваться им. Если только, человек сам не отдаст его в другие руки. В общем, я толком не знаю, но там связано с мозговыми импульсами, которые считывал портал. Чтобы его отдать, надо искренне захотеть этого.

— Постой, а мне один из моих гостей говорил, что человека можно заставить отказаться от портала силой. То есть, если человека долго пытать, он искренне захочет, чтобы этого портала никогда не было у него. И когда он откажется от него, то тот, кто первый его возьмет, под того он и настроится.

— К сожалению, это так. Но есть нюанс, система возврата перестаёт работать.

— Не понял, объясни.

— Всё просто. Когда человек отказывается от портала, значит, он не хочет возвращения и срабатывает предохранительная система, выжигая координаты нашего бункера. И тот, кто получит этот портал, всегда будет возвращаться в один и тот же день, в тоже место, в тоже время, на которое был запрограммирован портал. Конечно, его можно перепрограммировать, но тогда он будет привязан к тому месту, на которое его перепрограммировали.

— Вот как. Значит, если бы меня запытали до смерти и вынудили отказаться от иконы, они всё равно к вам не попали бы?

— Разумеется, нет. Это наша страховка. Порталы дают тому, кто абсолютно внушает доверие. Или нуждается в помощи, или его жизнь ценна настолько, что его стоит спасти.

— А как бы я смог к вам попасть?

— Ну, во-первых, мы можем портал открыть изнутри, во-вторых, тебе надо было просто нажать на глаз дракона. Он очень маленький и на кнопку не похож, кто не знает, не обратит внимания.

— Николай, давай перекурим, мне надо всё осмыслить. Поставь себе чайник, а мне дай сигарету и включи вытяжку.

— Андрюх, давай сделаем так — я схожу на обед, Лариса тебе снимет скобы со спины, перевяжет, и потом продолжим.

— Хорошо, но всё равно дай мне сигареты и включи вытяжку.

— На… паровоз, пыхти, — и Николай подал сигареты с чашкой, которую Андрей использовал как пепельницу, щёлкнул выключателем вытяжного вентилятора и пошёл на обед.

Вскоре прибежала Лариса с медицинским лотком в руках.

— Привет, Андрей. Будем убирать последние улики твоего недомогания?

— Запросто.

— Тогда переворачивайся на живот, и без моей помощи.

Андрей хотел как всегда, по привычке, поправить ноги, но почувствовал, что они слушаются, не до конца — руками помогать всё равно пришлось, но мышцы зашевелились. Это его очень обрадовало, и он поделился новостью с девушкой, та радостно воскликнула:

— Ура, мы делаем успехи. Скоро с тобой на вечеринке в кают-компании станцуем.

— Надеюсь, — сказал Андрей и окончательно перевернулся на живот.

Лариса недолго возилась со скобами, но потом достала какой-то прибор и сказала:

— А теперь скроем все следы преступления.

— Что ты собралась делать?

— Ничего особенного. Рана зажила, теперь можно обработать специальным составом. Его надо впрыскивать под давлением, будет немного неприятно. Надо обработать весь шрам, но зато потом от него следа не останется.

— Ну ладно, пытай меня медик-садистка.

— Это я то, садистка? Вот так, делаешь человеку добро, а он ……. Ну, ни грамма благодарности.

— Ладно-ладно, что хоть за состав?

— Восстанавливает испорченные ткани.

— А что раньше никак было нельзя?

— Нет, только после того, как шов срастётся.

Ощущения действительно были не из приятных, но потом это место онемело и стало легче. Андрей перевернулся на спину, улыбнулся и спросил:

— Ну что, медик-садист, на сегодня всё?

— Всё, пациент-террорист, я побежала, у меня ещё двое больных. До завтра.

— Пока- пока, — только и успел сказать Андрей, Лариса уже закрывала дверь.

Когда пришёл Николай, он сразу поставил чайник, наделал бутербродов с ветчиной, и заставил Андрея поесть. После трапезы они продолжили разговор.

— И так, на чём мы остановились? — спросил Николай.

— На возвращении назад.

— Ах да, я тебе сказал, что у наших порталов есть кнопка? Но её так просто не нажмёшь, если не знаешь где она. В твоем случае — глаз дракона. Пальцем его не утопишь вниз, это страховка от случайности, его можно нажать спичкой или стержнем от шариковой ручки. Так и у всех остальных, тоже какая-нибудь незначительная деталь.

— Это понятно, а что дальше было на счёт работы порталов?

— Да всё, как всегда. Эксперименты продолжили, сначала с привязкой к местности. С этим проблем нет, можем попасть в любое место, которое есть на наших спутниковых картах. Но только не внутрь здания, место должно быть открытым. Пытались попасть в какой-то склад, но портал упрямо открывается на крыше здания. Короче, можно попасть в любое место только на открытой местности.

— А как же тогда ты попал ко мне в квартиру?

— Так ты занёс портал внутрь. Если он уже внутри, с этим проблем нет.

— Ясно, уже лучше. Теперь расскажи, что ты там говорил о времени?

— Когда закончили с пространством, начали пытаться удалиться по времени. Кто-то из молодых, тех, кто уже родился здесь, захотел посмотреть на Праздник рождества. Вот захотелось ему в церкви побывать и всё тут. Пошли к программистам, те долго возились, но перепрограммировали портал на 7 января 2012 года, ровно на три месяца позже контрольной точки. Короче, случился казус, которого не ждали. Пошёл этот парнишка смотреть обряды, высадили его довольно далеко от церкви. Но он сам смог дойти, попал на службу — прошёл все обряды, отстоял молебен, получил массу впечатлений. И вот в конце молебна, уже в церкви, у него срабатывает портал. Народу много, что делать не знает. Кладёт его кое-как на пол, а он возьми и откройся. Синее свечение, верующие в шоке — божественный свет, чудо, да и только. Парню деваться некуда, его начинают оттеснять от портала, ну он и шагнул в портал. В общем, он оказался у нас в лаборатории, а что там было, можно представить — на глазах у толпы господь призвал человека к себе. Церковники, наверное, сами были в ауте, а что говорить о верующих?

— А почему в лаборатории он оказался?

— Ну, мы тогда о безопасности не сильно думали, из лаборатории всё делали.

— И что дальше?

— А дальше, сколько мы не пытались запустить этот портал, не получилось. Накрылись все схемы и питание сдохло. Проработал он в том времени два часа, как раз то время, пока шли празднования и молебен. Решили проверить ещё раз, только в другом месте. Выбрали безлюдный уголок и отправили человека туда. Это был остров в Тихом океане. В общем, он загорал там, отдыхал, купался и прошляпил сработку портала. Вышел на берег, а он бах — и схлопнулся. Что он только не делал, назад — никак. Ну и мы в лаборатории тоже забеспокоились, почему портал сработал, а наш человек не вернулся. Портал в том времени проработал так же два часа. Мы срочно перепрограммировали новый порт, и послали человека туда, только на пару часов позже. Ну, чтобы человек не утратил всех впечатлений от курорта.

Теперь эти двое строго следили за временем, через полтора часа решили сами вернуться назад — нажали кнопку возврата, а результатов нет. Не срабатывает и всё тут. Дождались, когда он исчерпает ресурс и сам откроется. Так и вернулись, а портал опять в мусор. Не сам корпус, а всю начинку.

— Интересно, а ты не знаешь, почему так?

— Нет, не знаю. Да и никто не знает, мы это явление случайно открыли. Это как электричество — все знают, умеют пользоваться, а до конца оно не изучено, никто не знает, что это такое.

— Ладно, давай рассказывай, что дальше было.

— А дальше, решили попробовать отправить человека с запасным порталом. Запрограммировали, приготовили, предупредили человека, что когда один портал отработает, чтобы вернулся помощью второго. Случился опять казус, когда пришло время, сработали сразу оба, хотя один из них был запрограммирован на два часа позже. Решили поменять время поближе к апрелю. Та же история, все порталы, запрограммированные раньше седьмого, срабатывали через два часа. Причём, не важно, через какой из них ты прошёл в то время. Тогда поставили другой эксперимент. Один портал оставили с контрольной точкой 7 апреля, а со вторым отправили человека раньше на два дня, в 5-ое.

Тот, который был запрограммирован на пятое, загнулся, как и положено, через два часа. А вот второй уже не сработал. Наш человек обрадовался — вот то, что нам надо и попытался вернуться назад с помощью второго порта. Не тут-то было, он не запускался. Через четыре часа послали за ним человека. Они там поговорили, и первый решил остаться на острове до седьмого, чтобы проверить, сработает ли он в то время, на которое стоит программа. Через два дня человек вернулся. Портал сработал.

В общем, выходило так, стандартный порт можно было хранить долго в любом времени, если только его принести в то время. Любой другой перепрограммированный срабатывает по истечении программного времени.

— Значит, теперь понятно, почему я не мог раньше свой активировать и вы не могли — время не пришло.

— Нет, мы могли седьмого. Но ты разве не помнишь, я пришёл за тобой девятого?

— Вот именно. А почему девятого?

— Нам пришлось повозиться, чтобы найти его. У нас с локацией не всё гладко. Когда порт активировался, он стал подавать импульсы. Ну вот, пока вычислили, откуда сигнал, пока установили координаты для активации, вот и прошло пару дней.

— А как же меня эти … ваши конкуренты нашли?

— А им делать нечего, вот они систему поиска и усовершенствуют. Не знаю как, но у них она работает лучше. Как только оставленные нами порталы активируются, они тут как тут.

— У них что, люди там дежурят? Это сколько же человек надо завербовать?

— Нет, у них там никого. Они один наш портал вынудили отдать — девчонку нашу поймали, замучили её, она и отказалась от порта, система возврата стерла наши координаты. Так они что сделали? К себе на самолёте улетают, как раз до апокалипсиса успевают, а в это время в портале координаты есть — там активируют и сюда.

— Мне вот что интересно, почему они сами не смогли сделать такое? Ну, разобрать и скопировать.

— Не всё так просто. Там тоже свои секреты. Стоит залезть не знавши, и термовзрыв сжигает всё. Достанется и тем, кто вокруг находится в радиусе три метра.

— Выходит, они не пытались туда залазить, если порт до сих пор у них?

— Пытались, это второй порт уже. Первым был парнишка, но его удалось вытащить. В лесу его пытались сломать и сломали, от портала отказался. Они его взяли, парня собрались убить, но наши охранники вовремя через другой портал вышли, мы успели вычислить.

— Понятно, значит, первый порт у них накрылся и кого-то покалечил?

— Скорей всего так, потому что у них теперь только один порт.

— А зачем им ещё портал?

— Так у них пропускная способность ограничена, как в пассажирском лифте — 320 кг, или 4 человека, с средним весом 80 кг.

— А больше никак нельзя?

— Энергии недостаточно, да и порт надо размером больше делать.

— Ладно, с этим потом. А глубже во времени забираться пробовали?

— Конечно, а как ты думаешь, мы твоей матери порт передали? Вспомни, это было три года назад в августе, тогда наша Рита под видом цыганки твоей матери икону подарила. У неё было всего полчаса в запасе, но она успела. Встретила её около больницы, когда она к тебе шла, погадала ей, денег не взяла и ещё икону подарила.

— Теперь я понимаю, почему она сказала, что я ей не поверю. Я бы не поверил, что цыганка ей икону подарила. Вот ещё что, почему у вашей Риты только полчаса было, ты же говорил два часа?

— Да всё просто. Чем дальше временной выход, тем меньше времени на пребывание. В общем, каждые три месяца в прошлое, десять минут минус. С 6 апреля по 7 января — 2 часа, с 6 января по 7 октября — 1 час 50 минут. Ну и так далее, каждые три месяца на десять минут меньше.

— Понятно, пожалуй. У меня вопросов больше нет, теперь буду думать, как нам добыть продукты.

— Тогда, до завтра. Я побегу, Лену встречу с дежурства. Собрались сегодня с ней в кают-компанию. Наконец, сдалась неприступная крепость. У меня первое официальное свидание.

— Тогда поздравляю, удачи тебе.

— Спасибо, я побежал, — и он, подняв руку, сжатую в кулак, добавил: — Но пасаран, — улыбнулся и вышел из комнаты.

Дальнейшие дни потекли размеренно. Его ещё раз навестил хирург, одобрил его состояние. Поговорили по-дружески, и он откланялся, сказав, что его присутствие больше не требуется.

Чувствительность ног постепенно возвращалась, он свободно шевелил пальцами и уже мог сгибать колени. Стал чаще опускать ноги с кровати на пол, с помощью ходунков пытался стоять, и у него, наконец, это начало получаться. Андрея постоянно навещал Николай, но задерживался недолго, было много работы. Пару раз заходили Надя со Светой, справиться о его здоровье. Лариса забегала каждый день с различными стимуляторами и витаминами, которые заставляла употреблять. Кормили его теперь из столовой, еду носил Борис, который там работал поваром. Еда, конечно, была скудной — жидкие супы, разбавленные тушёнкой, такие же каши. Но Андрей не причитал, все были в таком положении. И вот, спустя неделю, он сделал первые шаги, когда к нему пришла Лариса. Теперь он называл её Лара, сравнивая её с героиней известного боевика — она была такая же шустрая, самостоятельная и боевая. На радостях от первых шагов, он попытался обнять и поцеловать её. Она позволила, но в тот момент, когда он приблизил губы, повернула голову, подставив щеку. Потом отстранилась, стала серьёзной, села в кресло и сказала:

— Андрей, давай расставим точки над И.

— В чем дело, Ларис?

— Сначала выслушай, а потом задавай вопросы.

— Слушаю, — и она прочитала ему целую лекцию о моральных устоях базы.

— Во-первых, Андрей я не чувствую с твоей стороны любви — так, заинтересованность, я тебе всего лишь симпатична. Но и я, к тебе больших чувств не испытываю, ты мне тоже нравишься, но это не то. Во-вторых, интимные отношения вне брака на базе не приветствуются. Либо семья, либо никак. Мы с тобой семьёй жить не готовы, не говоря о детях. В общем, я медик, я тебя понимаю, но не вздумай отчудить такое с другими нашими девушками. По-дружески и по этикету приобнять можно, но никак не с намерением интимности. Если, конечно, ты не влюбишься по уши, и девушка не ответит тебе взаимностью. За наглое поведение, на первый раз, можешь оказаться в изоляторе. Будет второй, тебя выкинут из базы на выбор- в твое время или на воздух, в наш мир. Уяснил?

— Да, я всё понял. Скажи, неужели здесь все девственницы и девственники?

— Именно так, Андрей. Кроме тех, у кого была свадьба, и они живут семьёй.

— А как же, старики ваши?

— Старики наши эти правила и установили. Они понимали, почему мир рухнул. Потому что утратили ценность семья и моральные преграды. Ваш мир, это большой публичный дом. Сплошная грязь в отношениях: голубые, лесбиянки, извращенцы, педофилы, скотоложники — всё это у вас расцвело буйным цветом. А отношения между мужчиной и женщиной, как там у вас называют? Перепихон, не так ли?

— Я всё понял, больше такого не повторится.

— Вот и хорошо, надеюсь, мы и дальше будем дружить. Мне с тобой интересно и просто, а там посмотрим, может наши отношения и перерастут во что-то большее.

— Не вопрос, у меня друзей на базе не так много, и одного из них я терять не намерен.

— Отлично, вот теперь можем обняться как друзья, и порадоваться твоим первым шагам.

— Ты меня так отбрила, что мне почему-то уже не хочется.

— Тогда, оставим до лучших времен, а сейчас бери ходунки и пробуй ещё пройти.

В тот день он сделал много шагов и устал, как будто работал грузчиком весь день. На следующий день болели все мышцы, но пришла Лариса и через силу заставила его подняться и снова ходить.

Иначе застыли бы мышцы, и он три дня не смог бы встать. Вот так, потихоньку, Андрей встал на ноги, ходунки сменил на костыли без упоров подмышками. Потом взял клюшки и вскоре стал ходить самостоятельно. Лариса сразу же привела физиотерапевта, тот назначил ему тренажерный комплекс, и строго настрого наказал Ларе следить за исполнением предписаний.

Теперь Андрей по два часа отдавал тренажёрам, стал чувствовать себя уверенней, мышцы наливались силой, он обретал форму.

Но самое главное, что Андрей мог самостоятельно передвигаться по базе и ходить в гости к тому, к кому надо. Конечно, первым делом он направился в бокс охраны. Отыскал там своего тёзку и упросил его показать арсенал. Оружия было достаточно, но выбор невелик. В основном, это были дробовики, ранее упомянутые семизарядные «Мосберги» 12 калибра, но были и карабины «Сайга МК» 7.62 х 39, только все с укороченными магазинами на 10 патронов. Андрей высказал сожаление по этому поводу, тёзка сказал по секрету, что есть с десяток магазинов на 30 патронов у начальника охраны в сейфе. Андрей твердо вознамерился их заполучить. Пистолеты тоже были гражданского образца модификация ПМа ИЖ-71 под патрон 9х17, с магазином на 12 патрон. Уже кое-что.

Потом посетил мастерские, где работал Николай. Ему было любопытно, что там за плазменная винтовка? Агрегат действительно не был похож на винтовку, скорее, на отбойный молоток, и по весу примерно такой же. А самое страшное, что у него был ранцевый элемент питания, весом почти 20 кг.

Андрею очень хотелось посмотреть на работу этой плазменной штуки, и через два дня Николай пригласил его на испытания.

Зрелище было ещё то. Обитатели бункера давно наметили расширение, и им было нужно проделать новый штрек и новую галерею, и вот теперь несколько инженеров, неся это агрегат, направились в предназначенное для этого место. Ранцевый аккумулятор одевать не решился никто, оставили его не земле. Подсоединили кабелем к агрегату, прозванному «отбойный молоток» и самый отважный из инженеров взял его в руки. Остальные отошли назад, мало ли что.

Испытатель нажал на гашетку, раздался щелчок реле и сгусток плазмы, размером с шарик для Пинг-понга, ударил в скальную породу. Яркая голубая вспышка, не сильный взрыв и в скале осталась лунка, диаметром три метра и такой де глубины, с оплавленными ровными краями. Вся команда инженеров плясала, гомонила и обнималась на радостях, поздравляя друг друга с успехом. Потом дружно пошли смотреть на результаты выстрела. Было очень впечатляюще — гладкие края лунки были ещё теплые и все намеревались их потрогать. Как маленькие дети, ну ей-богу. Потом снова отошли и опять храбрец взял в руки пулялку плазмы. Ему кто-то дал совет:

— Стреляй в лунку, но чуть левее. Посмотрим, как делает повороты.

Инженер кивнул, кое-как прицелился, это вам не хухры-мухры, пуд весу, всё-таки. И снова пальнул. Вновь яркая вспышка, но уже внутри лунки, ровно такой же диаметр, но лунка стала глубже на три метра и скошена чуть влево. Пошли пощупать края и посмотреть поворот. Края все были одинаково гладкие, и поворот был чуть заметен.

Андрей остался под впечатлением, и у него появилась идея фикс, сделать именно боевую плазменную винтовку, но сначала надо подробно расспросить об этом Коляна.

Дальнейшие дни прошли в изучении бункера и всех его потайных местечек. Андрею было интересно всё, да и обязан он был узнать все прочные и слабые места базы. Спортивные занятия не бросал, а только добавил себе лишний час, упросил девчонок сшить ему грушу. И когда они ему сделали, обратился в технический отдел, чтобы ему повесили её в нужном месте. У охраны был свой маленький спортзал, но там было только татами и несколько тренажеров, а вот груши не было. И когда он начал колотить по груше, то несколько человек напросились к нему, как бы в ученики.

Он не возражал и добросовестно учил парней всему, что знал сам. Чем больше он заводил знакомых, тем больше ему нравилось здесь, и урок Ларисы ему помнился, как никогда. Потому что люди здесь были не такие, как в том, прошлом мире. Они были открытые ко всему, и если принимали человека в общество, они ему доверяли. Открытость и простота сказывались во всём. Каждый был готов прийти на помощь, только скажи, даже если ты и не знаком с человеком. Лжи не было, от него ничего не скрывали, и на любые вопросы отвечали прямо, как есть. Никто не заискивал, не пытался что-то выгадать для себя. В общем, они были другие. Да, да, именно — другие. Они выросли здесь в подземелье и их так воспитали. Им не привили чувства зависти, жадности и других пороков современного общества. И Андрей жалел, что Россия не построила такое государство и не воспитала таких людей, а ведь шанс был. Сталин дал этот шанс после войны, и вот эта молодежь напоминала ему то, о чём рассказывала мама. О том, какие люди были тогда и как относились друг к другу. Он искренне желал всем живущим здесь успеха, дай бог, чтобы у них всё получилось. Может и правда это будет основа нового мира. А для себя он решил, что никогда не обманет и не предаст этих, теперь уже дорогих для него, людей.

Время шло, Андрей окончательно вошёл в норму, и теперь частенько бегал на тренировки к охранникам и устраивал там побоища на татами. Благо, у них были полные комплекты защиты.

Охране это нравилось, какое никакое развлечение. И они бились достойно, пытаясь его победить, но пока это не удавалось, всё же опыта у него было больше. Он сражался и против двух и против трёх сразу, и всё равно выходил победителем. Да и в загашнике оставил пару хитрых и подлых приёмов.

Он не хотел делать из них убийц, а только людей могущих постоять за себя.

Лариса продолжала его навещать и ему нравилось проводить с ней вечера. Они много разговаривали о самом разном, сидя в креслах и попивая чай, который подходил к концу. Его это мало волновало, они могли пить и компот из сухофруктов без сахара, просто — занятие за разговором.

Целую неделю он донимал Николая, рассказать побольше о плазменном агрегате, но тот его направлял к физикам и конструкторам. Ссылаясь на то, что сам мало что знает о работе плазменной винтовки. Так и пришлось идти к физикам. Общий язык он нашёл с молодым учёным, по имени Артур. Тот рассказал примерный принцип работы агрегата.

— Вот смотри, здесь стоит преобразователь электричества в плазму. По сути, это замкнутая магнитная катушка, которая и удерживает её внутри. Сам ствол — труба, но тоже не простая, вокруг линейный магнит, который задаёт диаметр сгустка и разгоняет его.

— Постой Артур, я ведь тоже не совсем валенок. Ты хочешь сказать, что плазма вылетает по типу рельсы Гаусса?

— Правильно, линейный магнит разгоняет её по принципу Гаусса.

— Тогда скорость у неё должна быть большая. Я так слышал, что пластиковый цилиндр разгоняли до таких скоростей, что только за счёт кинетической энергии он пробивал стальную броню.

— И это тоже правильно, но нам такие скорости не нужны, иначе нам всей мощности нашего реактора не хватило бы на такую установку. Нам нужно только вытолкнуть плазму в нужном направлении и на нужное расстояние, а она, по сути, и есть сама энергия, и очень разрушительная.

— Хорошо, с этим выяснили, а можно сгусток плазмы сделать размером с горошину?

— Можно, отчего же нельзя.

— И какая энергия при этом выделится?

— А кто его знает, считать надо.

— Хорошо, с этим всё ясно. Скажи, насколько хватает элемента питания в агрегате, который у вас для долбления скал?

— Тебе в каком эквиваленте?

— В выстрелах. Каждый сгусток — это выстрел.

— Если быть точным, то на 263 импульса.

— Отлично, тогда ты меня поймёшь, — и Андрей рассказал ему о задумке сделать настоящую плазменную винтовку. Артур идею подхватил, и пообещал произвести расчёты. В общем, тоже загорелся идеей.

— У меня только одно условие, — сказал Андрей.

— Какое?

— Когда будут готовы части, дизайн я сделаю сам, стрелять-то придётся мне из неё. И ещё одно, надо сделать компактные батареи, чтобы хватало выстрелов на тридцать, как у автомата. Чтобы запас элементов можно было брать с собой, и быстро их менять по израсходовании.

— Хорошо, продумаем и это. А теперь, с недельку ко мне не прибегай. Я, когда работаю, не терплю беспокойств. Понял?

— Понял, приду ровно через неделю.

— Добро, пока.

— До скорого.

На следующий день Андрей пошёл к компьютерщикам. Была у него задумка с порталами, база сидела почти на голодном пайке, и надо было что-то делать.

Пришёл он, когда все ушли на обед. Там остался только один парень, по имени Олег — худой, жилистый, но не болезненный, как большинство заядлых геймеров или программистов мира Андрея. Они познакомились, и Андрей стал узнавать о возможности программирования портов.

Инея его была проста — так как у него оставались деньги, он хотел явиться на продуктовую базу под видом покупателя. Оставить там сразу несколько порталов перед закрытием базы на выходной или на ночь. А потом, по три-четыре человека, сразу из всех портов появляются люди в складе, берут мешки с нужными продуктами и уходят.

— Олег, я вот что хотел уточнить. Вот смотри, как я понял, портал схлопывается, как только через него проходит хозяин, так?

— Да, именно так.

— А сколько человек может пропустить порт перед хозяином?

— Троих и всё.

— А если эти трое пойдут обратно с грузом, он их пропустит?

— Скорей всего — нет, потому что портал учитывает весовые характеристики хозяина. И если пропустит, то только с небольшим весом, килограмм по 10 и всё.

— Ладно, а если пройдут двое и хозяин?

— Тогда можно рассчитывать килограмм на 50.

— То есть, каждый по 50, вместе с хозяином?

— Ну да, а к чему ты это спрашиваешь?

— Погоди, позже объясню. Сначала ещё пара вопросов. Представь такую ситуацию — если на меня будут запрограммированы, скажем, пять порталов. Я их открою, чтобы пустить людей, они пройдут, возьмут, что надо и уйдут обратно. Как потом, закрыть эти порталы?

— А что их закрывать? Заходишь в один, и они все свернутся и окажутся рядом, когда ты будешь на месте.

— Отлично Олег, это самая приятная новость, которую ты мне сказал.

— Ну, так в чем дело?

— Готовь пять порталов на мою персону.

— Не могу без одобрения триумвирата.

— А это кто такие?

— Это наше управление всем бункером. У нас все решения принимаются коллективно, Совет бункера — 13 человек. Они все управленцы, назначенные тем отделом, который они представляют, и только трое из них, как Верховный Совет. Это и есть триумвират.

— Ну-ка, поподробней?

— Да всё просто. Жилой сектор представляет в Совет своего самого пробивного и достойного, чтобы заострял проблемы в этом секторе. Охрана — своего, чтобы их чаянья были услышаны, Медицинский сектор — своего и так далее от всех секторов — обслуги, инженерии, от нас, конструкторов, хозяйственников. Всего — 13 человек. Из них на Совете выбирают троих — тех, кто будет решать, что первично, а что терпит. В общем, они как судьи, принимают окончательное решение. Каждые полгода триумвират меняется. Они там переизбирают новых, чтобы все могли побывать в их шкуре. Ну и конечно, если представитель какого-то сектора не справляется, то его можно отозвать и заменить другим. Это уже делают те, кто в этом секторе трудится и живёт.

— Понятно, полная идиллия, мечта социалистов. И когда у вас новый триумвират заступил?

— Недавно, месяц назад.

— И как с ними связаться?

— Нет ничего проще, подойди в своём жилом секторе к представителю в Совете и скажи ему о проблеме.

— А кто у нас представитель Совета?

— Сарычев Валерий Петрович, жилой блок 18. Можно просто — Валера. Иди сейчас, он после обеда к себе на два часа заходит. Расписать дела на следующий день и основные надобности.

— Спасибо, я побежал. А ты всё равно готовь порталы, они нужны для похода за продуктами. Чуть не забыл, скажи, сколько времени может быть открыт портал? Чтобы люди через него проходили туда, сюда?

— Часа на три — четыре должно хватить.

— Нельзя ли поточней?

— Три с половиной, не ошибёшься.

— Отлично, спасибо. До скорых встреч.

Андрей вышел из компьютерной и пошёл искать блок 18 в жилом секторе.

Восемнадцатый блок он нашёл быстро, его собственный был 17-ый, а 18-ый напротив, через фонтанную площадку. Андрей только сейчас заметил, что блоки имели чётную и нечётную сторону. Он прошёл к двери жилого блока, и она автоматически открылась.

— Могу я войти? — спросил он.

— Конечно входи, что встал в дверях, у нас так не принято. Если дверь открывается, значит любой может войти. А если подошёл и дверь не отъехала в сторону, но горит зеленая лампочка на электронном замке, то хозяин дома и занят. Тут уж надо спрашивать разрешения.

Андрей вошёл. Комната была такая же, как у него, только в зеркальном отражении. Хозяин сидел в кресле возле журнального столика и что-то писал. Взглянул на него и сказал:

— Проходи, Андрей, садись. Что за проблема тебя привела?

Валерий был не стар, с виду лет сорок — лицо широкое, открытое, прямой нос, нормально посаженные глаза. В общем, самый обыкновенный работяга, и нет никакой спеси, что он, мол, член Совета.

— Валерий Пет…. — но хозяин не дал ему договорить, подняв руку в жесте «стоп».

— Давай, Андрей, по-простому. Тем более, что мы ровесники. Зови меня — Валера, без всяких Петровичей.

— Хорошо. Тут такое дело, я собрался пополнить запасы продуктов и у меня есть идея, как всё это реализовать без потерь. К тому же, этот трюк можно проделать не один раз, и не только с продуктами.

— Стоп, хватит, я понял. Давай сделаем так — я соберу экстренно Совет, тебя на него пригласят, и чтобы не рассказывать десять раз, ты придёшь и расскажешь сразу всем. А мы примем решение, не откладывая в долгий ящик.

— Идёт, а я думал, мне придётся бегать и доказывать.

— У нас всё намного проще. Ну что, до вечера?

— До вечера. И спасибо тебе, Валерий, что сразу понял, в чём дело.

— Меня же не просто так в Совет назначили, должен понимать важность каждого вопроса и мгновенно принимать решение.

— Уважаю. До вечера.

Как только Андрей вышел, дверь за ним закрылась и щёлкнула магнитным замком, но лампочка на нём осталась зелёной. Вот молодец, сразу бросил дела и стал собирать Совет. Там, в комнате Валерия, он видел коммутатор. Ну что же, остается только ждать.

Со всеми этими делами Андрей забыл пообедать, и побежал в кают-компанию. Там уже никого не было. Он заглянул на кухню и поинтересовался, осталось ли что от обеда. Ему налили жидкой похлёбки, приготовленной на тушёнке с лапшой быстрого приготовления и сушёной морковкой. Он её выпил, чуть ли не залпом. Зато каша была рисовая и густая, и тоже сделанная на мясном бульоне из той же тушёнки. Первый раз за всё это время он наелся досыта. Ему даже захотелось отдохнуть, и он направился к себе. Зайдя в комнату, он закрыл дверь, как это сделал Валерий, теперь без спроса никто не войдёт. Лёг на кровать и закурил предпоследнюю сигарету. Покурив, он погрузился в раздумья и не заметил, как уснул.

Проснулся он от того, что кто-то стучал в дверь:

— Сейчас, сейчас, уже открываю, — проворчал он и направился к двери.

Там стоял Николай.

— Хватит спасть, там экстренный совет собрали, ждут только тебя. Давай собирайся и иди.

— Ага, минутку подожди, ополоснусь и пойдём.

— Я слышал, у тебя появилась идея, как запастись продуктами?

— Поэтому и в совет вызывают.

— И что ты задумал?

— Не буду пока говорить, чтобы не сглазить. Если Совет примет мою идею, то сам узнаешь.

— Ладно, не буду донимать.

Андрей освежился холодной водой, вытерся, и вышел из душевой. Быстро переоделся, привёл себя в порядок и, подойдя к двери, сказал:

— Веди меня, Иван Сусанин, я ведь не знаю, где сборище Совета.

— Пошли уже, сейчас тебя там запытают.

Они направились в Центр Управления базой. Оказывается, там была комната совещаний Совета. Андрей, когда изучал базу, сюда не заглядывал, не было нужды. Они подошли к двери зала и Николай, хлопнув его по плечу, сказал:

— Давай, удачи тебе.

— Спасибо, — произнес Андрей и, открыв дверь, шагнул внутрь.

Зал, если его можно было так назвать, был всего лишь комнатой, похожей на кабинет начальника. Во всю комнату стоял Т- образный стол. Во главе которого сидело три человека, а по бокам с каждой стороны — по пять. Председательствовала женщина, как позже узнал Андрей, она работала в медицинском блоке педиатром. Женщина встала и поприветствовала его:

— Здравствуйте, Андрей. Проходите, садитесь, — и указала на стул, стоящий в торце нижней части буквы Т.

— Валерий Петрович нам в общих чертах сказал о вашей идее. Вот мы и хотим услышать её полностью, и понять, стоит ли она затрат наших, и так малых ресурсов.

Андрей встал было со стула, чтобы начать, но ему показали, что этого делать совсем не обязательно.

— Вы не ученик перед ученым Советом, а мы не экзаменаторы. Сидите и спокойно расскажите, что вы задумали.

— Прежде чем прийти к каким-то выводам, я много интересовался всякими деталями на счёт переходов через портал. Ваши люди провели много экспериментов, но не сделали один и очень важный. Они забыли сделать простую вещь, узнать пропускную способность портала.

— Как это не сделали? Сделали, — сказал молодой парень, сидящий слева от Андрея.

— Вы сделали общий, то есть, какое количество людей пропускает портал за один раз.

— Ну да, вот именно, и результат всем известен.

— А представьте себе, что портал открыт. Хозяин, тот на кого он запрограммирован, не пойдёт вместе со всеми в портал. Сколько человек могут пройти туда и обратно, постоянно меняясь, пока не схлопнется или не отключится портал?

— Не могу сказать.

— Вот именно, потому, что такого эксперимента не было.

— Андрей, ближе к делу. Мы пока не совсем понимаем, как это относится к доставке продуктов, — сказал Валерий, сидевший рядом с женщиной председателем.

— Да напрямую. Я задумал провести такой эксперимент, и одновременно заняться доставкой продуктов.

Мне надо пять порталов запрограммированных на меня лично. Разумеется, и мой портал, который мне вручили очень давно. Сейчас объясню для чего — у меня остались некоторые деньги, мне надо лишь попасть в мой мир, желательно в субботу, когда рабочий день оптовых складов короткий, а после начинается выходной. Я войду в склад как покупатель, разумеется куплю достаточно чтобы не вызывать каких-либо подозрений. Найду там укромное местечко, и оставлю свой порт. С помощью другого вернусь обратно. Склады после рабочего дня запрут. Насколько я помню, внутри они охрану не держат. Только на въезде на территорию, ну и делают обходы каждый час. Проверяют запоры, и не проник ли кто на территорию. Охране в склады заходить запрещено, замки пломбируют, с этой стороны опасаться нечего. Здесь у нас в бункере я беру пять приготовленных для меня порталов, мы открываем проход в мой порт, оставленный на складе. А дальше все просто. Я, оказавшись на складе, активирую пять портов. В них проходят по три человека — это грузчики и носильщики. Внутри склада они подготавливают самое необходимое из продуктов. А я, тем временем, с несколькими людьми провожу эксперимент с одним из порталов.

— А в чём суть эксперимента? — вмешался ещё один человек, сидящий справа.

— Мы устроим порталу «карусель». Один человек на складе берёт груз, скажем мешок риса, и идёт через порт к нам на базу. Как только он проходит, с базы в порт идёт другой человек с пустыми руками.

Он выходит на складе, а взамен идёт следующий с мешком сахара. И так, по кругу, постоянно меняясь, у нас на складе будет постоянное количество людей. Не забудьте, один портал, свои личный, я держу в резерве — на случай, если тот, в котором мы пробуем «карусель», схлопнется.

— Я понял, вы хотите проверить, сколько раз портал позволит пройти сквозь него.

— Так точно. И уже на основе этих данных мы будем знать, сколько раз можно сменить людей, и сколько груза пропустит каждый портал. А потом, расставляем оставшиеся порты в нужных местах на складе. Один, например, к мешкам с крупами, второй — с консервами и так далее, и устраиваем «карусель» сразу со всеми, учитывая ресурс портов. Как они исчерпают свои возможности, их можно поменять. И так проделаем с несколькими складами, и наберём всё, что нам нужно.

— Но это получается воровство, — проговорила какая-то девушка с правой стороны.

— Скажите, а зачем оставлять это добро, если оно, через неделю превратится в радиоактивную пыль?

— Наташ, Андрей верно говорит, всё равно добро пропадет, — сказал сидящий рядом с ней мужчина.

— Всё же, это аморально, нас учили не воровать.

— Я предлагаю вам не воровство, — сказал Андрей, — а возвращение того, что отняли у нашего народа, так сказать, восстановление справедливости.

Девушка, опустила голову, махнула рукой и добавила:

— Делайте как хотите. С точки зрения того, что наша база умирает, я полностью согласна с Андреем, а вот с моральной — принять не могу.

Встала председатель и сказала:

— Вопрос выносится в Совет для принятия решения. Кто — за? Так, семь человек. Кто — против? Один. Кто — воздержался? Двое. Что скажет Триумвират? — и она пошепталась с сидящими рядом мужчинами.

— Решение принято, база нуждается в продуктах, иначе погибнем. Начать подготовку к доставке продовольствия. Андрей, вы будете курировать этот вопрос. За все промахи спрос будет с вас лично. Совет считаю закрытым, все свободны.

Андрей вышел первым, он радовался что его идея нашла поддержку. Конечно, решение многим далось с трудом, их воспитали в духе морали, и это правильно. Но здоровый прагматизм и забота о всей ячейке этого общества взяла верх.

На подготовку ушло три дня. Сделали восемь порталов, сказывалось то, что бункер был ограничен в средствах. Ничего, и об этом подумаем, сейчас главное продукты.

В день «Ч» Андрей сидел у программистов и выбирал точку выхода из портала.

— Олежек, приблизь карту северного района моего города. Вот это место ещё приблизь, так хорошо. Я знаю этот район, до армии там подрабатывал на складах. Теперь увеличь вот этот закуток за ангаром. Сможешь меня туда забросить?

— Не вопрос, смогу. А почему ты выбрал это место?

— Всё просто Олег, я работал на этих складах и знаю там всё. Там за ангаром растут деревья, с другой стороны — плотные кусты, люди из складских там бывают редко. В основном, там тасовались алкаши — залезали сквозь дыру в заборе и в тени яблонек сидели, выпивали. Тут тебе и закуска, и солнышко не печёт. Менты не мешают и складские не гоняют. Лафа. И вот, как я там появлюсь, местная пьянь, если она там будет, просто примет меня за очередной глюк. Вопросов не будет.

— А что такое — глюк?

— Компьютерщик, а не знаешь. Вот, когда у тебя система зависает, как ты это называешь?

— Провал, у нас называют.

— А у нас это называется — глюк.

— Не пойму, причём тогда алкоголики?

— Увидев меня выходящего из столба света, их мозг зависнет, как компьютерная программа. В общем, у них случится глюк. Пока разберутся, что они видели, я спокойно уйду.

— Теперь понятно. Когда начинаем?

— Часа через два. Ты пока запрограммируй мой портал на 15 часов 20 минут и на это место, которое я тебе указал. Точку перехода делай из дезинфекционной камеры. Остальные порталы — с точки перехода продуктовых складов базы.

— Почему так?

— Ну не таскать же нам продукты через всю базу?

— А безопасность?

— Ну, я же буду контролировать всё с той стороны.

— Ладно, как скажешь, ответственность твоя. Сколько готовить порталов?

— Сейчас пока два, мой и запасной. Запасной с точкой выхода отсюда, чтобы я прямо здесь вынырнул.

— А на какое время и место? — Ни на какое, со стандартным выходом. Мне он нужен только, чтобы попасть сюда. Я побежал к охранникам, возьму оружие на всякий случай, а ты готовься.

Андрей, уладил все дела, переоделся, захватил куртку, в том времени хоть и был апрель, но ещё было прохладно. Потом забежал в сектор охраны, у начальника вытребовал пистолет и наплечную кобуру, не то чтобы он ему был нужен, а так, на всякий случай. И когда начальник охраны его спросил:

— Андрей, зачем он тебе там нужен? Всё там пока мирно, люди не знают о войне, а вот нарвёшься на милицию, тьфу, не могу привыкнуть, что там полиция. Будут неприятности.

— Сергеич, есть на эту тему старый анекдот, хочешь, расскажу?

— Валяй, я-то наверняка не знаю его.

— Собирается мужик на гулянку. Помылся, побрился и освежается одеколоном.

Мазнул под носом и говорит: «Для себя».

Потом за ушами: «Для людей».

Грудь и подмышками: «Для *лядей».

Потом в области ширинки: «На всякий случай».

Подумал и намазал одеколоном задницу: «А случаи бывают всякие».

Начальник охраны засмеялся, вручил ему пистолет с кобурой и сказал:

— Это тебе на всякий случай, а может тебе оружейного сала дать?

— Зачем оно мне?

— Сам же сказал, случаи бывают всякие. Может, пятки смазывать придётся.

Тут уж и Андрей засмеялся, оценив шутку Сергеича:

— Спасибо, не надо, постараюсь до такого не доводить, — и направился обратно к компьютерщикам.

По пути зашёл к Валерию Петровичу, сказал, что он пошёл за покупками, и надо готовить людей для работы на складах.

— Не беспокойся, Андрей, люди давно готовы, начинайте.

Получив благословение от начальника своего сектора, он прибежал к Олегу.

— Ну что, Олежек, готовы порталы?

— Конечно, готовы, как и просил. Твой идёт из шлюзового отсека, если им возвращаться, то у нас здесь пройдёт полчаса. Второй — эвакуационный портал, возврат, через минуту окажешься здесь. В общем, я ему задержку на минуту сделал.

— Как это, я не понял.

— А что тут понимать, ты сейчас выйдешь и пойдёшь в шлюз, а через минуту выйдешь здесь из портала.

— Не совсем тебя понял. Я-то ещё буду здесь, не успеваю дойти до шлюза за минуту, чисто физически. Как такое может быть? Значит, пока я иду к шлюзу, другой я выйдет здесь из портала?

— Ну, какой другой, ты и выйдешь. Здесь объяснить трудно, временной парадокс. Главное, чтобы ты не столкнулся сам с собой.

— Значит, пока я стою здесь, то я могу выйти из портала через минуту и если столкнусь с собой, то случится что-то нехорошее.

— Да ничего не случится, порт возврата ещё не активирован. Зачем я тебе всё это сказал? Теперь объяснять надо как ребёнку.

— Погоди, Олег, то есть, пока портал не активирую, я здесь не появлюсь.

— Конечно, нет.

— А если я его активирую сейчас, то — что будет?

— Ничего не будет.

— Но ты же сказал — я буду должен выйти оттуда.

— Прежде чем откуда-то выйти, надо куда-то войти, понял?

— Ничего не понял. Ну ладно, потом поговорим, сейчас дело, — и направился в шлюзовую.

Андрей прошёл через посты охраны к шлюзовой, пересёк все отсеки до дезинфекционной камеры и активировал свой порт. Вышел он, как намечалось — за складами, среди яблонь. Только вот деревья были ещё голые, листва только-только начала пробиваться из почек. Зато никого не было видно, и алкашам делать здесь было нечего, он помнил это место по лету. А сейчас была ранняя весна.

Андрей вышел из-за ангара и направился к продуктовым складам. Там тарахтели машины, бегали грузчики и мерно расхаживали покупатели. Он влился в толпу и пошёл на склады. Гуляя меду рядов, он присматривал местечко, где можно безопасно оставить порт, чтобы его не нашёл какой-нибудь грузчик или кладовщик. Заодно смотрел, где что продают, чтобы потом не рыскать по складу в поисках нужных продуктов. Подошёл к отделу, где продавали всякие сладости, тут народу было мало, только женщины покупали сахар в небольших мешках по десять килограмм. Постоял с ними и купил пару кило сахара, рядом приобрёл блок сигарет. Потом прошёл в отдел, где продавали консервы. Купил шесть банок тушёнки. Но самое обидное то, что не находилось места, где можно безопасно оставить порт. И тогда он нашёл выход, посреди склада стояла конторка, наверное, что-то типа офиса или сторожки. Это была неожиданность. Неужели в складе кто-то дежурил ночью? Он обошёл её, прикинул и положил свой порт на крышу этого сооружения. И на всякий случай прикрыл его газетой. Отошёл и стал наблюдать. В ту сторону никто не ходил. Только после того, как стали закрывать свои торговые ряды дверями с решёткой, в эту будку стали заходить люди, наверное, отмечали, что склад закрыт и сдавали ключи. Надо бы проверить. И он зашёл следом за одной торговкой в это помещение. Та расписалась в журнале, который ей подала сурового вида женщина. Попрощалась и пошла на выход, ключи не сдала. Вот это был сюрприз. Суровая тетка окликнула его:

— А вам что, молодой человек?

— Ничего. Думал, здесь что-то продают, хотел посмотреть.

— Быстрее надо думать, сегодня суббота — день короткий, через десять минут закрываем базу, так что, вам пора на выход.

— Спасибо, что предупредили, всего хорошего. И Андрей пошёл смотреть на закрытые ряды, как и на что они закрыты. Решётки были довольно мощные, с крепкими петлями и проушинами для замков.

А вот замки были разные — у некоторых хилые, так, для формальности, у других — крепкие, амбарные. Радовало то, что они все были навесные. С нужным инструментом открыть торговый ряд не составит труда. Он вышел в центральный проход, покупатели почти все покинули склад. Обернулся, ещё раз глянул на будку, где сдавали дела и расписывались за проданный товар. Убедился, что задняя часть этого зданьица никого не интересует и взял направление к выходу.

Выходя с базы, он краем глаза заметил знакомую личность. Это был тот самый Максим, который приходил к нему в квартиру ради портала. Андрей не подал вида, что знает о наблюдении, и тихо пошёл между складов, стараясь увести шпика в укромное местечко. Он не оборачивался, зная, что тот обязательно за ним пойдёт. Свернув за угол склада, Андрей побежал, чтобы успеть скрыться за углом следующего. Ему это удалось, Максим появился, когда его уже не было на открытом месте.

Андрей спрятался за ржавыми бочками и наблюдал, что будет делать его противник. Тот, не спеша достал пистолет, и направился к углу склада, за который предположительно убежал его подопечный.

Шёл он грамотно, к стене здания не приближался, а обходил его по широкой дуге, на случай, если человек стоит за углом и намеревается ударить преследователя. Но он не учёл, что Андрей может прятаться за бочками, и все свое внимание сосредоточил в другом направлении. Наш герой этим и воспользовался, внезапно появившись за спиной Максима. Ударил его под колено и попытался сделать захват за шею, но не всё пошло гладко. Преследователь на долю секунды почувствовал опасность сзади и Андрею только удался удар под колено. Максим падая, выронил пистолет, а Андрей кинулся на него, но промазал. Тот, перевернувшись, откатился в сторону и сразу же поднялся на ноги, приняв боевую стойку. Андрей, сделав кувырок, тоже встал на ноги перед своим противником. Пистолет Максима, валялся далеко сбоку. И шансов у кого-либо взять его, практически не было.

Они стояли и смотрели друг другу в глаза. «Ну что же, посмотрим, что ты умеешь», — подумал Андрей и бросился в атаку. Удары не достигли цели, противник ловко блокировал и уклонялся от них, отвечая контрударами. На что Андрею приходилось реагировать и тоже уклоняться и ставить блоки. Наконец, ему удалось сократить дистанцию и пробить коленом в пах. Противник дёрнулся и увеличил расстояние. Но видно, что Андрей попал как надо. Максим скривил губы от боли, и тогда Андрей пробил ему в грудь ногой, мае-гери был сильным и опрокинул Максима на землю. Он сделал кувырок через спину, развернулся и побежал. Андрей решил его догнать и помчался за ним. Его противник бежал довольно быстро, но его тормозило то, что он доставал что-то из-за пазухи. Андрей нагонял его, но тот кинул что-то перед собой, и появился столб синего света, в который и нырнул Максим. Хлопок воздуха и, нет ни синего света, ни надоедливого Максима.

— Ушёл гад, — выругался Андрей. — Интересно куда? На день в прошлое или они нашли способ возвращаться домой? Теперь спешить было некуда, он развернулся и направился к бочкам, где оставил пакет с продуктами. Взял сумку, пошёл на место сражения, чтобы подобрать пистолет. Посмотрел на него и сильно задумался, такая редкость — FNP 45, даже у нас об этом оружии мало что известно, хотя все наслышаны о «Глоках», «Вальтерах» и «Береттах». Эту штуковину делали только для американского рынка. Да и калибр очень ими любим. Значит, ты дружок, никакой не Максим, а скорее всего — Макс. Будем иметь в виду. И Андрей, активировав свой портал, шагнул в него.

* * *

Максвелл О'Райли выпрыгнул из портала в специальном помещении, полы которого были выложены мягкими матами. Это смягчило его падение, и он, упав, остался лежать на них. Отдышавшись, он встал и направился к себе в жилой бокс. Зашёл в ванную комнату, освежился и уставился в зеркало. Русский оказался проворный, задел его в скулу, теперь на этом месте был синяк, челюсть болела, болел пах и ломили ребра. Но злило его не это, он больше жалел о своём утерянном пистолете, в их отделе такого не было ни у кого. А теперь надо успокоиться, взять себя в руки и идти на доклад.

Макс переоделся в форменную одежду старшего лейтенанта армейской разведки. И направился в бокс полковника Макгилла. Пройдя несколько коридоров, он спустился на этаж ниже, где располагались офисы старших офицеров. Он шёл и размышлял, как хорошо, что он попал на экстренную конференцию НАТО в Брюссель. Когда началась мировая воина, их всех направили в этот огромный бункер. Не будь он офицером разведки, то сгорел бы в ядерном аду на поверхности земли. Этому бункеру повезло. Многим другим — нет, координаты их были известны противникам. Когда начался обмен ядерными ударами, про штаб-квартиру в Брюсселе, казалось бы, забыли, в этот город попала только она боеголовка. Целью её была военная база на окраине. Поэтому бункер не пострадал и все его коммуникации остались целыми. А ещё его спасло то, что они со своей напарницей Дженни Пипер, работая в России, захватили подозрительную женщину, которая появилась из луча света в переулке, в котором они вели наблюдение за разрабатываемым объектом.

Он сразу сообразил, что женщина прыгун во времени, и принял меры к задержанию. Женщина кинулась к своей серебряной пудренице, но он перехватил её и застегнул ей руки наручниками за спину. Попросил Дженни, чтобы она подобрала пудреницу, она нагнулась и попыталась поднять. Проскочила небольшая искра. Электрический удар был сильным. Дженни отлетела на три метра от этого места и потеряла сознание. Тогда он не стал рисковать, нашёл походящую по размеру картонную коробку и палкой затолкнул пудреницу в неё. Как только они сделали доклад, их сразу сняли с операции, предупредив, что за пленницу отвечают головой. Трудней всего было вывезти пойманную женщину на базу в Рамштайн. Но им помогли агенты ЦРУ, организовав переправу по дипломатическим каналам. Там они тоже находились недолго. Их отправили в штаб-квартиру НАТО.

Вот так он и оказался в Брюсселе за день до начала войны. Потом им выделили допросную комнату в нижних подземных этажах штаб-квартиры. И назначили старшим этого проекта полковника Макгилла. Были долгие допросы, не давшие результатов. На поверхности началась заварушка. Проклятые израильтяне не могли дождаться полной готовности нашей страны и нанесли удар по Ирану. Макса, Дженни и полковника перевели в бункер, создали новый отдел «Временных исследований», дали в подчинение яйцеголовых учёных, которые были под рукой и увеличили состав оперативников. Среди них были два специалиста по жёстким допросам. И О'Райли сбагрил на них русскую девушку. Те постарались на славу, и через три дня позвали Макса, сказав, что она желает говорить с ним.

Спустившись в допросную, он увидел страшную картину — красивая девушка превратилась в страшную старуху с гематомами по всему лицу и припухлостями, которые искажали правильность черт.

— Вы хотели мне что-то сообщить? — спросил он.

Говорила она с трудом, и некоторые слова было нелегко понять из-за разбитых губ и выбитых зубов. Но всё же, он понимал её.

— Я расскажу вам всё, что знаю, но с одним условием.

— ???

— Вы прекратите мои мучения и убьёте меня, разумеется, после всего, что я смогу рассказать.

— Я приму ваши условия, ещё что-нибудь?

— Пожалуй, попросите врачей подлечить моё лицо и наберитесь терпения, не хочу умирать в таком виде. Хочу, чтобы запомнили меня такой, какая я была на самом деле.

— Мне надо поговорить с полковником.

— Говорите, а иначе ваши костоломы забьют меня на смерть, и ничего не добьются. Они пробовали и сыворотку, я не восприимчива к ней, потому что не из этого времени. Наши ученые научились противостоять этим препаратам. Вот и осталось вашим бугаям только физическое воздействие. А это сами понимаете…..вдруг не рассчитают?

— Хорошо, я понял, больше вас не побеспокоят, пока решение не примет полковник.

Полковник дал добро. Девушке, как потом выяснилось, её звали Катерина, дали прийти в себя. Примочки и другие процедуры помогли привести её лицо в порядок, и пока всё это происходило, она давала информацию. Рассказывала всё, что знала и помнила. Этого, конечно, не хватало для полноты картины, она не знала технических и физических возможностей портала, не знала координат их бункера, потому что родилась там. Но структуру и бедственное положение запертых там людей, они теперь знали досконально. Это было огромное преимущество, им понадобилось 60 лет, чтобы создать портал, а Макс получил его ещё до войны, и прошло всего две недели после ядерного апокалипсиса.

Он узнал, что порталом никто не сможет пользоваться, если она добровольно не пожелает его подарить или продать. Но она этого делать не собиралась, по крайней мере, у неё не получилось бы, так как на уровне подсознания стоит запрет. И даже, если она захочет его подарить, внутри будет всё сопротивляться этому. Но есть и ещё вариант, она может отказаться от него, искренне пожелать, чтобы портал не попадал к ней в руки. И тогда он станет свободным. Кто его возьмёт, сможет им воспользоваться, но, к сожалению, координат возвращения не будет, их выжжет из программы. Но и этому результату начальство Макса было радо. После, когда поток информации иссяк, Максу надо было исполнять обещанное, он должен был убить эту девушку. Но уже не мог, она ему нравилась. При первой встрече он не обратил на неё внимание. У него была другая цель. А теперь она поражала своей красотой, и это было без всякого макияжа. Он хотел перепоручить это громилам, но она настояла, чтобы это сделал он.

— Макс, пойми, если будут они, я не смогу отказаться от порта. Эти люди мне неприятны и будет внутреннее сопротивление. Только не забудь принести портал, он должен считывать мои импульсы. И плюс, ты сразу сможешь проверить — порт примет тебя и ты останешься в проекте. А так, я не уверена, что тебя оставят.

Тогда лейтенант О'Райли впервые задумался, он действительно был пешкой, и как только начальство получит то, что им надо, он будет им не нужен. Вот тогда он и решился, чёрт с ней с этой русской, своя жизнь дороже. К тому же, по бункеру пошли слухи, что люди на верхних уровнях стали болеть от проникновения радиации. Он сходил за стеклянным ящиком, в котором хранился порт. Приготовил пистолет и вошёл в комнату, где содержалась Катерина.

— Я пришёл с тобой проститься, Кати, — и поставил короб с порталом на стол.

— Я ждала тебя, — сказала она, а сама подумала: «Чёрт бы побрал этот портал. И надо же было мне влюбиться в этого человека, который свои интересы ставит выше всего и способен пойти ради этого на убийство. Лучше бы не было никогда этого порта, как я его ненавижу, не хочу, чтобы он принадлежал мне. И слезы покатились из её глаз. Она смахнула их и ровным спокойным голосом сказала:

— Можешь взять портал, он мне уже не принадлежит.

Максвелл подошёл к коробу, открыл его и протянул руку к пудренице, дотронулся до неё и по телу прокатился импульс. Порт считал его данные и принял нового владельца. Схема, содержащая координаты возврата полыхнула и оплавилась.

— Спасибо, Кати.

— Не за что Макс, теперь и ты выполни своё обещание, стреляй в сердце.

Максвелл взвёл курок своего 45-го и выстрелил. Он оставался в проекте.

За этими воспоминаниями старший лейтенант Максвелл О'Райли подошёл к офису полковника, открыл дверь и вошёл в приёмную. За столом сидела секретарь — сержант мастер Дина Джейкобс.

— Проходите, лейтенант. Полковник ждёт вас.

— ДиДи, скажите, в каком он настроении?

— Хмур как туча, но вам это не грозит, для вас есть приятные новости.

— Благодарю вас, мастэ седжант.

— Удачи, фёрст лютенент.

Макс открыл дверь к полковнику и доложился:

— Фёрст лютенент О'Райли, сэр.

— Присаживайтесь, кэптэн О'Райли.

Максвелл пошёл к креслу и вопросительно уставился на полковника.

— Не удивляйся, Макс, с сегодняшнего дня ты — капитан.

— Для меня это честь, сэр.

— Макс, оставь эти армейские замашки. Пора привыкнуть, что теперь ты работаешь на бывшую могущественную фирму — ЦРУ. Докладывай о работе портала и что там произошло.

С тех пор, как они застрелили русскую, прошло уже полгода, и уцелевшие ботаники, которых они собирали по всему миру, успели разобраться в некоторых аспектах портала. Конечно, они так и не поняли принцип работы порта, не знали, как заставить серебро образовывать проходы и взаимодействовать с электронной начинкой. Не смогли сделать аккумуляторы как у русских. Но у них была альтернатива, литиево-полимерные аккумуляторы. По запасу питания не сравнить с русскими, но на сутки пребывания в прошлом хватало. Смогли скопировать и заменить электронику на собственную. Сменили сгоревшую микросхему, в которую заложили координаты своего бункера. И вот, вчера были первые, полноценные испытания по возврату из прошлого в настоящее. Конечно, были и до этого переходы, но тогда они только и смогли впаять в схему свой модуль с координатами Брюссельского бункера. А теперь вся начинка была собственной разработки.

— Полковник, наши яйцеголовые всё сделали отлично, только вот небольшая проблема. При переходе в тот мир приходится прыгать на землю с высоты четыре фута, как при высадке из вертолёта.

— Почему так?

— Не могу знать. Наверное, погрешность в точности настроек координат.

— Что ещё?

— Вычислитель энергетических всплесков портала работает отлично. Мне повезло, как только я попал в тот мир, он сразу сработал, показав одиночный переход кого-то ещё. GPS, в том мире ещё работает. И мне удалось вычислить приблизительное место сработки. Я поехал в тот район города и наткнулся там на нашего знакомого.

— Того, который от вас ускользнул?

— Да сэр, теперь он здоров и в прекрасной физической форме.

— Вижу по вашему лицу, пришлось применять силу? Захватили его?

— Нет, сэр. Мне пришлось самому уносить ноги.

— Как думаете, О» Райли, что он там делал?

— Это был одиночный переход на склады оптовой торговли. Я наблюдал за ним, ничего подозрительного — он купил себе продуктов и запас сигарет.

— А почему он был один?

— Думаю, сэр, он ушёл из бункера. Сделал для них определенную работу в уплату за лечение и решил стать одиночкой. Возможно, подбирает единомышленников.

— Не исключено. В таком случае, он будет бороться за свой порт насмерть. Если попытаемся его захватить, потеряем ещё один портал. Вы же помните, что происходит, когда убивают владельца.

— Да, сэр. Взрыв, сэр.

— Тогда, оставим в покое нашего знакомого и будем охотиться за добычей попроще. Пока наши умники сами не смогут делать порты перехода.

— Да, сэр, я понял.

— Вы свободны, кэптэн. И приведите форму в соответствие.

Глава 3

Андрей вышел из портала в лаборатории, и первым, что он увидел, сидящего в офисном кресле Олега. Он улыбался добродушной, с оттенками хитринки улыбкой и глядел на наручные часы.

— Секунда в секунду. Прошла ровно минута и ты здесь.

— Что? Ах, да, минута.

— Андрей, что с тобой, лицо такое озадаченное, случилось чего?

— Да, случилось. Столкнулся с одним из охотников за вашими порталами.

— Не переживай ты так, что они могут — только выныривать в нашем времени и каждый раз возвращаться самолётом.

— Ошибаешься, Олежек, они научились программировать ваши… наши порталы и, похоже, могут возвращаться к себе с их помощью.

— Не может такого быть, там куча систем защиты, и процесс насыщения энергией серебра не знают.

— Если бы я не видел всё своими глазами, я бы с тобой согласился. Но он от меня ускользнул, нырнув в портал. К тому же, ваш порт был запрограммирован на какое число?

— Катерину мы отправляли в седьмое апреля, только она пропала вместе с порталом.

— Скажи-ка, Олежек, сегодня меня в какое число отправляли?

— Девятое апреля, и что?

— Как думаешь, он меня два дня специально у складов караулил?

— Стоп Андрей, дай мысли в порядок привести, а то и, правда, я что-то туго соображаю.

— Ну, думай, думай. А я пока схожу, кое-какой инструмент поищу, — сказал Андрей и пошёл в мастерские.

Поговорив с парнями, он выпросил у них арматурные ножницы-кусачки и мощный фонарь. Те недоуменно посмотрели на него, но дали всё, что он просил. Вернувшись в компьютерную, Андрей залихватски выдвинул стул из-за соседнего стола, плюхнулся на него и, вперив взгляд в Олега, ехидно спросил:

— Ну что? Надумал чего, ботаник?

— Я не ботаник, я программист, — обиженно ответил Олег.

— Да не напрягайся, я пошутил. К каким выводам пришёл?

— К неутешительным. Кажется, я понимаю, как им это удалось.

— Ладно, Олег, разбирайтесь с этим сами, а меня интересуют порталы. Все готовы или надо ждать?

— Порталы? Да, готовы, выходы запрограммированы на склад продуктов, — он глянул на часы и добавил: — Через полчаса.

— Почему — полчаса?

— Ты уйдёшь, тебе всё равно, а нам здесь надо время, чтобы людей собрать и приготовить место для продуктов. Да, вот ещё, в какое время надо открыть твой порт?

— Да хоть сейчас.

— Андрей, я не это имел в виду, в какое время там открыть?

— Ааа … открывай в девять вечера, там все работы закончат, и народу не будет.

— Отлично, забирай порталы и иди в дезинфекционную комнату. Нажмёшь кнопку вызова на переходе в шлюз, и я активирую проход.

Андрей ухмыльнулся, достал из-за пояса трофей и с широкой улыбкой на лице, протянул пистолет Олегу:

— Держи батан, на случай, если из моего порта в лаборатории вылезет кто-то другой.

— Я не батан, я программист, — раздражённо поправил Олег.

— Всё равно — батан, и очень хороший, можно сказать, с большой буквы, за что и уважаю. И подхватив инструмент и сумку с готовыми порталами, Андрей, хохоча, вышел из компьютерной.

Переход прошёл штатно. Андрей вышел внутри склада на крыше административного зданьица и чуть не упал с него, временно потеряв равновесие. «Блин, не мог подальше от края его задвинуть?» — спросил он сам себя. Он подобрал свой порт и положил отдельно к себе в карман. Спрыгнул с постройки и включил фонарь. В складе никого не было, в проходах стояли закрытые решётки. «Отлично, начинаем ограбление века» — подумал Андрей и направился к первой решётке. Откусил дужки замка взятым с собой мощным инструментом, открыл решётку ворот и пошёл смотреть, что лежит в этом проходе. На поддонах лежали мешки с крупами. Здесь было всё: горох, рис, гречка, пшено, мука и сахар. Андрей достал один портал и оставил его в этом проходе. Потом подумал и оставил ещё один, как ни крути, а круп надо всегда больше, чем всего остального. Прошёл к другому проходу, и повторил трюк с замком и решётками. В этом проходе были ящики с консервами. Тушёнка, рыба в масле и в томате, огурцы, помидоры, кукуруза и зелёный горошек, различные солянки и даже бочки с квашеной капустой и солёной селёдкой. Оставив порт, он пошёл к следующему проходу. Там оказались специи и пряности, томатная паста, майонез, хрен, горчица и даже редька. Всё это было в баночках уложено в коробки. «Ага, витамины, какие никакие, а они нужны. Надо потом будет плодоовощные склады раздербанить, не забыть бы». Здесь он оставил ещё один портал и пошёл дальше. «Что нам ещё надо? Мука есть, а хлеб печь не можем, значит, нужны дрожжи и конечно, куриных яиц надо взять». Он открыл ещё один проход — здесь были копчёности, всевозможные колбасы и рыба, от горбуши до мойвы. «Блин, и это надо, и хранится долго. Ладно, оставлю последний портал здесь, а сам пойду искать дрожжи». Ему пришлось вскрыть ещё три прохода, прежде чем он нашёл всё для выпечки. Теперь дело сделано, и он начал активировать порталы, из портов стали выходить люди, он показывал им что брать и уходил дальше активировать следующий портал. Озадачив людей, он прошёл в один из проходов, который вскрыл в поисках дрожжей. Выбрал там коробку средних размеров, и стал в неё складывать несколько пачек соды и пакеты дрожжей. Загрузив её, он отнес её к людскому конвейеру и передал первому, попавшемуся на глаза. Потом позвал с собой трёх человек и дал им задание — таскать сладости. Ну, захотелось ему, чтобы люди в бункере хоть немного порадовались. Он определил им коробки с печеньем, зефиром, шербетом и казинаками. А сам пошёл взять себе коробку сигарет и найти приличного коньяка, чтобы отблагодарить хирурга и медперсонал, который поставил его на ноги. Ему повезло, он нашёл коробку с шестью бутылками настоящего французского коньяка «Камю». Андрей прихватил её вместе с сигаретами. Сигареты должны пригодиться, не то чтобы он курил много, но чем чёрт не шутит, скоро будет выход из бункера наружу, а сигареты могут стать обменным товаром.

Люди работали как муравьи, и когда ресурс порталов подходил к концу, забирали коробки, мешки и пакеты и уходили окончательно. Андрей снова оставил свой порт, только уже на полу в одном из проходов и ушёл последним через портал возврата, вышел опять в лаборатории. Олег его уже ждал, собрал схлопнувшиеся порталы, сменил питание и начал заново программировать. Андрей дождался, когда Олег закончит работу, собрал порталы и пошёл к складам. Там вовсю кипела работа — складировали и сортировали продукты по наименованию. Лица людей сияли. Ещё бы, после стольких дней экономии, это казалось изобилием, наконец-то проблема со снабжением была решена. Андрея приветствовали и искренне поздравляли за то, что его идея удалась и принесла плоды. Андрюха отмахивался, говорил, что они сами, в конце концов, пришли бы к такому решению. Потом обратился ко всем и спросил:

— Ну что? Готовы повторить? У нас есть возможность ещё пару раз сходить на этот склад. Так что, давайте не расслабляться и работать. Кто устал — сменитесь, отдохните, работы много. За эти выходные, на которые закрыли склады, мы можем запастись надолго. Кто-то из толпы крикнул:

— Давай, Андрей, иди, через полчаса мы будем готовы.

И после этого они ещё шесть раз посещали эту базу, склад был очищен почти полностью. Можно было себе представить, какой будет скандал, когда люди в понедельник придут на работу. И заголовки статей, типа: «Таинственное ограбление», «Скандал века», «Продукты научились ходить» и ещё что-то в этом роде. В общем, бункер затарился конкретно, но не хватало свежих овощей, картофеля, капусты, моркови, лука. И эту проблему Андрей передал в руки снабженцев продуктового склада. Технология воровства была отработана, и теперь любой мог стать координатором порталов. База стала шиковать, обеды были просто прекрасными, а повара старались сделать всё, как в лучших домах. Теперь на ужин люди получали не искусственные витамины, а апельсины, яблоки или груши. Всем стало хватать пищи и люди подобрели, лица их разгладились, и они стали больше улыбаться. Вскоре, он устроил вечеринку у себя в боксе, пригласив всех медиков, принимавших участие в его выздоровлении. Врачи и медсестры остались довольны, а хирург Владимир Филиппович, так вообще, просто был в восторге. Девчонки, не привыкшие к алкоголю, быстро опьянели, пришлось разводить их по боксам. Мужики, хоть и закалённые, тоже были в меру пьяные. Только старый хирург был как стёклышко и с наслаждением причмокивая, потягивал коньяк. На прощание, Андрей вручил ему бутылку этого напитка. Благодарности не было предела и Андрею с трудом удалось его выпроводить. Бункер зажил по-новому сытой, размеренной, неторопливой жизнью.

Андрей же нашёл себе новую заботу, он не собирался выходить наружу без мощного оружия, и бросил все силы на работу с инженерами и физиками по изготовлению плазменной винтовки. К нему заходил Николай, узнать как его успехи. Но Андрей ничем порадовать не мог, всё зависело от молодых умов.

Как-то раз за ужином они разговорились. Андрюхе было интересно узнать местоположение бункера. Николай знал мало, сказал, что над ними ничего нет, только перекрёсток горных дорог. За подробностями пришлось обращаться к долгожителям. В свободное время он подловил момент, когда хирург изнывал от безделья и напросился к нему на беседу.

— Здравствуйте, Владимир Филиппович, а я к вам по делу, можно?

— Здравствуйте, Андрей. Конечно, конечно, проходите, присаживайтесь. Вам кофе или коньячку, вместе со мной усугубите?

Андрей хитро улыбнулся и проговорил:

— А можно — кофе с коньяком?

— Нельзя, молодой человек, нельзя. Вы не подумайте, что мне жалко. Но то, что мы называем кофе, это быстрорастворимый суррогат. Это всё, что угодно, но не кофе. И не стоит портить букет коньяка, этой извините за выражение, «помойкой». Лучше, я вам плесну коньячку.

— Спасибо, Владимир Филиппович, последую вашему совету.

— Итак, что у вас за дело ко мне, молодой человек?

— Дело в том, что мне никто толком не может сказать, где находится наш бункер. Вот и решил узнать у вас, как у самого компетентного жителя этой базы. Вы же здесь с самого начала?

— Именно так, молодой человек. Но вы — хитрец и умело мне льстите. Скажете тоже, «самый компетентный», вам самому не смешно? Называйте вещи своими именами — самый древний на этой базе.

— Пусть будет так, Владимир Филиппович.

— Я так понимаю, Андрей, вам нужны подробности о месте нахождения нашего бункера?

— Да, «добрый доктор». Будьте любезны, расскажите мне всё, что знаете.

— С чего же начать? — сказал хирург, задумался и отхлебнул коньяк из бокала. …. Название нашего места вам ничего не скажет, в России посёлков с таким названием очень много. Посёлок, верней, даже не посёлок, а делянка в лесу, называется — Решетово. Над нами действительно нет ничего, кроме гор и леса, ну и перекрёсток, ведущий в трёх направлениях. С одной стороны — Уфа, с другой — Миасс, а третья дорога идёт среди гор в Башкирию, в поселок Устьатавка. Мы в самом захолустье, в горах Урала, на границе Челябинской области и Башкирии. Когда строили этот исследовательский центр, филиал Уфимского, то изначально предполагали строить его под землёй, верней, в горном массиве.

Чтобы скрыть работы строительства, наверху начали производить деревозаготовку. Выделили делянку и сюда пошли большегрузные машины — везли оборудование, проходческий щит, трубы и всё, что надо для бункера, а обратно везли лес. Вот, у наших противников, и не вызвало подозрений это место. Со спутника глянешь — времянка стоит, техника рядом, лес валят, а грузовики бревна возят. А что делается под землёй, со спутника не видно.

— А где же проходческий щит? И почему вы взялись за изготовление плазменных аппаратов для проделки тоннелей?

— Щит? Он на нижнем уровне. Мы хотели проделать ответвление, но наткнулись на базальтовую породу. Щит сломался, а запчастей для него нет, так и стоит там, в нерабочем состоянии.

— Понятно. Значит, вы говорите наверху, в округе нет ни одного посёлка, нет ни одного обжитого места?

— Почему нет? Есть — Миньяр, Биянка, Точильный. Но все эти посёлки, равноудалённые от нашего Решетова ровно на двадцать километров, в разных направлениях.

— То есть, если топать пешком, то можно схватить столько радиации, что смерть покажется избавлением.

— Не совсем так, Андрей. Не забывайте, в этом направлении не упало ни одного ядерного заряда. Прошло уже больше пятидесяти лет. И мы всё же не сидели, сложа руки. Делали замеры, и другие анализы, уровень радиации конечно превышен, но меньше, чем было в Чернобыле спустя двадцать пять лет.

— Спасибо, Владимир Филиппович, за информацию, теперь я хоть примерно представляю, где нахожусь. А вы не знаете, где можно взять карты местности?

— Андрей, сходите в компьютерный отдел, возьмите старые снимки со спутников, возьмите карты. Всё это есть в памяти на жестких дисках, найдите нужное место и сделайте распечатку. Только одна просьба, делайте это без присутствия кого-либо. Остальным незачем знать, где мы находимся. Они же ходят в тот, ещё довоенный мир и могут сказать лишнего.

— Хорошо, Владимир Филиппович. Ещё раз спасибо и до свидания.

— До встречи, Андрей, до встречи.

Выйдя в коридор из кабинета доктора, он увидел стоящего Артура, нетерпеливо переминающегося с ноги на ногу.

— Наконец, Андрей, я тебя давно жду. Кажется, у нас получилось, пошли скорей. Сейчас первые испытания проводить будем.

— Ты говорил неделю к тебе не подходить, я и обходил тебя стороной, а теперь примчался, как угорелый. Что там?

— Пошли, по дороге расскажу, — и Артур подтолкнул Андрея вперёд по коридору.

— Да что там, пожар, что ли?

— Короче, помолчи. Ты меня заразил этой винтовкой, и я сразу занялся расчётами. Зная данные того аппарата, который мы до этого сделали, сделать расчеты оказалось проще простого. Я видел, что ты крутился рядом, с механиками и инженерами разговаривал. Ну, это не важно, ты меня не беспокоил, и я с Сергеем в это время собирал агрегат по новым расчётам. Конечно, это далеко от того, что ты хочешь, но мы собирали из того, что было в лаборатории. В общем, выкладки показывают, что прибор должен работать, как и задумывали. Вот и тяну я тебя на испытания, надо чтобы ты оценил то, что получилось. Может, мощность нужно прибавить или наоборот.

— Понял уже. Идём, посмотрим, что вы наворотили.

Они буквально влетели в физ. лабораторию и Артур с порога крикнул:

— Серега, готовь агрегат к испытаниям.

— Один момент, сейчас ещё одну бронеплиту принесу.

То, что увидел Андрей, и агрегатом назвать было нельзя. Четыре линейных магнита закрепленные вокруг углеродной трубки с внутренним диаметром миллиметров восемь, зажатых в большой станине. Из всего этого шла куча проводов к коробке приличных размеров, рядом с которой лежал старинный рубильник. К нему тоже были подведены провода, а от него, к прямоугольному аккумулятору, длинной 12 см, шириной 3.5 см и глубиной 8 см. Только то, что аккумулятор такого размера, остановило Андрея от ругани. Пришёл Сергей, тяжело неся лист броневой стали, размером 250х250х50. По-простому, 25 на 25 см и толщиной 5 см. Дотащил его до подставки, где стоял уже закрепленный, точно такой де лист, только потолще примерно 8 см и поставил свой перед ним. Зажал его червячным зажимом и придвинул ко второму листу, оставив между ними расстояние в один сантиметр.

— Всё готово, Артур, можем начинать, — сказал Сергей и подошёл к остальным.

— Андрей, помоги нам отодвинуть стол с нашим агрегатом в другой конец лаборатории.

Андрей кивнул, и они все вместе стали двигать стол с закреплённым на нём прибором к противоположной стене от броневых листов. Общее расстояние получилось метров двадцать. Потом Артур навёл ствол своего агрегата с помощью лазерной указки в центр стальных пластин. И стали освобождать проход, чтобы не повредить что-нибудь из мебели. Закончив с этим, Артур произнес:

— Ну что? Приступим? Идёмте все сюда, если что случится, нас не заденет. Он включил рубильник на столе, взял какую-то коробочку в руки и повёл всех к двери. «Испытатели» присели за массивным столом, в надежде, что это их защитит и Артур начал отсчёт:

— Пять, четыре, три, два, один, пуск! — И, нажал на кнопку коробочки, которую держал в руках. Раздался шипящий звук — «шшшвах» и сразу в дальнем конце комнаты прогремел мощный взрыв.

— Ого, шандарахнуло, — проговорил Сергей, выглядывая из-за стола. — Ничего себе, дырища, — восхищённо добавил он, показывая пальцем в направлении бронеплит.

Артур с Андреем поднялись на ноги, и пошли смотреть на результат стрельбы. Сказать, что они были под впечатлением, не сказать ничего, они просто были в прострации. Плазменная горошина диаметром 8 мм, пробила стальную плиту толщиной в 5 см, и задела следующую, сделав там лунку глубиной сантиметра полтора.

Зато, в первой плите была дыра размером в 7–8 сантиметров с ровными оплавленными краями. Минуту они стояли в полном ауте, глядя на результаты выстрела. Ни кто такого не ожидал, получалось, что маленький заряд проделал дыру в десять раз больше своего диаметра. Потом он, как сумасшедшие, начали скакать с ноги на ногу, изображая «нанайских мальчиков» и заорав во всю глотку «Ура!», кинулись обниматься.

Открылась дверь в лабораторию и в неё заглянул кто-то из инженеров. Увидев импровизированные танцы с бубнами, он покрутил пальцем у виска, захлопнул дверь и пошёл дальше. Единомышленники, заметив реакцию инженера, покатились смехом и попадали на пол. Это был их первый успех. Но предстояло ещё много работы, и следующая неделя была насыщена по полной.

Андрей вместе с инженерами и физиками скомпоновали внутренние механизмы. Артур оказался способным, уменьшил число катушек магнитов на стволе — вместо четырёх поставил два линейных магнита. Тем самым облегчив и уменьшив диаметр ствола, преобразователь сделали компактным, и разделили на две части. Плазмо-генератор поставили непосредственно на ствол с одного конца, сделали его довольно плоским. И Андрей сразу увидел в этом преимущество. Ствол с линейными магнитами был длинным и чтобы уменьшить размеры, он решил сделать компоновку по типу «Булл-Пап». Электрику разместили по центру ствола, в плоской, длинной коробке. Изготовили новые элементы питания, в размерах 14х7х3 см. и они стали похожи на магазины от винтовок. Приспособили к ним крепления, а контакты вывели в торец. Инженеры спроектировали ложе из полимеров, в цевьё которого упрятали электронное управление, а в приклад — плазмо-генератор. Там же разместили контакты и крепление батареи. На ствол сделали полимерный кожух, чтобы закрыть катушки магнитов от повреждений. Получилась не винтовка, а конфетка. Аккумулятор теперь вставлялся в приклад, в жерло приёмника, как магазин винтовки. Выключатель сделали на рукоятке под большой палец, как переводчик огня на импортных карабинах. Кнопку пуска спрятали в рукоятке, и она стала похожа на пусковую клавишу дрели. Поверх ствола поставили рельсу для крепления различных прицелов. И один из охранников пожертвовал отличный оптический прицел с лазерным дальномером японской фирмы «Никон», с переменной кратностью от 4 до 12. «Карамультук» получился красивый и удобный, вот только вес подвёл, а всё это из-за несметного числа медных катушек. Теперь осталось дело за малым — провести полномасштабные испытания. Но весь коллектив, что трудился над винтовкой, решили отложить их. Всем хотелось хотя бы день отдохнуть от этой работы.

Андрей и в этой ситуации не стал тратить время, и насел на Николая:

— Коль, помнишь, ты мне говорил, что будете набирать группу?

— Ну да, собирались.

— Мне одному выходить на свежий воздух не с руки. Так что, давай кровь из носа, чтоб хотя бы один человек, но был у меня в напарниках.

— Есть у нас несколько кандидатов, трое — как и ты в Чечне были, один — афганец, и двое- добровольцы, в Сербии воевали. Кого предпочитаешь?

— Коль, не мути воду, дай мне их данные и я сам выберу, кто мне подходит. Мне нужен человек с горной подготовкой.

— Таких там двое. Ладно, я на обед пойду и занесу тебе их досье.

— Приноси досье на всех, я хочу посмотреть, кого вы вообще выбрали.

— Договорились, а пока мне некогда, у нас аврал, я побежал, — в спешке проговорил Николай и быстрым шагом пошёл в техотдел.

После обеда, как и обещал, Николай принёс папки с данными на выбранных людей. Андрей поблагодарил его и принялся за изучение личных дел. Первой была папка на Николаева Сергея, военная специальность сапёр-минёр, морская пехота, Калининград. Принимал участие во второй Чеченской, подорвался при разминировании фугаса, чудом уцелел — ударной волной откинуло на бетонные блоки, и арматурой повредил не только внутренности, но и раздробил тазобедренную кость. Плюс тяжёлая контузия и куча осколков. Инвалид первой группы, врачи спасли ему жизнь, но он остался прикованным к постели. Гражданская специальность — архитектор, окончил строительный техникум. «Хороший кадр», его тоже надо будет вытянуть сюда, всё больше пользы, чем от смерти в ядерном кошмаре. Вторым был Пётр Симонов. «Вот как, однофамилец оружейника», снайпер армейской разведки, специалист по бесшумным действиям. Владеет холодным оружием и мастер по рукопашному бою. Воевал в Чечне. Гражданская специальность — геолог. При эвакуации из развед — рейда, их вертолёт сбили, уцелел лишь он один. Инвалид первой группы. Третий — Назаров Борис, спецназ ГРУ, спец по горной подготовке. Чечня. Во время рейда, их группа попала под лавину, и опять спасся только один, весь поломанный, но живой. Получил обморожения, в результате не срастаются кости. Инвалид первой группы. Гражданская специальность — педагог (преподаватель истории). Четвёртый оказался интересным кадром. Отметился во многих горячих точках. Первая Чеченская, Приднестровье и наконец, Республика Сербска. Вячеслав Сорокин, армейские системы ПВО, спец по радиоэлектронной борьбе, управляемые минные поля и к тому же, альпинист. Гражданская специальность — техник-механик. Окончил механический техникум, увлёкся компьютерами, выучился на программиста. «И когда он все это успел?» — задал себе вопрос Андрей. «Так, глянем год рождения, ага, 1972. Боевой мужичок, ничего не скажешь. Что там дальше?» При миномётном обстреле был ранен, мина взорвалась в окопе, где находился и он. Нафаршировало шрапнелью по самое не могу. Повезло, что в то время эвакуировали гражданских на вертолёте. Его загрузили вместе с ними, и отвезли в госпиталь. Врачи спасли ему жизнь, но не все шрапнелины выковыряли, одна — самая опасная, сидит возле сердца. Инвалид второй группы. «Он пока самый лучший кандидат» — подумал Андрей. — «Пойду, озадачу Николу, с остальными разберусь позже».

Николая он нашёл не сразу, тот был неуловим, и только во время обеда удалось с ним поговорить.

— Коль, я выбрал одного человека, этого в первую очередь надо сюда заманить.

— Кто он?

— Вячеслав Сорокин, он подходит на данный момент. По большому счёту, их всех надо сюда, но я не знаю, как мы с ними уживёмся.

— Ты со мной ужился? Спроси себя — почему? Ведь мы такие разные и интересы наши не совпадают.

— Думаю, дело в первом контакте. Ты смог меня убедить, ну и угрозы я не чувствовал.

— Тогда, что ты на меня наседаешь? Сам ответил на вопрос, вот тебе и флаг в руки. Пойдёшь за ними сам, и от того, как ты наладишь контакт, будут зависеть и отношения.

— Вот ты хитрец, Никола, сбагриваешь на меня и заботу о пациентах? Кстати, хотел спросить, а ты уверен, что их можно вылечить, там у некоторых травмы… я даже не знаю, как они ещё живы.

— Этот вопрос не ко мне. Филипыч сказал, что будут на ногах, и я склонен ему доверять.

— Коль, ты мне расскажи о состоянии выбранного мной человека, и как вступить с ним в контакт.

— Андрюх, давай не сегодня, у меня работы куча. Завтра выходной, вот и поговорим.

— Завтра не могу, у нас испытания винтовки.

— Тогда, после испытаний приходи ко мне в кубрик. Коньяк у тебя ещё остался?

— Есть немного.

— Вот, расслабимся и поговорим.

— Ушатал, чёрт языкастый, приду, — и Андрей, попрощавшись, вышел из кают-компании.

Чтобы не изнывать от безделья, он направился в гараж посмотреть технику и выбрать автомобиль для своих целей. Техники было много, в основном, грузовая — Уралы, Камазы и пара Кразов, приспособленных под лесовозы. Были — три ГАЗ — 66 и один ГАЗ-3309, их использовали для доставки людей. Стояло несколько УАЗов, современный вариант 469-го с жёсткой крышей и пара 452-ых. Он осмотрел УАЗики, хорошие машины и состояние сносное, но ему надо было что-то типа экспедиционной машины, наподобие «Хаммера». И тогда он принял решение: «Раз уж придётся ждать исцеления напарника, можно с механиками заняться машиной. Сделаем из 66-ого нужного мне монстра». Андрей осмотрел грузовики, ходовые их были в отличном состоянии, только его не устраивали бензиновые движки 66-ых. Он прошёл к ГАЗону-3309, открыл капот, и — о, радость, там был рядный турбодизель. После увиденного решение созрело само собой, и теперь его путь лежал в мастерскую механиков.

Там он объяснил, что хочет сделать с машинами, и люди готовые творить, приняли его идею с энтузиазмом. За работу решили взяться двое молодых парней — Дмитрий и Иван. Ребятки были, как говорится: «От скуки, на все руки». В тот день, они раскидали шестьдесят шестой за пару часов, оставив только голую ходовую.

На следующий день Артур и компания приближённых потащили его в заброшенный штрек испытывать винтовку. Тоннель был довольно длинный и самое главное, прямой. Общая длина его около километра, а дальше тупик. Этого вполне достаточно, чтобы проверить мощный аппарат.

Артур и его помощник приготовились с вечера и заранее расставили самодельные мишени на разных дистанциях: 250, 500, 750 и 1000 метров.

— Ну что, Андрюха, принимай аппарат, — сказал Артур и вручил ему винтовку.

Андрей взял винтовку, выбрал место, и присев на колено, прицелился в ближнюю мишень. Плавно перевёл рычажок, включив питание. «Отлично, как переводчик огня — удобно и функционально» — пробежала в голове мысль. Потом, подведя перекрестие прицела к голове мишени, плавно нажал на гашетку замыкателя. «Пук» — раздался хлопок, винтовку слегка толкнуло, но не как при отдаче, а от воздушного потока, сорвавшегося со ствола. И голова мишени разлетелась от взрыва после попадания мельчайшего сгустка плазмы. Он перевёл прицел на следующую цель, и хотел сделать поправку на расстояние. Его остановил один из физиков-лаборантов.

— Не надо, это не пуля и скорости гораздо выше. Плазма не имеет отклонений, даже при сильном ветре.

Андрей взглянул на говорившего и переспросил:

— То есть, я с постоянным прицелом могу стрелять на самые большие расстояния? И какие, если не секрет?

— Да, — ответил лаборант, — поправки на прицеле делать не надо, только менять кратность, в зависимости от расстояния. А дистанцию мы ограничили километром, пролетая дальше, плазма распадается.

— В каком смысле?

— Взрывается, так сказать, самоликвидируется.

— Ага, понятно, сейчас проверим, — и Андрей прицелился в следующую мишень. Опять раздался хлопок и следом разрыв головы цели. Перевод прицела ещё дальше — хлопок и плазма взорвалась, не долетев до мишени.

— Это что такое? — возмутился Беляев.

— Извини, Андрюх, забыл тебе сказать — на цевьё мы поставили регулятор дистанции. Это для экономии батареи. Чем меньше дистанция, тем меньше расход питания. Вот смотри, установки на 400, 600, 850 и 1100 метров.

— А зачем так усложнили?

— Как тебе сказать, мы посмотрели результаты боевых действий, и все столкновения по статистике происходили на дистанциях от 100 до 300 метров. А на установке 400 метров, количество импульсов увеличивается почти на 40 %.

— Значит, вместо шестидесяти обещанных зарядов на этой дистанции я получаю как минимум, восемьдесят?

— Конечно, только на максималке гарантировано 60, а если поставишь меньшую дистанцию, то пропорционально увеличивается число зарядов.

— Хорошо, тогда на ближних дистанциях важна ещё и скорострельность. Вот сейчас и проверим.

Андрей выставил регулятор на минимум и прицелился в ближнюю мишень. Попробовал быстро нажимать на спуск, но после первого выстрела плазменные снаряды не спешили вылетать из ствола, пока емкость не наберёт достаточно энергии.

— Вот так, господа учёные, доценты с кандидатами, солдаты становятся трупами.

Парни поняли, что попали впросак, но на выручку им пришёл молодой электрик Игорь.

— Это можно решить за пару минут — поставим ещё один конденсатор и соединим релюхой. Один отдал импульс, второй заряжен, реле переключилось, тот отдал импульс и опять реле переключилось. И так, попеременно, давая возможность заряжаться по очереди.

— Молодец, Игорь, хорошая идея, но только это прошлый век, всё давно уже делается электронным ключом, — подхватил мысль Артур. — Мы поставим не два конденсатора, а три. Тогда будет можно стрелять короткими очередями.

— Ну, вы даёте, вот так с кондачка, я получаю не только винтовку, а ещё и автомат, — одобрил их размышления Андрей.

— Серёга, бери винтовку и пошли в лабораторию, — крикнул Артур и уже направился из штрека.

— Вот ни фига себе, а нам что делать? — возмутился Андрей.

— Расставляйте мишени для новых испытаний, мы быстро, полчаса от силы.

Ничего не оставалось, как в компании двух механиков и электрика идти и расставлять остатки мишеней и разный хлам, типа бочек на различные дистанции, заодно поглядеть на результат стрельбы. От увиденного бросало в дрожь — манекенам снесло головы под корень. Даже клочка от них не осталось. Вывод напрашивался очевидный, одно попадание из этой «базуки» гарантировало смерть любому земному организму. Пока они возились с расстановкой хлама, прибежали Артур и Сергей с радостными лицами и хитринкой в глазах.

— У нас всё готово. Андрюх, продолжим испытания?

— Разумеется, продолжим. Чего улыбы давите?

— Да мы её случайно в лаборатории испытали, теперь в бетонной стене дыра к соседям. И это одной очередью, выстрелы попали один в один. Вот и прорубились в слесарную мастерскую.

— Никого не убили?

— Там никого не было, ушли обедать.

— Ладно, сами разберётесь. Давай сюда винтовку, продолжу крушить мишени.

Теперь Андрей был внимательней, сначала переключил дальность на 850 метров, прицелился в третью мишень и выстрелил — результат был тот же, снаряд не отклонился ни на йоту. Далее, перевёл дистанцию на максимум и стрельнул в последнюю мишень, приготовленную ранее. И тоже, попадание в голову с тем же результатом. «Хороша винтовка, куда прицелился, туда и попал, удобная получилась, держать приятно» — размышлял Андрей.

— Андрюх, а ты что скорострельность не проверяешь? Давай уже, оцени, — не терпелось узнать мнение Артуру.

— Ты сначала объясни, как в тот режим перевести это «ружо».

— А всё просто. Мы выключатель поменяли, там теперь три положения — отключение питания, включение стрельбы одиночными, а двигаешь его дальше — очередь по три.

— Это ты правильно сделал, теперь у неё настоящий переводчик огня и предохранитель. Андрей двинул большим пальцем переключатель чуть дальше, потом изменил дистанцию на 400 метров и изготовился к стрельбе стоя.

Зрелище было потрясающее — мешки с песком, бочки и другой расставленный хлам, всё превращалось в оплавленные огарки. Взрывы плазмы уничтожали всё на своем пути. И самое главное, задержек при стрельбе не было. Закончив стрелять, Андрюха нежно погладил свою винтовку и восхищенно произнёс:

— Какая мощь у такой красотки, — потом глянул на механиков и спросил: — Парни, а сошки складные вы к ней сделать сможете?

— Сможем. Ты только покажи, какие надо или нарисуй.

— Обязательно нарисую, — сказал он, а сам, отключив винтовку, отстегнул аккумулятор, подержал его в руках и примкнул обратно.

Ещё пару раз повторил эту процедуру, потом поставил всё на место и добавил:

— Мужики, классно получилось, и аккумулятор ставится, как магазин к автомату и ….. у меня нет слов. То, что вы сделали для меня, это предел мечтаний профессионального убивца. Теперь вам предстоит сделать ещё штук пять таких аппаратов, нам будет нужен небольшой арсенал этого оружия.

Позже Андрей, прихватив коньяк, пришёл в кубрик Николая. Там его ждал сюрприз, помимо Николы, в кубрике были девчонки-медики Елена и Лариса. Они подготовились и накрыли стол из всяких вкусностей, коньячок пришёлся кстати. Поговорить серьёзно долго не получалось, приходилось уделять внимание женщинам. Была и ещё одна новость — Елена, наконец, сдалась и на предложение Николая ответила «ДА». Теперь они официально стали женихом и невестой. Вот, по этому поводу и была гулянка. Но пили мало. Девушки, памятуя о свойствах коньяка, выпили только по рюмке этого напитка. Они с Николаем тоже пригубили малость и оставили это дело. Вечер провели прекрасно. Андрей, наконец, смог расслабиться и забыть о заботах. Этому способствовало общение с Ларой, они шутили, смеялись и щебетали, как два голубка. Подтрунивали над Николаем и Еленой, те делали вид, что обижаются, а потом хохотали вместе со всеми. Потом, когда проводили девушек, которым надо было на дежурство, уселись в креслах и перешли к своим делам.

— Что ты хотел узнать, Андрей?

— Меня интересует Вячеслав Сорокин — где он живет и как с ним выйти на контакт.

— Тебе адрес надо или просто спрашиваешь?

— Интересуюсь.

— Живёт в Магнитогорске, недавно сбежал в Приуральский посёлок, там у него домик возле водохранилища. С женой нелады, оставил ей и сыну квартиру, а сам живёт в домике. Получает пенсию, подрабатывает в охотничьем магазине продавцом. Ездит на «Оке», выдали как инвалиду. Вечером всегда дома. Любит сидеть у воды.

— А порт у него в виде чего?

— Портсигар. Год назад ему подарили, якобы от ветеранской организации, даже именную надпись выгравировали.

— Ясно, только вот вопрос меня мучает — не напугаю ли я его своим появлением, вдруг сердечко зашкалит и шрапнель сдвинется?

— Не думаю, он психически устойчив к стрессам.

— Когда я смогу к нему идти на контакт?

— Да хоть сейчас, только оденься соответственно ситуации, и можем отправить тебя в гости.

— Как думаешь, наши «друзья» прибудут туда?

— Не знаю, там они замечены не были, только в европейской части страны. В основном, в твоём родном городе Волжском.

— Это уже кое-что, если не смогу убедить, придётся приходить ещё раз.

— Лучше постарайся быть убедительным, чем чёрт не шутит, появятся масонские прихвостни, и тогда может всякое случиться.

— Хорошо, пойду переодеваться, что тянуть-то.

— Давай, мне тогда придётся сходить к медикам, пусть изучают больничную карту и готовятся.

— Договорились, встретимся у компьютерщиков. Андрей встал и пошёл к себе в бокс. Достал «тревожный» рюкзак, надел армейские брюки в камуфляже «дубок», подумал и решил, что полностью в камуфляже будет выглядеть дико. Достал синюю, короткую пилотскую куртку и решил, что она подходит лучше. Поразмыслив, зарядил свой «Вальтер» и сунул во внутренний карман, мало ли что может случиться. Что ещё? Огляделся по сторонам и прихватил свои документы с инвалидной книжкой. Постоял минуты две и пошёл в компьютерную комнату.

Николай его уже ждал там, и о чём-то разговаривал с Олегом.

— Всем привет, — поздоровался Андрей и присоединился к компании. — Готовы отправить меня к чёрту на куличики?

— Не совсем, у нас есть проблема.

— Интересно, какая?

— Он не носит с собой портсигар, и ко всему, оставил его в квартире жены.

— И что из этого? Выйду у жены в квартире днём, когда ребёнок в школе, а она на работе. Доеду до Приуральского и встречусь с клиентом.

— Девятый этаж, как выходить будешь? Дверь, скорей всего, будет заперта. Не ломать же её.

— Да что вы, на самом деле, голову ломаете? И мне, и себе мозг на части разбили. Лежит портал у жены, не лежит у жены. Пойду через свой порт. Определяйте место у него на участке и все дела. А потом, когда я с ним поговорю, заберём его портал и вернёмся.

— Это, конечно вариант, но будет не убедительно. Лучше, чтобы его порт был с ним.

— Уходить будем через его портал для наглядности. Как его активировать?

— Кнопку открывания портсигара надо повернуть вокруг оси на 180 градусов.

— На, программируй мой порт, и я пошёл, — Андрей спешно подключил разъём к иконе и стал терпеливо ждать, пока Олег настучит на клавишах компьютера нужную комбинацию координат.

— Готово, — сказал Олег.

— Возврат в дезинфекторской?

— Да.

— Тогда, счастливо оставаться. Активировав портал, Андрей шагнул в столб света.

Вышел он в саду дачного дома, возле тыльной его части. Погода была прекрасная, градусов 15 тепла и дул прохладный ветерок со свежим и влажным воздухом. Чувствовалась близость большого водоёма. Весна со своими запахами дурманила. Ещё не было цвета, но зелень молодых листьев грела душу. В саду сновали, щебеча пташки, занимаясь своими делами. Андрей огляделся, слева среди влажной земли была утоптанная тропинка сухой земли, которая вела от дома в дальний конец сада. Постояв, Андрюха решил начать осмотр с дома, если машина во дворе, то и хозяин где-то здесь. И направился вокруг, в переднюю часть двора. «Ока» белого цвета стояла возле ворот внутри двора и, шагнув на крыльцо, Андрей постучал в дверь. Спустя несколько секунд внутри послышались шаги, и раздался голос:

— Витёк, сколько тебе говорить — нет у меня сейчас денег взаймы, — дверь распахнулась и перед взором Андрея предстал коренастый мужчина среднего роста. Он был коротко подстрижен, волосы с проседью, на правой скуле был длинный шрам. Но это не портило его. Лицо было мягкое, добродушное и приятное на внешность. В глазах человека стоял немой вопрос. Он слегка замялся, сглотнул и спросил:

— Чем могу помочь?

— Так сразу и не объяснишь, — сказал Андрей, — но я к вам по делу. Может, пригласите в дом?

— А стоит? Давайте, лучше пройдём в сад, там у меня столик и лавочки. Погода располагает, и беседовать приятней будет.

— Я не против. Куда идти?

— Одну минуту, я сейчас обуюсь и покажу, — и хозяин прикрыл дверь дома, оставив Андрея одного. Вышел он минут через пять, держа в руках графин с жидкостью рубинового цвета и парой стаканов в руках. Глянув на собеседника, он объяснил:

— Это самодельное вино, из красной смородины. Вы не согласны пригубить?

— Я? Только — за, так легче будет беседовать.

И они направились по тропинке в дальний конец сада к самому берегу водохранилища. Там была небольшая беседка с круглым столиком и лавочками. На берегу стояли мостки, видимо, хозяин ловил с них рыбу. Пройдя в беседку, они сели напротив друг друга. Хозяин поставил стаканы и разлил по ним вино. В лучах солнца оно переливалось и сверкало всеми оттенками красного, Андрей аж засмотрелся. Из этого состояния его вывел оппонент.

— Итак, дорогой гость, что привело вас ко мне?

Андрей взял стакан и сказал:

— Давайте сначала познакомимся и перейдём на «ты». Меня звать Андрей, фамилия Беляев.

— Очень приятно, Вячеслав Сорокин, — и они, ударив стаканы друг о друга, пригубили вино.

Вкус его оказался изумительный, немного терпкий, с кислинкой, а запах смородины просто сводил с ума. И Андрей не выдержал и сказал:

— Отличное вино, прекрасный букет. Сам делаешь?

— А как же, — гордо ответил Вячеслав, — понравилось?

— Ещё бы, никогда такого не пробовал, и не знал, что из смородины можно сделать что-то подобное.

— Давай, Андрей перейдём к делу, ты же не просто так пришёл ко мне. Что от меня надо?

— Вячеслав, неправильный вопрос, не от тебя надо, а — тебя. Да, да, именно — тебя, за твои боевые способности и горную подготовку.

— Тогда ты не по адресу. Мне не то, что в горы, мне быстрым шагом ходить нельзя. Я здесь не помощник.

— Не спеши, Вячеслав. Давай, пригубим и я расскажу тебе всё по порядку, а там уж сам решишь, что делать. Согласен?

— Хорошо, я выслушаю тебя, если только ты не торговец всяких биодобавок под видом лекарств.

— Что ты, я разве похож на втюхивателя туфты?

— С виду — нет, но кто ж их знает.

— Ладно, — сказал Андрей, сделав большой глоток смородинного напитка, — начну сначала. Ещё месяц назад я был такой же, как ты — инвалид. Вот мои документы: паспорт, ветеранское удостоверение, инвалидная и пенсионная книжки, — и он протянул их собеседнику. Вячеслав взял и осмотрел всё, не упустив ни одной детали.

— Я вижу, ты был прикован к коляске, а сейчас на ногах. Это что, чудо какое-то или у нас научились делать сложные операции? В любом случае, у меня нет денег на такие вещи.

— Скорей это можно отнести к чуду. И если я тебе предложу этим воспользоваться, ты мне поможешь?

— Смотря в чём. Ты мне пока ещё ничего не рассказал.

Они выпили ещё вина и Андрей начал рассказ. Он поведал своему новому знакомому всё, что знал: о бункере, о войне, о том, чем предстоит заниматься. Разговор был долгий. Вячеслав задавал уточняющие вопросы, Андрей отвечал, как можно более открыто. Они осушили графин, и теперь казалось, знают друг друга вечность. Дружеские отношения были налажены, и в конце разговора Вячеслав решительно сказал:

— Я иду с тобой, но с одним условием.

— Говори, сделаю всё возможное.

— У меня есть сын и жена, я хочу взять их с собой.

— Слава, давай сделаем так — нам всё равно ехать к твоим родным, чтобы забрать твой портал. Теперь мы его оставим. Ты с ними поговоришь, но не надо расписывать все подробности. Если жена не поверит, мы уйдем через мой портал, на глазах у них. А когда тебя в бункере поставят на ноги, мы вернемся во времени часом позже, после нашего исчезновения. У твоей жены будет время подумать. Когда мы придём снова, у тебя не будет шрама на лице, и тогда ей придётся поверить тебе.

— Умеешь ты уговаривать, Андрюха, я согласен. Но как мы поедем, мы ведь приняли на грудь.

— Доедем. Тебе не всё равно — лишат прав или нет? Через семь дней всего этого не будет.

— Хорошо, что собирать с собой?

— Бери всё, что надо. Только не очень много, чтобы вдвоём унести могли.

— Винца прихватить? — улыбаясь, спросил хозяин дома.

— Если останется место, то обязательно, — и они встали, направившись к дому.

Вячеслав собрал два рюкзака, один — со своими вещами, одеждой и сменным бельем, во второй поставил две трёхлитровые банки вина и принадлежности для ванной, начиная от полотенец и заканчивая бритвой. Передал его Андрею и сказал:

— Поехали, я готов.

Они загрузились в машину, закрыли дом и направились в сторону города. «Ока» вела себя не как малолитражка, а как спортивный автомобиль, и рыкала мотором довольно грозно.

— Что с твоей машиной? Она себя болидом возомнила?

— Нет, Андрюха, это мне мой друг сделал, моторист от бога. Расточил головку цилиндров, отшлифовал впуск и выпуск клапанов, увеличил степень сжатия. В общем, сделал мне из неё маленького, но грозного зверя. Я на светофорах некоторым дельцам на иномарках шоу устраиваю. Раззадоришь такого, а потом ему нос на старте утрёшь. Догонят и давай пытать, что у меня там за движок стоит, есть турбина или нет. А когда капот откроешь, они сразу в амбицию, что такого не может быть и лезут в багажник смотреть, нет ли там другого двигателя. Знаешь, как на них весело смотреть? Полная укатайка, стоит взглянуть на лица этих важных персон.

— Значит, так ты себя развлекал от депрессии?

— А что остаётся инвалиду? В горы ходить нельзя, нормальной работы, которую хочу, не получить. Только и остаётся на дороге потешаться. Тут все нервные, спешат, один круче другого. И вдруг, какая-то козявка показывает им хвост и заставляет дышать выхлопом.

— Представляю их недоумение, — произнёс Андрей, и на его лице расплылась улыбка.

Так за разговорами они доехали до дома, где была квартира Вячеслава. Припарковали машину и, захватив вещи, пошли в подъезд. Поднялись на лифте на девятый этаж и позвонили в дверь. Жена Вячеслава дверь открывать не торопилась. И показывая свою стервозность, откровенно глумилась над Славой, задавая из-за двери самые глупые вопросы, типа — «Кто там? А ты кто такой? А я тебя приглашала? Чё те надо? Какой сын?» Андрею откровенно надоело это препирательство. И он спросил Вячеслава довольно громко, чтобы за дверью было слышно:

— И ты всё ещё любишь эту женщину?

— Представь себе, да, — ответил Слава, — любовь зла….. и он развёл руки, пожимая плечами. За дверью сразу притихли, прислушиваясь к разговору.

— Ничего не понимаю, она же тебя предала, когда ты стал инвалидом. Можно сказать, выгнала, — произнёс Андрей и подмигнул глазом Вячеславу.

Дверь распахнулась, и на пороге оказалась довольно стройная симпатичная женщина. С вызовом на лице и задранным чуть вверх подбородком, она стояла, уперев руки в бока, и бесцеремонно разглядывала Андрея. Потом, также вызывающе спросила, обратившись к нему:

— А ты ещё кто такой? И кто тебе дал право вмешиваться в нашу личную жизнь?

— Во-первых, мадам, не «ТЫ», а «ВЫ». Во-вторых, чужие разговоры подслушивать неприлично. И, в-третьих … а какая Вам разница?

— Большая. Я хочу знать, с кем связался мой муж и не позволю всяким … лезть в нашу жизнь.

— Тогда может, вы пустите вашего мужа в квартиру и перестанете кричать на весь подъезд. Если не хотите, чтобы вмешивались в ваши отношения, не устраивайте показуху для соседей. У меня сложилось впечатление, что вы специально это затеяли, чтобы соседи видели и слышали, как вы отшили своего мужа.

— Да я … да что Вы себе позволяете…? — проговорила она, но отошла внутрь, давая проход Вячеславу.

Андрей быстро подтолкнул Вячеслава в коридор квартиры, проскользнул сам, захлопнул дверь и, не давая опомниться хозяйке, проговорил:

— Вот так лучше, а теперь давайте знакомиться. Я — Андрей Беляев, друг вашего мужа.

Теперь с женщины слетела вся напускная спесь и она более спокойно ответила:

— Меня звать — Наталья Сорокина — жена вашего друга. Что вам здесь понадобилось, Андрей Беляев и тебе, Славик?

— Давайте пройдём на кухню, что ли? И Вячеслав вам всё расскажет.

— Наташ, рассказывать долго, не в коридоре же стоять, — извиняющимся голосом сказал Слава.

— Проходите, только разуйтесь, — разрешила жена Славы.

Парни, сняв обувь и оставив рюкзаки в коридоре, прошли на кухню и сели за стол. Кухонька была не большая, но аккуратная и чистая. Это говорило о том, что хозяйка добросовестная и скрупулезная. Всё у неё было расставлено по своим местам, и было удобно к применению, только протяни руку. Дверь в комнату открылась, и в кухню влетел мальчишка лет двенадцати. Кинулся на Вячеслава и радостно запричитал:

— Папка, наконец, ты пришёл … я так по тебе соскучился. А мама говорила, что ты больше не придёшь.

Вячеслав укоризненно посмотрел на жену, она глянула на него и отвела взгляд в сторону, нервно покусывая губу.

— Зачем ты так, Наташ? Ты прекрасно знаешь, что я не брошу сына. Или уже нашла кандидата на роль папаши? Всё ещё жертву из себя воображаешь? Ты прекрасно знаешь, что не я инициатор нашего раздельного проживания. Зачем врёшь ребёнку?

Она прыснула и заговорила, повышая голос:

— А что от тебя ждать — работы нормальной нет, на пенсию твою даже к школе ребёнка не подготовишь. Нам нужен мужик в доме, а не инвалид. Я тебя уговаривала не ехать к сербам, это была не ваша война. Ты меня не послушал, вот и пожинаешь плоды своего упрямства.

— Стоп, стоп, — вмешался Андрей, — мы здесь не для выяснения отношений, с ними потом разберётесь. Слав, вы пока поговорите с Натальей, а мы с ….. как тебя звать, дружище? — обратился он к сынишке Вячеслава.

— Денис! — отозвался он.

— А мы с Деном пойдём в его комнату, и он мне покажет, чем занимается. Пойдём Дениска, маме с папой надо поговорить.

Андрей взял ребёнка за руку, и вывел из кухни. Дениска показал ему свою комнату, они поиграли в игру на приставке Хbox, и когда уже совсем стало нечем заняться, Андрей спросил:

— Денис, а папка твой тебе не показывал настоящий пистолет?

— Нет, а что у него есть?

— Не знаю, он мне тоже не показывал, а вот у меня есть. Хочешь, покажу?

— Давай, а подержать дашь?

— Конечно, дам, — сказал Андрей. Вынул из внутреннего кармана «Вальтер» и, разрядив, передал его ребенку.

— Ууу, какой тяжёлый, мне бы такой.

— А тебе зачем? Вот когда подрастёшь, пойдёшь в армию, тогда и будет у тебя оружие.

— Я бы застрелил Ваську и его дружков, чтобы деньги у младших не отнимали.

— Ну, это ты зря, брат. Чтобы проучить человека, не обязательно в него стрелять. Взял и накостылял ему как следует.

— Так он вооо какой, — и мальчик вытянул руку вверх, показывая рост хулигана, — он в девятом классе учится, а я только в седьмом.

— Ну и что? Займись спортом, в бокс запишись или в борьбу. Научишься, и тогда он тебе ничего сделать не сможет.

— Это долго.

— А ты как хотел, раз, и ты — супермен? Такого не бывает. Чтобы что-то получить, надо много трудиться.

В это время открылась дверь, и в комнату вошёл Вячеслав.

— Как вы тут? — спросил он.

— Нормально. Дядя Андрей мне пистолет настоящий дал подержать, — и Денис повертел им перед собой, показывая отцу.

— Верни его, Дениска. Нам с дядей Андреем пора уходить.

— Что, не поверила?

— Не поверила. Говорит, я специально это выдумал, чтобы она меня пожалела.

— Тогда, нам пора. Дениска, верни мой пугач. А мы тебе такой фокус покажем, что вы с мамкой обалдеете.

Денис отдал пистолет с неохотой, но всё равно, заинтересовавшись интригой, спросил:

— А что за фокус?

— Ты сквозь стены ходить можешь?

— Нет, а вы?

— А мы с твоим папкой — можем. И сейчас тебе покажем, как это делается. Вот только вещи соберём и обуемся, не босяком же нам уходить из дома. А потом, через час вернёмся обратно таким же способом, и возможно, заберём вас с собой.

— Я не маленький, дядя Андрей, такого не бывает.

Андрей сунул пистолет в карман, и сказал:

— Ну, тогда пойдём. Посмотришь, правду я говорю или нет.

И они вышли в коридор. Жена Вячеслава стояла, прислонившись плечом к дверному косяку кухни, и сложив руки на груди, всем своим видом показывала равнодушие.

— Слав, где твой портсигар? — вспомнил Андрей.

— В ящике стола, а что?

— Вынь его оттуда, и положи куда-нибудь на полку.

— Понял, я сейчас, — и он прошёл в другую комнату. Пробыл там пару минут и вернулся. Потом повернулся к жене и сказал:

— Наташ, не трогай мой портсигар, я его поставил на полку с книгами. Просто поверь на этот раз, током сильно ударит, если дотронешься. И Дениске не давай его брать. Ты же не хочешь, чтобы ребёнок получил электрошок.

Его жена ухмыльнулась, явно собираясь сделать что-то назло мужу. Андрей посмотрел на неё с укоризной и решил подстраховаться.

— Слав, а почему бы тебе не подарить портсигар Дениске на память. Он же с именной гравировкой, и у Дэна целее будет. Тогда хоть твоя жена не наделает глупостей.

Он повернулся к ней лицом и спросил:

— Наталья, вы ведь собрались выкинуть его назло мужу?

Она фыркнула, поняв, что её раскусили, но ничего не ответила.

Вячеслав вновь прошёл в комнату и вышел с портсигаром в руках, присел на корточки перед сыном, погладил его по голове и сказал:

— Вот сын, это мой тебе подарок. Помни, что эта вещь — память обо мне. Он теперь твой, и только твой. Никто у тебя его не сможет отобрать, даже мама. А если попытаются, их так шибанёт током, что мало не покажется, — и сунул портсигар в руки Дениса. Между ними проскочила легкая синяя искорка, портал перестроился под нового владельца, и всё пришло в норму.

— А теперь Денис, обещанный фокус, — сказал Андрей.

Надел на плечи рюкзак, достал свой порт, надавил на глаз дракона и положил его рядом со стенкой в санузел. Спустя несколько секунд портал пришёл в работу, и столб синего света поднялся у стены.

— Вау! — прокричал мальчик. А жена Вячеслава открыла рот и удивлённо смотрела то на мужа, то на столб света.

— Ну, мы пошли, — сказал глава семейства, — вернёмся через час, а ты, — он посмотрел на жену, — пока подумай, о чём я тебе говорил, — и решительно шагнул в столб света.

Андрей глянул на Дэна и улыбнулся ему. Потом махнул рукой и шагнул вслед за Вячеславом.

Выйдя из портала, он увидел покатывающегося от смеха нового друга. Вячеслав хлопнул себя ладонями по коленям и сквозь смех проговорил:

— Никогда в жизни не видел у своей жены такое лицо. Я думал, она не выдержит и квакнет. Так на удивленную лягушку была похожа, — и он опять расхохотался во весь голос. Андрей тоже улыбнулся и сказал:

— Пошли уже, юморист-самоучка, — и направился к двери в бункер.

Процедуры идентификации прошли, как положено, Вячеслава занесли в базу данных. Вышли в коридор и на посту охраны их уже ждал Николай. Как всегда, в своем белом халате, он поздоровался и представился. Перезнакомившись, они направились в жилой блок. Вячеславу выделили такую же комнатку, как и у Андрея, только на другой стороне. Оставив его осваиваться, они с Николаем пошли в бокс к Андрею.

— Колян, у нас промашка вышла. Он не одинок, и возможно, здесь будет его семья.

— Он что, не в разводе?

— Нет, Коль. Это ваш недочёт, и я не смогу его брать на опасные похождения. Только вблизи базы, чтобы обучал людей горной подготовке. И ты говорил, для семейных у вас другие боксы, озаботься этим.

— Это понятно, для семейных боксы на втором ярусе. Там боксы по две комнаты и есть кухонька. Сделаем, у нас есть свободные. А пока, пусть там поживёт.

— Когда его к врачам поведёшь?

— Да вот через полчаса и пойдём. У них уже всё готово. Только обследование и анализы сделать и можно на операцию.

— Хорошо, чем быстрее он встанет на ноги, тем лучше. И ещё, я больше не пойду агитировать, это твоя работа, а у меня дел по горло. Ты меня понимаешь?

— Понял твой намек. Говори, кого следующего вытаскивать?

— Николаева Сергея. Мне нужен сапёр, и к тому же, он прикован к кровати. Жалко парня, молодой, ему жить и радоваться, а он совсем один и не может ходить.

— Хорошо, что ещё?

— Потом вытянешь мне спецназёра ГРУ Назарова Бориса, он тоже спец по горам. Сорокина оставлю при семье, далеко от базы отходить не будет, пусть преподаёт альпинизм всем желающим. Пользы больше будет, и жена с ребёнком рядом. А этот будет по боевым рейдам со мной таскаться, такой опыт нужен всегда.

— Ладно, понял тебя. Сегодня разберусь с Сорокиным, оформлю его на операцию, а завтра пойду за Николаевым. И дня через три Назарова постараюсь уговорить.

— Ну, тогда — пока. Если я понадоблюсь, то найдёшь меня в автопарке, там работы куча.

— Ага, счастливо, и удачи тебе, — сказал Никола и пошёл заниматься своими делами.

Андрей переоделся, убрал вещи по местам, и тоже покинул кубрик. Дальнейшая неделя была как в тумане, он вместе со слесарями сотворил чудо. На шасси ГАЗ-66 поставили дизель. Из двух кабин сварили четырёхместную и поставили её за двигателем. Потом на помощь им пришли специалисты по металлу. Всю эту конструкцию усилили броневыми листами. Загородили бронёй двигатель и снизу тоже поставили защиту. В кабину сварили каркас из труб, сделали круглый люк вверху, и поставили внутрь крепление для крупного оружия. Крышка люка отодвигалась, и приспособление изнутри машины поднималось вверх над крышей. Всё это фиксировалось шкворнем, и на неё можно было ставить крупнокалиберный пулемёт, который легко можно было вращать на 360 градусов. Мастера по жести долго возились в своей мастерской, и под конец недели приволокли огромную деталь. Поставили её на крепления кабины, и машина приобрела мощный капот. В итоге, это ·чудо-юдо? на колесах, стало похоже на смесь ·Намви? и ·Тигра?. На оставшийся объём шасси сделали сильно урезанный кузов, к которому приварили дуги в высоту вровень с кабиной, чтобы не мешали стрельбе из люка. На всю эту конструкцию надели тент, получилось очень даже симпатично. Потом дело пришло за электриками и электронщиками. Они тоже постарались от души, проводку машины сделали отдельно и как можно проще, а вот всё остальное вывели в другую цепь. А напихали они туда не мало. От инфракрасных приборов подсветки до ноктовизоров, поставили солидную рацию и камеры наблюдения. Потом долго парили мозг Андрею, объясняя, как всё это работает. И под конец, когда в машину уже устанавливали сидения для экипажа, к ним пришёл Вячеслав. Поздоровавшись со всеми, он оценивающе посмотрел на проделанную работу и сказал:

— А я-то думаю, почему Андрюха меня не навещает, а они вон, чем заняты.

— Слав, извини, что не навестил после операции, закружился совсем.

— Да вижу, что ты натворил, и поэтому прощаю. Хорошая штуковина получилась. А скажи, что со вторым шасси делать будете?

— Ничего, на запчасти останется.

— А если я идею подкину?

— Тут так, Слава, если идею подкинешь, то тебе её и воплощать, так сказать, куратором проекта будешь. Что хоть за идея?

— Да сделать на этой базе машину разведки — радио, химической, радиационной и оптической.

— Ну-ка, ну-ка? Выкладывай, что за идея?

— Давай потом, как с этой машиной закончите, и когда своих уговорю сюда пойти.

— Хорошо, отложим этот вопрос. Как себя чувствуешь?

— Как видишь — на ногах, уже на тренажёрах заставляют работать. Шрам почти исчез, осталось сходить на несколько процедур и совсем невидно будет.

— Давай поправляйся. Там я маленький спортзал оборудовал, тебе покажут. И можешь в охрану ходить, там у них татами есть. Как раз в норму войдёшь, я с машиной закончу, и пойдём в наше время — жинку твою уговаривать.

— Хорошо, Андрюх. Ну, ты забегай ко мне.

— Зайду обязательно. Ещё раз извини, что раньше не навестил. Уматывался вконец, только до кровати — и спать. А утром всё сначала.

— Я понимаю, тут все себе занятие находят, это я пока неприкаянный.

— Ничего, в норму войдёшь, и на тебя дел найдётся. Людей учить горной подготовке надо. А то сидим в горах, а что такое альпеншток или восьмёрка, знаем только понаслышке.

— Я понял, мне главное, жену пристроить. И сын чтобы учился.

— Да не думай об этом, Слава. Всем дело найдётся и Дениску выучат, как надо. Здесь куча педагогов и образование не сравнить с нашим современным. Если что-то не понимаешь, не дадут новую тему, пока не усвоишь материал.

— Спасибо, что успокоил. Ладно, Андрюх, пойду я, не буду вас отвлекать, да и на процедуры пора.

— Пока, пока, — сказал Андрей направившемуся к выходу Вячеславу.

Через три дня машину закончили, всё наладили. Правда, полноценных испытаний провести не могли, так, погоняли по ангару и шлюзу. Автомобиль вёл себя прекрасно, отлично слушался руля, тормоза работали что надо. Все были в восторге, мощности двигателя хватало, как у раллийного автомобиля. Только потом один из слесарей добавил маленькую деталь, сказав, что речушек в горах много, и придётся преодолевать их вброд. Он вырезал в капоте сбоку дыру и приспособил туда шноркель, а выхлопную трубу вывел вверх за кабиной. Покончив со всеми работами, Андрей навестил Вячеслава.

Он прихватил с собой оставшуюся бутылку ·Камю? и пошёл к нему в бокс. Слава сидел за компьютером и что-то изучал.

— Здоров, Вячеслав, гостей принимаешь? — весело проговорил Андрей.

— Привет, Андрюха. Заходи, будь как дома, — посмотрев на бутылку коньяка в руках гостя, добавил: — А это зачем принёс? У нас с тобой смородиновка есть, целых шесть литров.

— А это не нам, отдашь Филипычу. Он хирург классный, а это его любимый напиток.

— Спасибо, Андрей, а у меня совсем из головы вылетело. Он же меня просил коньячку ему при случае в нашем времени пробрести. Теперь хоть голова об этом болеть не будет.

— То-то, — многозначительно подняв указательный палец вверх, проговорил Андрей и поставил бутылку в холодильник.

Пройдя в комнату, Андрей сел в кресло и посмотрел на нового друга.

— Я гляжу, ты пришёл в норму, шрам уже пропал, лицо розовое, дышит здоровьем. Когда пойдём агитировать твою семью?

— Послезавтра. Мне остался ещё один день реабилитации, и свободен на все четыре стороны.

— Тогда, надо предупредить Николу, пусть новой комнатой озаботится. Ведь не в этой клетушке вам втроём жить?

— А что, есть комнаты побольше этой?

— Конечно, есть. Специально для семейных. Так что, завтра организуем, пока ты долечиваешься, и послезавтра идём за твоими.

— Вот ты меня обрадовал, за это стоит выпить моего фирменного вина.

— Я — за. А ну, доставай свою вкусняшку.

После этого вечера, события пошли стремительно. На следующий день вечером, Андрей с Николаем помогли ему переселиться на верхний ярус жилого сектора, бокс оказался шикарным. По идее там было две комнаты, но местные мастера, длинную и не очень широкую комнату, перегородили пополам, сделав ещё одну дверь во вторую часть. И всё это стало похоже на трёхкомнатную квартиру. Довольно приличных размеров холл и две маленькие спаленки. Ту, которую определи под детскую, обклеили фотообоями. Да так подобрали, что казалось, как будто из неё выходит окно на природу. Вячеславу это очень нравилось, вот только с мебелью здесь были проблемы. И он решил воспользоваться своим домом в том времени, разумеется, когда жена и сын будут здесь.

Утром они с Андреем пошли к программистам, чтобы активировать портал и забрать семью Вячеслава. Пройдя в аппаратную, они поздоровались со всеми, и подошли к Олегу.

— Опять ты, Анрюха. У меня от тебя голова болит, — проворчал Олег.

— Олежек, радуйся, если голова болит, значит — ещё живой, — ответил Андрей. — Сможешь нам порт Вячеслава активировать?

— И ты спрашиваешь? Кончено, смогу.

— Тогда, за работу. И сделай так, чтобы он открылся в том времени через час после нашего прошлого ухода.

— Сделаю. Топайте в шлюз, как будете готовы, нажмёте «вызов».

— Спасибо, Олег, — сказал Вячеслав и пошёл к двери.

— Учись у своего друга, Андрюха, а от тебя ни одного слова благодарности я не услышал, — добавил с укоризной Олег.

— Хочешь, я тебя расцелую? — пошутил Андрей.

— Да иди уже, — ответил программист, махнув рукой.

— Если тебя это успокоит, помни, я тебя очень ценю, — сказал Беляев и пошёл догонять Вячеслава.

Вышли они из портала в комнате Дениса, ребёнок сидел на кровати с восхищённым взглядом. Как только появился Вячеслав, он сразу бросил все дела и кинулся ему на шею.

— Папка, вы вернулись, вернулись за нами, ураа!!!

Дверь в комнату распахнулась и вошла Наталья, она так и была одета в домашнее и видно, никуда не собиралась. На её лице было удивление и она, запинаясь, произнесла:

— Как? Что? Что вы здесь делаете? И как сюда попали?

— Наташ, прекрати корчить из себя дурочку, ты же работаешь аналитиком на металлургическом комбинате. Неужели ты не поверила ни одному моему слову, даже тогда, когда мы покинули эту квартиру? — обратился к ней муж.

— Я и сейчас не верю.

— Тогда, что ты скажешь на это? — сказал Вячеслав, включил свет поярче, и стал расстегивать рубаху.

На его теле не осталось и следа от ранений, и он повернулся вокруг себя, демонстрируя это своей жене. Потом придвинулся к ней лицом и спросил:

— Ничего не замечаешь? Посмотри на моё лицо, посмотри на моё тело. Нет ни шрамов, ни других дефектов, я абсолютно здоров.

— Не может быть, этого не может быть, — сказала она.

— Можешь потрогать и убедиться, что это не грим. Да и подумай ещё раз, как мы попали в квартиру, этаж-то — девятый.

— С тебя станется, ты и с крыши мог попасть, альпинист чёртов.

— Наталья, неужели Вы так и не поняли, что Ваш муж Вас не разыгрывает, — вмешался Андрей, — собирайтесь, будьте добры, идёмте с нами.

— Я не могу — у меня работа, квартира и ребёнку, наконец, учиться надо.

— Наташа, что ты никак не поймёшь, всего этого через неделю не будет. Весь мир будет в огне. Ты хочешь смерти в муках от радиации и себе и нашему сыну?

Она закрыла уши руками и стала бормотать:

— Я тебя не слушаю, я тебе не верю, оставь нас в покое.

Подбежал Дениска и стал трясти свою мать за руки чуть не плача:

— Ты никогда, никого не слушаешь, а когда люди оказываются правы, ты отвечаешь, что это случайность. Ты и мне не веришь, когда я тебе говорю правду. Мама, ну пошли с папой. Мам, послушай хоть раз, и сделай, как он говорит.

— Сын прав, ты всегда была своенравной и даже родным не доверяла. Не хочешь идти, тогда я забираю Дениса с собой, а ты как пожелаешь.

— Не отдам, он мой сын и останется со мной.

Дело шло к скандалу, и Андрею снова пришлось вмешаться:

— Стоп, остановитесь, только истерик нам сейчас не хватало. Наташа, что Вас убедит, что Ваш муж прав? То, что его вылечили, Вы не верите. То, каким образом мы ушли из квартиры, Вас не убедило. Какие доказательства Вам нужны? Когда по телевидению объявят о нападении на Иран? Или когда вам на голову будут сыпаться ядерные боезаряды?

— Достаточно сообщения о нападении на Иран, именно, Израильской авиацией. Тогда я поверю во всё, что рассказал мне муж.

— Хорошо, давайте сделаем так: вы остаётесь здесь до пятнадцатого числа. Но обещайте, что к тому времени у вас будут собраны все нужные ваши и Дениса вещи. И как только вы услышите в новостях сообщение о начале войны, вы сразу проходите через портал.

— А это не опасно?

— Нет, мы же живы и здоровы.

— Согласна, обещаю, что буду готова.

— Дениска, иди сюда, — подозвал парнишку Андрей, — и возьми портсигар.

Денис, подошёл к Беляеву и вопросительно посмотрел на него.

— Я не могу взять в руки твой портсигар, поэтому разверни его кнопкой ко мне. А теперь слушай, когда мама твоя скажет, что пора уходить, повернешь эту кнопочку вправо до упора. Потом положишь его на пол, и он активируется. Маму с вещами пропустишь вперёд, и только потом сам пойдёшь в синее свечение, понял?

— А зачем так?

— Если ты пройдёшь первым, то мама останется здесь и не сможет уйти. Ты же не хочешь, чтобы она осталась тут?

— Не хочу.

— Тогда сделаешь всё, как я тебе сказал, хорошо?

— Хорошо, я запомнил. Повернуть кнопочку, положить на пол, пропустить вперёд маму с вещами, а потом идти самому.

— Вот и молодец, тогда давай прощаться, Дэн. Нам с твоим отцом пора уходить, — и Андрей протянул руку Денису. Тот хлопнул его по ладони и подбежал к отцу.

— Пап, ты нас ждать будешь?

— Конечно, сынок, буду обязательно. Если вы не придёте, сам за вами вернусь.

Вячеслав обнял сынишку, потом подошёл к жене, приобнял, поцеловал её и добавил:

— Какая же ты у меня глупая, глупая и упрямая. Обещай мне, что сделаешь всё, как сказал Андрей.

— Могу пообещать больше — если всё окажется правдой, я больше не буду спорить с тобой.

— Ладно, прощай, увидимся через неделю. Андрюха, пошли, нам здесь больше незачем задерживаться.

Андрей активировал свой портал, и они шагнули к себе в бункер. Пройдя все шлюзы, подошли к посту охраны, и вдруг сработала сигнализация тревоги.

— Что случилось, — накинулись они на охранников.

— Не санкционированное проникновение в дезинфекционную, — сказал один из охраны и переключил монитор на камеру внутри этой комнаты.

Вячеслав посмотрел на монитор и сказал:

— Андрей, это ж мои. Что-то они быстро.

Беляев подбежал к экрану и увидел жену Вячеслава с сынишкой. Они стояли посреди комнаты и не знали, куда идти. С собой у них был большой чемодан и дорожная сумка, а у Дениски висел за плечами его школьный рюкзак. Сориентировавшись, Андрей спросил:

— Звуковая связь с комнатой есть?

— Есть, сейчас включу, — ответил охранник.

Андрей подхватил микрофон и произнес в него:

— Добро пожаловать в наш бункер. Наталья, подойдите к двери, над которой висит камера, и посмотрите в неё.

Женщина посмотрела по сторонам и, подхватив чемодан, направилась к нужной двери. Дениска от неё не отставал, шёл следом и укладывал в куртку портсигар, который только недавно был порталом.

— Какая кнопка открывает шлюз? — спросил Вячеслав у охранника.

Тот, не отвечая, нажал на панели клавишу и переключился на камеру в другой комнате. В неё было видно, как мальчик со своей матерью переходит в другую комнату. Когда они перешли, охранник вновь нажал на переключатель, и дверь стала закрываться. А Андрей снова взял микрофон:

— Наташ, идите к следующей двери, там нажмёте на кнопку и приложите руки к сканеру, ваши биометрические данные занесут в компьютер. А в следующей комнате не зевайте, поспешите к другой двери и тоже нажмите на кнопку, но там вам надо будет смотреть на сканер, снимут особенности сетчатки глаза. Всё поняли?

Что женщина сказала, было не слышно, связь была односторонняя, но то, что она кивнула головой, было видно. Андрей отложил микрофон и сказал:

— Слав, пошли встречать. А вы, парни, проследите, чтобы всё было нормально, — и они направились к внутренней двери шлюзов.

Жену и ребёнка встретили, забрали у них вещи, и повели в их новое жилище. Вячеслав обратился к жене:

— Вы что передумали, так рано пришли?

— С чего ты взял? Мы пришли, как договорились. Сегодня 15 число, воскресенье. Выпуски новостей пестрили просто свежей сенсацией о нападении Израиля и Турции на Иран.

Андрей дернул за рукав Вячеслава и сказал:

— Радуйся, теперь твоя семья с тобой. А то, что они пришли сейчас, это Олежек намудрил, потом у него спросим.

Семейство Сорокиных устроилось нормально. Вячеслав и ещё пара ребят, ходили несколько раз в прошлое, чтобы захватить из квартиры кое-какую мебель. В общем, обставили свой бокс привычным интерьером. Наталью устроили в компьютерный отдел, аналитиком. Сынишку отправили в новый класс, где было всего десять человек его сверстников. А Вячеслав стал готовить снаряжение для обучения желающих стать альпинистами. Для этого он не раз посещал мир прошлого, чтобы купить всякие прибамбасы и части экипировки. Николай обещал найти место под скалодром, но в итоге, его сделали в одном из штреков. Так семья Сорокиных вписалась в жизнь бункера.

Глава 4

Максвелл О'Райли шёл по коридору бункера с очередным докладом к полковнику. Уже неделю Макгилл его не беспокоил, давая возможность самостоятельно показать себя. Но фортуна — женщина капризная и упрямая. Никак не желала встать на его сторону. Неделя была насыщенной, опытным путём они узнали, что пропускные возможности портала ограничены четырьмя людьми. И теперь, в тот довоенный мир, Макс ходил с тремя оперативниками. Всю неделю они дежурили в этом русском городе с названием Волжский, но результатов не было. Как будто русские знали, что их там ждут.

Датчик активации порталов сработал только один раз и то, на грани обнаружения. Определить место точно не смогли, сработка была за Уральским хребтом. На сердце у Макса было неспокойно. Как среагирует полковник, он не знал, ведь докладывать было не о чем. А времени потрачено много.

Пройдя в приёмную, он поздоровался с Ди Ди, она, взглянув на его хмурое лицо, кивнула, показывая, что он может пройти. Макс кивнул в ответ и шагнул в кабинет.

— Полковник сэр, вызывали?

— Да, кэптэн, проходите, садитесь, — и он указал на кресло напротив письменного стола.

О'Райли принял приглашение и расположился в кресле.

— Доложите, кэптэн, какие результаты по порталам?

— Результатов нет, сэр. Русские затаились, как будто их предупредили, что идёт охота за порталами.

— Вы допускаете возможность, что ваш знакомый вернулся к ним и предупредил их?

— Да, сэр. Я уверен, сэр.

— Скажите, кэптэн, что вы думаете о месте нахождения их бункера?

— Если смотреть по статистике их появления в том мире, то всё указывает на Волгоград и его окрестности.

— Почему вы так думаете?

— Там знакомая им местность. Значит, до войны они были в Волжском. И, скорей всего, там работали.

— Логично, наши яйцеголовые тоже пришли к такому выводу. Теперь слушайте, капитан, внимательно. Информация строго конфиденциальная. Наше укрытие терпит бедствие, защита ослабевает, и радиация начинает проникать, фильтры и очистные сооружения для воды износились. Их, конечно, меняют и ремонтируют, но это временные меры. Нам нужны порталы этих русских, чтобы делать запасы. Ботаники конечно молодцы, организовались, сделали замкнутый цикл регенерации воздуха, но у нас мало чистой воды. Очистка не справляется и с этим надо что-то делать. Для тебя, кэптэн, есть задание, нам нужны беспилотные аппараты разведки. Будем с имеющимся порталом перетаскивать сюда «Предэйторы» в разобранном виде. И ты пойдёшь через портал в руководство компании «Дженерал Атомикс» с поручением от ЦРУ, в общем, от нас. Нам надо пять машин такого типа. Имея в наличии один портал, процесс затянется. Но это первоочередная задача.

— Позвольте задать вопрос, сэр. Зачем нам эти аппараты?

— Кэптэн, нам нужна разведка на поверхности, нужно знать степень заражённости, возможность установить связь с другими базами. Ты многого не знаешь Макс, война прошла не так гладко. Русские сумели скрыть свою систему ПРО. И им не так сильно досталось, как Европе и США. Мы были уверены, что сравняем их с землёй, но нас переиграли.

— Как так, полковник, этого просто не может быть, их армия была никуда не годна. Как они смогли так легко отделаться?

— Эх, Максвелл, русские оказались пронырами. Все их характеристики, заявленные для комплексов С-300 и С-400, были сильно занижены. По сути, это уже была не система ПВО, а мобильное ПРО. Характеристики же наших средств устрашения и нападения всегда были завышены относительно реальных. Всё это делалось в целях рекламы, для лучших продаж на рынках вооружений. Итог печален, большинство наших ракет среднего и дальнего действия просто не долетели до русских. Были сбиты на подлёте. Европейские вообще падали, не долетая границы. Русские применили новую систему ЭМИ — генераторы высокой мощности, сжигая электронику ракет. Теперь Польша похожа на радиоактивное кладбище наших ракет. Они как есть, падали туда, разрушаясь и заражая местность.

— Полковник, а что это за установки ЭМИ? Я про них ничего не слышал.

— Я точно не помню, но кажется, в 2001 году они на выставке в Малайзии продемонстрировали один такой образец. «Ранец-Е», если не ошибаюсь. Никто не воспринял всерьёз новую забаву русских, да и мощность была не велика, и дальность всего 40 км. Кто же знал тогда, что они наделают таких штук великое множество. Заметь, с увеличенной мощностью и дальностью до 300 км.

— И как это понимать, полковник? Они что, смогли отразить всё, что по ним ударило?

— Нет, конечно, стратегические баллистические ракеты дошли до цели. И их города разрушены. Не все, которые хотелось бы отправить к праотцам. За Уралом почти всё сохранилось, и такие гиганты как Челябинск, Екатеринбург и Пермь почти не пострадали. Восточная часть европейской части тоже мало пострадала, вот и нужны нам беспилотники, чтобы разведать там местность и степень её заражения. Возможно, придётся перебраться туда. Здесь оставаться опасно, на Европу свалилось слишком много атомных зарядов. А США — просто выжженная пустыня, по нашему континенту помимо русских ударили и китайцы. Системы ПВО не справились, да их почти и не было на континенте. Всё на кораблях и на базах вокруг России. «Иджес» и ракеты Блок-3, оказался мифом. Радары-то отличные, а вот ракеты … не одна не смогла перехватить русскую, просто не смогли догнать.

— Неужели всё так плохо, сэр?

— Да, кэптэн, очень плохо. Только Австралия не пострадала от ядерного оружия. Хоть радиация и пришла в виде облаков и дождей, но это можно сказать, мелочь.

— И что нам делать, полковник?

— Перебираться в Россию. За Урал пройти у нас сил и средств не хватит. А вот, оккупировать европейскую часть до гор, сможем. Вот там и разберёмся с их бункером, они же смогли существовать 50 лет. А мы придём раньше и всё изменим.

— Спасибо, полковник, что ввели в курс дела.

— Макс, теперь оснащение нашего бункера — твоя основная задача. Все рекомендации и указания штаба тебе дадут. Получишь широкие полномочия, но ты должен вытрясти этих толстосумов из «Дженерал Атомик».

— Ес, сэр. Разрешите идти?

— Иди в штаб к генералу Глену, там ты получишь всё, что надо. Поступаешь в их распоряжение.

— Ес, сэр, — сказал Макс и чётко, по-военному развернувшись, вышел из кабинета.

Дальнейшая неделя прошла в рутине подготовки операции — техники заготовили огромный запас элементов питания, были испытания портала по грузопропускаемости. Выяснили, что 250 кг — оптимальный вес для него, не считая владельца. Его снабдили всевозможными документами и полномочиями. Тысячу раз инструктировали, и давали данные по производству, где и на кого надавить и какие фирмы озадачить по нужному оборудованию. Им предстояло за неделю переправить на базу кучу оружия и деталей для беспилотников. Вторая неделя ушла на переговоры и давление директоров фирм. Но это неделя, по бункерному времени. Там же, в прошлом времени, оказывалось, что Макс в один день сразу был в нескольких местах и вёл переговоры с разными людьми. В итоге, всё получилось. И за последующую неделю довоенного мира им удалось перетащить через портал детали шести беспилотников, благо вес их был невелик, и делались они из композитов. Порталу был не важен размер частей, он плавно обтекал готовые крылья самолётов, проглатывая их, фюзеляжи и прочие части. Лишь бы всё это вписывалось в весовые характеристики. Макс уходил с грузом, менял элементы питания и снова оказывался на том месте, где опять готовили груз. Когда части аппаратов были переданы, его опять отправили в прошлое, но уже в другую фирму, и опять всю предвоенную неделю они возили через порт средства защиты, продукты и воду. Потом снова другая фирма и ещё одна предвоенная неделя с доставкой запасов и оружия. За эти дни Макс просто вымотался, и попросил пару дней отдыха, ему пошли навстречу. Он поступил хитро, ушёл в прошлое к себе на родину в штат Иллинойс — пил и гулял в своём родном Спрингфилде целых два дня. Деньги снял со своего счёта, на который откладывал себе пенсию. Разумно поразмыслив, что всё это пропадёт, он обнулил счёт. И теперь, очнувшись в постели с проституткой, он просто не соображал, где находится.

Он не стал будить размалёванную женщину, сходил в душ, выпил аспирин и ушёл через портал в бункер. Узнав о его прибытии, его сразу вызвал к себе полковник Макгилл. Пришлось идти к нему.

Полковник дал ему новое задание, нужно было доставить в бункер взвод спецназа морской пехоты.

И снова всё пошло по накатанной. За очередную предвоенную неделю он отправил в бункер самых отборных бойцов и всё их снаряжение. А дальше, день отдыха и возвращение к старой работе — выслеживание русских с порталами.

Ему сменили оперативников и теперь вместо закаченных бугаёв с ним в группе стали работать ничем не приметные с виду брат и сестра Саймоны. Девушку звали Сара, а парня — Рон (Рональд), они были погодками, вместе пошли в армию и прошли отбор в школу диверсантов. В своём деле они очень преуспели и были на высоком счету у начальства. Со временем к ним прилипло прозвище «убойная парочка», так как действовали они постоянно в паре и не гнушались самыми грязными делами. Контраст, конечно, был большой, под невинной внешностью этих, казалось бы, подростков (таково было впечатление от их вида), скрывались отъявленные головорезы. Владеющие всеми видами огнестрельного и холодного оружия они сами были смертельным оружием, знающими в совершенстве боевые искусства. Макс не понимал, зачем ему дали этих людей, захватить прыгуна во времени не представлялось сложным. С этим он был способен справиться сам. Но начальству видней и, скорей всего, наверху что-то задумали, не поставив его в известность. «Надо быть осторожней», — подумал Макс. Возможно, его хотят списать, и внутренние ощущения ему подсказывали, что нужно быть предельно внимательным с этими людьми. Но работать надо, и ему ничего не оставалось, как открыть проход в Россию и перейти во времени с новыми напарниками.

Три дня они сидели на съёмной квартире в г. Волжском, и за это время не было ни одного импульса, сигнализирующего о переходе в это измерение. На четвёртые сутки они начали готовиться к переходу назад, в бункер. Рон и Сара собирали вещички, а Макс смотрел новости по телевизору. Как вдруг прибор улавливания импульсов портала запищал, и индикатор показал длительную сработку. Максвелл моментально сорвался из кресла и, подхватив прибор, подключил его к ноутбуку с программой GPS. Экран выдал карту и отметил точку срабатывания, это было всего в двух кварталах от их места пребывания.

— Рон, Сара? — крикнул Макс.

— Что орешь? — ответил ему Рон, выходя из комнаты, он был уже одет и поправлял наплечную кобуру.

— Отметь точку на Джи Пи Эс и дай нам прибор, — вмешалась Сара, выходя следом.

Макс проделал нужные манипуляции, и тоже стал собираться, но его остановил Рон:

— Нет, Макс, ты останешься здесь, предоставь работать профессионалам.

— Вы не понимаете, если вы убьёте их, то мы не получим портал. Я иду с вами.

— Ты останешься здесь, — с металлом в голосе проговорил Рон, — мы сами разберёмся. И не дёргайся, всё сделаем как надо.

Макс промолчал, но нехорошие мысли со скоростью экспресса промчались в его голове. «Вот он, момент истины, — подумал Макс, — меня тихонечко отстраняют и не хотят подпускать к следующему порталу. Это говорит о том, что как только мы вернёмся назад, меня либо отстранят, либо сам сяду на место пытаемых». В слух же он сказал:

— Хорошо, я пока всё соберу и приготовлю для перехода. Не задерживайтесь и тащите прыгуна сюда.

— Будь спокоен. Давай прибор, и мы пошли, — сказала Сара.

Макс передал им навигатор, и стал изображать деятельность по сбору для возвращения назад. Саймоны, глянув на него, усмехнулись и вышли из квартиры. О'Райли облегчённо вздохнул и уселся на краешек дивана, теперь ему надо было решить, как быть дальше. На его стороне было то, что эта парочка не может вернуться без его помощи. Был ещё один момент — он научился программировать портал самостоятельно. И тут ему пришла интересная мысль, он развернул ноутбук и подключил к нему свой порт, посмотрел на часы — переход русских был восемь минут назад. Ввёл координаты своей комнаты, потом ввёл координаты места, где сработал русский порт и установил время на минуту раньше. «А теперь поиграем», — злорадно подумал он, достал из походной сумки пистолет и включил свой порт.

Вынырнул он в сквере рядом с торговым центром, среди густых кустов. Рискованный был шаг, мог и столкнуться с деревом, он же программировал на место сработки русского порта и не знал, какие препятствия могут быть здесь. Но всё обошлось, и он, достав из кобуры пистолет, стал терпеливо ждать выхода конкурентов. Минута тянулась как резиновая, и он даже успел разозлиться и вдруг, сбоку от него, засветился импульс портала. Он встал чуть левее и стал ждать. Секунда, две и из портала шагнула молодая, красивая и очень бледная девушка. Макс резко дернул её за руку, потянув на себя. Молодая особа, потеряв равновесие, стала заваливаться на него, но он, подхватив её, развернул спиной к себе и, перехватив другой рукой шею, взял девушку на удушающий приём. Портал не угас и из него вышел парень, столь же бледный и, как казалось, немного нескладный телом. Он пошарил взглядом по сторонам и увидел свою подругу, повисшую на руках незнакомца и дуло пистолета, направленное на него, встал в ступор. Портал схлопнулся и упал в виде небольшой гравюры на землю.

— Подними портал, и без глупостей, — прошипел Макс, указав парню пистолетом.

Парень стоял, словно истукан, и тогда Максу пришлось прикрикнуть на него:

— Ну, что вылупился? Взял портал и положил его к себе в карман, иначе хана твоей подруге, задушу нах…

Парень как будто опомнился и неуверенно шагнул к порталу.

— Не глупи, парниша, — добавил Максвелл и упёр пистолет в висок девушки.

«Парниша» стал медленно нагибаться за порталом и подняв его, сделал то, что не ожидал Макс — он нажал кнопку возврата и кинул его за спину О`Райли. Потом, как истинный регбист, кинулся на Макса, держащего девушку. И они все вместе провалились в порт и выпали на кафельный пол небольшого помещения. Макс сильно ударился головой, выронил пистолет, плюс — вес двух тел, упавших сверху, выбили из него дух и он на какое-то мгновение потерял сознание.

Когда он пришёл в себя, девушки уже не было. В комнате, похожей на общую душевую, находился он и тот самый парнишка, который держал в руках пистолет Макса, направленный в его сторону. Макс приподнялся и сел.

— Не шевелись, — сказал парень, — буду стрелять.

— Не смеши меня, — сказал Макс, — ты хотя бы сними оружие с предохранителя.

Парень с недоуменным взглядом уставился на пистолет, это и было нужно Максу, он ловким движением достал из кармана свой порт и, положив его за спину, нажал кнопку. Как только полыхнул свет, О`Райли сделал кувырок назад и очутился в уже знакомой комнате. Он встал, отряхнулся и посмотрел на часы. «Как будто и не уходил», — мысленно хмыкнул он, включил ноутбук и собрался заново программировать свой порт. Но потом ему пришла в голову другая мысль, он решил проверить место, откуда он прибыл. Может, в памяти портала остались координаты. И случилось чудо — порт, рассчитывая перемещение, сохранил координаты старта. Теперь Макс был на коне, он нашёл бункер русских. Введя данные в ноутбук, он посмотрел спутниковую карту. Место было далеко от Волгограда, где-то в Уральских горах, вдали от жилых районов. Значит, все предположения о месте нахождения бункера были неверные. И Максвелл решил придержать этот секрет, удалив с ноутбука последние его изыскания. Он перепрограммировал портал в первоначальное состояние с возвратом к себе в бункер и стал терпеливо ждать возвращения Саймонов. Сейчас у него в руках был очень значительный козырь, и просто так его списать не удастся. Он собрал все вещи, достал из холодильника пиво «Будвайзер» и уселся в кресло пред телевизором.

Проснулся Максвелл от того, что кто-то пнул его по ногам. Он с трудом открыл глаза, протёр их руками и взглянул на наручные часы, прошло два часа. Потом огляделся, увидел сладкую парочку и окончательно пришёл в себя. Саймоны были злы. Ещё бы, два часа протаскались по торговому центру и всё без результатов. Макс сделал невинно-вопросительное лицо, и с долей иронии спросил:

— Как успехи, где пленник?

— А нет никакого пленника, — вспылил Рон. — Шутки с нами надумал шутить?

— Постойте, о чём вы говорите? Я не совсем понимаю вашего раздражения.

— Не понимаешь? Так вот, не было там никого из прыгунов, ты намеренно нас послал туда, чтобы провернуть здесь свои делишки.

— Рон, ты на меня голос не повышай, разве это не ваше было решение оставить меня здесь? И если вы прошляпили прыгуна, то какие претензии ко мне? Я понимаю, что не нравлюсь вам, но свою работу я делаю качественно, приборы зафиксировали всплеск энергии, я указал вам место сработки. И не моя вина, что ваш опыт только в мясницких делах. В этом деле нужны настоящие оперативники, а не наёмные убийцы. И всё это я отмечу в своем докладе начальству.

— Ах ты, крыса! Да я сейчас похороню тебя прямо на месте, — раздражённо прокричала Сара, с явным намерением перерезать горло Максу.

— Давай, всади мне свой ножичек в глотку, и смело можешь дожидаться ядерного апокалипсиса. Вернуться без меня вам всё равно не удастся.

Сара, скрипнув зубами от злости, слала надвигаться на сидящего в кресле Макса, но её остановил Рональд.

— Остынь, Сара, он прав, без него нам не вернуться в бункер. Да и мы облажались, не заметили прыгуна.

— Вот и я об этом, дорогие Саймоны, нет у вас опыта в таких делах, а если бы взяли меня, то возможно, задержали бы русского прыгуна. Или, тогда вам проще было обвинить меня в провале миссии. А теперь уж не обессудьте, нам пора уходить. Сара, дорогая, и хватит смотреть на меня волком. К вашим неудачам я не имею никакого отношения.

Макс демонстративно встал, свернул аппаратуру, положил её в сумку и повесил на плечо. Саймоны не стали больше препираться и последовали его примеру. Разобрав сумки с ценным оборудованием, стали ждать команды. Макс достал свой портал и, активировав его, сделал приглашающий жест. Сверкнув на него глазами, Сара первой шагнула в портал, за ней — Рон. Макс ухмыльнулся в своих мыслях и последовал за ними.

По прибытии в бункер, им не дали долго возиться, и сразу потребовали на доклад к полковнику. Маскс быстро переоделся в военный мундир, привёл себя в порядок и двинулся на доклад.

В приёмной уже ждали Саймоны. Ди Ди увидев Максвелла, произнесла:

— Проходите все вместе, полковник Макгилл ждёт вас.

Улыбнувшись, Макс вошёл в кабинет первым, и по-армейски доложился, не столько для соблюдения субординаций, сколько утереть нос Саймонам. Доклад Макса был кратким и по сути дела, он ничего не упустил, а только срыл свою причастность к их провалу, и умолчал, что знает координаты бункера русских. Такой козырь из своих рук О'Райли упускать не собирался.

Макгилл выслушал доклад Макса, обратился к Саймонам:

— Что-нибудь добавите?

— Нет, сэр. О'Райли доложил исчерпывающе.

— Значит, вы признаёте свою оплошность в этом деле?

— Да, сэр.

— Тогда, я буду вынужден ходатайствовать о переводе вас с оперативной работы.

— Уверен, так будет лучше, сэр.

— Отлично. Сара? Рон, вы свободны. А ты, Макс, задержись.

Дождавшись, когда Саймоны покинут кабинет, полковник обратился к Максу:

— Ну, говори, сынок. Вижу, что у тебя что-то наболело.

— Сэр, а Вы уверены, что здесь, — и он многозначительно обвёл глазами кабинет, — можно говорить не опасаясь, что нас услышат?

— Ты прав, Макс. Пойдём, прогуляемся по галереям, — и полковник встал из-за стола, приглашая Макса на выход.

Они вышли в коридоры бункера, и полковник повёл своего подчинённого на верхние ярусы. Макс следовал за ним и не задавал лишних вопросов. Они прошли ещё несколько коридоров, и свернули в какое-то помещение, бывшее ранее подсобкой. Там находился маленький офисный стол и пара табуретов.

— Здесь нам никто не помешает, — сказал полковник, и вытащил из кармана небольшой приборчик, нажал кнопку на нём, и она засветилась индикатором зелёного цвета. Это говорило о том, что поблизости нет никаких приборов прослушки. — Ну, говори, что у тебя за новость?

— Сэр, сначала один вопрос — Вы доверяете нашему сегодняшнему руководству?

— К чему такие вопросы, кэптэн?

— За последнее время у меня сложилось впечатление, что нас активно стараются отдалить от этого дела с порталами. Вот и хочу знать Ваше мнение по этому поводу.

— Ты прав, сынок, давление сверху идёт, и у определённых людей есть намерение прибрать это к своим рукам.

— Сэр, скажите, а как Вы относитесь ко мне? Я имею в виду, как к подчиненному. Вы не сомневаетесь в моей компетентности и верности Вам?

— Ты прекрасный человек, мой мальчик, и мы с тобой прошли через многое. У меня нет сомнений в тебе, ты ни разу меня не подводил. Но к чему все эти разговоры?

— Я хочу, полковник, что бы всё, что я Вам скажу, осталось между нами, это наш козырь в закулисных играх. И так просто и легко нас отстранить от дела не смогут.

Полковник поднял правую бровь и заинтересовано посмотрел на Макса:

— Не томи, сынок. Говори, что ты нарыл?

Макс сделал глубокий вдох и выпалил:

— Я, кажется, нашёл бункер русских.

— Что? Давай с этого момента поподробней.

— В провале Саймонов виноват я. Меня разозлило, что они меня отстранили, оставили вне действий, и я перепрограммировал свой портал на минуту раньше сработки русского портала. Дождался, когда русские выйдут, и попытался их захватить. Но русский мальчишка оказался проворным, активировал свой портал и мы вместе провалились к ним в бункер.

— Так — так. Значит, ты был у них в бункере?

— Да, сэр.

— Хватит сэркать, в неофициальной обстановке можешь звать меня Пол. Рассказывай, что было дальше.

— Я попал в неприятное положение, это грозило захватом уже меня. Пришлось воспользоваться своим порталом и улизнуть у них из-под носа. Когда я начал проверять свой порт с целью заново его перепрограммировать, то решил посмотреть, не остались ли данные координат об их бункере.

— И что?

— Остались, Пол, и я могу точно определить их бункер по карте.

— Он, как мы предполагали, в Волгограде?

— Нет, полковник, бункер в горах Урала.

— Чёрт, это плохо. Сейчас готовится операция по оккупации европейской части России. Ни сил, ни средств идти за Урал у нас не хватит. Хорошо, сынок, пока об этом никому больше говори. Вот обустроимся в России, тогда и подумаем, как быть. А пока делаем вид, что усердно ищем новые порталы. А теперь можешь отдыхать и готовить новую группу.

На этом разговор был окончен и Макс, и полковник, приступили к своим повседневным рутинным обязанностям и больше о бункере русских разговор не поднимали.

Дальнейшие дни потекли в заботах. Бункер наводнился новыми людьми, Максу то и дело приходилось переправлять военных под защиту бункера. Морпехи, которые прибыли первыми, собрали беспилотники, и уже вовсю шла разведка местности снаружи бункера. Выживших было мало, или просто они старались не выходить на поверхность, где уровень радиации позволял прибывать только пару часов. Но это не сравнить с тем, что происходило над территорией США. Защищаясь от ракетного удара, командование решило применить старую систему ПВО. Это были ракеты с ядерными боеголовками, взрываясь в атмосфере они выводили из строя ядерное оружие противника, но в тоже время заражали территорию того государства, которое были призваны защитить. Таким образом, американцы сами устроили себе ядерный кошмар. Не смогли сбить достаточное количество русских ракет, которые уничтожали всё, плюс сами заразили местность своими же ракетами. По Европе тоже был сильный удар, но в основном по базам НАТО и некоторым промышленным районам, да и заряды были не столь мощными. В общем, передвигаться было можно, но только внутри бронетехники. Вот и была поставлена задача авиаразведке, найти сохранившуюся технику и им повезло. В небольшом порту Тернезен они нашли склады военной техники, приготовленной для погрузки на корабли. Это была экспортная партия немецких танков «Леопард-2» и бронетранспортёров «Боксёр». Техника была самая современная и теперь предстояла задача переправить её ближе к буккеру. Была собрана экспедиционная команда, которая и занялась этим. С этой новостью в бункере началось ещё большее движение, люди готовились к переселению, упаковывались материалы, боеприпасы и продукты.

Макс всё так же занимался переправкой людей из прошлого в это время, доставкой продуктов и боеприпасов. Приходилось не сладко, он полностью выматывался за сутки — спал, ел на автопилоте, и всё начиналось сначала. Готовились основательно. Авиаразведка всё так же продолжала искать технику и вот, в один прекрасный день с ними на связь вышли немецкие военные с базы Хорвайлер. Это было артиллерийское резервное подразделение не полной комплектации, и уцелели они только благодаря тому, что вся техника и личный состав находились в мощных подземных ангарах.

Выяснилось, что у них имеется огромный запас ГСМ, а также полноприводные машины для перевозки личного состава и транспортировки орудий. Теперь у командования бункера стал определяться маршрут следования в сторону России. И расстояние до Хорвайлера в 150 км вполне можно преодолеть за день, а это будет первым пунктом остановки брюссельского подразделения.

Договорились с немцами, что они вышлют колонну грузовиков для помощи в перевозке оборудования. Через три дня машины прибыли. Это были тягачи МАН с полуприцепами на 40 тонн и несколько «Унимогов» с кунгами для личного состава. Позже был намечен путь в Рамштайн, потом Линденхов, где были заводы Кехлер Коха и, наконец, под Ольштадт на базу Обераммергау в горах. Там был очень основательный и огромный бункер, со своими складами и большими запасами всего, что надо для выживания.

Перед самым отъездом Макса вызвал к себе полковник, чтобы дать ему очередное задание.

— Добрый день, Макс, — сказал Макгилл, не дожидаясь доклада, когда О'Райли вошёл к нему в кабинет.

— Добрый день, полковник. Что-то срочное?

— Да, не буду тянуть резину, ты ведь можешь сам программировать портал?

— Да, Пол, я же говорил Вам об этом.

— Тогда, вот что надо сделать — нам надо попасть на базу Хорвайлер раньше ЦРУ.

— Что случилось, полковник?

— Ты оказался прав, нас попытаются отстранить от этого дела. Не так давно я был у генерала Ларсена и краем глаза заметил интересный документ. В общем, меня хотят перевести в полевую разведку, а на счёт тебя, ты сам понимаешь — пытки, передача портала и расход. Меня это очень не устраивает. Они боятся нас, боятся того, что не могут полностью контролировать наши действия, вот и надо добыть сведения о базе Хорвайлер. О состоянии их убежища, количества припасов, машин и грузов. И ещё, озаботься там об экспедиционной машине лично для нас и двух моих верных солдат. Я не хочу быть балластом, как гражданские.

— Я понял Вас, полковник. Когда приступать?

— Да прямо сейчас. К тебе в кубрик подойдут два морпеха, это наши проверенные люди. В дальнейшем будешь действовать с ними. Так что, постарайся найти общий язык, они парни отличные и многое повидали.

— Понял Вас, сэр. Разрешите выполнять?

— Иди, Макс. Сделай это для нас.

Максвелл понял все намёки полковника, дело обстояло куда хуже, чем он думал. Мстительные Саймоны сделали вид, что смирились со своим отстранением, но стали вести активные интриги против команды Макгилла. ЦРУ — организация самомнительная и высокомерная и таких выкрутасов не прощает, поэтому и решили прибрать к рукам проект прыгунов во времени. И можно было предположить, что они ни перед чем не остановятся. А поскольку Макс сам был военным, ему намного проще было работать с морпехами, чем с высокомерными ЦРУшниками, и он незамедлительно поспешил к себе в кубрик, возле которого его ждали два здоровенных солдата.

— Вы ко мне, парни? — спросил Макс.

— Да, сэр. Нас направил полковник Макгилл в Ваше распоряжение, — ответил старший из них.

Макс открыл дверь в кубрик и пригласил войти солдат:

— Проходите, будем знакомиться и я вам поставлю задачу.

Морпехи ничуть не стушевались и шагнули в комнату, в прихожке расступились, давая пройти хозяину. Макс закрыл дверь на ключ и прошёл к журнальному столику. Уселся в кресло и сделал приглашающий жест. Солдаты не заставили себя ждать и расположились на диване напротив Макса.

— Меня вы знаете, я капитан ОРайли, — начал разговор Максвелл.

Тот, которого Макс определил как старшего, представился и представил своего товарища.

— Сержант-майор Джексон, сэр, а это — капрал Ланс.

— Отлично, парни. Радует, что вы не новички, так как работать нам придётся вместе. Наша задача — разведка маршрута. Но не обычными средствами. К тому же, против нас играют …. — Макс хмыкнул и продолжил, — …наши «коллеги» из ЦРУ.

— Сэр?

— Да, Джексон?

— О каких средствах разведки идёт речь, сэр?

— Правильный вопрос, сержант, но об этом позже. Сами увидите, о чём идёт речь. С помощью этого прибора мы переместили на базу новых людей. А это не очень нравится ЦРУ, теперь военных на базе стало больше, чем их агентов. И они хотят лишить нас этого преимущества. То есть, как всегда, желают командовать и распоряжаться всем единолично. А мы для них лишь пушечное мясо.

— Что мы должны делать, сэр? — подал голос капрал.

— Для начала — первыми попасть на базу в Хорвайлере. И так, чтобы об этом никто не знал.

— Но у нас нет подходящего транспорта, капитан.

— Он нам на данный момент и не нужен. А теперь, парни, идите и экипируйтесь по полной. На всё про всё вам час времени. Встретимся у перехода в верхний жилой сектор. Свободны.

Пехотинцы встали, дружно ответили: «Ес, сэр» и направились к выходу. Макс окликнул сержанта и когда тот обернулся, кинул ему ключи от двери. Когда морпехи покинули помещение, Макс, в предвкушении, потёр руки. «Наконец-то настоящее дело» — обрадовано подумал он и стал переодеваться в полевую форму. Потом открыл оружейный шкаф и нацепил тактическую кобуру с армейским «Кольтом». Надел бронежилет и разгрузку с гидрантом, распихал по карманам магазины к карабину и удовлетворённо окинул себя взглядом через зеркало. Затем подпрыгнул несколько раз, ничего не болталось и не гремело. Снял снова разгрузочный жилет и наполнил «Кэмэлбэк» водой, потом открыл другую часть шкафа и достал средства радиационной и химической защиты. Достал свой проверенный карабин М-4, осмотрел его, передёрнул несколько раз затвор и нажал на спуск. Всё работало отменно, за оружием он всегда следил с особой тщательностью. Приготовив всё это, он взглянул на часы, у него оставалось в запасе ещё сорок минут. И чтобы не тратить время даром, он включил свой походный ноутбук, и стал набивать его информацией о местах расположения баз и их точные координаты. Заложил в память спутниковые карты Европы и много другой информации, которая может оказаться полезной. Затем подключил свой портал и запрограммировал его в район Хорвайлера. Потом сложил ноутбук в специальную сумку и прикрепил её к разгрузочному жилету, на спину, рядом с «кэмэлбэком», который пришлось сместить намного левее. «Ну вот, кажется готов, осталось только получить пайки». Он ещё раз взглянул на часы и стал одевать на себя всё, что приготовил. Последнее, что он на себя нацепил, была легкая рация «Кенвуд». Оглядев комнату, Макс вздохнул, как бы прощаясь, и пошёл к месту встречи с морпехами.

В коридорах базы было пусто, всех трудоспособных людей отправили на погрузочные работы. Солдаты были уже на месте и ждали Максвелла. Подойдя к ним, Макс достал письменное предписание и, обратившись к капралу, сказал:

— Ланс, возьмите эту бумагу и сходите получить для нас пайки на трое суток, мы будем вас ждать у шлюза, — и направился в нужном направлении. Джексон последовал за ним.

Капрал сходил быстро и через 15 минут они уже раскладывали пайки по свободным отсекам разгрузочных жилетов. Когда с этим делом было покончено, Макс сказал:

— Ну что, солдаты? Готовы?

— Да, сэр, — ответили они, как один.

— Тогда, слушаем внимательно. Мы пойдём не через шлюз, а через пространственный портал. Порядок движения такой: первым идёт сержант, за ним — капрал, я замыкаю. Выйдем мы уже вблизи базы Хорвайлер, так что, предельное внимание, на любую опасность — открывать огонь. Разбираться будем потом, ваша задача — прикрывать меня, как единственного владельца портала. Всё ясно?

— Да, сэр.

— Зарядить оружие и надеть противогазы, выдвигаемся по готовности портала, — и он достал его из кармана, активировал и положил возле двери шлюза.

Примкнул магазин к карабину, надел противогаз, обернулся к морпехам и кивнул, приглашая их к действию. Сержант кивнул в ответ и шагнул в свечение.

Макс вышел из портала последним, тот схлопнулся, он подобрал его и положил в карман. Оглядевшись по сторонам, ОРайли понял, что координаты были не точны, они оказались на окраине Кёльна, и им предстояло добраться до лесного массива Ворингер Брух, где и была замаскирована база артиллерии. Судя по времени, был полдень, но небо было свинцовым и освещение было, как вечером. В этом месте было прохладно, всего 40 градусов по Фарингейту (+4С), а на дворе ведь был конец лета, начало осени. В воздухе клубилась пыль, и гулял довольно сильный ветер, неся с собой всякий хлам в виде обрывков газет. Но всё это было сейчас неважно для Макса, им надо было как можно быстрее убраться отсюда и найти убежище. Макс взглянул на дозиметр и ахнул, он показывал один Зиверт, а это примерно 100 Бер. (1Зв =100 Р). «Надо убираться, как можно быстрее, если не хотим подхватить лучевую болезнь», — мелькнула в его голове мысль.

— Ланс, достань у меня из кармана за спиной ноутбук, определимся с координатами и маршрутом.

— Джексон, поищи в округе транспортное средство. Я вижу, вон там, за перекрестком, есть дома, но будь осторожен.

Ланс достал ноутбук и передал Максу. Максвелл незамедлительно его активировал, открыл спутниковые карты и начал определяться.

— Так, наше местоположение — перекрёсток Нойсер Ландштрасее и Блуменбергсвег. «Значит, двигаемся на запад по Блуменберсвег до поворота в поле, это примерно километр, потом — на северо-восток по узкой грунтовке метров пятьсот и мы в нужном нам лесу».

Где-то за поворотом затрещал двигатель, характерный для «жука», потом раздались два ружейных выстрела и в ответ — резкая очередь из М-4. Макс поспешил сложить ноутбук, Ланс помог ему положить его обратно и они припали к земле возле обочины шоссе. Изготовившись к стрельбе, стали ждать приближение тарахтевшего мотора. Обшарпанный «Фольксваген» залихватски подкатил к обочине и посигналил, потом отрылась дверца, и из салона выглянуло чудо-юдо в противогазе. Раздался хрюкающий звук, в котором можно было разобрать фразу: «Транспорт подан, сэр».

Макс и Ланс поднялись и с трудом разместились в салоне этого старого «жука». Джексон нажал на акселератор и машина, фыркнув двигателем, заглохла. Тем временем, за поворотом послышался старт более мощного двигателя. Похоже, в том посёлке оставались люди, и так просто расставаться со своим имуществом не собирались.

— Джексон, заводи эту развалюху, иначе нам придётся худо.

— Я пытаюсь, капитан, но она не заводится.

Стартёр машины заунывно шумел, но двигатель не хотел заводиться. На выручку пришёл Ланс.

— Сержант, переключите вон тот тумблер, это типа «противоугонки» у старых машин, отключает бензонасос, возможно, из-за этого и не подаётся топливо.

Джексон щёлкнул тумблером и с ещё большим остервенением стал давить на стартёр. Из-за поворота, с грунтовки на шоссе, выкатывал «Унимог». Скребя асфальт своими ребристыми колёсами, он ревел мощным двигателем.

Этот монстр был увешан дугами и сетками безопасности. В открытом кузове сидели люди в странных накидках и в противогазах. Все они были вооружены охотничьим оружием и с криками и улюлюканьем размахивали им, указывая направление водителю. В это время двигатель «Фольксвагена» чихнул, хлопнул и завёлся. По салону прошёлся вздох облегчения. Джексон врубил передачу и стартонул с места, как на гоночном болиде. Видя, что угонщики отъезжают, люди в кузове начали беспорядочно стрелять из всего, что у них было. Расстояние было ещё слишком большое, метров триста, и дробь, и пистолетные пули просто не попадали в машину. Но тройка бойцов всё же пригнулась, вдруг у преследователя окажется что-то посерьёзней.

— Гони, Джексон, гони. Нам только до поворота на просёлок добраться, а там мы их раскатаем.

Машина была всё же очень стара и упрямо не хотела набирать обороты. Поэтому преследователи стали быстро сокращать дистанцию и теперь выстрелы из их ружей становились реальной опасностью. Макс крикнул:

— Ланс, держи меня за ноги, — и полез в открытое окно, вытаскивая свою винтовку наружу.

— Джексон, держи ровней, я попробую их остановить.

— Сделаем, — ответил сержант.

Капитан сел на окно спиной к обочине и прицелился из своей Эмки. Переведя в режим одиночной стрельбы, он стал стрелять по колёсам. Но «Унимог» упрямо двигался вперёд, малокалиберные пули для него были, как слону дробина и его колеса даже не собирались спускать. Макс чертыхнулся и сделал предположение: «Возможно, у него система автоподкачки, тем хуже для них». Он залез в разгрузку и вытащил из кармана гранату. Прикинув скорость, Макс выдернул чеку и катнул её в сторону преследователей. Граната взорвалась прямо под передним колесом со стороны пассажира. От взрыва грузовик подпрыгнул, и его кинуло влево от направления движения. Водитель, потеряв управление, съехал в кювет, и машина уткнулась «кенгурятником» в грунт. Стоящие в кузове, вывалились из машины, как кегли, набив немало шишек. Вот он шанс оторваться от надоедливых гражданских.

— Сержант, ещё триста метров и сворачиваем направо, а там — прямо через поле до поворота налево.

— Понял, капитан, выполняю, — и машина, пролетев ещё несколько метров не сбавляя скорости, вписалась в крутой поворот. Полевая дорога была ничем не хуже шоссейной, тот же асфальт, только слегка потрескавшийся. И ширина её была в один ряд, но это не имело значения, главное, они не потеряли в скорости, которая и без того была невелика. Доехав до следующего поворота, они перевели дух. Преследователей не было видно, по-видимому, они не захотели подставляться под гранаты и взрыв под машиной остудил их пыл.

Теперь солдаты не надрывали машину и Джексон, чуть сбавив обороты, дал машине передышку. Говорить было не о чем, но Ланс нарушил молчание, находясь под впечатлением от последнего происшествия:

— Лихо вы, капитан, гранатой их тормознули. Я бы так не рассчитал.

— Чистая случайность, Ланс, чистая случайность.

— А отличная погоня получилась, меня до сих пор трясет от адреналина, — добавил Джексон.

— Вот и не расслабляйтесь. Кто знает, что нас ждёт впереди? На этом разговоры и прекратили. Впереди показался поворот направо и табличка на столбе, указывающая, что эта дорога ведёт к базе Хорваейлер. Машина снова повернула направо и въехала в лес. Теперь можно было не беспокоиться, что преследователи решатся нагнать их снова.

Ещё через полкилометра они увидели огромный знак предупреждения, на котором было написано «ВНИМАНИЕ!!! Вы въехали на территорию военной базы. Остановитесь здесь, и ждите когда к вам подойдет военный патруль. Если продолжите движение по вам будет открыт огонь.»

Джексон сбавил скорость и остановил машину, на это были веские причины, метров двести впереди была видна сетчатая ограда, а перед ней, два дота. Опыта войны у Джексона было достаточно, что бы с такого расстояния понять, что доты тяжело вооружены. Из их амбразур выглядывали длинные стволы автоматических пушек «Бушмастер». А это грозная сила, и если — бы они открыли стрельбу, то от «Жука» и пассажиров ни чего бы не осталось.

Солдаты остались сидеть в остановившейся машине и терпеливо ждали, что произойдет дальше. Прошло минут десять, и откуда- то из под земли вышли им навстречу два немецких солдата. Двигались они грамотно прикрывая друг друга, подошли примерно футов на сто пятьдесят. И остановились, один присел в положение для стрельбы с колена, второй остался стоять чуть сзади под прикрытием большой сосны. Позицию они заняли так, что правый дот мог беспрепятственно стрелять по машине, окажись бойцы в чрезвычайной ситуации.

Немец, присевший на колено, прокричал, выходим по одному, руки за голову, складываем оружие перед машиной и отходим вправо.

Американцы, зная правила игры не стали возмущаться, первым вышел Макс, сложив руки на каске, прошел вперед и пред машиной разоружился, потом опять подняв руки, медленно отошел вправо шагов на десять, и стал терпеливо ждать, когда его бойцы проделают то же самое.

Затем вышел Джексон и повторил манипуляции Макса подошел к нему. Ланс, тоже не стал кочевряжится и теперь они втроем стояли в стороне от машины с поднятыми руками.

— Кто вы такие? — Спросил немец.

Мы с базы в Брюсселе, с которой вы недавно связались, посланы дозорными вперед, за нами идут грузовики, которые вы послали нам в помощь.

— Мы это проверим, а сейчас не опускайте руки и проходите к доту, там вас встретят.

Макс и его напарники ни чего не сказали, а лишь молча, выполнили команду, пройдя цепочкой мимо немецких солдат державших их на прицеле. У дота их действительно встретили, заставив опустить руки и сковав их наручниками за спиной. Потом открылся проход в подземный бункер и их ввели внутрь. Прямо в костюмах и противогазах их обработали какой-то химией, потом разрешили пройти дальше и скинуть комплекты защиты. К ним подошел дозиметрист, и измерив уровень радиации сказал «норма» и разрешил пройти им через двери шлюза. Вот только теперь они оказали в самом бункере, к ним подошел лейтенант и попросил представиться.

Макс не заставил ждать: — Капитан О,Райли, специальная группа разведки, посланы разведать маршруты движения и налаживания связи и взаимодействия между базами.

— Лейтенант Шварц, — произнес в ответ немецкий офицер. — Теперь я старший этой базы, после гибели полковника Курца, от лучевой болезни. Идемте в радиорубку, вам наверное надо связаться с начальством, а нм нужно подтверждение что вы — это вы. — и он указал направление в один из коридоров. Джексон и Ланс двинулись за ними, но лейтенант их остановил.

— Вы останетесь здесь, под присмотром наших солдат и пока я не получу подтверждения, не можете свободно передвигаться по базе.

И Максу пришлось идти вдвоем с лейтенантом, радиорубка была далеко, и они прошли множество коридоров, в которых можно было запутаться, но лейтенант видно знал базу наизусть. И уверенно вел Макса к цели. Радиоузел поражал воображение, какой аппаратуры здесь только не было, и спутниковая и просто дальняя связь и много чего другого.

Макс в изумлении спросил: — А почему вы не связались раньше с другими базами?

— Всё просто капитан, Электромагнитные импульсы от ядерных взрывов вывели почти всё из строя, нам только недавно удалось наладить часть аппаратуры. Спутниковая связь вообще не работает, видно орбитальную группировку снесло совсем. Вот пока только и наладили дальнюю связь. И первые кто услышал наш сигнал, оказались вы. Остальные базы молчат. Видать у них те же проблемы, но нет хороших техников. Ладно идемте нам вот сюда и он указал на полукруглый пульт за которым сидел радист. Подойдя к нему, лейтенант скомандовал:

— Стаховски, связь с Бросселем.

— Есть гер лейтенант. — завертел регуляторами настройки, взял гарнитуру и послушал, потом передал её лейтенанту и сказал: — Связь налажена запрашивайте.

— Кто ваш командир и кто послал вас сюда, — обернувшись спросил он у О,Райли.

— Запрашивайте полковника Макгилла.

Лейтенант кивнул и произнес: — Хорвайлер запрашивает Брюссель, на связь нужен полковник Макгилл.

Прошло минут десять ожидания, пока лейтенант снова не заговорил.

— Лейтенант Шварц сэр, мне нужно подтверждение, что вами послана группа для контакта, имена, звания и количество человек.

Пара минут молчания и снова заговорил.

— Я запоминаю, капитан О,Райли, да сэр он здесь, сержант Джексон и капрал Ланс. Можете описать их сэр?

Опять пара минут тишины и лейтенант произнес.

— Подтверждаю сэр, к нам прибыли именно они, хорошо сэр передаю связь капитану. — и он отдал гарнитуру Максу. Макс взял гарнитуру, и произнес: — Капитан О, Райли на связи.

— Добрались сынок? — спросил полковник.

— Да сэр всё благополучно.

— Слушай новое задание, вам надо выпросить у них вооруженный автомобиль и двигать дальше на юг, Вам нужно попасть в Хюрт на Урсупштрассе, там склады хранения вооружений.

Замаскируете тем свою машину и через порт возвращайся назад, постарайся попасть через десять минут после того как вы ушли.

— Вас понял сэр, разрешите приступить к заданию?

— Удачи сынок, и поосторожней с немцами, сейчас германию населяет кто угодно только не немцы, их осталось процентов двадцать. Будь с ними внимателен, и помогайте по мере сил. С остальными, турками арабами можете не церемониться.

— Я всё понял сэр. Охранять жизнь немцев и помогать по мере и возможности.

— Ну всё сынок, передай связь лейтенанту.

Макс повернулся и сказал: — Вас гер лейтенант.

Лейтенант взял связь и стал внимательно слушать, потом кротко ответил: — Да сэр, есть, конечно предоставим, понятно сэр, степень секретности наивысшая. До связи сэр. — лейтенант отключил связь и посмотрел на Макса.

— Я так понял, у вас новое задание и вам нужен бронеавтомобиль. Полковник просил предоставить таковой вам. Когда собираетесь выезжать?

— Хотелось бы перекусить, и только после этого собираться в дорогу.

— Я понял вас капитан, идемте в столовую, ваших подчиненных приведут туда.

По дороге в столовую Макс разговорился с лейтенантом, узнал много интересного, сама база была рассчитана на бригаду, но сейчас здесь находилась всего лишь рота охраны. Перед началом войны базу переформировывали, и личного состава здесь не было. Вновь созданную бригаду собирались перевести сюда 25-го апреля, саму базу только успели снабдить техникой и запасами продуктов и других материалов. Всё это принимала, рота охраны, которая постоянно была на базе. В общем, личный состав бригады сюда так и не добрался, ядерный конфликт изменил приоритеты. Максу стало понятно, почему немцы согласились принять их у себя, они просто не справлялись с управлением такой большой территории и контролировали только часть её. Им было выгодно, что сюда прибудут люди, это облегчит нагрузку на караулы, и люди станут больше отдыхать.

Так за разговором они добрались до столовой. Столовая была приличных размеров и всё обустроено по военным стандартам. Немцы вообще народ практичный, да и нужды в продуктах не испытывали, у них даже было свежее мясо, как оказалось в подземке у них был свой колбасный цех и территория для разведения свиней, поголовья которого хватило бы прокормить всю бригаду, будь она здесь.

Сержант и капрал сидели уже за столом и поглощали пищу, увидев капитана Джексон махнул рукой.

Макс кивнул согласием и подошел к раздаче. Которая была обустроена по принципу шведского стола.

Он взял поднос с выдавленными в нем тарелками и ёмкостями для различных видов пищи, и пошел накладывать себе, поесть. Из гарниров здесь был рис, фасоль и картофель пюре. Макс так давно не ел картофель, что сразу решил наложить его. Потом добавил пару жареных колбасок и обильно полил их соусом, положил немного зеленого салата и пару кусочков хлеба, из напитков он взял двухсотграммовый пакетик апельсинового сока. Взял пластиковые вилку и нож, и направился к своим подчиненным. Ели молча и с большим удовольствием, это вам не сухие пайки безвкусные и неприятные. А здесь они получили эстетическое удовольствие, как будто посетили ресторан.

Когда Макс допивал сок, к ним подошел молодой унтер офицер, и представился:

— Унтер-офицер Бергман, меня прислал лейтенант помочь вам выбрать машину.

— Не торопитесь гер Бергман. Скажите, у вас есть сигареты?

— Есть, но здесь курить нельзя, для этого у нас специально отведенное место.

— Тогда пойдемте, получим удовольствие от табака, и только потом займемся выбором.

— Хорошо сэр, следуйте за мной.

Американцы дружно поднялись и пошли вслед за унтером, курилка оказалась тоже добротным помещением, хоть и не очень большим. Вверху стояла мощная вытяжка, а по периметру находились мягкие лавочки, в центре стояла небольшая емкость, для окурков и пустых пачек из под сигарет.

У унтера оказались знакомые до боли Лаки Страйк, и увидев не очень довольные лица американцев он сказал: — Могу предложить французские Житан.

— Нет уж, лучше Лаки Страйк. — они взяли по сигарете из пачки. Немец оказался не жадным и протянув пачку, сказал:

— Возьмите все гер капитан, может в дороге захочется перекурить.

Макс с радостью принял в подарок почти полную пачку Лаки Срайк и поблагодарил унтера.

Курили со смаком, получая истинное удовольствие от сытости, и наслаждаясь табаком, сигареты были не контрабандные, а настоящие американские, поставляемые в войска.

Покурив, они проследовали длинными коридорами, в подземный ангар автопарка. Где стояли легкие броневики, там было два «Феннека» и четыре «Энока» сделанных «Мерседесом» на базе унимогов.

— Джексон, осмотри машины и выбери нам одну. — Сказал Макс.

Но Джексон уже сделал выбор, только глянув на вооружение, ему сразу приглянулся БРДМ «Феннек» с пулеметом «Браунинг» М-2, калибром 12.7 мм.

— Мы берем вот этот, — указал он пальцем на «Феннек», — насколько я помню, он хорошо бронирован и держит бронебойные пули 7.62, а в лоб его не взять и крупняком.

— Гер Бергман, у вас на ходу эта машина? — спросил Макс.

— Они все новые и все на ходу, гер капитан. — ответил унтер-офицер.

— Тогда мы берем этот автомобиль. У него вооружение мощнее, сможем противостоять не только пехоте.

Второй такой же «Феннек» был изготовлен для германцев и вооружен пулемётом MG-3, калибр которого был 7.62 мм., а этот делали для голландцев которые предпочитали «Браунинг». Вот на него и пал выбор Джексона. Они осмотрели машину, экипаж был рассчитан на трех человек, оператор вооружения, которое управлялось дистанционно, оператор наблюдения, который управлял внешней видеокамерой ну и водитель, так же оставалось место для четверых десантников. Машина вполне устраивала по всем параметрам. И наши американские друзья принялись за оснащение машины всем необходимым, загрузили двойной боезапас, взяли запас топлива, и выпросили пайки на случай если им придется долго быть в рейде. Потом им вернули их вооружение и защиту. Унтер предупредил:

— Машина защищена против радиации, и имеет автономную систему жизнеобеспечения и фильтрации воздуха. Фильтра хватает на трое суток, дальше его надо менять, менять можно изнутри. Вот вам запас этих фильтров, — и он протянул коробку с десятью угольными болванками. — в машине можно находиться без защиты и противогазов, а вот выходить советую в полной экипировке. На входе возле дверей есть система очистки, что-то похожее на пылесос, прежде чем занять свое место после выхода наружу, советую обработать одежду, вытяжка всю грязь выкинет наружу.

— Благодарю вас гер Бергман, и передайте мои благодарности гер лейтенанту Шварцу. — Сказав это, американцы сели в машину и заняли места, экипажа.

Унтер офицер отошел к пульту управления шлюзом и активировал первую створку. Ланс завел двигатель и «Феннек» плавно тронулся с места. Макс всегда завидовал немцам, умели они делать комфортные машины, и этот броневик был не исключение, он сидел в мягком удобном кресле, а перед ним был пульт управления внешней камерой наблюдения. Пульт был расположен так, что всё было под рукой, доступно и удобно. В таком же кресле сидел Джексон, но перед ним был другой пульт, с джойстиком для управления пулемётом, а Ланс так вообще, сидел как за рулем легкового автомобиля, только по центру машины. Они въехали в карман шлюза, и задняя створка стала закрываться. Когда она закрылась, в камеру перехода стали нагнетать давление. «Вот как» подумал Макс «и это предусмотрели, что бы зараженный воздух и пыль не попали в шлюз, делают избыточное давление, которое при открытии внешней створки выдувает все из кармана.» и вот створки пошли вверх, и воздух со свистом, стал вырываться наружу, пока не сравнялось давление. Ворота открылись, и Ланс надавил на газ. Десятитонный броневик, скакнул вперед и выскочил из кармана. Макс сразу включил пульт, что бы оценить возможности видеокамеры. И был поражен, глядя на монитор, камера была широкоугольной и открывала большой угол зрения, посредине была метка перекрестия прицела, это говорило о том, что камера может быть синхронизирована с пулемётом. Макс опустил руку на шар управления и повертел им, камера слушалась малейшего движения, и позволяла осматриваться почти на триста шестьдесят градусов. Была не большая мертвая зона, справа, где торчал пулемет, который и загораживал обзор. Но это была мелочь, так как на пулемете стоял собственный видео прицел и оператор вооружения мог держать под наблюдением эту часть. Джексон тоже не сидел, сложа руки, он опробовал управление пулемётом, держась за джойстик, наводил его на разные цели. Попрактиковавшись, он поставил его ровно и отключив пульт сидел с довольной улыбкой. Ему явно понравилась работа дистанционки. Ланс тоже сиял от восторга, ещё бы, мягкое ковшеобразное кресло и независимая подвеска броневика, давали такую плавность хода, что ему могли позавидовать владельцы самых высококлассных лимузинов. Они подъезжали к воротам, когда Макс, не выключавший камеру заметил как буксир затаскивает в ангар старый «Фолькскваген» на котором приехали они. «Зачем сдалась им эта рухлядь?» Подумал Максвелл. «Хотя немцы народ практичный, отремонтируют, и для чего ни будь, приспособят» сетчатые ворота плавно отъехали в сторону, выпуская «Феннек» из дота вышел солдат и на прощание помахал им рукой, как бы желая удачи.

Проехав ворота, они оказались на лесной дороге, по которой ехали сюда. Макс включил навигатор, но он не работал и показывал пустой экран, напомнив, что спутниковая система вышла из строя. Тогда он переключил монитор на оперативную карту, что бы выбрать маршрут движения. Посмотрев, на карту Макс определил, что самый оптимальный вариант ехать через Кёльн.

— Ланс, выезжаем на Меркаторштрассе, и по ней до автобана Е-37, там поворачиваем направо и едем по автобану, до перекрестка с Е-40 сворачиваем налево, а дальше разберемся по мере движения.

— Ес Кептен, выполняю. — и прибавив скорости он устремил машину на полевую дорогу, повернул направо и стал искать перекрёсток с указателем. Через пару километров они выскочили к разветвлению, на левом стоял указатель с надписью Меркаторштрассе, вот туда и повернул машину Ланс. Это была двухполосная асфальтовая дорога, на которой они смог прибавить скорость. Дизельный, турбированый «Фенннек», как будто только и ждал этого. С легкостью подхватил заданные обороты и помчался со скоростью, которую позволяла дорога.

— Ланс, не спеши, будь поаккуратней, вдруг впереди завал или еще чего, сбавь чуть-чуть обороты.

Лансу пришлось подчиниться, и он скинул скорость до шестидесяти километров в час. И вовремя это сделал на перекрестке с Мерианштрассе им наперерез, выскочил трейлер с длинным прицепом и перекрыл дорогу. На дороге было ответвление и, Ланс притормозив, решил повернуть направо, что бы объехать трейлер, но и на ту дорогу выехал грузовик, перекрывая движение. Джексон среагировал, мгновенно включив пульт управления оружием, стал выискивать цели. Макс тоже вертел камерой во все стороны, из за грузовика выскочил человек в противогазе и какой — то накидке, с гранатометом в руках.

— Джексон, справа у грузовика, — крикнул Макс.

Сержант, молча повернул пулемёт и дал очередь, гранатометчика разнесло в клочья, и тут началось, с обеих сторон обочины по ним ударили из огнестрельного оружия. Ощущения были не приятные, когда по броне хлопают пули. Будто сидишь в бочке, а по ней стучат молотком. Ланс включил заднюю передачу и постарался вывести машину из-под обстрела, но сзади на дорогу выкатывал «Унимог».

— Джексон не дай ему подняться с обочины на дорогу, — крикнул капитан.

Сержант развернул пулемет назад и ударил по моторному отсеку и по кабине, «Унимог» встал, лишь на половину забравшись на асфальт. Им повезло, что они двигались назад, спереди был ещё один гранатометчик. Он успел прицелиться и выстрелить, но он не учел, что машина удаляется, и реактивная граната взорвалась перед «Феннеком» не долетев каких-то пару метров. Град осколков ударил по броне. Ланс обогнул «Унимог» и встал за ним, используя его как прикрытие.

— Что встал капрал, двигаем отсюда. — надрывно прокричал Максвелл.

— Капитан, думаю по следам «Унимога» мы сможем прорваться вперед, обогнув засаду слева, нанесем им хороший урон.

Макс подумал и сказал: — Давай Ланс, вывози нас.

— Джексон, стреляй во все что движется, я буду помогать с целеуказанием. Вперед капрал. — скомандовал он. — и нажав кнопку синхронизации с пулеметом, стал осматриваться вокруг. Слева откуда выскочил «Унимог», был пустырь с редкими деревьями, видно там в засаде он и стоял. Ланс повернул руль влево и включил передачу. «Феннек» плавно скользнул вниз с обочины и направился в сторону пустыря. Обогнув деревья, они выскочили на узкую асфальтовую дорогу, Ланс повернул вправо и прибавил оборотов. Максвелл, наблюдал в камеру и за одним из домов увидел толпу вооруженных людей в балахонах и противогазах, он навел ни них камеру и нажал кнопку целеуказания. На мониторе Джексона появилась красная стрелочка, указывающая, куда надо повернуть пулемёт. Он повел джойстиков в ту сторону, и в его прицел попала толпа вооруженных.

Нажав на спуск Джексон, крошил их в капусту, люди разбегались, стараясь укрыться за зданиями. Такого дерзкого хода от противника они явно не ожидали, поэтому даже и не стреляли в ответ. Пока они приходили в себя, оставив множество убитых, броневик уже проскочил далеко и выезжал на Мерианштрассе. Джексон без предупреждения повернул пулемёт вправо и дал длинную очередь по людям, прячущимся за трейлером. Наводя в их рядах панику. Пока они соображали, что происходит, «Феннек» перескочил две полосы дороги Мерианштрассе и скатился на грунтовку в парк Олоф-Пальме. И напрямую, по велосипедной дорожке, двинул в другой конец парка. Джексон развернул пулемёт назад, но преследователей не было и это не радовало, возможно, они просчитали, где должен выскочить их броневик и решили перехватить там. Сержант снова развернул пулемет в переднюю полусферу и стал внимательно смотреть в монитор прицела. Американцам повезло, турки, а это были именно они, не успели перегруппироваться, и тем более организовать перехват. Просто они не ожидали такой прыти от одиночного броневика, обычно в таких случаях немцы пытаются отступать. А люди в этом автомобиле оказались отчаянными и действовали не стандартно. Ещё бы, ведь внутри были не немцы, к тактике которых турки давно привыкли, там сидели американцы, и им очень нужно было попасть Хюрт. Проскочив весь парк, они выскочили на дорогу, на которой был указатель Атенер Ринг. Макс включил карту, что бы сориентироваться.

— Ланс поворачивай направо и гони по этой дороге, пока не скажу другого.

— Понял вас капитан, — ответил Ланс и вырулив на дорогу прибавил газ.

Минут через пять Маск сказал: доезжаешь до кольца и поворачивай направо, снова выскочим на «Меркатор». Ланс кивнул головой показывая что всё понял, и чуть сбавил скорость. Доехав до кольцевой, он повернул направо и мимо автозаправки проскочил на Меркаторштрассе, но эта часть шоссе вела в обратную сторону, пришлось её перескочить, и через кустарник выбираться на другую половину дороги. Засады здесь не было, Джексон был слегка разочарован, ведь он был на волне азарта и хотел убивать этих ублюдков. Выскочив на другую половину шоссе, Ланс вдавил педаль в пол, и ловко лавируя между брошенных машин, так и оставшихся стоять на дороге, помчал «Феннек» к их цели. Дальнейший путь прошел без приключений, и они благополучно выехали на автобан Е-37, повернули направо и смогли прибавить скорость. Сотня километров в час была очень прилична для такого броневика. И брошенных машин на автобане было меньше, что давало возможность поддерживать эту скорость. До сороковой они долетели за полчаса, свернули на нее и Макс заставил Ланса сбросить скорость, вновь включив монитор с картой.

— Ланс будь внимателен, едем до перекрестка на двести шестьдесят пятое шоссе, иначе Люксембургер штрассе и там направо в Хюрт.

— Понял сэр, не проскочим, я внимательно смотрю на указатели.

Через пятнадцать минут они повернули на нужном перекрестке, и въезжали в городок Хюрт. Оставалось найти Урсупсштрассе и военные склады.

— Джексон будь внимателен, черт знает что нас ждет здесь, может тоже любители наживы. — обратился к сержанту Максвелл.

— Будьте спокойны капитан, я готов к неожиданностям.

Ланс, нам нужен поворот на Ханс Беклер Штрассе. На нем, поворачиваем направо. И по ней так и едем, она нас выведет к складам и на Урсупштрассе.

— Принял сэр. — ответил капрал.

Как ни странно, но в городке было тихо, складывалось впечатление, что он вымер, только один раз Макс заметил в камеру, как шелохнулись шторки в одном из домов. Это затишье напрягало, и приходилось ждать самого неприятного. Но всё прошло гладко они повернули на нужную улицу и через двадцать минут уже были возле военных ангаров, которые, ни кем не охранялись, но были заперты. И видно попыток взлома не было, что внушало надежду на сохранность военного имущества.

— Сержант, капрал, остаетесь на местах, я выйду и осмотрюсь, нам надо попасть в ангар, и подтвердить, что он цел и в нем есть всё необходимое. Одев защиту и противогаз, Макс выскочил из машины, держа свой карабин на готове. Подошел к центральным воротам ангара, следов взлома не было, да и запирались ворота изнутри. Тогда он стал обходить ангар, по часовой стрелке, отыскивая входную дверь. Она оказалась не так далеко, под небольшим пристроенным навесом, и была заперта на навесной замок, глядя на который тоже с уверенностью можно было сказать, что его не пытались взломать. Жаль, а придется, вот только потом чем запереть вход, Макс не представлял. О,Райли достал из кобуры пистолет и прицелился в дужку замка. Грохнул выстрел и замок открылся. В наушнике раздался взволнованный голос Джексона, — капитан у вас все в порядке, мы слышали выстрел.

— Всё в норме Сержант, это я сшиб замок. Подъезжайте сюда вход здесь.

За ангаром загудел двигатель, и через пару минут к навесу подъехал броневик.

— Что нам делать капитан сэр? — спросил Ланс.

— Пока оставайтесь на месте и наблюдайте, в случай чего прикроете мой выход. Я пошел в ангар, осмотрюсь там.

Он открыл дверь ангара и включил тактический фонарь, осветил стены и на правой стене увидел электрический щит с рубильником, подошел и включил рубильник, где-то внизу заработал дизель — генератор и в ангаре включился свет. Увиденное поразило Макса, ангар был полностью заполнен техникой и боеприпасами, здесь были тяжелые тягачи «МАН», вряд вдоль левой стены стояли бронетранспортеры «Воксер» с хорошим вооружением, спаркой из крупнокалиберного пулемета «Браунинг» и 40 mm гранатомета, фирмы Кехлер Кох. Возле другой стены стояли БМП «Пума» и тягачи «МАН» способные перевозить танки. Дело сделано, склад полон техники, и можно отправляться на базу, с докладом к полковнику Макгиллу. Макс зашел в помещение дежурного, в поисках замка и ключей что бы закрыть ангар, и ему повезло. На стене, где обычно висели ключи от разных помещений, висело четыре больших замка с вставленными в них ключами. Макс взял один из них проверил на работоспособность, и удовлетворившись, собрался уходить. За стенами ангара послышались выстрелы, и в ответ загрохотал пулемёт их бронемашины. В наушнике послышался голос сержанта:

— Капитан, мы атакованы неизвестными, выбирайтесь быстрее, если ударят из гранатомета, машина вряд ли выдержит.

— Уже иду Джексон, надо только закрыть ангар. — ответил Максвелл, и поспешил к выходу. Тем временем стрельба прекратилась. И когда Макс выскочил из ангара и стал запирать его на новый замок, с ним снова связался сержант.

— Кэп, всё в порядке, нападавших было трое все уничтожены.

— Укажи направление схожу проверить, — ответил Макс.

— Северо-запад, на десять часов по ходу БТРа, за зданием с коричневой крышей.

— Понял, сержант, прикрывайте. — Макс скользнул на противоположную сторону асфальта, прижимаясь к какому-то зданию. Он дошел до конца торцевой стены и выглянул за угол, ни кого не увидав, перебежал к указанному дому с коричневой крышей. И стал очень осторожно пробираться к углу, превратившись в слух. За углом дома, кто- то подвывал от боли. Макс быстро выглянул, и этого ему хватило, что бы определить, что нападающих было четверо, трое убитых валялись недалеко от стены. Четвертый, который выл от боли, сидел, привалившись к сетчатому забору, с перебитой ногой и истекал кровью. Макс вышел из-за угла, направив на раненого свой карабин. Увидав его, раненый замолчал и потянулся к винтовке лежащей рядом. Макс выстрелили рядом с винтовкой, и произнес на немецком: — Tun Sie das nicht. (Не делай этого).

Сидящий послушал его, убрал руку, и снова стал пережимать раненую ногу.

О,Райли осторожно подошел к нему не сводя с раненого карабин, ногой отшвырнул подальше винтовку G-3 что бы не было соблазна и спросил: — Кто вы?

— Мы охрана военного имущества. — через боль ответил раненый.

— А почему вы не подошли, ведь подъехала военная машина, на ней написан номер части. Могли бы просто узнать кто мы такие.

— Вы действовали не стандартно, если бы вы были хозяевами, вы бы открыли замок, а не сшибали его из пистолета. Вот мы и подумали, что вы мародеры. Макс посмотрел на раненого, лица его не было видно из за противогаза. Но его глаза показывали всю боль, которую ему приходилось терпеть.

— Вы не будете делать глупостей если я вам окажу помощь? — спросил Макс.

— Теперь мне не до глупостей, я и так уже ослабел из-за потери крови. Если поможете, буду благодарен.

— Сержант подъезжайте сюда, надо оказать медицинскую помощь.

— Понял вас сэр, сейчас будем. — услышал он ответ в своем наушнике.

Заработал двигатель и вскоре к Максу и раненому подъехал бронеавтомобиль.

Макс снова включил связь и сказал:

— Выходить не надо просто подайте мне медицинский чемодан и две шины. В броневике открылась дверь и на землю выставили чемодан с красным крестом, и две металлические сетки длинной по полметра и шириной сантиметров пятнадцать.

Макс подхватил всё необходимое и подошел к раненому.

— Как вас звать, спросил Макс.

— Клаус Зеер, ответил раненый ослабевшим голосом.

— Держитесь Клаус, всё будет хорошо, — и капитан разрезал штанину, что бы осмотреть рану. Ранение было тяжелым, пуля, попав в бедро, перебила кость и прошла на сквозь вырвав огромный кусок мяса с задней части ноги. Кровь текла очень сильно, видно осколки кости порвали сосуды. Макс открыл чемодан, набрал в шприц морфин и сделал укол выше раны. После наложил жгут и обработал рану, выровнял ногу, загнул одну из шин буквой «V» по всей длине и подложил под ногу, на которую успел наложить тампоны. Потом все это плотно забинтовал, согнул еще одну шину и наложил её уже сверху. И снова перебинтовал. Больше ни чем он помочь не мог.

— Клаус, как вы, — спросил Макс.

— Уже лучше, — чуть ли не заплетающимся языком ответил тот.

— Где вы базируетесь, мы отвезем вас туда.

— Дальше по улице вон в том белом квадратном здании, только вывесите белый флаг, а то по вам могут ударить из гранатометов.

— Джексон, затаскиваем раненого через заднюю дверь, так что оденьтесь в химзащиту, и помогите мне.

Через пару минут открылась задняя аппарель и из машины вышли Джексон и Ланс, помогли затащить раненого и забрать медицинский чемодан, потом собрали оружие и боеприпасы и тоже закинули все в броневик. Система внутренней защиты активно пищала, предупреждая о радиации. Все забрались в машину и закрыли заднюю дверь, система защиты изменила тон и стала пощелкивать, показывая концентрацию радиации. Макс и все остальные вытащили из верхних укладок гофрированные шланги, и включив систему очистки стали обрабатывать одежду как с помощью пылесоса. Где не могли достать помогали друг другу. Потом обработали раненого и оружие от радиоактивной пыли. И только после этого система показала, что фон в пределах нормы. Они сняли противогазы, но костюмы оставили, ведь ехать им предстояло всего лишь метров 500. Макс опомнился и стал искать белую тряпку, нашел такую в ящике с инструментом, снова одел противогаз и выскочив из машины, привязал её к выдвижной антенне. Снова залез в машину и прошел процедуру обработки. И когда снял противогаз, сказал:

— Вот теперь порядок, выдвини антенну повыше, и можем ехать, — обратился он к Лансу.

Ланс завел двигатель, а макс подошел к Клаусу и снял с него противогаз. Клаус оказался довольно симпатичным молодым человеком, блондином, похожим на какого-то артиста или певца, Максвелл всё ни как не мог вспомнить. «Кажется, дует, назывался Мodern Тalking» вспомнилось Максу. А вот имя его он вспомнить не мог. «Ну и не важно» махнул рукой в душе О,Райли. Макс нащупал пульс на шее у Клауса, пульс был ровным, но слабым, сказывалось действие обезболивающего. «Если у них есть врач, то его обязательно вылечат», подумал Макс и усевшись в кресло командира, включил камеру наблюдения. На мониторе было видно здание, к которому они подъезжали, на крыше сидели два гранатометчика, со старыми «Армбрустами», но этого было достаточно для их бронемашины.

— Джексон, не стрелять, — дал команду капитан. — Ланс, подъезжаем на пятьдесят метров и встаем.

— Ес сэр, — ответили они в один голос.

«Феннек» мягко остановился на заданном расстоянии, и капрал заглушил двигатель. В доме открылась дверь и три вооруженных человека, всё теми же винтовками «Г-3» вышли на встречу.

— Джексон со мной, Ланс за пулемет.

Надев противогазы, они выскочили из машины, и пошли на встречу троим из дома, при этом свое оружие они демонстративно оставили висеть на шее стволами вниз. Встречающие тоже расслабились и опустили свое оружие. Встретились примерно на полпути к дому.

— Кто вы такие? — спросили их немцы.

— Мы американцы, приехали с базы Хорвайлер, узнать в каком состоянии армейские склады. — сказал Макс.

— Какое вам дело до этих складов?

— Мы не с того начали, разрешите представиться, капитан армейской разведки США, О,Райли. Со мной сержант Джексон, а вы кто будете?

— Командир резервистов лейтенант Шпеер, охрана военного объекта «Зет -148», этот объект и является интересующим вас складом.

— Теперь главное, у вас есть врач?

— Есть, что-то случилось?

— Да у нас в машине раненый, один из ваших бойцов, так случилось, что они напали на нас, приняв за мародеров, трое остальных убиты.

Лейтенант зло блеснул глазами, но успокоившись, отдал распоряжение, что бы принесли носилки.

В общем, контакт был налажен, раненого забрали и занесли в дом, и только потом пригласили их войти. Домик оказался не так прост, это был оборонительный рубеж и только верхняя часть огромного подземного сооружения. С собственной системой очистки и обеспечения. В подземелье жили около ста человек, у них была внешняя система наблюдения, на мониторах был и склад, с разных ракурсов, так что, хозяева прекрасно видели, что происходит снаружи. Не стал исключением и их короткий бой, который не требовал объяснений. Об остальном пришлось подробно рассказывать, как они здесь оказались, почему прибыли из Хорвайлера, и вообще что за обстановка вокруг. Макс рассказал всё что знал, рассказал и о бое с турками. После этого немцы стали более уважительно относиться к ним. Накормили, их группу и поинтересовались, что им требуется.

— Нам нужен заброшенный дом с гаражом, где можно спрятать броневик, и что бы этот дом был под присмотром. — сказал Максвелл.

— Есть у нас такой не далеко, и наша система наблюдения его захватывает, вот только не уверен, что ваш броневик уместится в гараже, хотя должен войти. — ответил лейтенант Шпеер.

— Отлично, тогда нам надо немедленно туда. Дадите нам проводника? Только учтите, обратно ему придется идти пешком. Мы оставим машину там, и исчезнем, вернемся через некоторое время.

Шпеер удивленно приподнял бровь и спросил: — Как вы собираетесь уходить? А как пробиваться через засаду турок?

— Лейтенант, это секретная информация. И пусть вас не волнует, что произойдет с нами, главное будьте вверены, мы сюда вернемся через пару недель.

— Ну что же как пожелаете, я дам вам проводника. Келер, ко мне.

К ним подошел здоровый детина, с пулеметом «МГ-3» в руках: — Слушаю вас лейтенант, — произнес он.

— Проводишь этих людей к дому семьи, Вольфов, и как только они загонят броневик вы гараж, возвращайся сюда. Приказ ясен?

— Так точно гер лейтенант. — уже четко по военному ответил Келер.

Теперь они вчетвером, вышли из дома и залезли в бронеавтомобиль. Прошли процедуру очистки, и поехали по дороге указанной Келером. Дом находился недалеко, Келер надел противогаз и вышел из машины. Открыл ворота приглашая заехать их во двор. Потом прошел к гаражу и открыл его. «Феннек» едва уместился в этом помещении.

Келер помахал им рукой и нажав рычаг закрывающий створки гаража пошел прочь со довра.

Макс дал команду: — Снимаем химзащиту и готовимся к переходу в буккер. Из машины не выходим.

Когда всё было готово, Макс достал портал определился с координатами, и активировал его возле задней двери броневика. Теперь при переходе обратно они точно будут выходить в бронемашину. — Вперед скомандовал Капитан, и в портал по очереди шагнули Ланс и Джексон, Макс в последний раз оглядел машину и шагнул за подчиненными.

Глава 5

Закончив с размещением семьи Сорокиных, Андрей решил готовиться к первому выходу на поверхность, но прежде чем это делать, предстояло много работы по изменению системы охраны и обороны бункера. Он как раз направлялся в караульное помещение, когда по бункеру сработала система тревоги. Андрей прибавил ходу и уже бегом влетел в караулку. Там все пришло в движение, бойцы выхватывали из пирамид, свое оружие и убегали в сторону шлюза. Земля под ногами задрожала, и из стен перед караулкой со стороны шлюза стали выезжать массивные створки, перекрывающие проход. «Ого!» — подумал Андрей, — «А слона-то я и не заметил», — когда его взгляд зацепил в оставшуюся щель от закрывающихся створок, выдвижные турели с крупнокалиберными пулеметами. «Похоже, мои представления о слабой системе охраны, оказались ложными». В это время створки- перегородки сомкнулись, въезжая одна в другую. К ним подбежали четверо бойцов, и открыв амбразуры вставили в них стволы своих карабинов. Андрей, не стал наблюдать, что будет дальше и пошел в аппаратную, узнать у начальника охраны, что произошло, и почему сработала сигнализация.

Войдя в комнату, он увидел такую картину, за столом возле четырех мониторов сидели операторы, а начальник охраны, явно нервничая, наматывал километры, ходя по комнате из угла в угол.

— Алексей Сергеич, хватить метаться как тигр в клетке, — проговорил Беляев, — лучше объясни, что произошло?

— А, Андрей, это ты?

— Я, а кто ж ещё.

— Да ЧП у нас, чужак попал в шлюз вместе с нашими.

— Как это получилось?

— Сам пока не знаю, девчонку вывели из шлюза, но она в шоке, а вот её парень пока там.

— А где чужак?

— Нырнул обратно, открыв свой портал.

— Ушел, значит, — констатировал Андрей.

— Да, и это самая большая проблема, теперь у него есть координаты нашего шлюза.

Андрей подошел к столу с мониторами, и стал рассматривать то что видно с камер наблюдения. Система защиты и обороны оказалась на высоте. У нее, было три линии защиты. Первым рубежом, был пост, где постоянно дежурили двое, те кто встречал людей из шлюза, после сигнала тревоги и активации оборонительных систем, мини проходная превратилась в передовой рубеж. Из пола выдвинулась массивная перегородка, силуэтом похожая на на кусок шифера, и толщиной в метр. Она перегородила туннель почти под самый потолок, оставив место наверху для бойцов, которые могли стрелять по всем выходящим из шлюза. Со стороны караулки, там были площадки, с металлическими лестницами, и на этих площадках стояли бойцы, с дробовиками и в полной экипировке. Вторая линия была сложнее, и дальше первой метров на пятьдесят. Здесь перегородка была двустворчатой, одна половина выдвигалась снизу, и в ней были отверстия как в дотах. Которые были удобны для стоящих за ней людей. Вторая половина опускалась сверху вместе с одним пулеметом ПКТ, а в центре этой половинки была большая амбразура. Вся стена представляла из себя полукруг, с радиусом вовнутрь. И получалось, что стрелки, перекрывали сектора друг друга. Там тоже были четыре бойца, но вооружены они были уже карабинами «Сайга». Третий рубеж был самый мощный, его створки были из броневой стали, толщиной чуть больше полметра, выезжали они с боков и сконструированы были так, что когда они запирались, то нижняя часть одной створки въезжала в нижнюю часть другой, а верхняя часть противоположной вставлялась в первую. Таким образом, получался своеобразный замок, и стена образовывала монолит. А из потолка перед ней, в броне капсулах, выдвинулись два крупнокалиберных пулемета «Утёс». И снова четыре бойца, с карабинами сайга, но уже с длинными тридцати зарядными магазинами, занимали место возле ячеек для стрельбы. «Да, это серьёзно» — подумал Андрей, — «тот, кто строил этот бункер, понимал, что он делает, и старался обезопасить по максимуму, жителей бункера. Думаю мои советы по защите, здесь не нужны. И не удивительно, ведь на первое впечатление, всё очень просто, и караулка, как проходной двор, и службу тащат по двое, возле шлюзов. А тут такое…., и как я смог не заметить места для створок? Тогда бы и не думал о безопасности.» Вслух же он сказал совсем другое:

— Сергеич, а если такой режим сохранится, как людей менять будешь, им ведь, есть и отдыхать положено?

— Да это не проблема Андрей, у нас есть переходы в каждый сектор, под полом, там техники ходят, обслуживают механизмы, что бы всё четко работало, по этим переходам и смена будет в каждом секторе. Проблема в том, как выводить этих двух болванов, что чужака с собой притащили. И кто им разрешил порталом пользоваться, вон посмотри на этих голубчиков. — И он ткнул пальцем в четвертый монитор, экран которого был разделен на четыре части, каждый со своей картинкой. Андрей посмотрел на указанный монитор, на одной из картинок, уже вне шлюза сидела девушка, прямо на полу, возле стены, прижав к груди колени и обняв их руками, и видно плакала. А парень, ещё пока оставался в дезинфекционной камере и, глядя в видеокамеру, отчаянно жестикулировал.

— А что, туда прохода нет? — спросил Андрей.

— Есть и туда проход, но я их пока выводить не собираюсь, пусть посидят, подумают, о том, что они натворили.

— Понятно, слышь Сергеич, когда их выведите, направь парня ко мне, поговорить с ним хочу.

— Это ещё зачем?

— Узнать подробности, кто их обнаружил, как они его сюда затащили.

— Нехрен, с этими балбесами разговаривать, вон записи с камер посмотри, и все увидишь.

— А можно?

— Конечно можно, особенно тебе, мне совет дал добро на счет тебя, ты как ни как теперь «Сталкер» и должен знать, всё о нашей безопасности, что бы не допустить проникновения из вне.

— Тогда давай сейчас и посмотрим.

— Смотри, вон Виктор тебе поможет. — и он махнул рукой в сторону оператора.

Оператор обернулся и кивнул головой, нажал на какие-то клавиши, и картинка монитора сменилась на крупный план дезинфекционной камеры, внизу экрана таймер показывал время происшествия. Вот в боковой стене зажглось окно портала и сразу в комнату ввалились трое, первый летел спиной и держал девушку одной рукой за шею, в другой был пистолет. Последним падал юноша, сидящий сейчас в шлюзе. Чужак упал неудачно, ударившись затылком о кафель пола, плюс ко всему добавился вес двух тел, он выронил пистолет и потерял сознание. Парнишка, встал первым, поднял свою подругу, и схватив пистолет, стал толкать её к двери шлюза, а сам направил ствол на чужака, держа того на прицеле. Девушку выпустили из комнатки, и тут очухался чужак, поднявшись, сел как раз лицом к видео камере.

— Стоп! — Прокричал Андрей.

Виктор, пока ни чего не понимая, машинально щелкнул мышью, остановив картинку.

— Ба, знакомые всё лица, так это же охотник за порталами, старый наш «дружок» Макс!

— Что? — отозвался Сергеич.

— А то, что песец этому шлюзу, и в таком режиме вам придется тянуть службу постоянно. И ещё Сергеич, поднимай вопрос на совете, чтобы собрали с рук, все порталы. И запретили выход в тот мир. Там появляться теперь опасно, у этого охотника есть свой портал, и похоже он знает как с ним обращаться. Виктор, включи продолжение.

Оператор щелкнул мышью, и картинка на мониторе пришла в движение.

Чужак приподнял руку, с расставленными пальцами и что-то говоря, держащему его на прицеле юноше, исхитрился достать свой порт. Заговорив зубы не опытному юноше, он незаметно активировал портал у себя за спиной, и когда тот открылся, сделал кувырок назад.

— Ну всё ясно, — сказал Андрей, — теперь эта тварь получила координаты нашего бункера.

— А ты с ним знаком? — спросил Алексей.

— Да, Сергеич, сталкивались пару раз, жук ещё тот, одно успокаивает, пропускная способность портала не велика. Да и судя по этому Максу, он фигура амбициозная, и придержит информацию о координатах. Но это не значит, что можно расслабиться, хрен знает, что намудрили с нашим порталом амеры, может уже отделение могут переправить через него.

— Ну, я теперь, этим соплякам хвосты-то понакручу. — И Алексей кивнул в сторону мониторов.

— Это потом, Сергеич, а сейчас выводи их оттуда, пусть лучше в карцере посидят, а то вдруг сейчас гости пожалуют, и у них тогда будет два заложника.

— Хорошо, сейчас выведем их, Виктор, выпусти этого ловеласа из шлюза, пусть успокоит свою подругу.

— Ну ладно Сергеич, пойду я, вы тут и без меня с любыми проблемами справитесь, а парнишка, пусть всё же, подойдет ко мне, поговорить, о том, о сем.

— Договорились, я его настропалю, сам тебя найдет.

— Добро, пока, пока парни, — и взмахнув рукой в приветственном жесте, Андрей покинул караульное помещение.

После караулки, он направился в лабораторию, к программисту Олегу, здесь надо было решить проблему с самостоятельным программированием портала, а то как-то не гоже, когда противник сам управляется с этим, а ему, Андрею, приходится обращаться за помощью. Войдя в помещение лаборатории, он поприветствовал всех, кто там был и подошел к Олегу.

— Здорово ботан! — весло сказал Андрей. Но Олег так на него зыркнул, что казалось, сейчас он схватит со стола клавиатуру и огреет Андрея её по голове.

— Ладно Олежек, не дуйся, я же не со зла, я к тебе по делу.

— Да иди ты, костолом. Сила есть ума не надо. — обиженно пробурчал Олег, — ещё раз так меня назовешь, можешь больше не подходить, не помогу.

— Заметано Олежек, мне и самому эта шутка надоела.

— Что у тебя? — уже с более спокойной интонацией спросил Олег.

— Тут такое дело, помнишь, мы обсуждали работу портала? Так вот, наш противник вовсю пользуется его преимуществами. То есть научился его программировать самостоятельно, и вот только что, погостил у нас. Тревогу слышал?

— Да, и что ты предлагаешь?

— Научи меня программировать портал.

— А где ты будешь комп брать, что бы загружать в него проги?

— Ещё раз и по-русски? — Не понял Андрей.

— Где возьмешь компьютер, программировать портал, когда пойдешь в другое время?

— Интересный вопрос, поэтому и пришел к тебе, может, что подскажешь? Я в этом деле ты сам знаешь, профан.

— Да я видите ли тоже, не гуляю по временным промежуткам, как некоторые. И не знаю куда шагнула техника за последние годы.

— Эх ты, а ещё умником себя считаешь. Напиши мне данные, что нужно для программирования порта, какие мощности, сколько и чего. Я схожу в наше время и куплю.

— Ну, тебе надо что-то компактное, типа ноутбука. Ладно, вот тебе требования к машине, — и Олег взял листок бумаги, старательно выводя технические данные, для возможности программирования портала. Потом протянул листок Анрею и сказал:

— Всё, иди отсюда и не мешай работать, как купишь, так и продолжим разговор.

— Ух какие мы занятые, над чем хоть работаете?

— Да мне нагрузили расчеты делать, для реактора на холодной плазме, ведь генератор сделали. Вот и хотят наши физики воплотить это в жизнь, чтобы не на радиоактивном топливе сидеть, которое, кстати, скоро закончится. Уже пора менять, а запасов нет. Сам понимаешь, без энергии бункер загнется.

— Тогда трудись, не буду мешать, только мой порт настрой на седьмое апреля и я пойду.

— Куда тебя направить?

— Ко мне домой, координаты у вас в памяти должны быть.

— Хорошо, давай, сейчас настрою, а возвращение куда делать?

— Ко мне в кубрик сможешь?

— Это ещё зачем?

— В шлюзе сейчас не безопасно, и выбираться придется долго, там теперь усиленный режим службы из-за ЧП с гостем.

— Слушай Андрюх, а тебе можно выходить, а то как бы мне шею не намылили.

— Мне можно, тебе это старший вашего сектора подтвердит, а вот остальным, давать выход даже и не думай, накажут за такое. Да и вообще, думаю что все порталы с рук заберут. Кстати, это не ваш парень с девушкой погулять решил?

— Нет наши все здесь. На, держи свой потр, сделал выходы как ты и просил, к тебе домой и возврат к тебе в кубрик.

— Спасибо Олежек, как куплю машинку так прибегу к тебе, может и тебе на такую расстараться? — Да иди уже, — Олег махнул рукой и уткнулся в экран компьютера.

Напоследок Андрей решил зайти в медбокс и поговорить с доктором, справиться о здоровье вновь прибывшего Сергея Николаева. Колька выполнил своё обещание и уговорил парня переселиться сюда. Теперь над ним колдовали доктора.

Беляев заглянул в кабинет к Филипычу. Его на месте не оказалось, тогда он пошёл в процедурную, там оказалась Лариса, которая колдовала над стерилизатором.

— Лорка, приветик. Что нового в медблоке?

— Ну ты и хамло, Беляев. Нет, чтобы поинтересоваться моим здоровьем, настроением ты сразу с места в карьер.

— Так интересуюсь сразу всеми новостями, поэтому и обобщил.

— Ага, а я тебя отдельно, без медблока, не интересую?

— Ну, зачем так сразу-то?

— Да ладно, Андрей, не напрягайся, шучу я. Что с тебя, с вояки, взять? Пошёл служить, повоевал, тяжело ранили. Ты с девушками-то толком не общался. Откуда тебе знать, как с нами обходиться надо? Ну, говори конкретно, что хочешь знать?

— Как надо с вами, девушками, обходиться? Тьфу ты, как самочувствие моего коллеги?

— Эх, Андрюха, ты даже льстить не умеешь, прямой как телеграфный столб. А с твоим протеже вроде всё нормально. Его сейчас оперируют, доктора все там… в операционной.

Парню твоему полимерные протезы бедра сделали, в общем, ставить на ноги будут. Химики постарались, под его особенности организма материалы подобрали, думаю, всё приживётся.

— Лорка, спасибо, — и Андрей, в порыве благодарности, смял девушку в охапку и смачно чмокнул её в обе щеки.

Девушка вырвалась и проговорила:

— Беляев, чёрт тебя побери, перестань меня слюнявить, я на работе. Что распрыгался как ребёнок, ему ещё месяц реабилитации после операции.

— Ларис, не обижайся, я просто откровенно рад, что ещё одному хорошему человеку помогли. Когда его навестить можно будет, не знаешь?

— Дня через два заходи, он будет пока здесь под наблюдением. Не знаем, как протез приживётся. Это не кусочек сустава заменить, а целых полбедра с частью таза.

— Спасибо, Ларис. Всё равно ты меня обрадовала. Ну, я побежал, дел навалом. Ещё увидимся.

— Да беги, деловой ты наш. Увидимся.

Распрощавшись, Андрей с прекрасным настроением пошёл искать Николая. Застал он его у физиков в лаборатории, беседующим с Артуром. Поздоровавшись, он прервал их беседу.

— Коль, я хочу сделать выход наружу, надо врата грузового шлюза очистить.

— Так в чём проблема?

— Мне нужны люди, комплекты защиты и плазменный агрегат, чтобы расчистить завалы.

— Ладно, понял тебя, пошли, — сказал Николай и направился к выходу из лаборатории.

— Куда направляемся?

— В хозяйственный отдел, там есть свободные люди. Заодно возьмёшь там защиту и запасные фильтры. Да, кстати, надо Совет предупредить, а то с этим ЧП теперь всех ограничивают.

— С какого отдела парнишка, который залёт устроил?

— От физиков. На эту темы как раз и говорили с Артуром. Теперь у всех с рук собираем порталы, больше никому без разрешения выхода в то время не будет.

— Не обижайся, Коля, а как вы хотели? Вообще-то, с этого и надо было начинать — ограничить круг ходоков. А вы наштамповали портов и оставили их без контроля. Думаешь, все морально устойчивые у вас? Да я через полгода такой жизни в бункере с ума бы съехал.

— Но ведь не скатился, когда был инвалидом? Тоже в четырёх стенах сидел, как на каторге, — возмутился Николай.

— Эээ, брат. Там другое дело. Пока была возможность, я искал выход, а как надежды не стало, смирился. Честно скажу, были мыслишки пулю в висок себе пустить. А тут, у вас, по-другому. Сидели взаперти и раз — открыли выход в чистый мир. А глянуть на него всем хочется, хапнуть новых впечатлений, подышать земным воздухом и вообще, посмотреть, как люди жили.

— Ладно, не кати на меня бочку, не я в этом виноват. Да и что ты хочешь от простых людей? Не заточены мы быть параноиками, как некоторые. Ну вот и пришли, — оборвал свой монолог Николай и открыл дверь на нижний уровень бункера.

Спустились они на склады, в которых трудились люди, укладывая новые поступления. Благодаря придуманной Андреем «карусели», запасы стали пополнять каждую ночь и объёмы самых разнообразных вещей и материалов стали увеличиваться, наполняя складские помещения. Николай тормознул одного из работников и спросил:

— Где Фёдор Петрович?

— А, вон там, освобождают площадку для ночной смены, — остановившись, сказал работяга, и махнул рукой в нужном направлении.

Нашли Петровича там, куда направил их работяга. Поздоровались, объяснили ситуацию. Он передал свой комп напарнику и повёл их в другую часть склада.

— Сколько вам надо человек? — спросил Петрович.

Николай посмотрел на Андрея с немым вопросом.

— Хватит четверых, и желательно тех, кто испытывал с нами плазменный агрегат.

— Значит, пять комплектов ОЗК с запасными фильтрами к противогазам?

— Шесть, — поправил его Андрей. — В охране будут два человека: я и Сорокин.

— Понятно, что-нибудь ещё?

— Да, — продолжил Андрей. — Два дозиметра, штук шесть сейсмодатчиков, четыре видеокамеры, бухту двужильного кабеля с сечением полтора в каждой жиле, бухту оптического кабеля для камер и запас питания для аппаратуры. Взрывчатка есть?

— Есть, ящик военного аммонита дам. Только зачем всё это?

— Обезопасить шлюзы и подходы к бункеру. Слышали, наверное, о недавнем ЧП.

— Могут быть неприятности? — спросил Петрович.

— Ага, незваные гости могут пожаловать, как изнутри, так и снаружи.

— Ясно. Когда вам всё это подготовить и куда прислать людей?

— Всё, что надо, доставьте в караулку, а люди пусть придут, — Андрей глянул на часы, — к десяти в лабораторию физиков.

— Сделаем, — сказал Фёдор Петрович и попрощался с друзьями.

— Ну вот, мог бы и сам решить эту проблему, — сказал Николай, обращаясь к Андрею.

— Не забывай, я пока новичок, и что где у вас в бункере, не знаю. Только в общих чертах, а людей, так и вообще, по пальцам пересчитать.

И они направились обратно в физлабораторию. По дороге Андрей опять озадачил Николая.

— Колян, ты давай не тяни резину с людьми, которых выбирали для сталкерства. Николаева ты уговорил, сегодня ему уже делают операцию. Теперь очередь Захарова. Он мне сейчас по зарез нужен, да и врачам нашим работку подкинешь.

— Что так, ведь терпело же?

— Да, терпело, но обстоятельства изменились. А он, как я понял, спец широкого профиля. Надо базу окружить управляемыми минными полями. Я, конечно, наставлю ловушек от особо любопытных. Но дальше уже объёмы не те, там спец нужен.

— Ладно, понял я. Завтра пойду в тот мир.

— Вот и ладненько. Только не тяни, как с новым закончат врачи, иди за следующим. Их надо сюда перетягивать. Там-то без разницы, всё равно только в одном промежутке можем бывать, а здесь деньки идут и чем их больше, тем меньше времени у нас на подготовку.

— Ты меня, Андрюха, без ножа режешь. Я ведь только семьёй обзавёлся, что моя жена скажет?

— А ничего не скажет, ты же и ей работы прибавишь, некогда ей ворчать и ругаться будет.

— Ну, мы вроде, как и не ругаемся. Да и пока только помолвлены.

— Ага, сам-то уже её женой называешь и живёте вместе.

— Ну ладно, ладно. Всё, замяли.

— Замяли, так замяли. Но не вынуждай меня быть занудой и напоминать тебе о нужных людях. Так, ты пока останешься у физиков?

— Да, а что?

— Найди мне технарей по видеосистемам.

— А что их искать, зайди к компьютерщикам и поговори с Олегом.

— Понял. Ну ладно, я побежал дальше, хочу Славку с собой взять. Он хоть с оружием обращаться умеет. Не то, что ваши «мученики науки».

Вячеслава нашел в глухом штреке, он работал перфоратором, навешивая на стену искусственные крепления, для скалодрома. На мое предложение прогуляться во внешний мир, он сразу согласился. Договорились о встрече в лаборатории физиков. Славка, убежал, даже не убрав инструменты, видно было, что ему надоело сидение в бункере. Мне осталась самая малость, предупредить Совет о выходе наружу.

Но это сделать легко, мне так и так надо было в жилой сектор, что бы экипироваться как положено. Прежде чем бежать к себе в кубрик, он зашел к Валерию Петровичу, старшему жилого сектора, тот был на месте. Пройдя в его кубрик, Андрей поздоровался и без предисловий начал говорить.

— Валерий, мы сегодня собрались сделать выход, для расчистки грузового шлюза, как думаете, совет одобрит мои действия?

— Вообще-то Андрей, совет уже дал вам карт-бланш, мне просто надо знать, сколько человек выходит, «на воздух» и что собираетесь, делать. А все остальное мелочи, я доложу на совете о ваших действиях.

— Я просто не могу привыкнуть, что здесь всё решается быстро и без проволочек. А в общем идем вшестером, я и Сорокин в качестве охраны, с нами идут технари, с плазменным ружьём, хотим очистить грузовой шлюз, заодно я беру миникамеры, расставим несколько для наблюдения, ну и заминируем подходы к бункеру. Вот и всё что намечено на сегодня.

— Хорошо, когда выход?

Андрей глянул на часы, — через сорок минут сбор у физиков, получим плазменный агрегат и вперед.

— Понятно, ну всё, я тебя не задерживаю, как придете, доложи о результатах.

— И всё? — удивился Андрей.

— А что тебе ещё надо? Напутственную речь? Ты и без меня всё понимаешь, и знаешь, чем грозят твои оплошности, значит, сделаешь всё безопасно и качественно. Иди уже, не мешай работать, мне кучу бумаг надо просмотреть.

— Тогда я пошел, — и Андрей всё ещё не уверенно направился к выходу.

— Угу, — промычал Петрович уткнувшись в экран ноутбука.

Андрей перебежал сектор и вломился в свой кубрик, быстро переоделся, схватил на скорую руку бутерброд, и жуя на ходу навешал на себя старую добрую армейскую экипировку. В лаборатории его уже ждали, Вячеслав, тоже был в военном камуфляже, а техники как всегда, в своих комбезах. Андрей подошел к Артуру и проговорил:

— Артурчик, мы будем делать замеры радиации, скажи, какая дозировка безопасна для жизни?

— Ну по общепринятым номам, до 30 микрорентген в час, нормально, всё что выше, уже небезопасно.

— Когда последний раз делали замеры?

— Да лет двадцать назад, потом все внешние устройства накрылись, а мы больно-то не разгуливали по поверхности.

— Ясно, и сколько было?

— 42 мР/ч.

— А в самом начале, после бомбардировок?

— Сейчас глянем, в базе данных, так, ага вот с промежутком в три года. В самом начале 76 мР/ч.

— Ого, за тридцать лет, фон снизился чуть больше чем на тридцать процентов.

— А это не удивительно, мы же в горах, дожди, снега, всё смыли в низину, то есть мы как бы очищаемся, с помощью природы.

— Это хорошо, а если мы сделаем замеры, и уровень радиации будет ниже тридцати микрорентген, то нам можно снять защиту, а то работать в ней парням будет тяжко. Знаю по армейке, что такое ОЗК, пара часов и сливай воду. А нам, надо сделать очень много.

— Ну если будет меньше тридцатки, то можете снять, но все равно вам потом придется проходить полную дезинфекцию, и одежду сдать на анализ и исследования.

— Блин, «камок» жалко, но раз надо значит надо, сходим в чистый мир и затаримся новыми. Нам пора, — Андрей обратился к техникам, которые должны были идти наружу, — берите плазмамёт, элементы питания к нему и все что надо.

Двое из них сразу взяли ранцы с батареями, одни подхватил сам «плазмамёт», а четвертый бухту соединительных кабелей. Вся честная компания направилась в караулку, предстояло пройти три рубежа обороны и шлюзы, прежде чем они выйдут наружу. Начальник охраны встретил их, как положено. У Андрея спросил, что им выдать в качестве оружия, разумеется, они взяли нарезную «Сайгу» и выпросили большие тридцати-зарядные магазины. Потом спросили про оборудование, которое для них должны были приготовить. Им сказали, что о них позаботились, и все уже находится в шлюзе, там они и будут должны одеться в ОЗК и только потом их выпустят. Анрей поблагодарил за заботу начальство, теперь им хоть не тащить все с собой, через подпольные проходы через рубежи защиты. Пробирались долго, проходы хоть и были техническими, но все равно, оказались узковатыми, из-за множества кабелей и трубопроводов. Добравшись до шлюзов, они прилично устали, и сели отдохнуть, прежде чем экипироваться. Там их ждал двухпудовый ящик с аммонитом и приличных размеров бухта провода. Это уже придется тащить Андрею и Вячеславу, а самому легко нагруженному, из техников, всучили коробку с датчиками и камерами, и бухточкой оптического кабеля. В общем, оделись в защиту, распределили грузы и начали шлюзоваться. От волнения прыгало сердечко, «Какой он, послеядерный мир? Что их ждет снаружи?» Каждый из них задавал себе такие вопросы. И вот давление уравновесилось, и внешние створки входа в бункер стали разъезжаться в стороны, наполняя дневным светом, маленькое помещение. Мир вошел в предбанник серо-зелеными тонами. Взору открылось небо свинцового цвета с проблесками солнечных лучей сквозь серые тучи. И самое главное, вокруг росли самые настоящие сосны, с мохнатыми зелеными лапами, раскинувшимися на большой высоте и образовывая защитное покрывало, от посторонних взглядов сверху, на грешную землю. Группа вышла из шлюза и сложила вещи на земле. Створки, поехали в обратную сторону, закрывая выход. Андрей достал дозиметр и, включив прибор, посмотрел на дисплей. Цифры быстро побежали от ноля вверх, и зафиксировались на значении 0.28. Андрей ткнул в бок Вячеслава и спросил, хрюкая клапаном противогаза.

— Славка, мне кажется или это двадцать восемь микрорентген? — Вячеслав глянул на показания и что бы быть окончательно уверенным, включил свой дозиметр. Там тоже запрыгали цифры и замерли на отметке 0.28. Он улыбнулся, хотя этого не было видно в противогазе, и развернул свой прибор экраном к Андрею.

— Не врет твой приборчик, действительно двадцать восемь микрорентген.

— Значит, мы уже можем снять с головы эти «хрюкальники»?

— Не спеши Андрюха, давай проверим, хим-состав воздуха, там ведь есть такой датчик. — и Вячеслав указал на коробку с приборами. Подошел к ней и достал плоскую коробочку с дисплеем. Активировал прибор и стал терпеливо ждать, когда он сделает анализ. Приборчик пискнул и выдал результат.

— Блин, — сказал Вячеслав, — насколько я помню по школе, кислорода у нас в атмосфере, было чуть больше 20 %, теперь лишь 17 %, а вот углекислого газа стало больше, было около пяти сотых теперь почти процент. А так всё вроде в норме, и прибор говорит, что атмосфера пригодна для дыхания. Можем снимать маски и ОЗК, ЖИТЬ БУДЕМ.

Вся группа облегченно вздохнула, это ведь теперь какие у них открывались возможности, можно даже строить дома вне бункера. Но об этом говорить пока рано, сначала надо провести полноценную разведку и только потом принимать какие либо решения.

Андрей скинул капюшон ОЗК и сдернул глухой, старого образца противогаз, звуки леса ударили по ушам, шум ветра, потрескивание стволов сосен от раскачки, где-то поблизости журчал ручей, и были слышны крики непонятных птиц, а может даже и не птиц. Сняв комплект защиты, они на пару с Вячеславом, экипировались и приготовили оружие, надо быть осторожными, кто знает, какое зверьё здесь водится?

Техники тоже облегчили свою ношу, сняв комплекты, и наслаждались свежим воздухом, вдыхая его полной грудью, ведь они ни разу не были на открытом пространстве, а тут такие впечатления, и воздух не сравнить с бункерным фильтрованным и переработанным.

Беляев благоразумно дал людям время насладиться впечатлениями, и обратился к напарнику:

— Славка, будь внимателен, и держи оружие наготове, это уже не наш привычный мир, и что нас здесь ждет, мы не знаем.

И не напрасно он сделал это предупреждение, среди деревьев мелькнула тень какого-то животного, размером с собаку, с серо-бурой шерстью. Разглядеть более тщательно не удалось, зверюга показалась только на мгновение и сразу скрылась в зарослях. Повернувшись к техникам, Андрей вернул их на землю, своим окриком:

— Не спать парни, у нас много работы. Для начала установите пару камер, у входа в бункер, так что бы они перекрывали сектора осмотра друг друга. Техники с неохотой взялись за дело, пусть даже не было яркого солнца, и день был относительно хмур, хотелось бросить все, усесться на травку и просто наслаждаться свободой.

Пока техники ставили камеры, Андрей, прикрываемый Вячеславом, осмотрел подходы к бункеру, и установил несколько зарядов взрывчатки. Один из техников помог им уложить контактный кабель от детонаторов и свести их ко входу в бункер. Там они вскрыли упрятанную панель управления. Техник по имени Игорь, сказал, что есть возможность, подсоединить взрывчатку к разъемам панели и подрывать заряды можно будет изнутри.

— Ты точно знаешь? — переспросил Андрей.

— Конечно, ведь я часто обслуживаю шлюзовую камеру, знаю её электрику на зубок.

— А там внутри, ни кто случайно не нажмет, какую ни будь кнопочку? А то нам тут придет крандец.

— Нет, там уже надо с распред коробки выводить новый пульт, а охрана в электрику не лезет.

— Хорошо, а то я что-то опасаюсь.

Другие двое техников закончили с камерами, установили их на поворотные кронштейны и тоже вывели тонкие кабели к щитку управления, подсоединили и сказали Андрею выйти на связь с бункером, проверить работоспособность системы.

Беляев связался с караулкой:

— Оператор, проверьте внешние камеры.

— Как? — спросили в наушнике.

— Что им надо делать? — обратился Андрей к технарю.

— Там всё просто, у них на мониторе есть панорама со всех камер, пусть нажмет на клаве «Delete» так он очистит изображение, потом F10, откроется окно,….

— Стоп, стоп, держи рацию и сам объясняй, что делать. Я в ваших заморочках не бум бум. — сказал Андрей, и отдал рацию. Техник хмыкнул и пустился в диалог с оператором, потом передал рацию обратно. Андрей вновь воткнул наушник в ухо и услышал.

— Есть изображение, картинка отличная, сейчас проверю работу камер по отдельности.

Андрей стоял и ожидал результатов, одна из камер, пришла в движение, и повернулась на кронштейне с приводом, прошла влево потом вправо, вверх, вниз и остановилась на Андрее. Объектив навел резкость и в наушнике раздался голос с легкой иронией:

— Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера.

— И где ты нахватался этого? Шутник. — сказал Андрей в микрофон.

— Да, … старые записи передач просматривал, вот и понравилась эта, со скрытой камерой.

— Понятно, проверяй вторую, а мы пошли дальше. — и уже всем добавил, — всё парни, хватить расслабляться, грузитесь, идем к воротам грузового шлюза.

— Слава, ступай вперед, будь осторожен, если что стреляй, свои здесь не ходят.

Пропустив Вячеслава вперед, он дождался техников и устроился замыкающим, глянул вокруг и на периферии опять заметил движение среди деревьев. За ними явно наблюдало какое-то животное, но не решалось напасть из-за количества целей. Оценивало, новых нарушителей спокойствия, и наверное соображало, можно ли их есть. В общем, Андрей понял, что рано или поздно надо ждать нападения. И дослал патрон в патронник, и на предохранитель ставить не стал. Здесь как в бою, не ты его так он тебя, и доли секунду решают всё. Он щелкнул рацией и сказал:

— Славик, будь осторожен, зверюга которую мы с тобой заметили, следует за нами, пока только смотрит, кто мы и что делаем, но может и напасть.

— Понял тебя, я и сам чую неладное.

— Далеко, до грузового шлюза? — спросил Андрей.

— Если по прямой то нет, маяк показывает, что мы рядом, но нам придется обойти этот скальный выступ. Не лезть же с тяжелым снаряжением через хребет.

— Согласен, давай веди дальше.

До места, где должны быть шлюзовые ворота, добрались без приключений, пару раз техники, останавливались передохнуть. И возмущались, что тащить все придется обратно. Андрей их успокоил, сказав, что если ворота отчистят, то незачем ходить кругом, можно и через грузовой шлюз пройти. Это добавило оптимизма и желания быстрее все закончить. Когда нашли место, всё стало ясно, возможно от взрыва, а может и от непрекращающихся дождей, скала, в которой был шлюз, обвалилась и засыпала выход огромными валунами и остатками породы. Работы предстояло не мало, если работать обычной техникой. А вот с помощью плазменного аппарата, всё облегчалось, они могли получить отличный выезд, с козырьком из оплавленной скалы. Рабочая площадка была довольно большой, но поросшая высокой травой. Это напрягало, зверюга могла подползти очень близко и внезапно напасть. Сложности добавлял лесок с левой стороны, который почти вплотную подходил, к их месту работы.

И чтобы не распылять силы Анрей решил поступить просто, расчистить площадку от травы. Но на дворе была весна, и зеленая, сочная растительность не желала гореть.

— Парни, собирайте агрегат и как можно быстрее, не нравится мне это место. Здесь не заметишь, как на тебя нападут. Славка, сможешь забраться повыше, что бы видеть площадку, и подкорректировать меня, если к нам кто-то будет подбираться.

— Да, сейчас поднимусь, а вы парни держитесь в куче, далеко не отходите друг от друга. Андрюха вас прикроет. Напряжение двух бойцов передалось остальным, и они как-то судорожно начали собирать «плазмомет», постоянно озираясь по сторонам.

Андрей стоял с оружием наизготовку, и осматривал верх растительности, трава колыхалась от ветра как океан, и он стоял в нем по грудь, любое существо умеющее маскироваться могло подобраться к ним вплотную, на расстояние броска. Из-за шума ветра и шелеста травы это было легко сделать. Не нравилось ему это место, ох как не нравилось.

Краем глаза, чуть левее того куда он смотрел, Андрей зацепил какое-то неправильное шевеление травы, её верх шевелился не в такт с ветром. Он сразу связался с Вячеславом.

— Слава, ты забрался наверх?

— Почти, — прохрипело в наушнике. — ага, вот уже на уступе. В чем проблемы?

— Глянь на одиннадцать часов от меня, там какая-то движуха.

— Момент, во мля, …. Что это за хрень? Будь внимателен Андрей, к вам ползет какой-то лохматый крокодил.

— Что?

— Да хрен его знает что.

— Сможешь пальнуть по нему?

— Ага, сейчас прицелюсь.

— Парни, крикнул Андрей быстро к скале. — и сам тоже стал отходить задом к вытоптанной площадке.

Раздались три одиночных выстрела, в кустах раздался грозный рев, и они зашевелились.

В наушнике, послышался крик Вячеслава:

— Андрей я разозлил эту тварь она прет на вас.

Андрюха не стал раздумывать и тоже открыл встречную стрельбу, которую подхватил Вячеслав, и два ствола частыми одиночными выстрелами, стали изрыгать свинец. Зверь рычал и ревел, но продолжал движение к своим обидчикам, ему теперь только хотелось рвать и метать, жажда крови за обиду и боль застилала ему глаза. И он упрямо шел как можно ближе к врагу, что бы наказать его, порвать когтями, разорвать клыками. С каждым попаданием пули, ему всё тяжелее было двигаться, две лапы были перебиты, но прилив злобной энергии, заставлял двигаться вперед через боль. И вот трава расступилась, он увидел своего врага, стоящего всего в нескольких шагах от него, зверь оскалил пасти и из последних сил изготовился к прыжку, что бы подмять под себя врага. Но бросок завершился, так и не начавшись, кусок раскаленного свинца, попал ему в правый глаз. Пробил кость черепа и ворвался в мозг. Зверь сделал последний вздох и уткнулся мордой в землю, не добравшись до врага каких три метра.

Андрей, машинально сменил магазин, пока зверь не решился напасть снова, и всадил в его череп, ещё пять выстрелов, на всякий случай. Зверюга не реагировала.

— Ух ты, — вздохнул Андрей вытирая испарину на лбу. — Слава, что это за чудище?

Его ещё колошматило от адреналина, но он старался держать себя в руках. Животное было большое, размером с кавказскую овчарку, широкие лапы и длинные сантиметров по семь, черные когти, вытянутая клыкастая морда и бурый с проседью мех. Андрей ни разу не встречал, ни чего подобного.

— Андрюха, ты как? — раздался голос Вячеслава.

— Я в норме, спускайся.

— Не могу, меня трясет, ни когда не видел такую большую росомаху.

— Что?

— А то, что это росомаха, и нам повезло, что она не добралась до нас, всех бы порвала. Я думал, что уже песец вам пришел. Я весь магазин в нее выпустил, а она перла к вам как танк.

Андрей повернулся назад, и увидел застывших в ступоре техников, кровь от их лиц отхлынула и они замерли в самых невероятных позах, с бледными лицами «масками».

— Отомри!!! — крикнул Андрей, — Можно уже дышать. — и расхохотался гомерическим смехом. Техники, стали потихонечку приходить в себя, и глядя на Андрея начали истерически подхихикивать. Потом их как прорвало, они тыкали друг в друга пальцами и откровенно ржали над своими лицами.

Андрей прекратил свой смех и буркнул под нос: — Так-то лучше, отойдут быстрее от стресса. Включил связь и спросил Вячеслава.

— Слав, ты сам-то как?

— Уже лучше, спускаюсь вниз.

— А не опасно, вдруг ещё одна тварь где-то прячется?

— Нет, Андрей, росомахи одиночки, будь уверен, больше здесь ни кого не будет, они ревностно относятся к своим угодьям. Я вот только не пойму, откуда она здесь, зверь то с севера Сибири.

— Ну, за полсотни лет, может там жрать нечего, они и мигрировали сюда.

— Не знаю, пусть бункерные биологи разбираются и изучают. Вот мы им работки подвалили, на долго хватит.

Вячеслав уже спустился со скалы и подошел к Андрею.

— А с этими что? — он указал на технарей, хохочущих до слез.

— Да я их немного растормошил, чтобы из стресса вывести. Не бить же каждого по роже, приводя в чувство.

— Ну, это правильно, тогда подождем, пока они успокоятся. Пойдем, глянем на зверюгу?

— Пошли.

Подойдя к туше животного они наконец смогли внимательно рассмотреть что это такое. Беляев нагнулся и погладил шерсть, мех был жесткий, больше похожий на щетину искусственной щетки.

— Ни чего себе, это действительно росомаха? — обратился он к Сорокину.

— Не знаю, но очень похожа на нее, только слишком гигантская, настоящие на много меньше, но такие же, упертые и мстительные. У меня волосы дыбом, от этого зрелища. Сейчас представил, что было бы, если б мы её не остановили.

— И что же?

— Крандец всем, включая и меня.

— Но ты вроде как наверху был, мог отстреливаться.

— А толку, когда ни когда мне пришлось бы спуститься вниз или загнуться там, — он махнул рукой вверх, — от истощения, и не знаю что лучше.

— Нннда, есть о чем подумать, но ладно. Гляжу, у технарей истерика проходит, отсмеялись, теперь надо не дать им упасть в прострацию. Пойдем, озадачим.

Подойдя к техникам, они резко их окрикнули, и стали подгонять, чтобы занялись работой. Те неохотно вставали и как то вяло, на автомате стали собирать «плазмомет». Думать о чудовище было некогда и они втянулись в работу. Соединив всю конструкцию вместе, и приготовив аппарат. Были готовы выполнять что угодно.

Вячеслав сверился с маяком, который они оставили в шлюзе изнутри, ровно по центру ворот, и сказал:

— Так, парни, вот смотрите, там уступчик и большой валун. Это первый ориентир, начинаем от него и двигаем на право, вон до того куста. Это та ширина, на которую надо расчистить завал. Верхняя граница, вон по тому карнизу, его желательно оставить, будет как навес над воротами. Всё ясно? Тогда вперед.

Занятость работой и четко поставленная задача окончательно привели в чувство технарей, и они от души оторвались на горной породе. Которая шипя, испарялась, брызгала огненными трассерами и растекалась раскаленными ручейками по площадке, образуя ровную с наплывами поверхность. Через некоторое время пришлось остановить работу, жар был невыносим, и надо было сделать передышку. Пока техники отдыхали, и ждали остывания породы, Андрей с Вячеславом обследовали территорию. Площадка, поросшая травой, оказалась солидных размеров, среди этих зарослей они наткнулись на несколько пачек сгнивших бревен, что говорило о лесозаготовке в это месте. Теперь надо было найти дороги, по которым вывозили лес. Казалось, что проще, между высоких деревьев были широкие пространства, тоже заросшие, но некоторые из них вели в лесной тупик. И вот в конце одного такого прохода, они не увидели деревьев. Прошли поближе осмотреть, грунт в этом месте. Они явно имел признаки старой разбитой колеи.

— Отлично, сказал Андрей, давай расчистим от травы это выезд.

— Ты чокнулся? — сказал Вячеслав, — Как ты себе это представляешь? Сейчас возьмем косы, и будем косить траву, километра полтора?

— Зачем, у нас есть «Плазмомет», заодно и дальность его проверим. Шмальнем вдоль колеи, он все очистит и выжжет ненужное.

Вячеслав рассмеялся, — Ну ты Андрюха массовик затейник. Правильно моя жена говорит, что мы мужики, по сути, большие дети, пытливый ум не дает покоя сидеть на месте. А идея мне нравится, самому интересно, что получится.

И они направились за плазмо-метателем. Андрей взял агрегат и часть кабеля, а Слава, ранец с аккумулятором. Пришли на место, прицелились, стараясь сделать выстрел строго горизонтально и «шшваах», сгусток плазмы прошел над землей, выжигая все, что попадалось на пути и через секунду где то далеко раздался взрыв.

— Что это было? — Спросил Андрей.

— Понятия не имею, может нехватка энергии в удержании плазмы, а может и какое препятствие. Пойдем, посмотрим?

— Ну его, к черту, пилить туда, потом обратно, вот ворота отчистим, на машине прокатимся.

— И то правда, наверное, так и сделаем, пошли к нашим, надо перекусить и доделать работу.

Вернулись к техникам, агрегат поставили на место, и стали разводить костерок, разогреть баночки с кашей, которые прихватили с собой на выход. За едой, старший технарь Игорь, поинтересовался, что там бабахнуло. Парни, отмазались, тем что вроде как испытали плазмомет на дальность, а во что они попали сами не знают. Разговор подхватил младший из технарей, и мечтательно сказал:

— Вот было бы здорово, если б мы успели собрать инструмент, до нападения на нас чудища.

— И что бы ты сделал? — спросил его Андрей.

— Ну стрельнул бы по нему.

— Уверен? Видел бы своё личико и позу, я думал, что вы все одновременно, отложили большие кучи в штаны.

— А сам-то что? Неужто не испугался?

— Испугался, как не испугаться, но не до ступора как вы. Но допустим, ты пальнул бы в эту «росомаху», что было бы? Да, ты и меня бы с ней вместе спалил, и биологам изучать ни чего не осталось бы. Так что я даже рад, что вы не успели собрать эту штуку. Уж лучше ступор, чем жареные головешки, из меня и росомахи.

Пообедав, компашка решила продолжить дело. Вячеслав, прикинул замеры, близко подходить к этой плавильной печи все равно было не возможно, пришлось измерять глубину лазерным дальномером. До ворот оставалось не очень много, метра три с половиной, если не рассчитать, то и их можно прожечь случайно. Поэтому он дал указания, снять только один слой на глубину прожигания плазмы, а там, наверное, придется работать взрывчаткой или отбойными молотками из нутрии. Технари заменили элемент питания, и сделали восемь выстрелов из аппарата. Вячеслав снова замерил глубину и остался доволен. До ворот было около тридцати сантиметров оплавленной породы. Теперь оставалось только ждать, когда остынет этот участок скалы, или выходить на связь с бункером, что бы открыли створки, и взорвали породу изнутри.

— Что будем делать? — спросил он у Андрея.

— Свяжись с бункером, пусть попробуют открыть створки шлюза. Если получится, то с той стороны можно продавить стену лопатой бульдозера. Я там, в ангаре, видел ЧТЗ «стотридцатый», у него мощи должно хватить. Да, и доложи, чтобы не шугались, здесь можно дышать и защита не требуется. Вячеслав связался с бункером, и работа закипела, а им оставалось только ждать и наслаждаться свежим воздухом, легким ветерком и всеми прелестями природы. Облака рассеялись, и кое-где сквозь верхний слой запыленной атмосферы стали прорываться лучи солнца. В пошлом, здоровом мире, такого не увидишь. В этом была своя красота, жестокая и неумолимая, напоминающая людям о том, как хрупок мир.

В бункере, принялись за дело, вышли в шлюз и попытались открыть внешние сворки, но с первого раза не получилось, пришлось проделать это несколько раз, пока двери не разошлись на нужное расстояние. Трактор завести не смогли, решили оставить это дело на потом и воспользоваться взрывчаткой. Работая перфораторами, заложили заряды и подорвали, к чертям собачим, оплавленную породу. Грузовой вход в бункер стал свободен, но осталось много работы по очистке этого пространства. Парни не стали ждать пока всё приведут в порядок, и как только появилась возможность ушли в буккер. Биологи были в восторге от туши непонятного зверя, прозванного росомахой, с легкой руки Вячеслава и погрязли в исследованиях этого организма. Андрей сдал снаряжение и ушел к себе в кубрик, но отдохнуть у него не получилось его навестила Лариса принеся свежие новости.

— Вернулся бродяга? А я тебе хорошую весть принесла.

— Лорка, не тяни, говори уже.

— Твой Нколаев прооперирован удачно, осложнений никаких нет, сейчас он в реанимационной палате. И друган твой Коля, ушел за следующим кандидатом.

— Лариса, ты молодец, обрадовала меня, и я тебе новость сообщу. Вокруг бункера можно жить, воздух свежий и нет радиации, так что, когда всё наладим, приглашаю тебя на официальное свидание с пикником на природе. Согласна?

Лариса сделала задумчивый вид, приложив указательный палец к щеке, и сказала:

— Надо подумать, …. А это точно официальное свидание?

— Лорка, если ты будешь надо мной издеваться, я передумаю.

— Ну вот и пошутить нельзя, какой же ты противный Беляев, конечно я согласна.

— Вот и ладненько, а теперь мадам извольте покинуть меня, мне надо выспаться.

— Ну ты и хам, выгоняешь меня?

— Нет, просто говорю о своих намерениях, ты ж со мной спать не ляжешь?

— Размечтался. С тобой ведь не уснешь, гормоны вон так и кипят, нет уж, лучше я подожду официального свидания, а там посмотрим на твое поведение. Пока, пока Беляев.

— Иди уже искусительница, ещё поговорим на эту тему.

— Поговорим, — хитро улыбнувшись, произнесла девушка и вышла из кубрика.

Восемь часов Андрея ни кто не беспокоил, он выспался и отдохнул как ни когда за последнее время. Разбудил его Николай, придя сообщить ещё одну новость.

— Привет, спящий красавец, выполнил твое поручение, уговорил спецназёра Назарова к нам перебраться, серьёзный мужик. У тебя могут быть с ним проблемы.

— Что ты имеешь ввиду? — спросил сонным голосом Андрей.

— Он бывший старлей, и привык командовать, так что тебе придется туго, как бы он не подмял под себя все твои начинания.

— Коль, не гони волну, разберемся. Сначала надо поставить его на ноги, он нам в любом случаи пригодится, если будет показывать рвение к власти, отдадим ему охрану бункера. В общем, он не помешает мне в любом случаи, а вот помочь сможет своим опытом.

— Как скажешь, тебе решать эту проблему. А какие планы на сегодня?

— Поесть как следует, после принятия душа и других процедур.

— Ну-ну, юморист самоучка, тогда я оставляю тебя, обращайся, если что понадобится.

— Спасибо Колян, если что, обращусь.

Николай ушел, предоставив Андрея самому себе. Беляев всклочил с кровати, десяток раз отжался от пола и побежал в ванную принимать душ. После столовой он спустился вниз к грузовому шлюзу, поглядеть за ходом работ, там уже почти всё закончили и проезд был освобожден от щебенки. Шлюзовая камера работала нормально, створки закрывались герметично. Это радовало Андрея ещё больше, теперь, когда всё готово, ему надо было собрать команду и поставить на ноги, своих будущих напарников. А после они свободно смогут разведать местность в ближайшей округе. Возможно, встретят кого ни будь в живых, и узнают последние новости мира, после ядерной войны.

Но большинство людей, ни когда не обладало особым терпением, и Андрей был из их числа. Тем более открылись такие возможности, погулять на воле, испытать машину и свою новую плазменную винтовку. Поэтому, плюнув на все, он направился к скалодрому, чтобы уговорить Вячеслава прокатится с ним и разведать дороги. Вячеслав был на месте и всё так же трудился с перфоратором, увидев Андрея, он помахал ему рукой, вися на подвесной системе возле стены.

— Как дела Андрей. — Приветливо проговорил Слава.

— Да всё нормально, Слав, я к тебе по дело, ты не сильно занят?

— Осталось два крепежа сделать и буду свободен. А что?

— Ни чего особенного, хочешь со мной прокатиться и осмотреть округу?

— Ты ещё спрашиваешь?

— Ну, тогда, сколько тебе времени надо закончить с крепежами? Полчаса хватит?

— Вполне.

Андрей глянул на часы, было двадцать минут девятого утра. — Хорошо, жду тебя через сорок минут в гараже, возле нашей машины.

— Замётано. — Ответил Вячеслав, и продолжил работу.

Андрей остался доволен разговором, и можно сказать окрыленный, помчался к себе в кубрик, переодеться и захватить плазмопулялку. За отведенное время, он успел отметится у начальства, рассказав о намерениях, и получив добро убежал в гараж. Без десяти девять он уже возился с винтовкой, устанавливая её на вертлюг автомобиля. Вячеслав как истинный пунктуалист, пришел ровно в девять, с рюкзаком припасов за спиной и с двумя карабинами «Сайга». Одет он был в «Горку», так как после первого выхода «камки» были на деактивации и дезинфекции.

— Куда едем? — Спросил Вячеслав.

— Думаю разведать дорогу, которую мы расчистили плазмометом, а там посмотрим, может, до какого ни будь населенного пункта, прокатимся. Всё зависит от дороги.

— Понятно, кто за рулем?

Андрей улыбнулся и ответил: — Пожалуй я, хочется машину испытать, а ты за орудие встанешь.

— Отлично, давно хотел из нее пострелять, да всё спросить не решался.

Машину заправили под завязку, загрузили водой, запасками и продуктами. Прежде чем усесться в автомобиль, Андрей открыл свой рюкзак, и достал новенькие Уоки-Токи фирмы «Моторола», с гарнитурой. Их он приобрел, когда его отправляли домой, перед первым выходом, а теперь они были как раз кстати. Они выбрали частоту, проверили связь и уселись в машину. «Пакемон» на шасси ГАЗ, завелся с первого раза. Андрей крикнул: — Поехали! — и врубив передачу, надавил на педаль газа. Машина слегка скакнула вперед и плавно двинулась к воротам шлюза. Теперь там дежурила охрана, и как видно они были предупреждены об их, с Вячеславом поёздке. Потому, что не дожидаясь когда машина приблизится, они включили первую створку шлюза на открытие. Андрей, не дожидаясь полного открытия дверей, залихватски провел машину в образовавшийся проем и влетел в карман, затормозив только у следующей створки. Эту маленькую проверку машина и сам Андрей, прошли с достоинством. Авто оказался на редкость легким в управлении и послушным как боевой конь. Осталась самая малость, посмотреть, как он поведет себя на бездорожье. Прошло ещё минут пять пока закрылись внутренние створки и открылись внешние. Пустив клубы дыма «Пакемон» выскочил на природу, Андрей посигналил клаксоном и ворота стали закрываться. Они вывели машину на недавно расчищенную плазмой дорогу и осторожно поехали по ней. В ухе Андрея щелкнул динамик и раздался голос друга.

— Андрюх, можно я куда ни будь пальну, из плазмомета?

— Слав, погоди, ещё напуляешься, давай сначала доедем до конца этой дороги, а там и посмотрим, куда ехать дальше и заодно настроим плазмовинтарь.

— Лады, договорились.

Андрей вел машину аккуратно, но она, то и дело соскальзывала по выжженной траве в старую размытую, и заросшую многолетней травой колею. И плюнув на все уловки вывести машину, на ровную поверхнось, Андрей прибавил оборотов и пустил автомобиль по этой колее. Так они проехали километра три на северо-запад. И остановились на развилке, дорога уходила влево, а вот выжженная плазмой просека, шла на полкилометра дальше и заканчивалась небольшой поляной с поваленными взрывом деревьями. Вячеслав аж присвистнул в микрофон.

— Вот ни хрена себе, это мы такое натворили?

— Нет Славка, это наш плазменный инструмент натворил. Зато теперь знаем его дальность. Примерно четыре километра, плазма держит стабильность, а потом взрывается.

— Ну что, куда дальше едем?

— Спускайся в кабину, сейчас старые карты посмотрим и решим. Вячеслав нырнул в люк и уселся в соседнее кресло. Они разложили карту и стали обсуждать маршрут.

— Вот смотри Андрей, если поедем на запад по старой дороге то, там сравнительно большая площадь гор, которая не была покрыта лесом, и мы по хребту сможем добраться до Точильного. Довольно большой поселок, и почти на самой границе Башкирии.

— Ага, дорога вроде неплохая, но если там живут люди надо быть настороже. В общем, глядим в оба.

— Ну что? Прокатимся? Это всего каких-то двадцать три километра.

— Славик, прежде чем мы поедем, настрой прлазмомет, ты ж хотел из него пострелять?

— Конечно, но ты мне объясни, как там всё устроено.

— Полезли в люк, сейчас всё покажу.

Вдвоем они с трудом разместились в потолочном отверстии, и Андрей начал объяснять:

— Вот смотри, батарею питания вставляешь как магазин автомата «Ауг», берем шкалу дистанции, мы далеко стрелять не будем, хватит и 600 м. Вот предохранитель и переводчик огня. Ставим на одиночку. Усё, могёшь стрелять.

— Ага, понятно, а как с отдачей?

— Да нет её, подвижных механизмов нет, вот и нет отдачи. Только когда плазма сходит с магнитных рельс, поток теплого воздуха бьёт в лицо.

— Понял, ну ныряй в люк, а я порезвлюсь.

— Давай, только пожар леса не устрой, — сказал Андрей и опустился в кабину, занимая водительское место. Пока Вячеслав развлекался, Беляев ещё раз просмотрел маршрут на старой карте, дорога шла по небольшому хребту вдоль русла реки. Но надо было и учесть, что прошло много лет с момента печати карты, и местность могла сильно измениться. Андрей сам для себя решил, что надо в любом случаи доехать до этого поселка. Это давало возможность узнать много, об окружающей обстановке. К тому же, его не оставлял один не проясненный вопрос. Почему жители бункера прекратили вести статистику окружающей среды двадцать лет назад? Можно сказать они добровольно запечатали себя в бункере, и что-то подсказывает, они не случайно открыли портал в прошлое. Его мысли прервал восторженный Вячеслав, он уселся в соседнее кресло и тараторя стал делиться впечатлениями.

— Ну и штуковину замастрячили в бункере, я её погонял во всех режимах. Бьёт точно, ни ветер, ни другие погодные прибабахи на выстрел не влияют. Ни когда не думал, что горошина плазмы разносит в щепки всё подряд, а в толстых деревьях оставляет дыры большого диаметра. Короче я в восторге, с этим ружьём и «слонопотам» не страшен, да что говорить, и на танк наверное, поохотится можно.

— Я так понял ты готов к любой ситуации, — прервал излияния Вячеслава Андрей, — тогда смени элемент питания и будь на чеку, мы едем в Точильный. Обстановку не знаем, по этому предельное внимание, мы нужны живыми.

Сорокин как-то странно глянул на Андрея, потом улыбнулся и сказал: — Лихо ты меня осадил, а то я бы о своих впечатлениях ещё бы полчаса тараторил. Ну, я полез наверх, заводи машину. Разместившись в люке и сменив емкость с питанием, Вячеслав коротко ответил по связи: — Готов!.

— Принял, — отозвался Андрей и запустив двигатель, начал движение.

На нужную дорогу выбирались долго, просека была заросшая кустами и высокой травой, но машина показала себя отлично, на пониженных передачах она шла упрямо и уверенно, переваливаясь с боку на бок как черепаха, подминала под себя кусты и упрямо прокладывала колею. Наконец они выбрались на нужную дорогу и повернули на юго-запад. Дорога оказалась асфальтированной, и сильно запущенной. Отдельные куски покрытия с огромными трещинами и проросшими сквозь них кустами. Но это было куда лучше, чем та просека, которую они оставили позади. Андрей переключил коробку на повышенный ряд и прибавил оборотов. Ехали как по стиральной доске, то и дело проваливаясь в ухабы. После нескольких километров такой зубодробилки, Вячеслав взмолился остановить машину и сделать перекур. Андрей немедленно последовал его совету, ему страсть как хотелось размять ноги и дать отдохнут своему седалищу.

— Славка, оставайся на месте и наблюдай, я выйду слить и сменю тебя.

— Хорошо, шеф, — криво усмехнувшись, ответил Вячеслав.

Андрей достал карабин и только потом вылез из машины, справил нужду и разложил карту на капоте. Прикинув данные с тахометра, он мысленно отметил расстояния, выходило, что они проделали две трети пути. Далее надо будет двигаться осторожней, кто знает, что их ждет в Точильном. Сложив карту, он вернулся в машину и сменил Вячеслава, тот был рад потоптаться вокруг, разминая ноги. Когда одеревеневшие конечности пришли в себя, он достал дозиметр и сделал замер. Прибор показал двадцать восемь микрорентген. Завышено, но в пределах нормы.

— Андрюх, надо будет снабженцам вина сухого заказать, или марочного.

— Это ещё зачем?

— Ты что не знаешь? Оно отлично выводит радионуклиды из крови. Здесь хоть и безопасно, но фон завышен в три раза, по сравнению с тем, что было в наше время.

— Да не интересовался я этим, как-то не надо было.

— Ха, ну ты и деревня, сухое вино даже в рацион подводников входит, особенно тех, кто на атомках.

— Буду знать, ну ты что? Размялся? Залазь в машину поедем дальше, теперь твоя очередь садиться за руль.

Вячеслав вел машину медленнее, чем Анрей и поэтому трясло их меньше, он старался обруливать слишком большие колдобины и это давало результат. Через 15 минут они увидели поселок, и Вячеслав сбавил ход. В наушнике хрюкнуло, послышался голос Андрея.

— Езжай медленно и гляди по сторонам, в случай чего жми на газ.

— Понял, — сказал Слава и продолжил движение.

Дорога, по которой они ехали, была чуть выше поселка, и с их места его хорошо видно, когда-то это было большое поселение, а теперь на окраине, стояли покосившиеся дома. Некоторые были разобраны и стояли без крыш. Но ближе к центру улицы, стояли и целые постройки. Парни медленно въехали в поселение, Андрей стоя за турелью внимательно смотрел по сторонам вращая плазмомет в разные стороны. Вдруг в наушнике раздался голос Вячеслава:

— Внимание! Слева через дом в окне дернулась шторка!

— Принял! — ответил Андрей и развернул турель в ту сторону, щелкнул переключателем огня, поставив на автоматический. Вдруг шторка распахнулась и в окне показалась грязное заросшее волосами лицо. Человек, а это был именно человек, что-то кричал за стеклом и махал рукой, как бы прогоняя незваных гостей. Вячеслав видя такую картину в недоумении остановил машину и машинально спросил по связи:

— Чего он хочет?

— Не знаю, — ответил Андрей, — но, кажется, он показывает нам чтобы мы убирались.

— Думаю надо выяснить.

Этого они сделать не успели, где-то совсем рядом в воздухе послышался странный гул. Андрей моментально осмотрелся, с запада, в строну поселка, летел какой-то аппарат не похожий не на самолет, не на вертолет. Он зависал на некоторое время в подозрительных для него местах и продолжал движение.

— Это что за хрень? — Скорее сам у себя, чем у Вячеслава спросил Андрей.

— Не знаю — задумчиво ответил тот.

— Разворачивай машину, быстро! — закричал Андрюха, начиная понимать, что это такое.

Славка среагировал как надо, и с пробуксовкой заложил крутой вираж, снося деревянную гнилую изгородь одного из домов.

— Уходим на дорогу, — крикнул Андрей, — его надо увести от этого дома, мы ещё поговорим с хозяевами, когда вернемся.

Аппарат заметил машину и уже уверенно направился в их сторону. Вячеслав, ведя машину обратно, всё же задал вопрос:

— Что это Андрюха, я такого раньше не видел?

— Пока не знаю, но догадываюсь, — глядя через прицел винтовки на этот аппарат, ответил Андрей, — скорей всего это беспилотник, ударный беспилотник. Очертания больно рубленные, похоже на бронирование, два винта в боковых поворотных гондолах и элементы подвески оружия. Вот черт, там у него ракеты! — Прокричал Андрюха когда аппарат приблизился обгоняя машину.

Те кто управлял агрегатом, обогнали автомобиль метров на пятьсот, и развернув его передом к ним опустили его над дорогой, преграждая путь к отступлению. Андрей теперь хорошо рассмотрел очертания этой летучей машины, в носовом угловатом наросте у него стояла шестиствольная пушка «Гатлинг». Грозное оружие, способное разнести их в щепки, со скорострельностью до 4000-х тысяч выстрелов в минуту. Андрей не стал испытывать судьбу и, прицелившись, дал очередь из плазмомета. Три сгустка плазмы сорвались со ствола один за другим, и проплавив броню взорвались внутри беспилотника. Зрелище было ещё то, аппарат как бы вспучился, разбрасывая вокруг себя куски оплавленного металла, и рухнул на дорогу. Славка резко нажал на тормоз, Андрей от неожиданности, ткнулся подбородком в станину и рассек себе скулу. Матерясь трехэтажным фольклором, он скатился в люк. Вячеслав, не ожидая такого словесного калейдоскопа от друга, с изумлением уставился на него. Выговорившись, Андрей успокоился и проговорил:

— Ну что уставился, бинт и пластырь давай.

— Ага, я щас, — отходя от ступора, проговорил Слава. Достал аптечку, ИПП и лейкопластырь.

— Давай гляну что у тебя со скулой, — и отведя руку Андрея в сторону стал осматривать рану.

— Пустяки, небольшое рассечение, шас йодом обработаем, залепим пластырем и все в порядке.

— Ещё одно такое торможение и за меня замуж ни кто не выйдет. Кому я, такой урод, нужен буду? — Отшутился Андрей.

— Помолчи, ты мне работать мешаешь. Слышь, Андрюх, а откуда у тебя такие познания в русском языке, я аж заслушался.

— Да иди ты, тебя б так фейсом об тейбл, похлещи заверещал бы.

— Вот и готово, — проговорил Славка клея пластырь на место раны, — пойдем, глянем, что это за агрегат там на дороге?

— Иди, я за плазмомет встану, мало ли что.

Вячеслав вооружившись пошел осматривать обломки, а Андрей остался наблюдателем, вдруг этот аппарат не один. Но всё обошлось, больше их ни кто не тревожил и они решили вернуться в поселок, чтобы поговорить с жителем деревни, которого они видели в окне дома. Пока они ехали вниз в поселение, Андрей спросил Вячеслава:

— Нашел что интересного?

— Там много интересного, аппарат действительно без пилота, и дистанционно не управлялся, больше похоже на самостоятельный модуль с искусственным интеллектом.

— С чего ты взял?

— Нет приемных и передающих устройств, может конечно сожгли плазмой, но я ни чего подобного не заметил.

— Ладно, поговорим об этом в бункере, а пока найди место, где спрятать машину, а то прилетит ещё один такой, и домой пойдем пешком.

В этот момент он подъехали к тому самому дому. Спустя несколько минут вновь шторка на окне отодвинулась, и старичок уставился на гостей. Теперь Андрей более внимательно рассмотрел его, слипшиеся с колтунами волосы, что на голове, что на бороде, немытый долгое время с закопченным лицом. Но ощущения старости не было, глаза были слишком молодыми, и как-то по-детски наивными. Человек опять же через стекло показал пальцем направление куда-то влево. Андрей поглядел в ту сторону и только сейчас заметил глубокую и довольно объемную яму. С приличным по ширине спуском, накрытую бревенчатыми слегами и всяким мусором.

— Слава, сможешь загнать машину в ту яму?

— Сейчас поглядим, — ответил он и вылез из машины, прошелся по краю спуска, зашел вовнутрь и осмотрелся. Потом поднялся и сказал:

— Блин, как для нашей машины вырыли, вернее для двух. Там и второй такой уместится.

— Ну, тогда загоняй наш транспорт туда, и плазмомет сними. А я пойду, пообщаюсь с хозяином.

Андрей опустился в люк, взял и проверил «Сайгу», прихватил снаряжение и вылез из машины. Вновь подойдя к окну, он там ни кого не увидел, а только сзади дома услышал скрип двери, и тихий мужской голос:

— Сюда, идите сюда.

Но Андрей не стал рисковать, заходить в незнакомое место одному, кто знает, что может произойти? Он дождался Вячеслава и тихо ему шепнул:

— Будь предельно осторожен, мы не знаем, что нас ждет.

От двери в дом послышался уже более настойчивый голос:

— Быстрее, быстрее прячьтесь. Сюда, сюда.

Андрей и Вячеслав на гране слуха уловили нарастающий гул, — «вот черт, значит тот аппарат был не один» — подумал Андрей, и потянув за рукав Вячеслава поспешил ко входу в дом. Лохматый хозяин уже в нетерпении переступал с ноги на ногу, и вот-вот готов был захлопнуть дверь. Андрей и Слава проскользнули вовнутрь, и сразу ослепли от темноты, так всегда бывает при входе в темное помещение или наоборот при выходе на свет. Глазам человека нужно время для адаптации. Но, на них ни кто не напал, и лишь только ребята оказались в помещении, хозяин захлопнул дверь, и задвинул большой засов. Ухватил Андрея за руку и властно скомандовал:

— Вперед, вниз в погреб.

Ничего не понимая, парни проследовали за хозяином дома и спустились с ним в небольшой погребок, Вячеслав достал карманный фонарик и включил его. Хозяин ахнул и сердито сказал, что бы они убрали свет. Потом что-то передвинул и перед ними открылся проход с земляными ступеньками ведущими вниз. Вдали коридора виднелся тусклый свет. Бородатый мужичок быстро пошел вниз, не давая опомниться гостям. И парням ни чего не оставалось, как следовать за ним. Они спустились по ступенькам, и попали в довольно просторное помещение. Именно здесь горел факел, давая тусклый свет пламени. Мужичек, снял его со стены и открыл ещё один проход в соседней стене. Оттуда пахнуло кислым запахом испорченных продуктов, вперемешку с нестиранными носками, а также слышались голоса людей.

— Заходите, заходите быстрей, сказал мужичек, и когда друзья вошли, запер проход и потушил факел. Теперь они стояли в полумраке комнаты похожей на прихожую. На одной из стен висела зимняя одежда, сделанная из шкур животных. С другой стороны стояло что-то типа оружейной пирамиды, где стоял самый необычный арсенал. Три старых двуствольных ружья, столько же самодельных арбалетов, один большой лук и четыре копья. Боеприпасы к этому арсеналу были тут же и хранились в колчанах и патронташах. «Дааа, попали мы в конец каменного века, или в начало железного» — подумал Андрей, но вслух, ни чего говорить не стал. Хозяин сделал приглашающий жест, в сторону прохода в соседнюю комнату, откуда доносились голоса, и был виден свет пламени. Вячеслав шагнул первым и слегка остолбенел от увиденного, Андрей подошел сзади и глянул ему через плечо. В комнате было довольно много народу, вдоль стены на лавке за столом сидели ещё три таких же лохматых мужика и о чем-то беседовали. С другой стороны комнаты, по видимому была кухня. Там колдовали две женщины, что-то готовя к обеду. В отличии от мужиков, они были одеты более аккуратно волосы хоть и были растрепаны но их подвязали косынками. А в самом ближнем углу, на звериных шкурах сидели детишки, разного возраста, их было пятеро и они увлеченно во что-то играли.

— Здравствуйте, — тихо сказал Вячеслав, и множество пар глаз уставились на гостей. Прервал молчание, бородатый мужик сидевший в центре, видимо это был старший среди них, и одет он был лучше остальных.

— И вам не болеть. — ответил он на приветствие, — проходите, гостями будете.

— Благодарю за гостеприимство, — ответил Андрей и отодвинув Славку прошел в комнату.

— Присаживайтесь за стол, сейчас будем обедать, — сказал всё тот же мужик. — А потом побеседуем, кто вы и откуда приехали. Да кстати, оружие свое можете оставить в той комнате, неудобно за столом сидеть.

Андрей глянул на мужика с некоторым сомнением, но тот спокойно отреагировал и добавил: — Можете не беспокоится, вам вернут всё в целости и сохранности.

— Хорошо, — сказал Андрей, и развернувшись направился в ту комнату откуда они пришли. Поставив оружие в импровизированную пирамиду они с Вячеславом вернулись за стол.

— Давайте знакомиться, — сказал мужик, — меня звать Василий, слева Иван, — и он указал на угрюмого мужика, — справа Борис. Бородач справа кивнул головой, но больше не произнес ни слова.

— А тот, кто вас встречал, Фёдор.

— Очень приятно, — сказал Андрюха, — меня звать Андреем, а это мой друг и напарник Вячеслав.

— Отлично, — сказал старший, — бабоньки, что у нас с обедом?

— Сейчас, сейчас, — отозвались от кухни.

Одна из женщин вышла в другую комнату подземелья, а другая стала накрывать стол, расставляя алюминиевые миски с ложками, потом поставила берестяную корзинку с хлебом, хлебом это назвать было трудно, скорее пресные лепешки, но все же. И тут появилась вторая женщина, выводящая дряхлого, седого старика, опирающегося на самодельную клюку и её руку. Она провела его к столу и посадила в центр. «Ясно, кто здесь старший» — подумал Андрей. Коренастый бородач привстал и помог посадить старика, потом обратился к гостям и сказал:

— Это, наш отец Семен Сергеевич.

— Васька, — скрипучим голосом сказал старик, — без тебя разберусь. И уже обращаясь к гостям, сказал: — Давайте сначала угостимся, чем бог послал, а потом разговоры вести будем. Андреи и Слава молча кивнули головами, хозяин барин, придется отложить вопросы и подождать, времени у них было навалом. Тем временем, женщины поставили на стол огромный чугунок, с вареной картошкой и армейской тушенкой. Принесли большую тарелку с зеленым луком, и блюдце с солью. Старичок встал за столом, и открыв чугунок ложкой зачерпнул картофель с тушенкой, снял пробу и удовлетворенно причмокнул, одобряя блюдо. Женщины улыбнулись, одними глазами, им было лестно, что они угодили. И взяв миску старика, ему первому наложили порцию. Потом по старшинству остальным мужикам и только в конце гостям. Но ни кто не притронулся к пище, ждали пока всем не будет подана еда. Когда женщины раздели кушанье между детьми, старик взял ложку и сказал перекрестившись:

— С богом. — приступил к трапезе, остальные последовали его примеру.

Андрей и Вячеслав сначала сомневались, но побоявшись обидеть хозяев, решили рискнуть. Как ни странно, но всё было очень вкусно, и свежий зеленый лук был как нельзя кстати. Когда все насытились, женщины поставили на стол старинный медный самовар с большим заварочным чайником. Правда чаем и не пахло, запах был разнотравьем, немного мяты, душица и кажется зверобой со смородинным листом.

Напиток был хорош, свеж и горяч. И вот за символическим чаепитием Старик снова заговорил:

— И так гости дорогие, кто вы и что потеряли в наших краях?

Андрей начал рассказывать всё что знал, посчитав, что скрывать правду от этих людей не имеет смысла. Беседа затянулась, рассказывая о себе, Андрей с Вячеславом задавали свои вопросы и получали ответы. Как говорится, обменивались информацией. И в этом процессе узнали много интересного.

Дед Семен, оказывается, помнил многое, он был средним сыном в семье, на момент катастрофы ему было 24 года, за два года до начала известных событий, он отслужил контрактную службу в три года, был в командировке на Кавказе, приобрел бесценный опыт. Вернулся домой к себе в поселок, при деньгах и с желанием помочь родителям отремонтировать дом и наладить быт. Добился у хозяйства строевого леса, и рядом со старым домом стал ставить новый, но прежде чем его поставить, вырыл подземное убежище с множеством комнат и ходов по всему своему участку. Больно понравились ему укрепленные дома чеченов, которые приходилось зачищать. С виду неказистый домик, а в низу целый дворец с подземными галереями. В поселке все над ним подшучивали и смеялись, что деньги тратит в пустую, но он упрямо воплощал свою задумку в жизнь. К осени 2010 года с подземной частью дома было покончено. У каждого жителя помимо своего дворового участка, были приличные огороды на окраине поселка. Пришло время собирать урожай, они с отцом и младшим братом занялись заготовками, солили и консервировали всё, от огурцов до грибов, и забивали этим подземные помещения. После Семен устроился на работу, на снабженческую базу водителем грузовика, развозил по сёлам продукты, ну и не обижал свою мечту, покупая мешками муку, крупы, макароны и сахар. За год он навозил столько, что свободными оставались только две комнаты в подземелье. Отстоялся сруб, из которого можно было собрать дом «пятистенок». И как только, сошел снег и подсохла земля, они занялись этим.

«Хоромы» отстроили за месяц, облагородили и справили новоселье, мать с отцом были очень довольны. Старый дом снесли и хотели продать материалом, но покупателей не было. Бревна так и стались лежать на участке, а на месте дома Семен стал копать котлован, под подземный гараж. Работа водителем отнимала много времени, он так и не успел закончить «стоянку» для машин. Осень была дождливой, и чтоб не размыло котлован, он укрыл его бревнами от сруба старого дома. Накрыл железом с крыши и присыпал землей. Потом пришла зима, они с отцом заняли промыслом зверей, часто ходили на охоту, заготавливая шкуры. Так и жили, ждали весну и мечтали привести сад в полный порядок. Весна ожиданий не оправдала, не успел растаять снег, как грянул гром. Новости по телевидению были самые неутешительные. Вот тогда Семен и стал кусать локти, он не успел выбить себе разрешение на нарезное оружие. Спустя несколько дней пришла самая ошеломляющая новость, Турция напала на Украину и Россия готовится вступить за братский народ, а ещё через день не стало электричества. Люди в поселке не понимали, что происходит, а Семен как дурак, носился по поселку, предупреждая жителей, что началась ядерная война и всем надо искать укрытия. Его семья вняла доводам сына и переселилась жить под землю, и стала только изредка, показываться наверху в доме. Через неделю приехал военный конвой, с предложением эвакуации жителей в карстовые пещеры вниз по реке. Люди были напуганы, но боялись покидать дома, и только часть жителей ушла с военными. Многие семьи остались здесь, в том числе и сосед напротив, они были в хороших отношениях с семьей Семена. И в один прекрасный день он договорились помогать друг другу. У соседа тоже был отстроен отличный погреб, где могла разместиться его семья, но всё же там было мало места и продовольствия. Посоветовавшись, они решили прорыть под землей, через всю улицу, переходный тоннель. Теперь у них было дело, и дни потекли размеренно, наверх выхоли только выкинуть излишки грунта, и опустить подпорки из бревен в подземелье. Работа двигалась не очень быстро, но это и не напрягала. Ещё через месяц вернулись военные, и снова уговаривали людей уйти в пещеры. Семену, удалось переговорить с ними и узнать какие там условия и как с запасами продуктов. Условия были не очень хорошими, но зато там были склады стратегического запаса. Сем и сосед Юра договорились с вояками, что приедут туда посмотреть и забрать немного продуктов. Вояки были не против, и обещали помочь. В тот день ещё часть жителей покинули поселок, остались самые стойкие, и самые неверующие, которые говорили, что ни чего не произошло, ведь по близости не взорвалось ни одной ядерной бомбы. Но Семен-то знал, что радиацию не увидеть, она не приходит в виде облака черного дыма, от которого надо бежать. И намеревался съездить в пещеры к воякам, и выпросить у них противогазы и средства радиационной защиты, ОЗК и медикаменты, и если повезет, то и более серьёзное оружие. Хотя у них и было три ружья, считая и соседское, это мелочь, и мало поможет в серьёзном столкновении, с грабителями или мародерами. Когда закончили рыть тоннель, и теперь могли ходить друг к другу в гости, не показываясь на поверхности, Семен с Юрием решили скататься к воякам. У соседа была старенькая «Нива» её-то и подготовили к поездке. Вооружились двустволками и двинулись вниз по реке. Пещеры нашли не сразу, долго куролесили среди заросших лесом гор, и чисто случайно наткнулись на пост вояк, одетых в защитные костюмы и противогазные маски. Узнав, кто они такие, их проводили в пещеры. Да, это конечно были пещеры, но оборудованные бронированными створками и шлюзами. Их пустили в предбанник и обработали химией и только потом проводили к начальнику охраны. Узнав о договоренностях, начальник провел их внутрь, и обещал помочь консервами из армейских пайков. Оружие дать наотрез отказался, ссылаясь на то что всё здесь принадлежит государству, и указания сверху на вооружение населения не поступало. В общем выяснилось одно, что вояки могут пользоваться только продуктовым запасом и на экстренный случай, должны эвакуировать сюда ближайшие селения, что они собственно и сделали. А вот остальное, что находится на складах, только по особому распоряжению правительства. Семен тогда ещё пошутил, говоря, что если правительства больше нет, что они будут делать. На что капитан — начальник охраны сказал, что будут следовать директиве, пока не объявится законное правительство России. В общем, было ясно, что урвать им особо ни чего не удастся, но с поганой овцы хоть шерсти клок. Продукты и консервы, и то большое дело. В общем, ребятам загрузили машину ящиками с кашами и тушенкой, выделили четыре костюма ОЗК, противогазы и угольные фильтры к ним, про запас. И капитан помог от себя по собственной инициативе патронами к ружьям, благо двенадцатого калибра было навалом. Правда только в двух комплектациях, картечь и пуля. Поблагодарив вояк и распрощавшись, они облачились в костюмы защиты и собрались домой, их тормознул капитан и пообещал впредь помогать им. Но попросил в замен вести наблюдение за округой и, о всех изменениях сообщать им. На том и порешили. Теперь у соседей был тыл с обеспечением. Они вернулись домой, выгрузили продукты и решили обследовать поселок, что бы знать, кто остался, а кто уехал, и кому нужна помощь.

На этом старичок прервал свое повествование, и тяжело дыша, добавил:

— Мне тяжело много говорить, я стар и болен, если вы останетесь здесь, то давайте продолжим наш разговор завтра?

— Ну что вы дед Семен, — сказал Андрей, — конечно, идите отдыхать, мы не спешим и не можем остаться у вас на ночь.

— Вот и хорошо, а пока, мои сыновья расскажут, что происходит в округе, думаю, вам это тоже будет интересно.

Женщина, которая привела старика, подошла к нему и взяв его под локоть сказала, — Пойдемте в постель папенька, вам уже пора принять лекарство.

Андрей и Вячеслав настроились на разговор с мужиками, им очень хотелось, побольше узнать о летающих машинах, и откуда они взялись. Мужики в свою очередь засыпали их вопросами о бункере, и о странном оружии, которое они принесли с собой. Разговор был прерван, так и не начавшись, глухим треньканьем звонка. Андрей только сейчас заметил в углу, древний армейский аппарат связи, годов пятидесятых прошлого века. К нему подошел Федор и взяв трубку начал слушать. Судя по изменениям на лице, произошло что-то неприятное. Федор повесил трубку и скомандовал:

— Ольга, Мария, берите детей и уводите их в дальнюю галерею, скажите Наташке, пусть уводит деда с вами.

Андрей не выдержал и спросил:

— Что случилось!?

— Вернулись стражники, вместе с охотниками, рыскают по поселку и обыскивают уцелевшие дома.

— Что за стражники? Что за охотники? — вмешался Вячеслав. Ему ответил Василий:

— Стражники — это летающие машины, одну такую вы видели, а охотники — это люди, с ног до головы, закованные в броню, они отлавливают людей и увозят с собой. — потом повернулся к своим братьям и добавил:

— Боря, бери ружьё и поднимись в дом, посмотри, что там снаружи, Ваня, вы с Федей тоже берите ружья, и бегите к Юрке, ему может понадобиться помощь. А вы мужики, вооружайтесь тем, что привезли с собой, скоро придут охотники и обязательно обнаружат вашу машину. Вот тогда здесь станет жарко, они все перевернут, чтобы найти тех кто на ней приехал.

— Извините, — сказал Андрей, — мы не хотели доставлять вам неприятности.

— Дело не в вас, видно что-то случилось с одним из стражников.

— Это с тем, который мы сбили? — спросил Слава.

У Василия полезли на лоб глаза: — Вы сбили стража? Вы точно сбили стража?

— Да, а что тут такого? — удивился Андрей.

— Просто, ещё ни кому не удалось сбить эту машину, и даже вояки потеряли много людей, когда с ними бились. Их не ракеты, не крупнокалиберные пулеметы не могли сбить. А тут приехали два бродяги, и сбили стражника, не пойми чем. Ох, не шутите мужики, не смешно.

— А мы и не шутим, — возмутился Андрей, — вы сами спрашивали про наше странное оружие, так вот, это плазменная скорострельная винтовка, ей плевать, какой толщены, и из какого материала изготовлена броня, прожигает в любом случаи.

— Тогда мужики, вас к нам сам бог послал. Пойдемте, начистим этим уродам морды. На вас стражники и транспорт охотников, а с остальными мы порезвимся. — Сказал Вася и направился в оружейку. Ребята последовали за ним, и когда он стал вооружаться арбалетом, остановили его.

— Вась, отложи арбалет, на вот нашу «Сайгу», она как «Калашников», только стреляет одиночными. Она мне не очень нужна сейчас, я же буду с «Пламетом».

— С чем? — переспросил Василий.

— С плазмо-метом, сокращенно «Пламетом».

— Понял, пошли наверх. Ух, … держитесь гады. Андрей и Вячеслав пока не совсем понимали, что происходит, но они надеялись на объяснения, после того как помогут разделаться с охотниками. Поэтому без лишних разговоров экипировались и пошли за Василием, в тоннель, ведущий наверх в дом.

Глава 6

Максвелл О,Райли вышел из порта в шлюзе бункера, Джексон и Ланс, заняли боевые стойки и ждали появления командира.

— Всё в порядке? — спросил Макс, подобрав портал.

— Чисто, — ответил Джексон.

— Внимание парни, — обратился он к подчиненным, — выходим незаметно, разбегаемся по кубрикам. Переодеваемся и на доклад к полковнику, через час. О наших приключениях ни кому ни слова. По времени бункера нас не было всего десять минут. И всем, кроме полковника, знать, где мы были не положено. Поняли?

— Капитан, можно откровенно? — обратился к нему капрал.

— Слушаю Ланс, в чем проблема.

— Я обязан полковнику жизнью, и вы мне нравитесь сэр, вы хороший командир. Можете на меня рассчитывать, я не подведу.

— Благодарю капрал, полковник мне как отец, а вы теперь как братья, надеюсь, мы не подведем старика? — и он повернулся к Джексону, обращая вопрос к нему.

Сержант понял, что от него ждут и совершенно искренне сказал:

— Капитан, я не так хорошо знаю полковника, но много слышал о нем, уверен, он нас не оставит даже в самой сложной ситуации. Так что, … я с вами.

— Я этого и ждал сержант Джексон, будьте уверены, своих мы не бросаем. А теперь вперед, через час встречаемся у меня в кубрике, и все вместе идем на доклад. Вперед парни, — добавил Макс и нажал на кнопку, открывая створку шлюза, ведущую в бункер.

Этот уровень бункера оказался пуст, как было тогда, когда они уходили на задание, поэтому они остались незамеченными и благополучно спустились, по лестнице, на свой жилой этаж.

Также незаметно, разбрелись в разные стороны и разошлись по жилым секциям.

Макс влетел к себе в кубрик, секунду назад он чуть не попался на глаза Харперу, а тот обязательно его бы остановил и стал задавать массу вопросов. О,Райили облегченно вздохнул и запер за собой дверь, неспешно разоружился и скинув одежду отправил её в утилизатор. Он не хотел, чтобы в кубрике оставались следы радиации и поэтому прямиком направился в душ, хорошенько отмыться и привести свое лицо в полный порядок.

Закончив с помывкой, Макс прошел в свой кабинетик, открыл мини-бар и налил себе Скотч, с наслаждением сделал большой глоток, уселся в глубокое кожаное кресло и занялся чисткой оружия. За этой работой он и не заметил, как пролетел час, и только тихий стук в дверь напомнил ему о том, что надо идти на доклад. Макс, поднялся из-за стола, и прошел открывать дверь. На пороге стояли его подчиненные, побритые переодетые во все с иголочки и начищенные как новенький доллар.

— Сэр? — спросил Джексон.

— Заходите, я сейчас. — сказал Максвелл и сделал приглашающий жест. Оставив солдат разбираться самим, он пошел к гардеробу, выбрать новую одежду. Сначала хотел одеть парадно-выходной мундир, но передумал и одел новенькую отглаженную полевую форму. Залихватски глядя в зеркало, водрузил на голову пилотку и вышел к парням.

— Готовы? Вперед парни. — И они, по очереди, шагнули за порог кубрика.

На доклад к полковнику они пришли минута в минуту, секретарь доложила о их прибытии и пригласила в кабинет. МакГилл отмеряя мили, ходил из конца в конец кабинета, было видно, что он чем-то расстроен.

Макс встал четко по центру комнаты и козырнув, попытался доложить:

— Полковник, сэр…. — но их шеф махнул рукой, прерывая монолог, и сказал:

— Располагайтесь.

Подчиненные расселись за столом, и полковник прошел к своему креслу. Уселся поудобней и приняв расслабленную позу произнес:

— Слушаю капитан?

— Задание выполнено сэр, пути разведали, было столкновение с местными, арабской внешности, потерь не имеем. Транспорт, подготовлен и ожидает вне базы Хорвайлер.

Координаты в памяти портала имеются, можем в любой момент переместиться прямо в машину.

— Отлично сынки, я знал, что вы не подведете старика. А как себя ведут немцы, ну те которые на базе?

— Вполне дружелюбно полковник, всё по уставу, задержали нас на подъезде к базе, разоружили, отвели на досмотр, обработали химией и проверили наши полномочия.

Потом получили подтверждение от вас и оказали содействие.

— Сколько их на базе?

— Примерно рота, чуть больше, около ста двадцати человек, сэр.

— Как думаешь, Макс, сколько они могут принять человек?

— Вполне могут принять от тысячи до полутора тысяч, условия позволяют, база огромная, с собственным хозяйством, начиная от пекарен и кончая свинарником, где разводятся животные. Своя коптильня, источник воды, но не хватает народу, едва справляются с охраной. За пределы базы стараются не выезжать, там агрессивно настроенное население.

По нашим прикидкам турки.

— Это с ними вы схлестнулись?

— Да сэр, они попытались нас заблокировать, когда мы покинули базу и двигались к складам под Кёльном. Мы их слегка потрепали и, прорвались без какого либо ущерба.

— Что на складах?

— Военная техника сэр, новая на консервации, броневики и транспортные машины. Оружие и боеприпасы.

— Вы уверены, что всё там будет цело и сохранится?

— Да, полковник, там местная охрана, вооружены стрелковым оружием и гранатометами.

— Отлично, значит, у нас есть резерв.

— Что вы имеете ввиду, сэр?

— Что я имею ввиду? Что я имею ввиду, а то, что затевается что-то нехорошее. Ладно, слушайте внимательно, за последнюю неделю в нашем бункере происходит много странных вещей. Боевые офицеры активно замещаются какими-то мутными людьми. Не трудно догадаться, что под нас роют ЦРУшники. Вот ознакомьтесь с планом переселения базы, под Хорвайлер. И фамилии читать не забывайте, особенно в конце. — Сказал МакГилл и достав из рабочего стола увесистую папку протянул её Максу.

— Что это сэр?

— Почитай, и поймешь.

Макс придвинул документ к себе и открыв его, стал изучать содержимое вместе с сержантом и капралом. На это ушло чуть больше часа. В плане эвакуации были цифры и имена, первыми отправляли гражданских служащих, техников, научников и медиков. Потом отправлялась часть военных с грузом продовольствия. Остальные армейцы покидали базу с третьей колонной, забирая топливо. Но самое интересное было то, что в списках не было имени Макса и полковника, треть продовольствия и треть горючего оставалось на базе. Интересными были и цифры, Максвелл помнил, что в бункере всего восемь сот семьдесят человек, а покидали базу семьсот пятьдесят. Выходит, что 120 человек оставались здесь. «Зачем, и кто эти люди?» — кружилась странная мысль в его голове. На душе заскребли кошки и ощущение опасности хлынуло в его мозг. Теперь он даже кожей ощущал нависшую над ними угрозу.

Макс медленно отодвинул папку и взглянул на полковника, тот как-то странно кивнул головой, но ни чего не сказал. Сержант и капрал продолжали изучать списки. Минут через пять оторвались от чтения и изумленно открыли рты, намереваясь что-то спросить, но глянув на шефа, сразу заткнулись.

Полковник демонстративно достал из ящика стола приборчик «Джеммени» и включив его поставил на стол. Слегка ухмыльнулся и спросил:

— Что скажете?

— Сэр, нас нет в списках на эвакуацию, и ещё трех человек из нашего взвода. — прервал молчание Джексон.

— Да парни, вас нет, но и мы с капитаном тоже вне списка. Что думаешь об этом Макс?

— Думаю, что ЦРУ ведет какую-то свою игру, на базе остаются сто двадцать человек. Либо они кого-то ждут, либо избавляются от балласта, отправляя всех лишних в Хорвайлер.

— А что по нашим персонам?

— Ну я понимаю почему они оставляют меня и вас полковник, но почему оставили пять морпехов. Ведь остальные остающиеся люди, так или иначе, связаны с ними. Либо работают на агентство, либо когда-то работали на них.

— Всё просто сынок, — ответил полковник.

— Ланс и Джексон, работали с тобой. Рядовые Купер, Браун и Хикс выполняли мои личные поручения. Но заметь, мою секретаршу Ди Ди, они отправляют. Что это значит?

— Это значит сэр, что с нами покончат, а когда ей объявят о нашей гибели, прикажут передать им все дела, которыми мы занимались.

— Теперь ты понимаешь Макс, почему я приказал вам подготовить пути отхода?

— Да Пол, понимаю, — понуро ответил Максвелл, переходя на неофициальное общение.

— Хорошо, а теперь я хочу спросить вас Джексон, и вас Ланс. Вы хотите жить?

— Да сэр, мы с вами.

— Надеюсь, вы отдаете себе отчет, что нашей страны больше нет, и теперь идет борьба за выживание и все, исключая только тех, кто собрался здесь, потенциальные враги?

— Да полковник, мы это понимаем, и готовы принять любое ваше решение.

— Что будем делать? — спросил О,Райли.

— Для начала Макс, нам надо узнать, кого или чего ждут ЦРУшники. У тебя есть люди в центре связи?

— Нет сэр, …. Хотя, … работает там лейтенант О,Хаара, Милена О,Хаара, взбалмошная ирландка, одно время пыталась затащить меня в постель.

— Что ж, с этого и начнем, дай ей наконец то, о чем она мечтала, переспи с ней. Даю тебе три дня выходных, хватит охмурить эту женщину?

— Скорей она меня охмурит.

— Ну, вот и хорошо, а теперь нам пора расходиться. А вам Джексон и Ланс, ставлю задачу, подготовить недельный запас продуктов долгого хранения на нас четверых. Боеприпасы и горючее для машины, но так, что бы ни одна тварь не узнала. — сказав это, полковник выключил глушилку, и добавил. — Свободны, всем три дня выходных, я объявлю приказом. Так что, отдыхайте, — закончил он фразу и подмигнул своим подчиненным.

Выйдя из кабинета полковника, друзья распрощались и пошли по своим делам. Макс с задумчивым лицом, направился по узким коридорам, в свой жилой сектор, размышляя как более непринужденно подкатить к Милене. Его размышления прекратил, перегородивший дорогу Саймон, он стоял, оперившись о стену и сложив руки на груди.

— Привет О,Райли, — тихо и даже как-то вкрадчиво, сказал наемник.

Макс сразу сообразил, что хочет от него этот сгусток мышц, и понимал, что тот заранее подготовился произнести речь. И чтобы сломать сценарий, Максвелл заговорил первым, намеренно выводя из себя этого тупоголового исполнителя.

— А, Саймон, видно тебе очень понравилось, как тебя вздрючило начальство, что ты решил зарабатывать проституцией. Тебе надо стоять на выходе из столовой, там больше клиентов.

— Закрой пасть О,Райли, — раздался из-за спины грудной, женский голос.

— А вот и сестричка, — сказал Макс, полуобернувшись, — тоже подрабатываешь на панели?

— Заткнись и слушай сюда, ублюдок, — прошипела Сара.

Макс сделал шаг к стене и чуть влево, что бы держать в поле зрения обоих Саймонов. Оценил свою позицию и сказал:

— Я весь — внимание.

Сара Саймон, держала в руках нож, и демонстративно ковыряла его кончиком под своими ногтями. «Успокаивает себя, чтобы не сорваться, похоже сбил я с них спесь, вон братик всё заготовленную речь забыл, молчит как рыба.» — Размышлял Макс.

— Ты думаешь, мы не понимаем, что ты подставил нас, там у русских? Так вот запомни, это мы упросили начальство, оставить всю вашу команду, здесь, не эвакуируя. А когда нам ни кто не помешает, мы заберем у тебя портал.

— Ой ли? Ты уверена, дорогуша? Интересно будет посмотреть, как вы это сделаете. Да и зачем вам, с куриными мозгами, портал? Вы только и сможете ходить в одно время, в то которое останется в памяти порта. И поверь, это не наш чистый мир 2012 года.

Справа зашевелился Рон, и хлопнув кулаком в ладонь прорычал: — Ещё одно слово…. — но Макс не дал договорить, перебив:

— И что тогда?

— Порву!!! — рыкнул Саймон и кинулся на Максвелла, с намереньем сокрушить его челюсть. Макс с легкостью профессионального боксера, нырнул под руку нападающего, и встретил Рона ударом в печень. В этот удар он вложил всю силу и профессионализм. Рон хрюкнул, согнулся пополам и постанывая присел на корточки. Краем глаза Макс заметил движение и на автомате сделал шаг в сторону, чудом увернувшись от лезвия ножа Сары. Девица, зашипела от досады, как разъяренная кошка. «Да, не хватает им самообладания» — промелькнула мысль в голове О'Райли, — «А глазищи то как горят, того и гляди испепелит своей яростью». Сара снова атаковала нанося прямой удар, Макс перехватил руку в захват и с разворотом пихнул девицу головой о стену. Ударившись о бетон, она сползла на пол. Рон глядя исподлобья, всё также сидя на корточках, хриплым голосом произнес:

— Я так этого не оставлю, ты свое получишь тварь.

Макс со всей дури хлопнул здоровяка ладонью в лоб, тот от неожиданности плюхнулся на задницу.

— А теперь вы оба, слушайте, что скажу вам я. Ещё раз попытаетесь меня подкараулить, или какую пакость сотворить решите, церемониться больше не буду. Убью обоих. А тебя, — он слегка, пнул Сару в бок, — сначала садистски изнасилую, слабость у меня к «горячим» девицам.

И сплюнув на пол между поверженными, он как ни в чем не бывало, направился в сторону своего кубрика. Уже на подходе к своей комнате Макс остановился, и сменил направление, направившись в штабной офис. Там во всю кипела работа, сортировали документы, и укладывали их в коробки, ненужные документы отправляли в измельчитель. Макс постоял, высматривая своего старого знакомого штабиста, и увидав его за компьютерным столом, поспешил к нему.

— Привет лейтенант, — обратился он к Харрису, — приборкой занимаетесь?

— Да вот, готовимся к эвакуации, тебе что-то надо капитан?

— Да, я по делу, мне нужен график службы лейтенанта О,Хаара.

— Решил приударить за ней? — с ухмылкой спросил Харрис.

— Скажу по секрету, нас оставляют на базе, есть ещё дела, вот и решил устроить себе секс на последок. А она вроде, не против, залезть ко мне в постель.

— Ну, ты можешь любую уложить в койку, почему именно она?

— Решил поддаться на её уговоры, да и времени нет на ухаживания, а тут проблема решена.

— Понятно, сейчас глянем, — и активно работая мышью, лейтенант нашел нужный документ, открывшийся на экране.

— Спасибо Харрис, с меня пиво, — сказал Макс, изучая документ. По графику, Милена сегодня была на смене, обед у нее начинался через два часа. «А вот и удобный случай, как бы нечаянно, столкнуться с ней в столовой.» — решил для себя Максвелл, — «Не чего тянуть резину». Удовлетворившись уведенным, Макс поблагодарил лейтенанта и поинтересовался его любимым пивом.

— Я люблю Будвайзер, светлый лагер.

— Отлично, я тоже его предпочитаю, перед отъездом угостимся.

— Да где ты его возьмёшь, Макс?

— Не твоё дело, но в долгу не останусь.

— Ну что ж, буду ждать.

Макс кивнул головой и пошел к выходу. Вернувшись к себе в комнату, он не стал переодеваться, а лишь ещё раз до чиста побрился, почистил зубы, и освежившись лосьоном, стал ждать нужного времени, чтобы оказаться в столовой и не пропустить Милену.

Когда подошло время, он был уже в столовой и терпеливо ждал появления главного объекта на сегодняшний день. Милена не заставила себя ждать, пришла через пятнадцать минут после начала обеденного времени. Чуть задержалась на входе, поговорив с идущими ей на встречу подругами. Тем самым сыграла на руку Максу. Он, искоса поглядывая на девушку, подошел к раздаче с подносом в руках. И стал не спеша выбирать себе блюда, этого хватило дождаться О,Хаару. Она встала следом за ним, и сразу же заговорила с ним.

— Капитан О,Райли, какая неожиданная встреча, я уж думала вы сгинули из нашего общества.

— Рад видеть вас лейтенант, действительно приятная встреча. Может отобедаем за одним столиком, вы не против?

— Капитан, вы шутите? Я столько времени набивалась к вам в компанию, и вы думаете я сейчас окажусь?

— Честно? Я об этом не думал.

— Тогда, в чем проблема? Идемте, я уже всё взяла.

Они прошли к дальнему столу, и уселись в уголок, Милена много не брала, только салат, стейк без гарнира и сок. Макс же был голоден как волк, взял большую порцию салата, яичницу с беконом, жаренные тосты и то, что здесь называли кофе.

— Вижу, капитан, вы оголодали, выполняя поручения начальства, и пропадали где-то очень долго. На вас загар, интересно, где это вы так загорели?

— Милена не смущайте меня, это всего лишь солярий, на нижнем уровне. Жаль только он сломался недавно. А то, что я голоден, это да, приходится бегать с подачи командования. А вы как, что нового в узле связи?

— Да всё по старому, восстановили часть оборудования, сканируем эфир, а теперь нам говорят, что надо всё готовить к переезду на другую базу.

— Ооо, так вас в ближайшее время эвакуируют?

— Нет Максвелл, мы идем в последней третьей партии.

— Какая удача, мы тоже идем последними.

— На что вы намекаете капитан? — с наигранным возмущением, произнесла О,Хаара.

— Да что вы, как можно? — не менее лукаво ответил Макс, — я просто, подумал, а не поужинать ли нам вместе, у меня в отсеке?

— Вы меня провоцируете на необдуманные шаги, капитан, но я приму ваше предложение, Во сколько?

— Часиков в девять, вечером, устроит?

— Ну вы капитан, не даете мне время, моя смена заканчивается в восемь, а мне надо принять душ и прихорошиться, чтобы произвести впечатление, давайте лучше в десять?

— Отлично, — сказал Макс и сунул в рот огромный кусок ветчины.

Обедали они почти всё отведенное время на эту процедуру, неспешно поглощая пищу и разговаривая полунамеками и шутками о всяких пустяках. Потом, распрощались, уточнили время и отправились каждый по своим делам.

Макс, направился в кабинет полковника, доложить о контакте, а Милена, с загадочной улыбкой на лице, и мыслями о постели с мужчиной её мечты, к себе в радиоузел, сменить на вахте напарницу.

Доложив полковнику, о договоренностях с О,Хаарой, Макс ушел к себе в отсек наводить порядок. Запер дверь изнутри, и принялся за дело. Наверное, самая дотошная консьержка, не смогла бы сделать лучше. Порядок получился идеальный, но что-то всё равно не хватало, и Макс решил произвести впечатление. Сел за комп, снял данные с портала, о последних координатах и перепрограммировал его на 12-ый год, с возвращением в кубрик через 10 минут. Пересчитал наличность, и активировав порт шагнул в него.

Весна на тихоокеанском побережье Калифорнии, была в самом разгаре, Макс стоял на берегу пляжа Санта- Моники и выдыхал морской воздух, на территории одного из курортных отелей. Насладившись свежестью моря сполна, он пошел на ресепшен, в здание отеля, чтобы зарезервировать бунгало. За стойкой сидел толстяк в гавайской рубахе, и активно потел. Макс скривился, глядя на жирдяя и подумал, — «Если бы не ядерная война, то гибель американской нации и так была не за горами, сколько таких шароподобных, отсиживают свои задницы, в конторках, частных магазинчиках, да что говорить, даже в полиции. Тьфу ты, противно смотреть на этих вырожденцев, так вам всем и надо». И он как-то особенно зло сверкнул глазами, клерк за конторкой заметил это и с опаской спросил:

— Чем могу помочь?

Макс хотел было огрызнуться, но взял себя в руки и улыбнулся.

— Я хотел бы снять бунгало на три дня.

— Сутки у нас стоят, 700$, завтрак входит в оплату, есть прекрасное бунгало, на семью из трех человек, со своим бассейном и видом на море. Есть, …. — Макс не дал договорить, подняв руку и призывая к молчанию.

— Мне подойдет первый вариант, и чтобы меня не беспокоили.

— Как будете оплачивать, карточкой, чеком или…

— Наличными, прервал Макс тираду и отсчитав 2100$, положил их на стойку.

— Мне нужны ваши данные.

— Мистер и миссис Смит, жена будет чуть позже.

— Распишитесь. — и сунул журнал Максу, — У вас есть багаж?

— Я налегке.

— Одну минуточку, — и толстяк звякнул в колокольчик на стойке. Тут же подскочил какой-то студент, в такой же гавайской рубахе и с заспанными глазами.

— Проводи, господина офицера в бунгало номер двадцать, — обратился толстяк к заспанному студенту, и сунул ему ключи с прикрепленным к ним деревянным бочонком.

— Следуйте за мной сэр, здесь недалеко. — сказал студентик и направился к выходу.

Макс пошел за ним, они прошли ярдов двести и по велосипедной дорожке, идущей вдоль всего пляжа, и свернули налево к пальмам, среди которых и находилось бунгало.

Студен открыл дом, и пригласил Макса пройти, потом принялся объяснять, что где находится. Но Максвелл, остановил его, сунул доллар в руку и сказал:

— Я сам разберусь, свободен.

Студент, сунув доллар в карман шорт, тут же исчез. Макс, прошелся по дому и остался доволен, дом был шикарен, небольшая гостиная две спальни, кухня в американском стиле, с огромным холодильником. Он подошел и заглянул в него, ни чего кроме напитков там не было. О,Райли достал бутылку пива, и открыв её пошел во внутренний двор. Ему очень понравился бассейн, выложенный плиткой и с шезлонгами на газоне. Со всех сторон внутреннего двора была живая изгородь, высотой в рост среднего человека. Это создавало благоприятную обстановку уединения. «Ну что же, сюрприз для Милены будет неожиданным, после такого она расскажет всё что знает.» — подумал Макс и глотнув пива из горлышка уселся в шезлонг. Допив пиво, Макс, решил пройтись по магазинам, «гулять, так гулять» сказал он сам себе, «все равно мне там деньги не понадобятся», в карманах у него оставалось ещё около трех тысяч.

Первым делом он зашел, в магазин одежды, купил себе нижнее бельё, две пары шорт и пару футболок. Присмотрел бейсболку с любимой командой и солнцезащитные очки, а-ля «миссия не выполнима». «Всё это хорошо, а как быть с Миленой?» спросил он самого себя, потом решил решить всё на месте и направился в женский отдел. Но не смотреть вещи, а оценить продавщиц. Прогуливаясь по рядам он приглядывался к девушкам и найдя подходящую по фигуре, подошел к ней.

— Чем могу вам помочь мистер? — сказала она, улыбнувшись, завидев симпатичного военного. Макс глянул на бейджик на её груди и сказал:

— Лорейн, так ведь вас зовут? Моя девушка, очень похожа на вас, а фигурой один в один. Я хочу сделать ей сюрприз, поможете мне выбрать вещи?

С удовольствием мистер, что бы вы хотели ей купить?

— Не очень дорогое, но годное для пляжа и для выхода в ресторан.

— С чего начнем?

— Пожалуй, с купальников, выберете два, которые вы бы надели на себя. Потом шорты или бриджи, легкое пляжное платье, какую нибудь обувь, шляпку и одно вечернее платье с туфлями.

— Мистер, а вы знаете размер ноги вашей подруги, ведь обувь, это дело тонкое?

— Нет не знаю, ну наверное как у вас?

— Э нет, мистер, если у нас телосложение одинаковое, то это не значит, что размер стопы одинаков. Давайте сделаем так, когда вы хотите сделать сюрприз?

— Где-то, через час? — сказал Макс, глядя на часы.

— А где вас найти?

— Я остановился в «Fairmont Miramar Hotel», бунгало 20.

— Вот и отлично, давайте я доставлю всё купленное вами к вам, и вечернее платье с тремя парами обуви под него, девушка померяет и выберет одну пару, вы оплатите, и я заберу то, что не понадобится.

— Очень хорошо, давайте оформлять заказ.

В общем, Макс потратил ещё пару тысяч. Осталась только одна тысяча долларов, которую он решил израсходовать на еду и напитки. Затарив бунгало всем необходимым, и развесив одежду в платяные шкафы, где уже висели халаты отеля. Он осмотрел всё это хозяйство, и вспомнил о пиве. Потом позвонил на ресепшен, и заказал букет цветов, с доставкой на нужное время. Закрыл бунгало на ключ и пошел в сторону города. Остановился возле небольшого магазинчика купил упаковку «Будвайзер» и зайдя в закуток проулка активировал портал.

Очутившись у себя в кубрике, Максвелл, отправил пиво в холодильник, и пошел принять душ, он изрядно пропотел на курорте, и хотел смыть весь запах пота. Позже после того как освежился и переоделся, снова сел за компьютер. Заново перепрограммировал портал, настроив на выход в том же закутке, из которого он ушел сюда, но только на полчаса позже. Закончив с этим, он отправился в штаб, отдать должок за сведения.

Харрис, был очень доволен, он как раз закончил вахту и они пошли к нему в кубрик. Посидели довольно долго, Харрис приготовил попкорн, из как бы случайно завалявшейся у него кукурузы. Включил запись бейсбольного матча, чемпионата мира 2007года в Тай Ване, финал, сборная США и Кубы. И они расположились в креслах, с пивом и попкорном на журнальном столике. Макс не нажимал на пиво, и опустошил только две банки, зато Харрис дорвался, и поглощал его банка за банкой. В конце концов, он слегка опьянел и стал преставать к максу с вопросом, «Где он его достал?» Макс отмахивался, говоря о стратегической заначке, но потом ему надоело и он, простившись с другом, ушел к себе. До встречи с Миленой оставалось полчаса. Он снова переоделся, только уже в гражданское, одел джинсы и фланелевую сорочку, подошел к зеркалу и сказал, — ну прямо ковбой, только шляпы не хватает. В это время в дверь постучали.

— Один момент, — сказал Макс и направился к двери. Приоткрыв её, он потерял дар речи.

Милена О,Хаара, стояла одетая в обтягивающее платье, синего цвета, с длиной чуть выше колен. Фигурка у нее была на загляденье, а стройные ноги и шикарная грудь, просто сводили с ума. На лице её был легкий макияж, подчеркивающий красоту девушки, а густые пышные волосы, завитые в крупные локоны, спадали на плечи и добавляли шарма. Макс, так и не успевший ни чего сказать, стоял с открытым ртом, наверное, с минуту. Пока его не привела в чувство Милена:

— Так я дождусь приглашения войти, или останемся на пороге?

— Ах, да, проходи. — опомнился Макс, — я просто не ожидал увидеть такое.

— Какое? — с хитринкой в глазах спросила девушка, проводя рукой по своей талии сверху вниз. Как бы разглаживая складки, которых не было.

— Такое красивое создание, я привык тебя видеть в форме и без макияжа и не ожидал ни чего подобного.

Милена улыбнулась и спросила: — Нравлюсь? Это всё для тебя Макс.

— Проходи Милена у меня для тебя тоже есть сюрприз.

— Интересно, что-то приготовил сам? Ну давай посмотрим чем будешь угощать, — проговорила девушка и шагнула в комнату. Но, не увидев, ни накрытого стола, ни мини-бара с бокалами она вопросительно посмотрела на хозяина этого жилья.

— Это шутка Макс? Я ожидала большего.

— Не спеши с выводами Милена, проходи, садись. Прежде чем показать тебе сюрприз, ты должна мне дать слово офицера, что ни кому, и никогда об этом не расскажешь?

— Что так всё серьёзно? А без этого нельзя?

— Нельзя, только так Милена, только так. Ну что? Даешь слово чести, что даже самой близкой подруге, своей маме или прямому начальству не скажешь о том, что увидишь и узнаешь сейчас?

— Ты меня заинтриговал, об этом знает начальство?

— Да лейтенант, знает, но не все, только те кому положено знать, но даже они не будут в курсе чем мы займемся.

— Хорошо, даю слово офицера, армии США, что ни при каких обстоятельствах и ни кому не расскажу о том, что увижу.

— Вот и хорошо, впрочем если даже и расскажешь, то только себе сделаешь плохо. Тебе не поверят, а кое-кто из ЦРУ просто уберет.

— Раз уж ты втянул меня в свою авантюру, давай показывай, что там за чудо.

— Иди ко мне Милена.

Девушка послушно встала и подошла к Максу, в надежде на поцелуй, но он развернул её спиной к себе и сказал:

— Закрой глаза, и не открывай, пока я не скажу.

— Хорошо, — согласилась О,Хаара, — закрыла.

Макс активировал портал и положил его перед девушкой. Встал у нее за спиной и взяв за плечи, прошептал:

— Сделай пять шагов вперед, и ни чего не бойся, я тебя держу.

Милена послушно шагнула вперед, а Макс последовал за ней. И вот они уже в переулке Санта-Моники.

— Не открывай пока глаза, — сказал Макс и подобрав портал убрал его в карман, потом встал перед девушкой и добавил, — а теперь можешь открыть.

Милена, открыла глаза и сразу прищурилась от яркого света, когда глаза привкли, она спросила в изумлении:

— Где это мы?

— Мы в Санта-Монике, и нас ждет прекрасное бунгало, теплый океан, и три дня курортного отдыха.

— Что? Макс верни меня назад, у меня завтра смена. Начальство меня отправит под трибунал, как дезертира.

— Не думай об этом, на смену ты придешь вовремя, отдохнувшей и полной сил.

— Как это?

— Потом расскажу, а сейчас идем, нас ждет вино и отдых у бассейна. — сказав это Макс взял девушку под руку и повел в сторону пляжа, в бунгало номер двадцать.

Шли они не долго, но всю дорогу Милена пыталась сообразить как они здесь оказались и так и сыпала самыми разнообразными вопросами, на что Макс отвечал однозначно. Мол, всё потом. Но девушка так и не могла поверить в происходящее, пока Макс своим ключом не открыл бунгало.

— Прошу, — сказал Максвелл, распахивая дверь.

— Макс, я в восторге, но как? Как всё это можно? Теперь я понимаю, в какой солярий ты ходил загорать.

— Милена! Мили, давай с вопросами позже? А сейчас насладимся отдыхом и напитками, там на верху для тебя есть спальня, переоденься во что нибудь, подходящее для пляжа и выходи на задний двор.

Девушка ушла в спальню, а Макс, взяв поднос со стоящей на нем вазочкой с фруктами, добавил туда два бокала и достал из холодильника сухое Калифорнийское вино — Иоганнисберг Рислинг. Опустил его в ведерко со льдом, прихватил штопор, и вышел во двор. Там, между двумя шезлонгами, стоял небольшой столик. Оставив поднос на нем, он побежал на верх в другую спальню. Быстро открыл шкаф, переоделся. Поверх плавок, надел длинные шорты «Бермуды», накинул легкую сорочку с коротким рукавом, и не застегивая её спустился вниз. Милены ещё не было, и Макс не спеша прошел во двор и занял один из шезлонгов.

Появилась она, когда Макс от безделья начал открывать вино. Макс даже отставил бутылку в сторону, чтобы не разбить. Зрелище было ещё то, точеная мраморная статуэтка, одетая в ярко-зеленый купальник, поверх плавок которого был повязан шелковый, большой платок, и завязан на левом бедре. На ногах легкие сандалии, а на голове широкополая пляжная шляпка. Она облокотилась о косяк двери, выдвинула чуть вперед левую ногу, выставляя напоказ, изыскано стройное бедро. Макс попытался сглотнуть слюну во внезапно пересохшем горле, а девушка, глянув на него, весело спросила не в тему, что бы привести своего друга в себя:

— Макс, а чьи это вещички? Ты, наверное, не первый раз здесь?

Наконец, О,Райли пришел в себя и ответил:

— Как ты могла так обо мне подумать? Вообще-то эти вещи были куплены специально для тебя, может ты не заметила ценников? И здесь я первый раз, как и ты. О нет, я утром здесь был, заказывал жильё и покупал одежду.

— Шучу, — сказала девушка, — мне просто ни кто не делал таких подарков, а уж про отдых на три дня я и мечтать несмела. Но меня волнует вопрос, как мы успеем в бункер к нужному сроку?

— Мили, оставь это, у на три дня, ещё успеем поговорить. Расслабься, и давай выпьем прекрасного белого вина. — Макс поднял отставленную в сторону бутылку и ввинтил в нее штопор. Разлил по бокалам вино, один подал Милене и сказал:

— За наш с тобой отпуск. Чин, чин.

— Чин, чин, — сказала Милена и пригубила напиток. Потом повернулась к О, Райли и лукаво улыбнулась. Максу было приятно в обществе Милены, и он уже корил себя за то, что раньше не решился на этот шаг. Он откровенно любовался ей, когда она натирала себя кремом от загара. О,Хаара, не была похожа на вояку, которая всегда представала перед взором Макса в бункере. Сейчас она была похожа на настоящую модель, с обложки модного журнала. Макс сделал ещё глоток вина, и в это время в бунгало раздался звонок, он отставил бокал на столик и пошел открывать. Это был посыльный с букетом цветов в прозрачной коробке. Макс принял заказ и расплатился. Во двор он вошел с коробкой за спиной. Милена мельком глянула на него и спросила:

— Кто приходил?

— Ещё один сюрприз, — загадочно произнес Макс и подойдя в плотную к ложу Милеты, вручил ей коробку с цветами. Девушка в восторге ахнула, и проговорила:

— Какая прелесть. Это мне?

— Конечно тебе Милена.

Она с восторгом открывала коробку, в которой лежали, похожие на сказочных существ, с крыльями, пять больших цветков Орхидеи — Каттлея. Едва приоткрыв коробку, девушка уловила аромат этих тропических цветов, и в порыве благодарности моментально поднялась и поцеловала Макса в губы. Цветы рассыпались из коробки, но этим двоим, теперь было не до них. Максвелл поднял девушку на руки и понес в дом.

Они уставшие лежали в одной из комнат, после необузданной страсти, как в дверь снова позвонили.

— Ну кто там ещё? — недовольно спросила Милена. Макс, вспомнил о продавщице, которая должна была принести платье и туфли. Поднялся с постели и стал спешно одеваться. Потом обратился к девушке, сказав:

— Оденься и ты, это ещё один сюрприз, для тебя.

— Я и так счастлива, куда уж ещё?

— Одевайся, одевайся. Потом спустись вниз. — быстро проговорил Макс и побежал открывать входную дверь.

Это действительно оказалась Лорейн, продавщица из отдела женской одежды. Она принесла вечернее платье и три коробки с обувью.

— Здравствуйте мистер Смит, я принесла ваш заказ, — сказала девушка, когда Макс открыл дверь.

— Добрый день, Лорейн кажется? Проходите в гостиную, жена сейчас спустится к вам.

Милена стояла, наверху оперевшись на перила, и слышала разговор, она запахнула гостиничный халат и медленно спустилась по лестнице.

— Что-то случилось дорогой? — мастерски сыграла фразу и удивление Милена.

— Дорогая, — подхватил игру Макс, — я сделал для тебя сюрприз, но поскольку не знаю твоего размера ноги, попросил Лорейн помочь в выборе обуви.

— Но дорогой, обувь выбирают под что-то, а я не прихватила с собой вечерний гардероб.

— Я позаботился об этом, примерь туфли сначала, иначе мой сюрприз не будет сюрпризом.

— Отлично, давай примеряем.

Девушка из магазина открыла сумку и вытащила три коробки, открыла одну из них и подала легкие изящные туфли на трех дюймовом каблуке. Милена ахнула и произнесла:

— Какая красота!!!

У Лорйн был наметанный глаз и первая же пара обуви, подошла идеально. Милена встала, походила и сказала:

— Как влитые, а другие туфли такого же фасона?

— Да миссис Смит, они точно такие же, только разных размеров, ваш муж не знал его, и пришлось прибегнуть к такому решению проблемы. Моя задача выполнена, мне пора идти.

— Я провожу вас Лорйн, благодарю вас за хлопоты, и мне, наверное, надо расплатиться?

— Да мистер Смит, буду весьма благодарна.

Макс взял портмоне, и направился к выходу. Рассчитавшись, он открыл дверь, провожая девушку, та переступив через порог, остановилась и обратилась к Максвеллу.

— Мистер Смит, это ещё не всё, какое вечернее платье без сумочки? Так вот, я взяла на себя смелость прихватить такую, именно для платья вашей жены. Вы купите её?

— Спасибо Лорейн, конечно куплю, я ведь в тонкостях женской моды не понимаю, я же вояка. Сколько я вам ещё должен?

— Сумочка эксклюзивная из кожи змеи, и стоит 100$.

Макс молча отсчитал 110 зеленых и вручил девушке, она пересчитала и протянула назад десятку.

— Эта купюра лишняя.

— Нет, не лишняя, это вам за прекрасную работу, до свидания Лорейн, — сказал Макс забирая сумочку.

Он вошел в гостиную, где на диване сидела Милена, положив ногу на ногу, и любуясь туфлями.

— Ну как тебе подарок? — спросил Макс.

— Мне нравится, но в одних туфлях в ресторан не пойдешь.

— Я это предусмотрел, держи, — и он подал ей сумочку.

Милена открыла упаковку, достала аксессуар и в изумлении посмотрела на О,Райли.

— Макс, да ты шутник. Хочешь, что бы я в костюме Евы, в туфлях и с сумочкой шла с тобой в ресторан?

Макс улыбнулся, представив это зрелище, и ответил:

— Было бы не плохо, но я не хочу, что бы на тебя пялились, сальными взглядами, местные мужланы. — И он снова вышел в коридор, взял сверток с платьем и вернулся в гостиную.

— Ты пойдешь вот в этом.

— Спасибо Макс, но что-то ты слишком много мне надарил, это через чур, для первого свидания.

— Ну я просто хотел сделать тебе приятное, да и деньги мне больше не нужны, нечего там покупать.

— Макс, присядь, и давай поговорим серьёзно. Ты наверное забыл, что я тоже военный? Полгода ты меня отшивал и игнорировал, а тут на тебе, ужин, сюрприз за сюрпризом, дорогие подарки и курорт. Почему Макс?

— Милена, — начал говорить Максвелл, — раньше, начальство запрещало иметь служебные связи, и я боялся вылететь из проекта, ты мне всё время нравилась, и вот сейчас всё изменилось, на базе происходит что-то непонятное и всем стало плевать на личные отношения. Вот я и решил наверстать упущенное время.

— Правда? — и она посмотрела в глаза О,Райли, — нет Макс ты что-то не договариваешь. Я ведь не глупая моделька с подиума, тебе что-то надо от меня, или твоему начальству.

— Мили, я только сейчас понял, что я упустил, и только сейчас до меня дошло, что ты мне нужна. И я не хочу тебя потерять, поэтому и решил привлечь тебя к нашему проекту. Ну и конечно начальство одобрило мой выбор. — сказал Макс полуправду. Ему действительно очень нравилась девушка, и он теперь хотел быть с ней. И чтобы она искренне давала информацию, он решил привлечь её на свою сторону и даже взять в свою команду. Конечно, полковник не одобрит, но собственный агент в стане ЦРУ, перевесит все доводы против Милены.

— Говори Макс, говори всё как есть.

— Хорошо, раз это мешает нам отдыхать как людям, я расскажу. Я хотел это оставить на нашу ночь в моем кубрике, после отдыха. Но, я понимаю, что ты теперь не успокоишься, пока не развеешь свои подозрения, что тебя используют.

— А что, это не так Макс?

— Я не буду тебя ни в чем убеждать, просто задай себе вопрос, зачем мне городить огород, если я только собирался использовать тебя? Мы просто посидели бы у меня в кубрике, попили вина, потом занялись бы сексом, ну и я бы между делом вытянул бы из тебя нужную информацию. И всё, ни кто бы, ни напрягался, переспали, разошлись, каждый получил что хотел. Позже, возможно, провели бы вместе ещё пару ночей, и каждый пошел бы своей дорогой. Подумай об этом. А теперь, расскажу, то, что является главным секретом базы. Ты дала слово ни кому не рассказывать об этом, и после того как узнаешь всё, навряд ли захочешь это сделать.

— Хорошо Макс, я подумаю над твоими словами, мне хочется верить, что ты со мной не по приказу сверху. И если это не так, то моё слово данное тебе не будет иметь силы.

— Я услышал тебя Милена, теперь ты выслушай меня, я расскажу тебе всё с самого начала. — и Макс минуту подумав, начал излагать цепь событий.

— Ещё совсем не давно, я был на задании в России, следили за связником из Ирана, мы с напарницей находились в переулке, и готовились к захвату объекта. Но вдруг что-то изменилось, и в этом проулке засветился синий свет, мы среагировали и схватились за оружие. Я в тот момент вспомнил фильм «Терминатор», потому что из света вышел человек, это была девушка. Свет исчез, и увидев нас девушка кинулась к какому-то предмету. Мы сбили её с ног, и застегнули руки за спиной. Пипер, пошла поднять этот предмет, и её так ударило током, что едва не вышибло дух. В общем, я потом сдвинул эту вещицу в картонный короб. О захвате связного теперь не могло идти и речи. Операцию отменили, и нас срочно вызвали назад. Теперь задача была доставить эту девушку и предмет в штаб квартиру НАТО, то есть сюда. В общем, позже мы узнали, что это за предмет, под видом обыкновенной серебряной пудреницы, скрывался портал, во времени и пространстве.

— Не шути Максвелл, я тебе не верю.

Макс, взглянул на Милену и сказал, — можешь не верить, но тогда как мы здесь оказались? Чем ты это можешь объяснить? Всё очень просто, — О,Райли сунул руку в карман шорт и достал от туда резную пудреницу, — мы здесь благодаря этому предмету.

Это и есть портал перехода, мы с тобой в прошлом Милена, за неделю до начала войны.

— Могу я взглянуть?

— Можешь, но в руки не бери, ударит разрядом, этот инструмент не любит чужих рук и кусается. — сказав это, Макс положил пудреницу на журнальный столик.

Милена чуть привстала, разглядывая гравировку, потом отвела взгляд и тихо сказала.

— Красивая вещица, а почему её нельзя брать посторонним?

— Это предмет делали не наши ученые, а русские. Так у них устроена защита, портал настраивается на мозговые импульсы владельца, и если его берет посторонний, он отбивает охоту его трогать. Ну а если человек не внял первому предупреждению в виде удара током, то втрое прикосновение будет смертельным. А если будет третья попытка, то он просто взорвется.

— Макс, а как он оказался настроен на тебя?

— Ну ты же не дослушала, мой рассказ, если не возражаешь я продолжу.

— Слушаю, очень интересно.

— Так вот, девушку мы доставили сюда вместе с её порталом. ЦРУ сразу решило загрести всё под себя, нас перевели под их подчинение. Они поставили своих наблюдателей, дали двух головорезов, которые потом долго выбивали информацию из девушки. Но успехов так и не добились. Я тоже разговаривал с ней, но на самые отвлеченные темы и относился по-доброму. В итоге, когда ЦРУшники, почти замучили её, она позвала меня.

Понимаешь Милена, девушка ни за что не отдала бы портал в руки ЦРУ. А если бы они её убили, то и портал бы взорвался.

— Но почему она выбрала тебя, и как предала портал?

— Сейчас объясню. Эти двое садистов, слишком много болтали при ней, они же знали, что ей не жить. Так вот, Катерина, так звали пленницу, поступила очень хитро, она решила вбить клин между нами военными и ЦРУшниками. Меня вызвали к ней и она рассказала, что после того как агенты получат портал, всех свидетелей сотрут. В том числе и меня. Я конечно не поверил сначала, но всё же пошел с ней на сделку. В общем, портал оказывается можно передать с рук на руки, в том случае, если владелец, очень сильно захочет от него избавиться, или искренне пожелает его отдать. Порт считывает эту информацию из головы владельца и прерывает связи. Акогда это происходит, то тот, кто первый возьмет его в руки и становится владельцем. ЦРУшникам она его передать не смогла бы физически, даже если бы они вынудили её согласиться, то неприязнь и ненависть к ним помешали бы передаче порта. Итогом, ты сама понимаешь, был бы взрыв. Короче она согласилась рассказать мне все, что знала о портале. А потом, попросила об услуге, мы должны были вылечить её, привести внешний вид в порядок и сфотографировать. Все эти условия я выполнил, кроме одного.

— Какого? Если не секрет?

— Нет Мили, это не секрет, я обещал передать её фотографию профессору Симагину. Если конечно, когда нибудь найду их бункер.

— Понятно, а что было дальше?

— А дальше, когда она передала всю информацию по порталу, она хитростью уговорила меня принести к ней портал. Сказала для того, что бы он четко считывал импульсы её мозга при передаче. Но я тогда не догадывался, что она задумала.

— И что же случилось?

— Да ни чего особенного, я принес порт в комнату, где она содержалась. Пока за нами ни кто не наблюдал, она избавилась от связи с ним и попросила меня проверить, сработало ли это, или нет. Я взял портал в руки, и он принял настройки на меня. Девушка с грустью как-то улыбнулась и попросила меня выполнить главное условие сделки.

— Это какое условие?

— Я должен был её лично застрелить.

— И ты её убил?

— Да Мили, я понял, что она сделала, и конечно убил. Если бы я так не поступил, то ЦРУ убивало бы её очень долго и мучительно. Там служат мнительные люди, и они не любят когда их переигрывают.

— А что потом было.

— Мы с ней попрощались, и я выстрелил ей в сердце. Но напоследок она сказала одну фразу, которую я помню до сих пор. Она сказала: — «Теперь тебя не смогут убрать из проекта, воспользуйся этим на благо человечества.»

— И что это значит Макс?

— Я сам не до конца понимаю, первая часть то ясна мне. Она сказала, что те, кому нужен этот порт, не смогут убить меня, но будут пытаться вынудить отдать его им. Да и вторая часть более-менее понятна, эти люди не собираются его использовать в благих целях. Она что-то хорошее увидала во мне и взвалила на меня эту ношу. От части я рад что ещё жив, но порой думаю, что лучше бы я не знал всего этого.

— Невероятно Макс, я всё ещё не могу представить себе такого. Выходит ты единственный владелец портала? А как мы попадем обратно в бункер? Что ты собираешься делать дальше? — затараторила Милена.

— Стоп, стоп Мили, не всё сразу. Домой мы уйдем прямо отсюда, и окажемся у меня в комнате, почти в тоже время, когда и ушли, так что у нас останется ещё одна ночь вместе. А что дальше делать я не знаю. Когда я тебе говорил, что нас отправляют с последней партией, я солгал. Нас ни куда не отправляют, скорей всего меня постараются выпотрошить и получить портал. По этому Мили, я и решил провести с тобой эти дни, чтобы хоть какие — то приятные воспоминания остались у меня.

— Не говори так Макс, ты рассуждаешь как обреченный. А что если мы вместе уйдем из бункера? И будем жить здесь в чистом мире.

— Милена, через неделю начнется война, так что жить долго и счастливо не получится.

— Но у тебя есть портал, и мы сможем уйти дальше в прошлое.

— Нет Милена, не сможем, это — то время, на которое порт может нас отправлять, глубже мы не сможем уйти, хотя нет. Катерина говорила, что можно уйти на три с половиной года, но тогда вернуться не сможем. Ты хочешь этого? Если да, то мы уйдем, но через три года мы все равно сгинем в ядерном кошмаре.

— А если каждый раз возвращаться на неделю назад?

— Тогда мы будем вечными странниками, и ты должна понимать, что снова и снова, появляться в одном месте мы не сможем. Может возникнуть временной парадокс, если мы встретим самих себя.

— А мы будем менять место жительства, Америка большая.

— И ты готова скитаться по мотелям? А где мы будем брать деньги? Нет Милена, это не выход.

— Ну придумай что нибудь Макс, я не хочу жить в бункере. Ведь можно что-то придумать?

— Мили, давай пока не загадывать, нам все равно нужна база, мы просто изредка с тобой, будем покидать её на пару минут, и недельку оттягиваться в этом времени. Но для этого надо знать, что задумали ЦРУшники. Чтобы быть готовыми избавиться от ко всему.

Милена сразу пришла в себя, нахмурилась и сказала:

— Ты меня вербовал, Макс?

— Нет Милена, я просто изложил тебе всю правду о себе и почему я с тобой. Ты мне нравишься, я хочу быть вместе. Но если ты мне не поможешь, то всё быстро закончится, меня банально уничтожат, заполучив портал. А теперь ответь мне, Мили ты веришь мне?

— Да Макс я верю тебе. — грустно ответила девушка.

— Ты со мной?

Милена молчала, о чем-то думая. Макс больше не мог ждать и добавил.

— Мне нужно знать Милена, если ты не со мной, то мы проведем с пользой остаток времени и после возвращения в бункер больше не пересечемся.

— Это жестоко, играть на чувствах Макс, но я не хочу тебя потерять и поэтому я с тобой. Что я должна делать?

— Ни чего Мили, отдыхать и радоваться мгновениям, иди ко мне, я хочу тебя.

Три дня пролетели незаметно, Макс и Милена были неудержимыми и почти не выходили из бунгало, только раз обновили платье, сходив в ресторан. На пляже тоже не появлялись, довольствовались бассейном, остальное время вели себя как молодожены. Дикий безумный секс, отдых и еда. Они забылись в этом безумии и когда пришло время им напомнили, что пора съезжать. Пришел консьерж, и задал стандартный вопрос, о времени, когда они освобождают бунгало. И что в 9-00 ключи должны быть на респшене.

Макс и Мили, не стали ждать утра, и подготовились сразу после ухода консьержа. Собрали вещи, и уложили их в сумку. Потом О,Хаара осталась готовить ужин из пригодных ещё продуктов. А Макс запер парадную дверь и отнес ключи в гостиницу, предупредив портье, что до утра домик ещё остается за ними, на тот случай чтобы он не решил поселить людей. Потом О,Райли пошел в город, в ближайший солидный банк, чтобы арендовать депозитную ячейку. На самом деле она ему была не нужна, ему надо было попасть в сейфовую комнату и определить координаты. Они с Миленой думали об этом между сексом, и решили обчистить банк, чтобы следующий раз не быть ограниченными в средствах. Макс зарезервировал ячейку, его провели внутрь, клерк сказал номер ячейки и открыл один замок своим ключом. Макс, вставил свой ключ, который ему вручили и сказал клерку, чтобы его оставили одного. Служащий покорно покинул помещение. Макс достал прибор GPS, но его ждало разочарование, банковский сейф и комната депозитов была экранирована и приемник не получал сигнал со спутника.

Тогда он стал двигаться ко входу отсчитывая шаги и сверяя направление по наручному компасу, который он носил вместо часов. Как только Макс шагнул за дверь сейфовой комнаты, приёмник GPS ожил и показал координаты, запомнив их он убрал приемник в карман и вернулся в комнату. Вставив сейфовый ящик обратно в ячейку, он вставил ключ в дверку и нажал кнопку на столе клиентов. Через минуту пришел клерк, и они заперли ячейку своими ключами. Макс распрощался с банком и вернулся в бунгало. У заднего входа его встретила Милена, она уже давно накрыла стол и не находила себе места.

— Ну что, получилось, — спросила девушка, как только Макс ступил за порог.

— Получилось, сегодня мы распечатаем эту кубышку. Что у нас на ужин?

— Жареное мясо с соусом и овощное рагу.

— Пойдем за стол Милена, я голоден как зверь.

Они отрыли бутылку красного вина, немного выпили и принялись за еду. Милена готовила отлично, и Макс уплетал всё, за обе щеки. После ужина, они сели в гостиной с остатками вина и стали планировать свои действия.

— Когда, займемся банком? — спросила О,Хаара.

— Вернемся в бункер, я перепрограммирую порт и сходим за деньгами и ценностями как в кладку. Только надо будет взять с собой инструменты.

— Да, Макс, ты мне так и не рассказал, что надо тебе от ЦРУшников.

— Ну, что же, у нас есть время, и я могу рассказать тебе о своих подозрениях. Буквально вчера, по бункерскому времени, полковник Мак-Гилл, дал мне ознакомиться с одним очень интересным документом. Я его изучил, и у меня возникла масса вопросов, на которые я не могу найти ответ без посторонней помощи. То есть без тебя.

— И что же это за вопросы?

— Погоди Мили, давай всё по порядку. В общем, этот документ, списки на эвакуацию. Кто идет в первую партию, и что везут. Кто со второй партией, и с каким грузом, кто с третьей. Но самое интересное то, кто остается в бункере.

— И кто же остается, да и зачем? — изумилась Милена.

— Вот и у меня возникли эти вопросы. На первый из них ответ я подсмотрел в списке. Здесь остается почти весь отдел ЦРУ, ну, и те, кто не посредственно работает с ними или на них. А вот со вторым вопросом возникли проблемы. Здесь я могу только предполагать. Первый вариант, самый простой и чисто шкурный. Они избавляются от лишних ртов и обузы, ведь в бункере остается большой запас топлива и продуктов, и этого слишком много, на сто двадцать человек. Казалось бы всё логично, но … не укладывается одно, условия в немецком бункере куда отправляют остальных, гораздо привлекательней и по запасам, и по комфорту, и по средствам защиты. Тут в голову приходит второй вариант, в ЦРУ что-то задумали. Совсем недавно по бункеру шли разговоры, о том, что надо оккупировать земли русских. Но это невозможно сделать нашими силами. Тогда логичней объединиться с немцами, и не оставлять здесь ни кого. И каков напрашивается вывод? — Макс повернулся к Милене, как бы спрашивая её.

— Они кого-то ждут, — ответила Милена, — и я, кажется, знаю кого.

— Что? Расскажи, если знаешь, а то я всю голову сломал, строя догадки.

— Это было секретом, и я давала подписку. Но теперь не имеет значения раз мы вместе. Надеюсь ты меня не оставишь в трудную минуту?

— Милена, детка, мы теперь одно целое, если тебе будет что-то угрожать, я спасу тебя пожертвовав всем.

— Макс, тут дело такое, когда мы восстановили часть радиосистемы, я была на дежурстве. В общем, включили сканирование пространства, потом стали искать уцелевшие станции, посылая сигналы с запросами. И нам ответили, но первыми были не немцы.

— А кто тогда?

— Первыми были англичане. ЦРУ сразу зашевелилось, наложило запрет и выгнали почти весь персонал из узла связи, оставили только меня и одного сержанта ремонтника, что бы обеспечить нормальный контакт. Мне удалось краем уха подслушать. На том конце эфира был представитель Натаниэля Ротшильда. Они говорили не очень долго, причем ЦРУшники, чуть ли не строем ходили перед микрофоном. Сразу становилось понятно кто главный. Связь прервал представитель, сообщив частоты для дальнейшего кнтакта. Потом нам всем строго настрого запретили об этом говорить. Ссылаясь на совершенную секретность в интересах возрождения США. Персонал потом вернули в узел, и мы продолжили работу, а на следующий день удалось связаться с Хорвайлером. Тут уж ЦРУ решило обрадовать жителей бункера и армейское начальство. Рассказав о контакте, они опять освободили от людей узел связи и, как я думаю, снова связались с Ротшильдом.

— Понятно, вот это новость. — Макс сидел с задумчивым видом. — А ты Мили, не знаешь, о чем они говорили?

— Нет, на этот раз они выгнали всех.

— Ясно, скорей всего им дали распоряжения, готовится к нападению на Россию, и объединиться с немцами. Но что-то здесь не так. Милена, а часто они выходят на связь? Ну, как часто выводят людей из радиорубки?

— Да не часто, после только два раза было. А что?

— Мили, нам обязательно надо знать, о чем они говорят, во только как это сделать я не представляю. — сыграл наивного из себя Макс, что бы Милена сама нашла решение. И это сработало, Милена сама подхватила идею:

— А что тут думать, у вас в отделе есть скрытые микрофоны?

— Даже не знаю, надо поговорить с полковником, а что ты задумала? Если это опасно, то не берись.

— Макс, ты меня за кого считаешь, я ведь все-таки офицер, и могу о себе позаботится. У меня есть доступ в узел связи, я спокойно установлю там микрофоны, и когда состоится следующий сеанс, мы сможем слышать всё.

— И всё же это опасно Милена, но если ты так решила, то я поговорю с Мак-Гиллом.

— Да Макс, я так решила, и мне самой интересно, что они задумали.

— Хорошо, — согласился Максвелл, — тогда допиваем вино и собираемся, нам пора возвращаться к себе домой, в своё время.

В кубрике они появились спустя пять минут после ухода, так что в бункере ни кто бы и не заметил их исчезновения. Макс побросал вещи и сразу сел за ноут-бук, что бы удалить данные с порта и перепрограммировать его на новые координаты. Он подключил портал к компу и присвистнул от удивления. На экране ноут-бука высветилась надпись на русском языке. «Внимание! Срочно требуется процедура ионизации, возможности портала исчерпаны, включен резервный режим. У вас осталось четыре стандартных перехода!» Макс выругался от души, такого ни кто не мог предположить, даже яйцеголовые, и те предполагали, что всё дело только в запасах энергии.

— Что- то случилось, дорогой? — спросила Милена.

— Ограбление банка отменяется. — выдохнул Макс и снова выругался.

— Почему?

— Вон глянь на экран.

— И что здесь написано? — рассматривая предупреждение, спросила девушка.

— То, что мы можем только четыре раза пройти через портал, и он перестанет работать.

— И ни чего нельзя сделать?

— Нет, наши ученые не в курсе процедуры, которую требует портал. Все думали, что это будет работать бесконечно, пока есть энергия.

— И что же нам делать?

— Пока не знаю, но ходить через порт больше нельзя, иначе у нас не останется экстренного пути отхода.

— И куда мы уйдем?

— Знаю я одно местечко, где нам могут помочь, но с таким же успехом, могут и убить, не спрашивая о целях визита.

— И где это?

— Это у русских. И они скорее нас убьют, чем помогут. Если только мы не придем с пустыми руками. И вот ещё что, Милена, они живут на пятьдесят лет вперед, в будущем.

— И у тебя есть координаты?

— Пока нет, — солгал Макс, — но надеюсь их вычислить, да и должок у меня перед русской девушкой.

— И что теперь?

— А ни чего, живем как обычно, координаты банка я сохраню, позже наведаемся. А пока собираем информацию, узнаем цели ЦРУ, и когда будет достаточно материалов, если нас раньше не прижучат, то можем попытать счастья у русских.

— Макс, это же предательство.

— Предательство кого, или чего?

— Предательство Америки.

— Мили, скажи, где сейчас наша Америка? Там сейчас выжженная земля, и неизвестно кто остался жив, нет ни правительства, нет ни государства. Ты сама видела, как ЦРУ добровольно пошли под крылышко Ротшильда. Так кто кого предал? Это они нас предали, и продали, потому что деваться нам некуда. Они без сожаления избавятся от нас, если мы косо на них посмотрим. Ты этого хочешь? Жить всё время в страхе за свою шкуру, сгибать спину перед денежным мешком. Думаю, эта тварь знала, о войне, и заранее приготовилась к ней. Возможно, и людей сохранила для создания нового мирового лидерства на остатках цивилизации. Я не хочу умирать за них, на радиоактивных полях. А ты?

— Наверное, ты прав Макс, но мне всё ещё с трудом верится в такое.

— А вот и проверим, завтра пойду к полковнику, а сейчас давай отдыхать, у нас есть ещё одна ночь.

В эту ночь они действительно отдыхали, утром позавтракали, не выходя из комнаты, Милена надела платье, в котором пришла, и Макс проводил её до двери. На пороге они сыграли роль первооткрывателей сексуальных удовольствии, будто не могут распрощаться, в итоге Макс оторвал девушку от себя и шепнул ей:

— Мили, не переигрывай, вечером после смены жду.

— Поняла, — ответила Милена и поцеловав его ещё раз, с довольной улыбкой пошла к себе в секцию. Макс стоял у открытой двери и провожал её взглядом. Мимо проходили два рейнджера, Лейтенант и сержант. Лейтенант подмигнул глазом Максу, и как бы спрашивая, (хороша ли девушка?) показал жест Оу Кей. Макс одобрительно кивнул и в ответ тоже показал этот жест, подтверждая, что он доволен.

В принципе они этого и добивались. Им было нужно, чтобы по бункеру пошли разговоры, об их совместном времяпровождении.

Макс вернулся в комнату надел военную форму и направился в кабинет полковника.

Полковник МакГилл сидел в приемной своего кабинета и листал старый потасканный журнал. О,Райли изумленно уставился на него, не зная что сказать. Но МакГилл усмехнулся и сказал:

— Присаживайся капитан, там у меня порядок наводят, ищейки ЦРУ, только что ищут, я пока не знаю, меня пока даже в свой кабинет не пустили.

— Всё так серьёзно полковник?

— Да Макс, считай это началом, пока у них нет оснований меня отстранять, но они обязательно, что нибудь найдут или придумают. А у тебя как проходят выходные?

— Обо мне полковник нечего беспокоится, я провел прекрасную ночь с девушкой и похоже мы оба не против продолжить отношения.

— Я рад за тебя Макс, отдыхай у тебя ещё два дня. От меня что-то надо? — и он указал глазами на Ди Ди. Макс понял намек и произнес:

— Я хотел поговорить с вами как сын с отцом, мне нужен совет и одобрение, но это не для дамских ушек. — и Макс повернулся к Ди Ди как бы извиняясь.

Та глянула на них с полковником и фыркнула: — Мужланы. — было ясно, что она навострила уши, что бы вникнуть в разговор, но не судьба, при ней говорить ни кто не собирался.

Открылась дверь в кабинет и из нее выглянул тип в штатском, по фамилии Говард, он тяжело дышал и морда была красная как после первого загара.

— Полковник МакГилл, заходите, пожалуйся. Капитан О,Райли, как хорошо что вы пришли, пройдите тоже в кабинет. Макс пожал плечами и встал следом за полковником.

В кабинете был полный бедлам, разбросаны по полу бумаги, шкафы сдвинуты с места, даже ковровое покрытие было поднято. «Интересно, что они искали» — подумал Макс. Ещё двое в штатском перебирали папки в шкафах, а за столом в кресло полковника восседал их старший и листал какие — то документы.

Полковник прошел к «Т» — образному столу и сел на один из стульев, потом повернулся к их главному агенту и спросил:

— Надеюсь, Доусон, вы нашли то, что искали?

— Пока нет полковник, но мои люди сейчас обыскивают ваш жилой модуль, думаю, им повезет больше.

— Стоп, господа, — вмешался Макс, — а о чем собственно идет речь?

— Видите ли капитан, — ответил Мак Гилл, — Доусон и его подчиненные ищут документы по проекту в котором участвуете вы, они предполагают, что я, поддерживаю связи с противником и отправляю копии изысканий кому-то ещё.

— Не иронизируйте полковник! — рявкнул Доусон с мордой бультерьера. — Нам достоверно известно, что вы отправляли своих людей на базу Хорвайлер с помощью портала.

— Так это всем, кто имеет доступ, известно. Мне было указание, кстати, от вашего начальства, провести разведку условий жизни на той базе. Все материалы я передал лично директору отделения ЦРУ. Или вы не в курсе этих событий?

Но Доусон не обратил внимания на выпады полковника, а лишь перевел взгляд на Макса и спросил:

— Капитан, вы можете рассказать подробности вашего похода в Хорвайлер?

Макс глянул на полковника, тот сидел, как ни в чем не бывало, и лишь одобрительно кивнул головой.

— А что вас интересует, агент?

— Я старший агент, и мне интересно всё.

— С чего начать?

— Не валяйте дурака О,Райли, начните с самого начала.

— С самого самого?

— Прекратите ерничать капитан!

— Хорошо, только не пойму к чему всё это. Два дня назад меня вызвал полковник, сказал что поступила команда сверху разведать состояние базы под Кёльном. Я поинтересовался каким способом туда ехать. Полковник сказал, что с помощью портала, и что даст мне двух морпехов в сопровождение. Поскольку точных координат я не знал, то порт открылся рядом с каким-то поселком, мы взяли там транспорт, нас попытались атаковать но мы ушли. Прибыли на базу, где нас обезоружили, потом предоставили связь и проверили наши полномочия. Когда полковник подтвердил, нас провели по базе, накормили и показали хозяйство. Вот собственно и всё.

— А как вы возвращались обратно?

— Да также с помощью портала.

— А вот свидетели утверждают, что вы взяли там броневик и уехали на нем, где эта машина?

— Ах это, ну да, правильно, мы же не должны были показывать что имеем технологию перехода в пространстве, по этому и попросили бронемашину. Выехали с базы на ней, и в одном из городков загнали её в пустующий гараж, а потом ушли через портал.

— В каком городке?

— А черт его знает, там немецкие названия, не выговоришь, да мне и бойцам все равно было, мы искали место, где поставить машину и всё.

— А координаты этого места есть?

— На что вы намекаете?

— Я пока не намекаю, а спрашиваю напрямую. Есть координаты того места, где вы оставили машину?

— Были, но я как и положено по инструкции, стер все данные портала о месте пребывания.

— Это по какой инструкции? Что-то я не припоминаю.

— А по прямой инструкции обращения с порталом, вы-то в проекте недавно и могли не знать, что порт не может долго хранить данные. И после перехода надо очищать его память. А то может случится беда, после введения новых координат. И когда будете переходить, одна ваша часть отправится в место с новыми данными, а вторая с сохранившимися. — Нагло соврал Максвелл.

— Это правда? — обратился Доусон к красномордому.

— Не знаю шеф, О, Райли провел с русской много времени, узнавая об особенностях портала, но в аудиозаписях об этом, ни чего нет.

— Меньше спать надо на работе, — ехидно заметил Макс, — вы вон, даже проморгали время передачи порта. Я думал, меня подстрахуют, и кто-то придет и возьмет его. Или вы не хотели рисковать? И специально подтолкнули меня к этому? Правильно, я вас понимаю? Если бы меня шибануло током, то насмерть, вот вы и решили не подставлять своих людей. А теперь локти кусаете, потому что портал не у вас?

— Достаточно капитан, вы свободны.

— А я ни куда не тороплюсь, господин старший агент, я пришел к своему непосредственному начальнику, и если не ошибаюсь, то это его кабинет.

— Не нарывайтесь О,Райли иначе…

— Иначе что? — окончательно решил оборзеть Макс, ему страсть как надоела эта комедия. — Вы меня пристрелите? Или может, закроете в клетке? А не боитесь остаться с носом? И без портала, и без того, кто умеет с ним обращаться.

— Ты не посмеешь гаденыш. — сорвался Доусон, — я лично тебе ноги вырву. Выведете этого наглеца из кабинета.

Двое агентов оторвались от своих «дел» и нависли над Максом. Один попытался взять его за ворот, что бы поднять со стула. Напрасно он решил продемонстрировать свое превосходство, протянутая рука как-то неожиданно вывернулась и хрустнула в локтевом суставе, агент ойкнул и со всего размаха ударился лицом об крепкий, дубовый стол. Второй агент, как-то неожиданно споткнулся, и уже падая на ковролин ещё в полете получил стулом по затылку. Макс же спокойно развернулся и направился к выходу. За спиной раздался щелчок передергиваемого затвора. И Доусон прокричал:

— Отставить Ренди, опусти оружие!

Макс чуть задержался у выхода и обернулся через плечо. Агент Ренди с перекошенным от злобы лицом, медленно, с неохотой опускал пистолет. А побитые Максом агенты ещё не пришли в себя. Лицо Доусона было откровенно испуганное и только полковник МакГилл одобрительно смотрел на своего подчиненного, выражая солидарность с Максом.

Выйдя из кабинета начальника, Макс не стал терять времени, и пошел искать Джексона и Ланса, надо было предупредить этих парней о грозящих неприятностях, если конечно их ещё не взяли в оборот. Ему повезло, друзей он нашел в бильярдной, те гоняли шары, играли в восьмерку и попивали пиво. Макс поздоровался с парнями, и рассказал суть происходящего, объяснил, что можно говорить, а чего не стоит, если их будут допрашивать. Потом они решили, что напарники всегда ложны, быть вместе и не терять друг друга из вида.

— И ещё парни, у вас есть Уоки Токи?

— Есть, — ответил Джексон.

— Теперь носите их всегда с собой, частоту вы знаете. Соберите тревожные сумки с самым необходимым, и будьте готовы покинуть бункер. Место сбора ярус номер три, в бывшей кухне. Там три выхода и узкие коридоры, их легко контролировать. Выход на второй ярус закрыт и от туда навряд ли кто придет, а вот для ухода он нам подходит. Так что если что-то случится, его держите и контролируете другие два. И лучше заранее принести туда наши грузы, которые вам приказал приготовить полковник.

— И куда мы уйдем капитан? — спросил Ланс.

— Парни, честное слово не знаю, куда полковник, туда и мы, связи и план у него в голове. В общем, мы в равном положении, теперь вы знаете столько сколько и я. А тепеорь не тяните резину, займитесь делами прямо сейчас, пока к вам не пришли агенты.

На этом он простился с подчиненными и пошел обратно к полковнику, им ведь так и не удалось обменяться информацией. Максвелл понимал, что нажил себе смертельных врагов, теперь к компании Саймонов прибавились и эти агенты. Но он знал, что пока не придет приказ они ни чего с ним не сделают. Но если перед ними будет выбор, то его скорее убьют, чем отдадут портал в другие руки. А поскольку они могут посчитать что он — Макс, вышел из-под контроля, то после разговора с их начальством может случиться всякое. Теперь Максу придется смотреть на все 360 градусов, что бы не получить удар из укромного местечка.

Когда он вернулся к полковнику, агенты уже ушли, адъютант Ди Ди, исчезла тоже. Макс открыл дверь в кабинет, полковник как всегда сидел в своем кресле, за столом, на котором стояла початая бутылка с бренди и толстостенный стакан, на палец заполненный золотистой жидкостью.

— Проходи Макс, тебе налить?

— Не откажусь сэр.

— Пол, для тебя сынок, я Пол.

Макс подсел поближе, а полковник взял ещё один стакан и плеснул в него бренди.

— Держи сынок, давай выпьем на удачу, она теперь нам понадобится. — И полковник, подняв свой стакан, сделал смачный глоток. Макс тоже пригубил напиток и сел поудобней. МакГилл достал из кармана глушилку, включил этот прибор и поставил между ними.

— Я так понял Макс, у тебя срочные новости, — скорее утвердительно, чем вопрошающе сказал полковник.

— Да Пол, начну по порядку, Милена теперь с нами, и в экстренном случаи это надо учитывать. Она мне поведала интересную вещь, оказывается первыми с нами на связь вышли британцы. И это не армия, а частники. Вам что нибудь говорит фамилия Ротшильд?

— Денежный мешок, такой же как Рокфеллер.

— Но это не самое главное, ЦРУ у него в подчинении и думаю, есть собственная армия с техникой и хорошо обеспеченная. Осмелюсь предположить, Ротшильды знали о войне и скорей всего организовали её. Ведь ходило много слухов об их вражде с Рокфеллерами и о переделе мира, который они задумали. Но перед самым кризисом они быстро помирились и пришли к соглашению. Не знаю, возможно, они и действовали сообща в этом кошмаре. Не исключаю, что и на нашем континенте остались частные подразделения под командованием влиятельных людей.

— Постой сынок, давай не будем гадать, мне вот что интересно, Милена поможет нам с информацией?

— Да полковник, я собственно за этим и пришел, мне нужны жучки для прослушки. Скандал сегодняшний я затеял, что бы вынудить их пойти на связь с Ротшильдом. Они готовы были меня убить, но без указки сверху боятся. Теперь же им придется ставить вопрос ребром.

— Я понял тебя Макс, есть у меня кое-что новенькое, включается дистанционно. Если будут перед сеансом проверять, то в пассивном режиме этих «жуков» не обнаружат. Держи, — и полковник снял из-за лацкана своего мундира два маленьких кругляша черного цвета, размером с таблетку «Ибупрофена».

— Пол? Вы что, делали запись в кабинете, пока агенты нас допрашивали?

— А ты как думал, конечно делал, они же были уверены, что только их «жучки» работают. Агенты и кабинет перевернули, ища посторонние средства прослушки. Но ни чего не нашли и были уверены в своей безнаказанности. И приперлись они сюда, чтобы выяснить, почему часть разговора о вашем походе отсутствует, это тогда, когда я вот этот приборчик включил. Но ладно, передашь «букашек» лейтенанту О,Хараа и отдашь вот этот пульт, он сразу работает с обоими микрофонами. Поставит «жучки» и пусть не активирует, а включает тогда, когда всё проверят и выйдут на связь. Так у нас будет шанс дольше продержаться и выудить нужную информацию.

— Спасибо Пол, и ещё, я дал парням команду быть готовыми покинуть бункер, и место сбора назначил, если примут экстренный сигнал. Вам тоже надо знать, собираемся на третьем не жилом уровне в бывшей кухне. Полковник, и держите рацию под рукой, частота наша, которой мы пользовались в Афганистане.

— Хорошо Макс, а теперь иди, и будь осторожен.

Макс встал и простился с командиром, теперь он должен был встретится в столовой с Миленой, что бы передать ей «игрушки».

Глава 7

Наверх выбрались осторожно, чтобы не наделать шума. Андрей достал из футляра бинокль и прокрался к южному окну. В дальнем конце поселка шло не понятное движение и чтобы рассмотреть, Андрей стал наблюдать.

Картина была футуристическая, по обеим сторонам улицы двигались вооруженные люди, а это были действительно люди хоть и выглядели совершенно не по человечески, скорее больше походили на роботов. Андрей вспомнил одну из программ показанную по ТВ в их времени, где говорилось об экипировке будущего, там как раз упоминались экзоскелеты. Вот и возникли ассоциации, что те бойцы именно люди, но закованные в механическую броню по типу экзоскелета. Действовали бойцы очень грамотно двумя группами, одна группа занимала позицию, рядом зависал аппарат, такой же как сбили Андрей с Вячеславом и контролировал пространство прикрывая людей. А вторая группа выдвигалась на зачистку очередного дома. Вот так они и прочесывали поселок, и времени, когда они прибудут на зачистку этого дома оставалось минут тридцать.

— Вась, парни говорили, что две машины в воздухе, я что-то не вижу второго «Стража», где он?

— Не знаю, завис где-то, скорей всего выше, и контролирует всю территорию, они всегда так делают. Если тот аппарат заметит движение, он сообщает охотникам, а те прекращают зачистку и начинают отлавливать предполагаемого противника.

— Слышь, а зачем они ловят людей? — спросил Слава.

— А я почем знаю, увозят их куда-то, а что с ними делают, ни кто не знает, потому что назад ещё ни один человек не вернулся.

— Василий, у вас во дворе при входе в дом навес, если я выйду туда, меня сверху не заметят? — как бы утвердительно задал вопрос Андрей.

— Ну если он движение не засечет, то не среагирует, а эти, — он мотнул головой в сторону солдат, — ещё далеко и забор у нас с той стороны.

— Вот и отлично, нам надо выследить тот аппарат, иначе он нам обгадит всю малину. Ты давай предупреди своих, что как только «Страж» грохнется, пусть будут готовы к бою.

Уверен, все бронированные не ринутся к машине, а пошлют разведку, думаю, человек пять. Вот их и прижучим по-тихому. Вы с ними сталкивались?

— Да было дело раз в низине, мы ходили на охоту и наткнулись на их дозор. Постреляли долго, но завалили только одного, ружья с картечью их не берут, а вот из арбалета попали между шлемом и защитой, прямо в шею, сбоку. — он показал куда на себе. — В общем, перебили ему позвонок, загнулся сразу. Потом мы еле ушли, пришлось забираться в горы, потому, что прилетел «Страдник», прятались за скалами и валунами, но он нас выслеживал. А когда укрылись под карнизом, он повисел минут двадцать и ушел. Потерял значит.

— Ага, понятно, у них тепловизоры есть, это плохо. Выходит аппараты круглосуточные. Думаю под вашим навесом, он нас не сразу заметит. Рискнуть стоит, главное, что бы его раньше, чем он нас увидеть. — сказав это Андрей стал менять настройки винтовки, увеличил дальность, поставил новый аккумулятор и повесил оптику, режим оставил автоматический.

— Слава, прикрывай. Я пошел, в случай чего, этим в броне стреляй в голову, это самое слабое место, даже если не убьешь, контузию получат точно.

Андрей открыл засов и вышел на импровизированную веранду. С неба его прикрывала не очень плотная, со щелями крыша. Андрей увидел старый сундук, и решили использовать его в качестве постамента. Придвинул его, к самой длинной щели в потолке и взобрался на него. Он слышал гул мотора в небе, но на фоне серого неба не сразу рассмотрел летающую машину. Ему повезло, аппарат висел над рекой и был повернут мордой в сторону леса. Просунув ствол винтовки в расщелину на потолке, Андрей прицелился. Аппарат начал разворачиваться и подставил борт. В это время Анрей нажал на спуск. Короткая очередь из трех выстрелов плазмы ушла в нужном направлении. Аппарат вспучился и взорвался облаком пламени и градом крупных осколков, которые разлетевшись, стали падать на землю. Спрыгнув с сундука, Беляев влетел в дом и запер дверь. Подскочил к окну, отобрав у Вячеслава бинокль, и уставился на людей в броне.

Бойцы рассыпались по двору одного из домов, занимая выгодные позиции. Второй аппарат развернулся и начал движение зигзагами над поселком, постепенно перемещаясь к месту падения собрата.

В доме, где скрывались наши герои, воцарилась гробовая тишина. Все в ожидании чего-то затаили дыхание. Андрей продолжал наблюдать, ожидая подтверждения своих догадок. И они подтвердились, когда летающая машина удалилась на приличное расстояние от дома где засели «охотники», отделились четыре человека, и передвигаясь парами, прикрывая друг друга стали двигаться по улице, к повороту в сторону реки.

— Отлично, — сказал Андрей, — Вася, у твоего соседа напротив, огород ведь до самой реки?

— Да, а что?

— У него есть ход под землей к реке?

— Есть и не один, мы все их капали.

— Отлично, пришло время устроить засаду, веди нас к соседу и быстро.

— Борис, останешься наблюдать, — сказал Василий, — а мы к соседу, в драку не ввязывайся, в случай чего уходи вниз.

Парни снова нырнули в погребок, где открывался проход в тоннель, и со всей возможной скоростью последовали за хозяином. Переход занял по времени минут пять, потому что строили его не прямо, а с поворотами градусов в 60, и к тому же с дверьми переборками. Потрудились люди на славу.

На выходе из люка в доме соседа их встретил Федор, и сразу кинулся с вопросами. Но Василий умерил его пыл, сказав:

— Федя, Ваня идете со мной, Юра останься и веди наблюдение.

— Что случилось? — спросил рыжий мужичек, которого Василий назвал Юрой.

— Наши друзья сбили стражника, а сейчас мы хотим добить второго рядом с место падения.

— Что? Правда, сбили? — изумленно спросил Юрий.

— Юра, всё потом, нам надо бежать, что бы успеть устроить засаду. — сказав это, Василий добавил, — Идемте мужики, время поджимает.

Парни вновь спустились в подземелье, но уже пошли в другом направлении. Коридор вывел их в небольшую комнатушку, в которой были ещё две двери. Василий остановился и спросил:

— Нам нужно к самой реке или лучше остаться в огороде?

— Идем к реке, — сказал Андрей. — Нам надо найти место, куда рухнул аппарат.

— Тогда нам сюда, — указав на дверь справа, проговорил Фёдор.

— Нет, Федя, вы с Ванькой пойдете туда, — он указал на другую дверь, — и будете наблюдать за охотниками, только не высовываетесь раньше времени. А как мы начнем, ударите им сверху берега в спину, и зарядите ружья пулями, дробь им нипочем.

Выход из тоннеля оказался прямо в крутом берегу реки. Где она делала не большой поворот, противоположная сторона реки была пологой усеянная мелкими камнями и галькой. Вход в подземный проход был скрыт за большими камнями и нависал прямо над водой. С другого берега он был незаметен, но и был не пригоден для засады. Отступать в случаи атаки было некуда, или только в тоннель или в воду. Оба варианта не подходили, если уходить в тоннель, то значит раскрыть свое пребывание и тогда всем кто здесь живет, придется худо. Если нырять в воду, то тоже долго не протянешь. Вода с гор ледяная и долго в ней не продержаться. Но зато отсюда было видно противоположный берег, и место где упал беспилотный вертолет, было как на ладони. Пока Андрей раздумывал что делать, приблизился гул моторов. Хот сам аппарат ещё не попал в поле зрения, но уже было ясно, что он очень близко.

— Вась? — обратился Андрей, — А отсюда можно подняться наверх берега?

— Можно, вон там слева тропка, она выводит в промоину, по которой можно подняться наверх.

— Хорошо, вдвоем там можно укрыться?

— Да, пожалуй.

— Тогда идите туда с Вячеславом, засядьте там и накройтесь чем нибудь. Чтобы вас сверху не засек «страж». Я останусь здесь, и как только он попадет ко мне в поле зрения, собью его. Вы сразу взберетесь наверх и заляжете там, охотники идут попарно, первых надо подпустить к берегу, чтоб они видели, куда упали машины. А потом гасите их, я тоже подоспею. У вас карабины, думаю они такого не ждут, и будем надеется, что они их броню смогут повредить.

— Анрюх, на этот раз стреляй одиночкой, и не в корпус, а в движки. — сказал Слава.

— Зачем?

— Я хочу, чтобы хоть одна машина рухнув на землю, уцелела, надо узнать её возможности. Прошлый раз ты попал в боекомплект и её разорвало. Вот этот, что валяется на том берегу, тоже взорвался изнутри. Так что я на тебя надеюсь, нам надо знать о противнике как можно больше.

— Понял тебя Слава, понял. Сделаю всё возможное.

— Постарайся, — сказал Сорокин и обратился к Василию. — Ну что, пошли?

Гул стал совсем близок, и им надо было спешить, да ещё и остаться незаметными.

Парни ушли под нависающим берегом, а Андрей остался на месте, укрытый входом в тоннель. Он знал, что тот кто управляет аппаратом обязательно захочет рассмотреть что стало с другой машиной и зависнет совсем рядом. И вот над берегом скользнула тень и мощные винты подняли пыль и заиграли рябью на воде. Аппарат завис над местом крушения, и медленно разворачиваясь, вокруг своей оси, осматривал местность вокруг.

Беляев не стал тянуть резину и приложившись к винтовке взглянул в прицел. Расстояние было не большое, машина отчетливо просматривалась в оптику. А когда беспилотник развернулся носом к Андрею, он навел маркер прицела на гондолу с двигателем. Винтовка прошипела выпустив шарик смертоносной энергии и от двигателя аппарата оторвало большой кусок раскаленного и искрящегося металла. Лопасти винта перекосились и ударили в стойку крепления гондолы. Это всё произошло в долю секунды, но для Андрея, выглядело как ролик замедленной съемки. Он машинально перевел прицел на второй движок и почти навскидку выстрелил. Не попал, потому, что машина резко накренилась на левый борт, в сторону подбитого двигателя и пошла боком к земле. Чиркнув об огромный валун, она перевернулась и лопастями второго винта пропахала по прибрежным камням. Лопасти разлетелись как спички, машину тряхнуло, и она перевернулась ещё раз, двигатель соскочил с крепления и улетел в русло реки. Сделав ещё пол оборота, аппарат ударился о валун и застыл в положении кверху брюхом. Андрей не стал дожидаться последствий и подхватив винтовку, помчался к Вячеславу и Василию, найдя промоину он свернул в нее. Парни сидели среди нависающей травы, и сквозь нее выглядывали. — Что там? — спросил Андрей. — Охотники остановились, не идут дальше, — ответил Вячеслав, — похоже запрашивают подмогу. — Черт, черт, черт, — выругался Андрей, — нам надо их гасить, иначе придется плохо. Славка, с твоего места хорошо видно? — Не очень, вижу только троих. — Спускайся, я их плазмой сожгу. Они поменялись местами с Андреем и он положив винтовку на упор, через оптику начал взглядывать противника. Действительно, трое из них хоть и скрывались за различными препятствиями, были видны четко, а вот четвертого он нашел случайно. Тот выглянул из-за дома и снова скрылся за углом. «С него и начнем» — решил Андрей. Судя по тому как он появился, стоял он прислонившись к стене спиной, значил, плазмомет мог его вполне зацепить прожигая кирпичную стену. Тем более преимущество было на стороне Андрея, винтовка стреляла практически бесшумно. Андрей навел маркер на угол дома, подумал и переключил дистанцию на винтовке на максимум, в надежде, что сгусток плазмы не взорвется раньше времени и прожжет стены дома, зацепив бронированного бойца. Андрей ещё раз осмотрел позиции охотников, и проверил возможность быстрого перевода огня на каждого. Потом вернул прицел на соседний дом где скрывался боец и выстрелил. Что происходило дальше, Анрней смотреть не стал, сразу перевел прицел на следующую цель и снова нажал на спуск. По ощущениям время прошло не меньше минуты, но на самом деле всё длилось доли секунды. Потом ещё пара выстрелов и казалось бы всё закончилось, но. Андрей скомандовал: — Слава, Вася, проверьте, что с разведчиками? Я вас прикрою. Мужики, вылезли на берег и пригнувшись направились к месту бойни. Троих которые были на виду, Андрей снял четко, а вот того который скрывался за домом, зацепило слегка. И он увидев приближающегося противника открыл огонь. Вячеслава и Василия спасло то, что двигались они перебежками по очереди, и охотник был ранен, он не смог адекватно переносить огонь, с одного на другого и запаздывал в этом действии. Андрей снова выругался, как они не старались, шума избежать не удалось, теперь основная группа насторожится и займет оборону, дожидаясь подкрепления. Сколько понадобится времени, для высадки нового десанта Андрей не знал, и теперь надо было действовать по обстоятельствам. Он выполз из промоины и стал отползать ближе к дому Юрия, чтобы обогнуть место лежки раненного. С ним разберутся Вячеслав и Василий, а вот если основные силы выдвинутся сюда, ему придется сдерживать их. В пылу горячки боя, Андрей забыл о связи со Славой, и вспомнил только когда тот вышел на связь, доложив, что с последним охотником покончено. — Понял тебя Слава, — ответил Андрей, — забирайте Федора и Ивана и двигаетесь вдоль реки к месту, где засели «охотники». Я постараюсь проредить их, Потом все вместе атакуем, пока не пришло подкрепление. — Понял тебя, выдвигаемся, — ответил Вячеслав. А Андрей начал искать позицию, для стрельбы. Ему пришлось проползти ещё метров пятьдесят, прежде чем он нашел подходящую позицию. Это бы бугорок в огороде какого-то дома. Андрей не стал выползать на верхушку, чтобы не демаскировать себя и позицию, а сместился влево к смородинному кусту. Сквозь него он устроил винтовку и взял бинокль. Враг притаился и не высовывался, определить их позиции было не возможно, тогда Андрей вышел на связь с Вячеславом. — Слава, вы где? — Пока ещё в русле, до нужного огорода ещё не добрались. — Слав, можете пошуметь, эти гады затаились, постреляй в воздух из «Сайги», сымитируйте бой. — Понял, сейчас сделаем. Спустя минуту, метрах в трехстах возле реки началась стрельба. Андрей сразу припал к прицелу. «Ага, вот и началась движуха,» — подумал Беляев. Несколько солдат противника, обнаружили свои позиции, стараясь выглянуть и посмотреть, что происходит возле реки. Андрей мысленно отметил места лежки, и начал методично отстреливать «охотников». Не понимая, что происходит, закованные в броню солдаты стали менять позиции, тем самым сыграв на руку Андрею. И он продолжил уничтожение противника. Спустя семь минут на связь вышел Вячеслав. — Андрей! М ы на месте, противника не видим. Как обстановка? — Зачистил сколько смог, но будьте осторожны. Проверьте этот двор, я контролирую в оптику. — Принял, разбиваемся на пары, и идем на зачистку, мы от тебя часа на два. Видешь? — Нет, пока не вижу, мешает лодочный сарай. Как появишься из за него маякни. — Принял. Прошло ещё несколько минуть и из-за длинного сарая, уходящего прямо к реке, выглянул Вячеслав, поднял и опустил руку, показывая, что он на месте. Андрей перевел оптику далее по ходу движения парней, и ни чего особенного не заметил. Включил связь и сказал: — Выдвигайтесь, я крою, пока движений нет. — Принял, — отозвался Славка. И от сарая отделились две фигуры, пробежав метров десять, залегли в густой траве. Андрей контролировал пространство, переводя прицел со своих друзей на предполагаемое место засады. И тут он почувствовал, упершийся в затылок ствол. А тихий голос прошипел «Тсс, Тсс, Тсс.»

Андрей выпустил винтовку, и хотел повернуться, чтобы рассмотреть своего пленителя. Но человек ещё сильней упер ему ствол в затылок и проговорил с жутким акцентом.

— Лешьять, не двигатьсья. действуя автоматически схватил винтовку и перекатился влево перевернувшись на спину, чтобы видеть противника. Картина открылась совсем неожиданная, метрах в семи стоял Юрий с двустволкой и спешно перезаряжал её, но у него не получалось, тряска от адреналина не позволила открыть затвор. А рядом с лёжкой Андрея, выронив оружие, лежали двое бронированных бойцов. Юрий схватил винтовку одного из оглушенных и подошел что бы выстрелить в упор.

— Юра, не спеши! — крикнул Андрей, — Давай их выковыряем из брони и свяжем, они много интересного могут рассказать.

— Как хочешь, мне эти твари не нужны, лучше добить их.

— Не надо, держи пока на прицеле, — сказал Андрей и включил связь, — Слава, что у вас?

— Мы пока нормально, противник не показывается, выжидают гады, или подкрепу ждут.

— Понял, будьте внимательны, я пока тут с двоими разберусь. — сказав это Андрей подошел к своему пленитею, присел рядом на корточки и стал расстегивать шлем сферу.

Ружейная пуля шлем не пробила, но капитально контузила бойца, так что он лежал в бессознательном состоянии.

— Юр, забери их оружие, не дай бог очнуться, тогда нам несдобровать.

Беляев стал внимательно рассматривать костюм бойца, и оценил его качество. Это был экзоскелет с внешним бронированием, и слабым местом костюма была голова его носителя. Для обычного огнестрельного оружия, он был не пробиваем, если конечно нет бронебойных патронов, ну и для его плазменной винтовки он был как фанера. Андрей осмотрел замки костюма, и стал их открывать. Когда он освободил торс и руки бойца, тот стал приходить в себя. Недолго думая, Андрюха зарядил ему в челюсть, и снова отправил противника в прострацию.

— Юра, что рот раскрыл, выковыривай второго из брони, пока он не очухался. И ружье перезаряди, мало ли что.

Юрий помялся и открыл двустволку, экстрактор как у спортивного ружья выкинул гильзы из ствола, он быстро вставил два новых патрона, и занялся вторым «экзоскелетчиком». Андрей отсоединил датчики от бойца, запомнив место их присоединения, и занялся застежками на ногах. Когда он выволок бойца из брони, спросил у Юрия кожаный темляк висевший у того на поясе. И этим темляком связал пленнику руки за спиной. Время текло очень быстро, и Андрей кинулся помогать Юре. У него в голове родился безумный план. Когда второй боец был вызволен из брони и связан, Андрей скомандовал бородачу лезть в один из зкзоскелетов. Юрий сопротивлялся его пугала эта машина, но Андрей настоял. В итоге, присоединив все датчики, они облачили Юрия в броню.

— А теперь вставай и возьми ихний автомат. Охраняй меня, пока я не переоденусь в броню. — сказал Беляв и связался на короткой с Вячеславом.

— Слава, что у вас?

— Лежим, наблюдаем, противник рассредоточился и не высовывается, похоже на засаду.

— Так и лежите, не показывайте себя, мы захватили двоих и переодеваемся в их одежку, так что если увидите двоих в броне, огонь не открывайте.

— Что ты задумал?

— Хочу сам к ним прийти в тыл, всё, конец связи.

Андрей улегся в костюм, он был ростом выше противника, но стоило ему надавить ногами на платформу подошв стальных ботинок, как сервоприводы удлинили голень и бедро по размеру Андрея. «Во как, лихо задумано, можно подогнать под любой рост» — подумал Беляев и стал присоединять датчики к голове. Потом застегнул грудную пластину, и занялся руками. Костюм опять пожужжал приводами, подгоняя себя под Андрея. Оставалось только просунуть руки в перчатки и одеть шлем. Как только шлем был водружен на голову, сразу включилась связь, и в наушнике зазвучала английская речь.

— Дельта, Браво, ответьте. Дельта, Браво это Мэй Дэй, ответьте.

Андрей отвечать не спешил, он растормошил одного из пленников, снял шлем и глядя ему в глаза спросил.

— Ты кто?

— Рядовой первого класса армии объединенной Европы, Якобс.

— Национальность!

— Бельгиец.

— А второй кто по национальности?

— Чех.

— И много вас таких?

— Не понял вопроса, — ответил пленник.

— Забудь. — Анрей понял, что его английский с русским акцентом, ни кто не заметит, так как там сборная солянка со всей Европы, они сами язык толком не знают. Он надел шлем и ответил, на ломаном английском.

— Мэй Дэй, это Дельта, Браво. У нас всё в норме.

— Вы у нас исчезли с интерфейсов, где вы были.

— Заходили в один из домов, откуда нас обстреляли, там внутри, клетка Фарадея. Наверное, наш сигнал экранировался.

— Дельта, Браво, доложите обстановку.

— Докладываю Мэй Дэй, двоих уничтожили, осматриваем двор, пока ни кого не обнаружили.

— Что с птичками?

— Птички сбиты, чем, не знаем. Подойти не решились, думаем там засада.

— Возвращайтесь Дельта, Браво. Я вызвал ещё пару птах, как прибудут продолжим зачистку.

— Понял Мэй Дэй, возвращаемся.

Андрей поднял винтовку пленника и осмотрел, это был длинноствольный швейцарский SIG Sauer 750, он отстегнул магазин, осмотрел боеприпасы, это были стандартные патроны НАТО, но мощные, калибром 7.62. Это и понятно, с экзоскелетом нет разницы в массе боеприпаса, можно взять с запасом любой калибр, и напрягать не будет.

Андрей снял шлем, и жестами Юре показал, чтобы и он так сделал. Юрий понял и снял сферу с головы.

— И так Юра, сейчас мы устроим им диверсию, ты по-английски понимаешь?

— Нет, языкам не обучен, если только по-башкирски.

Тогда слушай внимательно, будут вызывать на связь молчи, отвечу я, сейчас мы пойдем в лагерь врага, они засели где-то там, открываешь огонь только после того как начну я. Иностранным автоматом сможешь пользоваться?

— Ну не дурней паровоза, чай с детства с оружием, уже разобрался, что к чему.

— Вот и молодец, сейчас этих двоих отведем в дом, и там их свяжем ещё крепче. Потом пойдем к остальным врагам, нам надо их убить пока не прилетели ещё две воон таких машины, — и он указал пальцем в сторону реки. Все делай как я и смотри за моими жестами, тогда они нас не заподозрят. Ну всё, буди второго и повели их в хату.

Второй пленник очухался от жесткого пинка в бок, Юра думал что он пнул его слегка, но экзоскелет усилил движение и удар получился отменный, пленник вскрикнул от боли и согнулся на земле пополам. Руки прижать он не мог, они были связаны за спиной. Судя по гримасе боли, бородач сломал ему пару ребер. Тем временем Андрей разобрался в интерфейсе костюма, и переключил его на внешнее общение.

— Вставайте, — сказал он, двоим пленным, — и идите вон к тому дому. Не дергайтесь и останетесь живы.

Первый вскочил как оловянный солдатик, а вот второй, кривясь от боли еле поднялся и шатаясь побрел в указанном направлении. Пленных завели в дом и «отдали на попечение» кованым цепям, закрепив их к балкам перекрытия.

Анрей, снова включил связь с иностранцами и начал игру:

— Мэй Дей, это Дельта, Браво, мы нашли оружие, из которого сбили машины.

— Это Мэй Дэй, что за оружие.

— Не знаю, это что-то новое, похоже на винтовку, но боеприпасов нет, какие-то провода вокруг ствола и катушки. Похоже электромагнитное оружие.

— Понял Дельта, Браво, несите сюда.

— Выдвигаемся, конец связи. — и отключившись Андрей проговорил, — ну всё Юра, пошли, добьем этих гадов.

Выйдя из дома, они пошли по улице, не просто так, а как по вражеской территории, перебегали от укрытия к укрытию, по очереди, и двигались вперед к намеченной цели.

Свой плазмомет Андрей повесил на плечо, но так, чтобы его было удобно схватить и начать стрельбу, а в руках намеренно держал вражескую винтовку. Через пять домов по улице им навстречу выдвинулись двое, и заняли позиции прикрытия, как бы подстраховывая своих товарищей. Это Андрея порадовало, их приняли за своих. Ну ещё бы, в костюмах морду лица не видно, и двигались они правильно, почти как остальная группа зачистки.

Их пропустили внутрь периметра, и один из бойцов на таком же ломаном английском языке как у Андрея сказал, — идите в тот дом, майор хочет посмотреть, что за оружие вы нашли.

Анрей с Юрой направились в указанном направлении, при этом Беляев не забывал замечать позиции врага и их количество. Насчитал он двенадцать человек охранения, попарно расположившихся на позициях, ещё трое стояли сняв шлемы и курили, возле какого-то сарайчика, «и того пятнадцать» — подвел итог Беляев, «двое у нас в плену, семнадцать, посмотрим сколько внутри».

— А теперь Юра держись сзади и повторяй за мной, — тихо проговорил Андрюха перед входом в дом.

Распахнув дверь, Беляев шагнул внутрь дома, стекло шлема сразу изменило цвет для наибольшей адаптации глаза. И Андрей сразу разглядел четверых, один в шлеме стоял недалеко от двери, трое других без головных уборов, стояли возле старого деревянного стола посреди комнаты. Беляев, сделав шаг, остановился, козырнул, на манер героев американских боевиков, и громко обратился:

— Майор сэр?

— Что рядовой, а это Дельта. Ну, показывай, что вы принесли.

Андрей, намеренно передал ЗИГ караульному, что бы занять его руки и отвлечь внимание.

— На подержи — сунул он ему винтовку. Караульный слегка растерялся, но винтарь принял. Беляев, освободив руки, стал снимать плазмомет с плеча, незаметно перевел дальность стрельбы на минимум и, ухватив «винтовку» поудобней, открыл стрельбу, троих он поджарил мгновенно, но и им самим досталось. Если бы не экзоскелеты, сгорели бы к чертям собачьим. Караульного вырубил Юрий, ударив прикладом автомата в голову, сбил с него шлем и перевернув винтовку выстрелил ему в лоб. Теперь они вдвоем выскочили во двор, голося во все горло, Юра орал что-то неразборчивое, а Андрей на английском кричал:

— Командир и офицеры убиты, не понимаю что произошло.

Его крики, привлекли внимание, и солдаты стали бежать оказать помощь, это и было надо Андрею. На свежем воздухе он оттянулся от души, сжигая всех приближающихся из своего плазмомета. Кто-то успевал скрыться за углами строений, но это их не спасало, плазма прожигала все на своем пути и доставала укрывшихся. Изобретение физиков оказалось очень эффективным оружием, буквально через три минуты с гарнизоном было покончено. В живых осталось только трое, один из них без ног, которые отрезало плазмой, и двое вовремя подсуетились, бросив оружие и подняв лапки вверх.

Бородач Юра в запале снял шлем и от души пострелял во всё движущееся. А теперь на адреналине, он криво усмехнулся и зло так сказал:

— А может ну их на хрен этих пленников? Давай я их добью.

— Нет, Юра, не надо, их надо доставить в буккер к нашим воякам. Ты же знаешь дорогу туда?

— Знаю, но пешком их вести не хочу.

— Так мы же на машине.

— Ну, тогда пусть живут, — успокоился Юрий. — только сначала должны снять костюмы.

— Согласен, сказал Андрей, — и уже обратившись к пленным, скомандовал по-английски: — Раздевайтесь!

— Двое плененных, послушно, стали избавляться от экзоскелетов.

Двое пленных, послушно стали избавляться от экзоскелетов. Включив связь, Андрей позвал друзей:

— Слава, у нас всё чисто, можете выходить, нам нужна ваша помощь, только не начните стрелять по нам, мы с Юрой в экзоскелетах.

— Понял. Уже идем.

Через пару минут, ещё четыре человека присоединились к ним, Анрей сказал, что бы Вячеслав и Василий оделись в костюмы пленных. А Федор и Иваном, должны были начать распаковывать убитых, бронекостюмы были оплавлены в центре, но сервоприводы не пострадали, и это могло послужить отличной основой для новой брони.

Когда Беляев и Юра, помогли надеть костюмы на друзей, и те опробовали их, то все вместе стали убирать убитых в дома, и там уже снимать с них защиту. За этой работой как всегда неожиданно включилась связь, Андрей аж дернулся, и в наушнике шлема раздался голос на четком английском проговоривший:

— МэйДэй, это Равен Хилл, машины на подходе, обозначьте синим дымом ваше местоположение.

— Равен Хилл, это Мэй Дэй, — немедленно ответил Андрей, — принял, обозначаем себя.

Он кинулся в дом где разнес командование этой группы, и стал шарить по алюминиевым ящикам стоявшим там. Он правильно предположил, что они для боеприпасов, в одном из них нашел сигналки и дымовые шашки, выбрал пять штук с надписью «Blue Smoke» и выбежал во двор, запаливая их и раскидывая в разные стороны, как бы отмечая границы позиции. В наушнике вновь прошел сигнал вызова и раздался голос:

— МэйДэй, оставайтесь на месте, видим ваши дымы, к вам спустится десантный борт, а патрульные, прочешут район выше ваших позиций.

— Принял, Равен Хилл, остаёмся на позициях. — ответил Андрей, и скрылся под каким-то навесом. Он ждал штурмовые и десантные машины, подмога — это плохо, им не выстоять, если против них, ополчатся эти солдаты. И поэтому, он поступил благоразумно, пропустил штурмовиков, которые сделали пару кругов, над местом, где укрылись друзья, и полетели дальше, высматривая подозрительное движение. И только когда они удалились, показались ещё две машины похожие на летающие контейнеры. Теперь медлить было нельзя, если они приземлятся, то будет худо. Андрей сменил эдемент питания своей винтовки, на всякий случай, перевел её в автоматический режим, увеличил дальность на максимум и, как говорится, от бедра открыл стрельбу по летучим «чемоданам». Плазма, прожигая обшивку машин, вспучивалась внутри, убивая и сжигая всех, кто там находился. И машины в виде оплавленных, искрящихся ошметков падали вниз. Всё это действие проходило перед глазами Беляева, как в замедленной съемке. И не теряя ни миллисекунды времени Андрей перевёл огонь на штурмовиков, зарядов он не жалел и стрелял от дущи. Желание крушить и уничтожать пересилило все чувства. Первая машина взорвалась, как и та, которую они увидели в раньше. Второй аппарат, прожженный насквозь, очередью плазмы сверху вниз, разлетелся на две половины. И двумя горящими факелами рухнул на чей-то двор и дом, а потом взорвался туша собственное пламя и разнося хату в щепки. Фейерверк получился отменный, друзья Андрея, не удержались и тоже выскочили во двор, ахая и радуясь увиденному. Слава подошел к Беляеву и хлопнув ему по плечу экзоскелета произнес:

— Ну, ты и натворил дел, понимаешь ведь, что мужикам больше не жить здесь?

— Понимаю Славка, понимаю. Но посмотри на мужиков, они рады как дети, устали жить в страхе.

— Андрей нам это надо прекратить, времени на передышку, часа три не больше, пока эти вояки поймут, что к чему, пока подготовятся, а потом нанесут удар, и сотрут эту деревню как угрозу их безопасности.

— Да Слава, пора направить энергию бородачей в нужное русло и убираться отсюда. Ты беги к сбитым машинам, и осмотри ту которая почти цела, сам же ведь просил, оставить её как можно целее. Я побегу за нашим транспортом, загрузим в кузов уцелевшие части костюмов. Потом, скажем местным, в чем дело, надо сделать так, что бы они ушли в бункер резерва, под крыло военных.

— Хорошо Анрей, нам надо всё успеть за час, я побежал. — сказал Вячеслав и развернувшись направился к реке легкой трусцой, если бег в экзоскелете можно было так назвать.

Андрей прикрикнул на местную семейку, чтобы они ускорились со сбором трофеев, и направился за своей машиной. Через десять минут они уже вместе грузили, более-менее сохранившиеся бронекостюмы, и трофейное оружие с боеприпасами. Барахла оказалось достаточно, и машина была загружена почти под завязку. Бородачи, загрузились в кабину и «честная» компания поехала к дому Федора. Они опять заехали под навес, и хотели выгружать машину. Андрей их остановил.

— Парни, не спешите, трофеи наши общие, но без нас у вас этого не было бы. Понимаете?

Мужики недовольно кивнули и согласились с доводами Андрея.

— Так вот, делаем так, подбитые костюмы делим пополам, а вот из целых достанется вам только один.

— Это ещё почему? — возмутился Василий.

— Потому парни, что вы не военные и вам надо заботиться о семьях, а мне воевать. К тому же вам нельзя будет остаться здесь. И придется перебраться в бункер военных, а они наверняка решат пощипать ваши трофеи.

— А зачем нам идти в бункер Военных? — недоумевал Юрий.

— За тем мужики, что через пару часов, насколько я знаю НАТОвцев, здесь будет Ад. Они больше не будут церемониться с зачистками. И засыплют это место ракетами с напалмом, или фосфором.

— И что нам делать? — спросил Старший Федор.

— Всё просто, я видел ваши подземные буккеры и переходы, часть груза и целый костюм оставите здесь, в самом нижнем уровне, и загермитизируете его. Оружие тоже оставьте, не думаю, что у вояк нет своего, а вам они пригодится. У вас здесь будет схрон. Пока вы этим занимаетесь, ваши семьи должны собрать всё необходимое для жизни и быть готовыми к переходу.

— Они что, пойдут пешком? — спросил Иван.

— Нет, мы постараемся вас отвезти туда, но всякое может случиться. А теперь давайте выгружайте половину барахла себе, и спускайте его вниз.

— А винтовки все забирать? — поинтересовался Федор.

— Ребят не наглейте, — ответил Андрей, — возьмите на каждого по штуке, остальное оставьте нам.

— Ну а вам-то зачем, вы вон как вооружены, и плазменная пушка и Калашников.

— Во-первых, это не автомат, а охотничий карабин, который стреляет только одиночными, во-вторых, наш бункер не военный, там нет оружия, а защищаться скоро придется. И в-третьих, мы разведчики, и у нас ещё один человек, он пока на излечении, нам нужна автономная защита, поэтому я и забираю три костюма. И мне также надо вооружить людей, с одной плазменной винтовкой много не настреляешь, и везде не поспеешь. В общем, завязывайте делить добычу, берите только то, что вам нужно и по одному экземпляру на человека.

— Хорошо, мы всё поняли, — ответил Федя и начал распоряжаться. — Юра, бери винтовку и дуй к себе, скажи жене и сыну пусть собираются в бункер. Ваня бери один из костюмов и тащи вниз в комнату к детям, там устроим склад и скажи, что бы тоже все собирались. А остальные разгружаем половину груза и кладем пока здесь.

— Вот и правильно, пока вы будете перетаскивать, мы съездим и отвезем свою часть подальше, вверх по реке и выгрузим там. А потом вернемся сюда, заберем женщин и детей, с одним из вас, чтобы мог показать дорогу к бункеру. Остальным придется идти пешком. Мы постараемся как можно быстрее отвезти их туда, и вернемся за вами, перехватим, где нибудь на дороге и тоже отвезем к военным. Ну всё, думаю мы пришли к правильному решению.

— Ещё вопрос, что делать с тремя пленниками? — Спросил Вася.

— Думаю, одного заберем мы, а двоих придется отвезти к воякам, они наверняка захотят поговорить с ними. А пока, пусть связанные посидят в избе. И свяжите им ещё и ноги, чтобы дел не натворили.

В это время подошел Слава.

— Ну что? — Немедленно переключился на него Андрей.

— Плохо дело, потом расскажу.

— Потом так потом, Вась, а ты костюмчик пока снимай, а то забудем забрать.

Василий недовольно хмыкнул и стал расстегивать замки креплений. Прошло ещё несколько минут, половина груза была выгружена, Юрий прибежал на помощь и доложил, что его семья готова. В кузов машины закинули бронекостюм Василия и Андрей сказал:

— Теперь парни, тащите вниз всё, что выгрузили, оставьте наверху пару сломанных экзоскелетов, их отдадим воякам в качестве оплаты вашего содержания. Ну а мы, отъедем на полчасика, и выгрузим свою часть трофеев. Слава, поехали.

Они запрыгнули в машину и выехали из-под навеса. Слава поднял винтовку в люк и установил её на крепления, поворотного механизма. Андрей посигналил и врубил передачу, направляя машину обратно на дорогу, по которой они приехали сюда.

Андрей гнал машину, настолько, насколько позволяла дорога, и отсчитывал расстояние по тахометру. Они отъехали от поселка километров на десять и свернули от реки, в какой-то овражек.

— Слав как думаешь, подходящее местечко?

— Пожалуй, только разверни машину и заезжай задом, быстренько разгрузимся и обратно.

— Понял, держись крепче, сейчас разверну машину.

Загнав машину в овраг они не стали церемониться, только к винтовкам и боеприпасам отнеслись аккуратно, остальное же, просто спихнули вниз, открыв задний борт, своего небольшого кузова. Благо, что экзоскелеты, позволяли не церемониться с нагрузкой.

Когда всё было разгружено, Андрей прихватил один из шлемов в кабину. Слава поинтересовался зачем. И он ему ответил.

— Надо сделать вешку на дороге, чтобы не пропустить это место, когда будем возвращаться обратно. Ведь кто знает, в какое время поедем, может ночью придется ехать.

— Согласен, ну, поехали.

— Погнали. — ответил Андрей и они сели в машину. Выехав на дорогу, Андрей остановил автомобиль, надломил приличных размеров ветку кустарника, и насадил на нее шлем от одного из костюмов.

— Теперь порядок, не пропустим местечко даже ночью.

Вновь рыкнул мотор, и выжав газ друзья помчались обратно в поселок. Надо было спешил, они уже потеряли полчаса времени, и теперь шла гонка за жизнь. Их жизнь и жизнь людей из поселка. В поселок они влетели на всех парах, их уже ждали родственники новых друзей. Мужчины поступили разумно, оставив старика женщин и детей ждать ребят, а сами пошли пешком, чтобы не терять время. С женщинами остался только Иван. Вещей много не было, только небольшие узелки и рюкзаки. Которые сразу покидали в кузов. В кабине было много места, там можно было сидеть вшестером, если считать водителя и стрелка. Поэтому решили, набить кабину стариками и детьми. Вперед посадили Старика и сына с дочкой Федора. На задние сидения разместили остальных детей. А жен мужиков и Ивана, отправили в кузов, и они расположились на вещмешках.

Иван встал в кузове, держась за кабину, так было удобней указывать дорогу. Андрей мягко выжал сцепление и набирая обороты стал ускорять вездеход. Пока было все нормально, дорога по поселку проходила одна, и Андрей вел машину по ней, вниз вдоль реки. Когда постройки кончились Вячеслав, через связь сказал:

— Ваня говорит, сбавь обороты, сейчас будет крутой поворот налево.

— Понял, — ответил Андрей и снизил скорость.

— Вот он, поворачивай. — Вновь скомандовал Вячеслав.

И они свернули на заросшую едва заметную дорогу в горный лес. Ранее она была асфальтированная, теперь было похожа на растрескавшийся грунт во время засухи. Из трещин которого, пробивался кустарник. Пришлось ещё сбавить скорость. Теперь они ехали не больше тридцати километров в час, и машину трясло как на стиральной доске.

Но Иван, передал Славе, чтобы прибавили газу.

— Он что с ума сошел? — ответил Беляев.

— Нет, говорит, что меньше трясти будет, что они ездили здесь не один раз. — Отозвался Славка.

— Понятно, как знаете, — и сказав это Андрей прибавил скорости. И действительно, большие колеса от ГАЗа 66, стали мягче глотать выбоины и трещины, и машина пошла более плавно. Так они доехали до следующей развилки, где Иван сказал повернуть направо. И после поворота, через полтора километра, они нагнали мужиков, ведущих двоих пленников загруженных рюкзаками, как и все остальные.

Беляев притормозил машину рядом с ними, и сказал:

— Мужики, у нас есть немного места в кузове, кидайте туда свои вещи, идти будет удобней налегке.

— Отлично, — Согласился Федор, и продолжил. — Парни, разгружайте «ишаков», и сами разгружайтесь. Так быстрей будем двигаться, а то эти «козлы», халтурят и еле топают. Не привыкли без помощи механических костюмов, своими ножками и горбом работать.

— Далеко до базы военных?

— Нет, ещё километров двенадцать — тринадцать, — Ответил Василий. — и будет их первый пост.

— Отлично, мы оставим ваши семьи там и вернемся за вами, ну мы поехали.

— Давайте, только аккуратней, там дальше дорога вдоль обрыва пойдет. Смотрите не свалитесь вниз.

— Спасибо за совет, — сказал Беляев, — Кстати, а где наш пленник?

— У нас в избе, мы его хорошо спеленали.

Андрей ни чего не сказал и запустил двигатель. Машина рыкнула и продолжила движение. Они ехали дальше, и вот дорога повернула к горному хребту и пошла вдоль него. Она была не очень широкая, и на ней попадались огромные камни. Их было тяжело объехать, из-за недостаточного пространства для маневра. Приходилось останавливаться и перекатывать их к краю, чтобы столкнуть вниз. Экзоскелеты оказали на редкость полезными. Андрей и Слава вдвоём, без напрягов, перекатывали валуны, которым, не без помощи рычагов и ломов, понадобилось бы шесть человек. В общем, трофеи превзошли все их ожидания и они были рады, что заполучили их. Теперь их механикам и слесарям будет чем заняться, у них же ещё и запчастей на дюжину таких шедевров. Дорога оказалась не из легких, и сильно замедлила движение, но их труды не сгинули напрасно, вскоре оны выбрались на небольшое плато и смогли прибавить скорость. Далее их ждал спуск по серпантину к подножию горного массива. Здесь дорога была намного лучше и видно, что за ней ухаживали, периодически расчищая и расширяя, инженерными машинами. Стало ясно, пост военных уже близко.

Удачно спустившись по серпантину в ущелье, им пришлось повернуть налево вдоль пересохшего ручья, и проехав метров пятьсот остановиться. Путь им перерезали взрывы от автоматической пушки, предупреждающей, что дальше ехать нельзя.

— Слава! — крикнул Андрей, — спроси у женщин белую тряпку и задери ствол вверх. Все остальные пусть сидят в машине, ждем, пока не подойдет досмотровая группа.

— Андрюх, ты видел, откуда стреляли?

— Да, вон смотри, где нависает скала слева по ущелью, там бетонный ДОТ. Стреляли оттуда, из тридцатимиллиметровки, а справа чуть дальше в скале ещё один ДОТ, сейчас через интерфейс костюма гляну, надеюсь Зум у него есть.

Спустя несколько секунд Беляев добавил:

— Ага, там более укрепленная точка, Два орудия похожие на танковые, а это сто двадцать пять Мэ Мэ. В общем, засада полнейшая, нахрапом не возьмешь, а сверху не получится, крутые склоны и без альпинистской подготовки там нечего делать. Да и вертушки или штурмовики не помогут. Сплошные скалы, и наверняка у них есть противовоздушная оборона.

Вячеслав тем временем махал белой скатертью и оглядывался во все стороны. Спустя какое-то время, на дороге впереди, показался армейский УАЗ, с открытым верхом. Там сидело четыре человека. Не доезжая до машины друзей метров семьдесят, водитель остановил машину и развернул её на 180 градусов. Трое выбрались из вездехода, поправили одежду и снаряжение и настороженно медленно двинулись на встречу к друзьям.

— Слава прыгай за руль, если что, уматывай немедленно. Ваня ты со мной, — сказал Беляев и стянул сферу с головы. — И возьми «Сайгу» вместо импортного автомата. Сам же Андрей тоже взял карабин, оставив «ЗИГ» машине. Приготовившись, они с Иваном пошли навстречу к бойцам бункера. Со стороны картина выглядела странно, как будто две враждующие стороны идут договариваться об обмене военнопленными. И ещё более странно выглядела парочка Андрей и Иван. Один был закован в суперсовременную механизированную броню, другой шел в рваной, не первой свежести, одежде. Когда две группы сблизились, Андрей заметил недоумение на лицах бойцов бункера. Они явно не понимали, что сейчас происходит. Издалека, машина друзей не была похожа ни на одну производившуюся в России, и их явно приняли за оккупантов. Теперь же когда столкнулись лицом к лицу. Бойцы переводили взгляды с Андрея на Ивана. На застывших лицах читался немой вопрос — «Что же происходит?». Из положения вышел старший их группы, и козырнув, представился:

— Старший лейтенант Туманов, командир дежурной смены роты охраны.

Андрей ответил:

— Командир группы «Сталкеров» Беляев. А это, — он повернулся к Ивану, — представитель поселка Точильный, — Андрей намеренно сделал паузу, что бы дать возможность сказать Ивану. И он не заставил себя ждать, произнес громко и четко: — Сухоруковы мы.

— Цель вашего визита? — спросил старлей.

— Товарищ Туманов, давайте присядем и я всё расскажу, этим людям нужно убежище. И когда вы узнаете обстоятельства, думаю, поможете им.

Старлей кивнул головой и направился к обочине дороги, где промоина ручья сделала, что-то типа ступеньки. На ней легко могли разместиться все. Но бойцы его дело знали, присели по разные концы дороги и стали вести наблюдение. И только они втроем сели на этот маленький обрывчик. Старлей положил свой автомат на колени, внимательно оглядел парней и устало вздохнув, сказал:

— Я вас слушаю.

— Старлей, как твое имя?

— А какое это имеет значение?

— Да собственно ни какого, просто легче общаться, меня например, звать Андрей.

— Хорошо, Андрей, я вас слушаю?

— Ну что ж, доверительной беседы не получается, ну и ладно. Мы с моим напарником из другого бункера. Там в основном гражданские. Ученая братия, … до сегодняшнего дня, с их слов, они на поверхности не были. Вот и послали нас разведать окрестности, так сказать дальние подступы к бункеру.

— Подождите товарищ Беляев, вы говорите ученая братия, а как вы там оказались, ведь как я понял, с ваших слов, вы себя к ним не относите?

— Да не отношу, в их бункере я совсем недавно, мой напарник тоже. Мы бывшие военные, я например, был парализован и катался на инвалидной коляске. Нам предложили службу, взамен излечения недугов и мы согласились. Они нуждались в нас, а мы в реабилитации.

— А где ваш бункер, если не секрет?

— Вы должны знать это место, лесопилка Решетово.

Старлей, как-то сразу насторожился, и перехватил оружие поудобней, а потом вкрадчиво так сказал:

— А ведь ты брешешь паря, местные все знают, что тот бункер, двадцать лет назад расхерачило ракетно-бомбовым ударом.

Андрей удивленно глянул на Туманова, потом опустил голову и стал размышлять вслух:

— Так, вот значит почему, транспортные выходы были завалены скалами. Лицемеры поганые, «мы за честность и мораль», а мне наружу сходить предложили, но всего не сказали. Вернусь в бункер, устрою им взбучку по полной программе.

Потом Андрей посмотрел в глаза Старшему лейтенанту и сказал:

— Скажи Туманов, а после бомбежки, туда кто ни будь, ездил? Почему все были так уверены, что бункер разбомбили?

— А ты правда не придуриваешься, и вижу, не знаешь, что там было, так откуда ты?

— Я первый тебя спросил, так что ответь мне, старлей.

— Ладно, расскажу. Из того бункера, бежали двое, парень и девушка, я их не знаю, какие — то аспиранты. Так вот у парня крыша текла, он всё за демократию ратовал, за свободу слова, свободу воли. Его за баламутство изолировали и посадили под домашний арест. Без права выхода в жилые площади, и ключ не оставили. А его подружка, помогла ему бежать, и вот они вдвоем покинули бункер, забрав какое-то количество продуктов, костюмы защиты и ещё чего — то. Тогда ещё связь с нами была, ученые попросили поймать беглецов, но мы опоздали, нашли их когда они договаривались с противником. Мы вступили в бой, тогда у них ещё не было вот такой защиты, — и Туманов указал на костюм Андрея, — мы много их тогда положили, и нам досталось, но этих двух они успели вывезти. А уже через день, на бункер ученых начался авианалет, применяли управляемые противобункерные бомбы и крылатые ракеты, а под конец ударили ядерной головкой.

И что мы должны были думать? И кто полезет в самое ядерное пекло, там рентген было больше, чем блох на шкуре медведя.

— Понятно, — вздохнул Андрей, — разумеется, и я бы не поверил, но они живы, правда без всяких внешних связей, и уже были на грани голода, выращивали там гидропонику, грибы и водоросли какие-то, но разве это еда. Но им повезло, какой то умник случайно открыл портал в прошлое, вот они и выбрали нас, одиноких инвалидов, участников боевых действий, для защиты бункера и разведки местности.

— Не понял, … так ты из прошлого?

— Да, из 2012 года.

— Не может быть.

— Может, перед тобой живой пример, но давай об этом позже. Нам надо спасти людей, я вкратце расскажу тебе, что да как, а ты уж решай быстрей, что делать.

В общем, мы поехали в разведку, как раз в Точильный, и натолкнулись на патрульный аппарат или вертолет, по крайней мере винты у него были. Угловатый бронированный и злой, открыл по нам огонь гад, ну мы и дали ему в ответ, короче, сожгли нафиг. Мы же не знали, что в поселке ещё кто-то живет. Спустили в него разведать, а тут прилетели ещё два воронка и десантный транспорт. Десант начал зачистку, а эти два коршуна прикрывали сверху. Мы объединились с местными мужиками, и уничтожили всех включая и машины. Набрали трофеев и пленных. Вот и решили сдать вам для изучения и допросов. А насколько я знаю НАТОвцев они так просто это не оставят, они сожгут поселок. Пришлось вывозить местных. Машина одна, мы забрали стариков женщин и детей с пожитками. А мужики пошли пешком и ведут пленных. Нам надо их забрать пока «архангелы» не прилетели.

— Так у вас в машине женщины и дети?

— Да, именно так, ну и пара таких вот костюмов, правда, мы броню на них прожгли, а так должны работать.

— Хорошо, подгоняйте машину сюда, пусть люди выгружаются.

— Вань, беги к машине, пусть Славка подъезжает сюда.

Иванн встал и направился к «пакемону», а старлей спросил Андрея:

— А чем вы сбили их ударные вертолеты?

— Да ружьишко у нас хитрое, научники делали агрегат для проходки, а я уговорил их уменьшить и сделать носимым. Вот и получилась плазменная винтовка. Вот ей родимой и пожгли всех супостатов.

— Нам бы такое вооружение, мы бы их налеты враз прекратили.

— Не беда старлей, вот связь между бункерами наладим, глядишь, и для вас сделают, и вместо танковых стволов, электромагнитные рельсы стоять будут. Любым куском металла стрелять сможете. … Шутка.

— Надеюсь, ещё увидимся, Анрей, кстати, меня зовут Виктор.

— Ну, будем знакомы, Виктор, — и Беляев протянул ему руку.

В это время подъехал Вячеслав, и пассажиры стали выгружаться.

— Вот это да, что это у вас за машина? — спросил Туманов.

— На базе «Шишиги» сами сделали.

— Не плохо, а как на ходу?

— Прекрасно на ходу, только привыкнуть немного надо.

— Ну что же, давай отправляйся за мужиками, вроде все пассажиры выгрузились.

— Скажи солдатикам, пусть экзоскелеты скинут с кузова и там пара винтовок. И ещё моих мужиков не разоружайте, они в бою оружие обрели, пусть пользуются. — сказал Андрей и направился к машине. Старлей в это время связался по рации, со своими, и затребовал грузовик. А когда машину разгрузили Андрей встал за турель и они погнали обратно в горы. Подъем преодолели нормально, проехали узкий участок, расчищенный ими же от камней, и въехали в лес. Андрей оставался без шлема и краем уха зацепил гул моторов.

— Слава, прибавь газку, похоже, началось, не успели мы убраться и забрать мужиков. Поддай, нам надо увезти их из-под удара.

Вячеслав гнал, как мог, по узкой просеке горного леса, и они едва не проскочили спрятавшихся под деревьями, подальше от дороги бородачей. Федор успел выскочить к дороге. Славка в четыре приема развернул машину, и к ней подоспели остальные, пинками загрузили в кузов пленников и расселись по местам сами. Слава, только этого и ждал, стартонул с места как на гоночном автомобиле, и они помчались во всю прыть обратно к ущелью бункера. Там их прикроют от воздушной атаки. Когда они уже выскочили на плато перед серпантином, и собирались ехать вниз, из-за хребта горы, вылетели два «стервятника». Андрей среагировал как надо и развернул вертлюг в их сторону, но те, кто управлял машинами, были не лыком шиты, и ещё толком не прицелившись, начали стрельбу из пушек, подводя очереди из орудий ближе к цели. Ребятам повезло, что ракетам надо чуть больше времени для захвата цели, и реакция Андрея сыграла свое дело, он тоже незамедлительно ответил автоматическим огнем из плазмомета. Одну машину завалил сразу и она взорвалась, вторая ускользнула из под очереди и шар плазмы отрезал ей хвостовую балку. Но двухвинтовая схема позволяла машине оставаться в воздухе и предпринять очередную атаку. Оператор машины совершал хитрые маневры, машина переваливалась то влево, то вправо, но нос оставался на цели, и Андрей понял, что оператор сейчас будет стрелять ракетой. Время пошло на доли секунд, и прежде чем ракета сошла с кронштейна, короткая очередь плазмы ударила в лоб «вертолета». Машина вспучилась и взорвалась. Андрей сразу же скомандовал:

— Славка, гони вниз, под крыло ПВО, теперь эти твари знают, на что мы способны, и будут стрелять издалека и только ракетами. А от них нам нечем защититься, единственный шанс, уйти в ущелье под защиту бункера.

Слава ни чего не ответил, а лишь прибавил оборотов. Андрей кое как сменил элемент питания поставив свежий. Кто знает, что может случиться. Они уже проскочили две трети серпантина, и вдруг внизу увидели старт ракеты, мужики уставились на инверсионный след, ракета шла в их сторону. «Неужели свои, по нам двинули?» — недоумевал Андрей. Но ракета прошла над ними, и метров за двести, взорвалась, перехватывая, самонаводящийся снаряд противника. «Ух ты, я думал нам конец, а это вояки нас подстраховали, слава богу, будем жить.» — проскочила мысль в голове Беляева. — «Теперь, точно выкрутимся».

Атакующие намек поняли, и больше не предприняли попытки уничтожить машину друзей, но до слуха дошли отраженные от гор звуки канонады. Разозленные потерями, «хозяева» земель русских, превращали в щебень и руины поселок Точильный.

Машина спустилась в ущелье, и все находящиеся в ней облегченно вздохнули, теперь они были под защитой бункерной ПВО. Теперь их ни кто не останавливал, и они спокойно проехали мимо огневых точек дальше по дороге. На повороте им пришлось остановиться, возле блокпоста, дорогу преграждали многотонные бетонные блоки.

Навстречу им вышли вооруженные люди, и знакомый уже старлей Туманов. Он подошел к машине и обратился к Андрею:

— Туго пришлось?

— Нормально, если бы не вы, то мы бы не ушли от ракеты.

— Не стоит благодарности, это минимум, что мы могли сделать. Экономим припасы, мы у них как кость в горле, и они рады нас подравнять как бункер ученых. Поэтому и обходимся одиночными выстрелами, показываем, чтобы не пытались напасть. А вот массовый налет, отразить вряд ли сможем. Конечно, собьем всё, на что хватит ракет, а вот потом будем безоружными.

— Понятно, что нам делать?

— Маневрируй между блоками и когда проедешь, там по дороге метров сто поворот будет направо к скале. Езжайте туда, створки вам в ангар откроют, укроешь машину в бункере. Сейчас время, — он глянул на часы, — без двадцати восемь, в восемь меня сменят, и я подойду, дождись меня.

— Понял, дождусь. — ответил Андрей, и начал маневр через бетонный лабиринт. Они проехали, как и рекомендовал Туманов, створки бункера впустили их в шлюзовой «карман». Когда машина заехала вовнутрь, они снова закрылись, но другие ворота, пропускающие в бункер, ни кто открывать не спешил. Включились динамики, и голос без эмоций в приказном порядке сказал:

— «Сложите оружие справа от машины, снимите с себя бронекостюмы и идите к боковой двери шлюза»

Андрей возмутился и прокричал:

— Хрен дождешься, всем оставаться в машине. Выкиньте из кузова пленных. Мы уезжаем наружу. Эй чурбан, я тебе не подчиняюсь, открывай обратно створку на выезд, или мы её сами откроем, — и он развернул плазменный агрегат в сторону внешних ворот. Это конечно был блеф, но попробовать стоило. Стрелять плазмой в таком помещении, было самоубийство, да и особых разрушений винтовка бы не принесла. Только оплавленных дыр наделала бы и тех, кто за воротами поубивала бы. А в этом кармане подняла бы температуру до неимоверной высоты, в общем, они сами себя сварили бы заживо. Но тот, кто сидел в центре управления этого не знал. И поэтому сменил тон и произнес:

— «Не спешите развивать конфликт, это стандартная процедура. Я посоветуюсь с начальством, ждите.»

— Ага, посоветуйся, только свою машину и людей я разоружать не дам, лучше останусь снаружи, и там сниму бронекостюм, но оставлю его под охраной своих людей. — ответил Андрей не без раздражения.

— Андрюх, а тебе не кажется, что перегибаешь палку? — спросил Сорокин.

— Нет, Слава, знаю я этих вояк, что к ним упало, то пропало, в лучшем случаи, назад мы получим только свои карабины и невооруженную машину. В худшем, пойдем с гладкостволами пешком, не солоно хлебавши.

За внутренними воротами послышался гул, там явно что-то происходило, и через несколько минут в динамиках «кармана» раздался другой голос.

— «Хорошо, можете не сдавать оружие, но вы должны разрядить его, и тогда сможете проехать».

— Ну вот, опять — двадцать пять, вы за дураков нас держите? За воротами внутри, нас наверняка ждет взвод солдат и как минимум БМП, способное покрошить нас в капусту, своей автоматической пушкой. Заканчивайте играть в игры, либо пропускайте нас, как есть, либо выставляйте нас наружу. И тогда мы поедем своей дорогой.

Голос в динамике стал злым, и произнес:

— «Хорошо умник, а что ты на это скажешь?» — В потолке кармана окрылись круглые крышки и стали выдвигаться турели с крупнокалиберными пулеметами. Андрей схватил шлем и одел его на голову, а всем скомандовал бистро под машину. Переключил винтовку на минимум, и пока еще турели не заняли положение для стрельбы, выстрелил в одну из них. Плазма прожгла орудие, прошла внутрь люка и там взорвалась. Андрея и всех остальных обдало сильным жаром. Но он перевел свою винтовку на другую турель, и прокричал:

— Мне продолжать? Или решим всё мирно?

В динамиках раздалось:

— «Ах ты сволочь, да я тебе …(непереводимый русский фольклор)…, да чтоб тебя, …!»

— Хватит орать, убери оставшийся ствол, и открывай ворота нам на выезд, спасибо за гостеприимство, нам пора возвращаться время уже позднее. — прорычал Беляев.

Где-то там за пультом, ругающийся человек замолчал, и снова другой, очень спокойный и уверенный голос произнес.

— Товарищ Беляев, прошу извинить меня за моих подчиненных, сейчас мы откроем ворота. Махов, открывай внутренние створки!

— Но, товарищ полковник…

— Ни каких — но, это приказ, ты у меня ещё ответишь за провокацию.

Внутренние створки ворот «кармана», со скрежетом стали открываться, представляя взору огромную галерею рукотворной пещеры. Метрах в тридцати от ворот, стояли массивные бетонные блоки, за которым были укрыты БМП-2, с направленными на выход стволами. Андрей демонстративно задрал ствол винтовки вверх, и развел руки в стороны, показывая, что у него больше нет оружия, и скомандовал Вячеслову:

— Двигай внутрь потихоньку, похоже, мы нашли компромисс.

Когда они въехали в помещение, сбоку по лестнице стали спускаться три офицера, Старший был в звании полковника и отдавал команды, Стволы БМП, подняли вверх, солдаты которые находились радом с машинами, тоже опустили оружие и расслабились.

Андрей наклонился вниз и тихо проговорил: — Оставайтесь пока на месте, Слава, займи место за турелью, а я пойду, поздороваюсь. — Он выбрался из люка и спрыгнул возле машины, включил прозрачность стекла шлема и направился к офицерам на встречу.

У подножия лестницы они встретились, Андрей не стал дожидаться и приложив руку к шлему доложил по военному:

— Командир группы разведки, Беляев. С нам беженцы и поселка Точильный и трое военнопленных, которых доставили для передачи вам.

— Полковник Резниченко, начальник гарнизона бункера Госрезерва. Это командир роты внутренней безопасности капитан Дзюба. Это старший дежурной смены прапорщик Лукьянов. Андрей снял шлем и внимательно оглядел офицеров. Прапор не смотрел в глаза и виновато отводил взгляд, а вот капитан со злобой смотрел на Беляева в упор, прожигая его своим взглядом.

— Какие-то проблемы капитан? — безмятежно спросил Андрей.

— Я с тобой ещё посчитаюсь, сукин ты сын. — сквозь зубы процедил Дзюба.

— Отставить, товарищ капитан. — прикрикнул полковник.

— Ну почему же? — вмешался Андрей, — товарищ полковник, по моему нужно именно сейчас расставить все точки над «I». Капитану хочется отрихтовать мне физиономию. Но его смущает моя защита, я готов снять костюм и устроить поединок. Да и солдатам будет развлечение, у вас есть что-то, типа ринга, или татами. Мне ведь тоже хочется поучить манерам офицера, который забыл, что он на службе.

Полковник задумался на несколько секунд, потом улыбнулся, видно и его достал этот самовлюбленный капитан, и сказал:

— А почему бы и нет, товарищ капитан, вы контрразведчик, и вас хорошо учили рукопашному бою, способны постоять за честь бункера?

— Я его порву, товарищ полковник. — проскрежетал Дзюба, и сверкнул глазами на Андрея.

— Да не вопрос, только уладим пару формальностей. Товарищ полковник, вы можете гарантировать, что мои люди больше не будут подвергаться попыткам разоружения?

— Да, товарищ Беляев, я даю такую гарантию.

— Теперь, прикажите забрать пленных и разместите беженцев. До этого мы привезли их семьи, и пару таких вот костюмов, вам доложили об этом?

— Да, мне доложили, костюмы уже изучают, семьи этих людей разместили в одной из жилых галерей, мы отведем ваших подопечных туда.

— И ещё полковник, дайте слово, что и этих людей вы не разоружите. Они охотники и к оружию привыкли, тем более они его заслужили в бою. И учтите ещё момент, эти люди, выживали много лет вне вашего бункера, и привыкли, надеется только на себя. Отнять у них оружие, все равно, что оставить их раздетыми. К тому же они местные и прекрасно знают округу, лучшей разведки вы не найдете.

— Согласен, обещаю, что они останутся с оружием, и я предложу им службу. С этим всё?

— Да всё, теперь место и время нашего поединка.

Полковник посмотрел на часы и сказал:

— Сейчас у нас смена караулов и нарядов, вас проводит прапорщик в комнаты отдыха, а в девять за вами пришлют бойца. Такой распорядок вас устроит?

— Вполне, товарищ полковник, разрешите идти?

— Идите. Прапорщик, проводите товарища.

Андрей направился к машине, а прапор последовал за ним. Подойдя к друзьям, Беляев рассказал суть дела, а потом дал команду.

— Парни, разрядите винтовки, с заряженным оружием по бункеру не ходят. Вас сейчас отведут к вашим семьям. Прапорщик, распорядитесь, чтобы людей отвели куда надо, — обратился он к Лукьянову.

Прапор, подозвал двух бойцов, и сначала отчитал их.

— Вы салаги, какая была команда?

— Отбой боевой тревоги, — недоуменно ответил один из них.

— Так какого хрена вы, с примкнутыми магазинами и оружием наизготовку, здесь лазаете? Быстро, разрядили оружие.

Бойцы поспешно отомкнули магазины и клацнули затворами, извлекая боеприпас из патронника. Прапор дал одному из них подзатыльник, и проворчал:

— Ствол куда направил болван? Кочерга и то раз в год стреляет, технику безопасности обращения с оружием не изучал?

— Ладно, вы тут разбирайтесь, — сказал Андрей, — а я поговорю с напарником. И отошел к Вячеславу.

— Слав, я тут матч организовал, с тем козлом, который пытался нас обезоружить. Так что ни чему не удивляйся, нас проводят в солдатскую приежку. Тебе придется остаться там. И, надо снять винтовку с турели и забрать с собой, а то тут экспериментаторов навалом, постреляют друг друга, а нам отвечать.

— Понятно, нам пожрать хоть дадут? А то мой желудок уже бунтует и рычит, ням ням просит.

— Думаю, что дадут, только ты все не лопай, мне оставь, я перед боем, есть не буду.

— Лады. Договорились. — Сказал Сорокин и стал отстегивать винтарь от турели.

Солдатики повели наших бородачей куда-то вглубь галереи, ещё пара бойцов увела пленных в другую сторону, а прапор подошел к друзьям и спросил:

— Вы готовы идти, товарищ Беляев?

— Слышь, прапор, давай без формальностей, как тебя звать?

— Геннадий Сергеевич.

— Гена значит, а меня Андрей, моего напарника Слава. Приятно познакомиться.

— Взаимно. — ответил Лукьянов, — Могу задать вопрос, где вы эти бронекостюмы добыли?

— Так это не секрет, с пленных сняли.

— Значит, они все так одеты?

— Понятия не имею, но тех, кого мы поубивали, были в таких вот костюмах. Мне правда расцветка черно-белая не нравится, а так, хорошие машины и защита отличная.

— Наш АК его пробьёт?

— Думаю, что пробьет, если снарядить бронебойными патронами, а с простыми бесполезно.

— Тогда как же вы их поубивали, у местных кроме ружей ни чего не было, а у вас карабины «Сайга»?

— Геннадий, давай потом поговорим, нам отдохнуть и поесть охота, я уже этот костюм часов десять не снимал, с того момента как начали нападение на поселок. Так что, веди нас скорей на отдых.

— Извините меня парни, идемте, — и прапор повел их в боковое ответвление.

Пройдя узкими коридорами какое-то расстояние, прапор вывел их в небольшое помещение, в котором было четыре двери. Над одной из них висела табличка с надписью. «Гостиница для прикомандированных солдат», над другой «Сан. часть», над третьей «Оружейная комната», а над четвертой, о боже «Кафе Светлячок».

Сорокин хмыкнул и толкнул Андрюху в бок, локтем экзоскелета. Сервоприводы и гироскопы костюма Беляева, сработали автоматически, толчок оказался не слабым. И если бы Андрей не был в таком же костюме, то наверняка, отлетел бы к стене.

— Славка, ты поаккуратней, в этом костюме не представляешь с какой силой толкаешь.

— Извини, забылся. Но кафе «Сетлячок» это круто. Ген, а кафе работает? — обратился он уже к прапору.

— Работает, но вы там, ни чего взять не сможете, там все только по внутренним продуктовым карточкам.

— Так в чем проблема, раз мы в гостинице для прикомандированных, то нас и на довольствие должны поставить?

— Поставят, если вы здесь останетесь надолго, а пока только столовая, ужин вам принесут оттуда, после смены вахты. Оружие оставляйте в оружейке, выберите для себя шкафы, там на них стоят цифровые замки, как на камере хранения, код поставите сами, какой нужно и запрёте.

— Ладно, всё устроим, открывай приежку.

Лукьянов, достал ключи и открыл дверь гостиницы, — Заходите, здесь прихожая и раздевалка, а там спальное помещение, вот вам ключи, обстраивайтесь. А я пошел сдавать смену.

— Спасибо Гена, давай беги, и приходи на схватку, я твоего начальника хочу отметелить.

— Давно пора, он всех достал своим высокомерием, мнит себя незаменимым как Лаврентий Павлович.

— Кто, кто? — переспросил Сорокин.

— Берия, Лаврентий Павлович, — уточнил прапорщик, и направился к двери. Когда он вышел, друзья прошли в спальное помещение, там стояли стандартные армейские двухъярусные кровати, с подпружиненной сеткой, новыми скатанными матрасами и подушками. Между кроватей, стояло по две тумбочки, а у торцов табуретки. Они выдвинули два табурета в центр общего прохода и сели поговорить.

— Что думаешь Слава?

— Мне не нравится их отношение к нам, и есть ощущение, что у них здесь не всё в порядке.

— А в чем это проявляется?

— Ты Андрей, наверное, не заметил, когда разговаривал с офицерами, а мне со стороны хорошо было видно. Полковник явно побаивается этого капитана, думаю, у них здесь идет борьба за власть и нам стоит ждать неприятности.

— Что ещё?

— Твоей ошибкой было вызвать эту скотину на бой, он будет действовать грязно, и если победит его авторитет возрастет. А если проиграет, то постарается отомстить. Я знаю таких людей, они действуют исподтишка, уверен он за спиной командира ведет свою игру, а проигрыш выведет его на некоторое время из строя, и усилит позиции полковника.

— Да, — согласился Андрей, — я заметил, как напряженно ведет себя полкан, с этим кэпом.

И мне придется постараться, чтобы отправить Дзюбу в госпиталь и надолго.

— Какого Дзюбу, — не понял Сорокин.

— У капитана фамилия Дзюба.

— Тогда всё ясно, он родом с западной Украины, скорей всего. И здесь становится небезопасно, все может закончиться переворотом и междоусобицей.

— Тогда надо помочь Полковнику и поговорить с ним после боя. А сейчас Слава, давай сделаем так, снимем костюмы, умоемся, отдохнем. Сложим автоматическое оружие в шкафы. А вот плазмомет, надо держать под рукой. Ты оставайся здесь, ни кого не впускай и ни куда не уходи, будешь охранять наши экзоскелеты, и в случай чего придешь мне на помощь.

— Договорились, мне не очень хочется шастать по бункеру, и тем более смотреть, как выбудете бить друг другу морды.

— Ну и ладненько, — сказал Андрей и стал расстегивать замки костюма. Выбравшись из экзоскелета, Андрей решил осмотреть его досконально, и только сейчас обратил внимание на бронепластину на спине. Она была толще, чем все остальные, а точнее 5 см. Внизу была маленькая крышка с надписью 220 v. Андрей открыл её и увидел торчащую вилку для обыкновенной розетки. Потянув за нее, он понял, что там стоит механизм как у бытового пылесоса.

— Вот как, Слава, костюмы надо поставить на подзарядку. Здесь есть розетки на 220 вольт?

— Здесь нет, а у поста дневального есть.

— Тогда помоги мне перетащить броню туда, пока ты не снял свой костюм.

Вячеслав подхватил агрегат и отнес к тумбочке дневального, а Андрей вытянул шнур и воткнул его в розетку. Внутри костюма на спинной пластине защиты появился индикатор зарядки. Он засветился неоновым светом и показывал 30 %. Потом сменился надписью на английском и стал показывать индикатор, что пошла подзарядка.

— Ну прямо как мой мобильный телефон, — Сказал Вячеслав и встав рядом с костюмом Андрея начал открывать защелки, чтобы выбраться из своей брони.

В дверь постучали.

— Кто там? — спросил Андрюха.

— Гостей принимаете? Это Туманов.

— А, старлей, заходи. — проговорил Сорокин.

Дверь открылась, и в прихожую вошел их новый знакомец. Без предисловий спросил на прямую:

— Слышал, вы затеяли поединок, с нашим безопасником? И кто из вас, оказался таким «умником»?

— Я, а что? — сказал Андрей.

— Откажись, — твердо ответил Туманов.

— Виктор, а в чем собственно дело?

— Ты думаешь, помашешь руками и ногами, набьешь морду зарвавшемуся капитану и дело сделано?

— Ну, это как раз и подразумевалось.

— Понятно, а теперь послушай меня. Ты идиот и наивный как ребенок, если бой и дойдет до кулаков, то это будет самое последнее.

— Не понял, разъясни.

— Хорошо. Если ты вызвал на поединок офицера, то бой будет проходить в лабиринте. И начнете вы с пистолетов.

— Так, погоди, я не совсем врубаюсь. Что за лабиринт, что за поединок?

— Лабиринт, это специальная учебная площадка, где проходят аттестацию новобранцы. Там имитация здания с комнатами и переходами, потолка нет, сверху кабина инструкторов наблюдателей. Обычно туда запускают группу обороняющихся, а группа атакующих должна взять здание штурмом. Используются специальные боеприпасы с краской, говорят — это позаимствовали у американцев. Так вот, у нас иногда устраивают и одиночные дуэли, там два входа, люди берут равнозначное оружие, как правило, пистолет и пару запасных магазинов, имитатор ножа и идут в лабиринт с противоположных входов. А наблюдатели смотрят, кто победил. Капитана ещё ни кто не переиграл, он там как рыба в воде.

— Ну и что, подумаешь, краской постреляем и решим проблему.

— Я о тебе был более высокого мнения, а ты ведешь себя как полный дурак. Ни какой краски не будет. Андрей, будут боевые патроны и боевые ножи. Тебе надо быть ну очень хорошим стрелком, чтобы не убить капитана Дзюбу и выиграть поединок.

— Стоп, стоп. Выходит полковник это знал?

— Конечно знал, так что, мой совет, откажись от этого боя. К тому же полковник Резниченко надеется, что ты прикончишь Дзюбу. А потом, вас просто арестуют.

— Ну, уж нет, теперь я точно не откажусь, можешь набросать мне схему вашего лабиринта?

— Мудак ты Беляев, на держи схему, и думаю, тебе понадобится ещё кое что. — сказал Туманов и вручил ему чертеж тренировочного комплекса. — Идем со мной в оружейную комнату.

Андрей послушно проследовал за Виктором. Туманов открыл один из шкафов в оружейке и достал бронежилет скрытого ношения.

— Держи, лишним не будет и правилами не запрещено. Вляпался ты, по самые помидоры, и больше я ни чем помочь не могу. — Спасибо и на этом, — сказал Беляев и вернулся в спальное помещение изучать лабиринт.

Глава 8

О,Райли спешил к радиорубке, ему не терпелось передать микрофоны своей подруге, ведь чем больше они узнают, тем эффективней смогут вести свою игру. Пройдя несколько коридоров, он вышел к радиоузлу. У входа в который, стояли два агента в штатском. С одним из них Макс успел познакомиться в кабинете полковника, это был тот самый Ренди. «Оперативно они работают» — подумал Макс — «Похоже, скоро состоится сеанс связи.» Макс попытался пройти внутрь рубки, но Ренди преградил дорогу.

— Тебе туда нельзя, О,Райли, обзаводись допуском и пройдешь.

— Да мне собственно и не интересно, что там происходит, мне нужна лейтенант О,Хаара. Можешь позвать её?

— Зачем она тебе?

— Не твое дело Ренди, личные отношения вас не касаются.

Ренди спорить не стал, а лишь кивнул своему напарнику, а тот в свою очередь приоткрыл дверь в радиорубку и крикнул: — Лейтенант О,Хаара на выход! — закрыл дверь и встал на свое место. Спустя пару минут дверь открылась и вышла Милена, она обратилась к охраннику:

— В чем дело агент?

— К вам пришел посетитель, — ответил он кивнув в сторону Макса.

— Оооо, рада вас видеть капитан! — воскликнула Милена, — Что за срочное дело заставило вас, оторвать меня от работы?

Макс принял игру, и сказал:

— Подойдите лейтенант, мне надо уточнить некоторые детали, вечером я хочу сделать сюрприз и мне надо, кое-что узнать от вас.

Милена подошла в плотную к Максу и тихо проговорила:

— Что за срочность?

Макс, взял её за лацканы воротника и притянул к себе для поцелуя, сделал он это неспроста, с тыльной стороны ворота он прикрепил два микрофона. Поцеловав девушку, он шепнул ей на ухо: — Микрофоны за воротом, активируешь их только после сканирования помещения.

Потом Макс, развернул Милену, боком к охранникам, чтобы они не видели, как он опустил ей в карман, пульт управление микрофонами и проговорил уже достаточно громко.

— Во сколько заканчиваешь смену?

— Как всегда в восемь, — ответила девушка.

— В девять жду тебя в кубрике, я тебе устроил приятный сюрприз с хорошим вином и подарком.

— Ненавижу сюрпризы, — шутливо проговорила Милена, — ну мне надо работать иди уже, в девять буду у тебя.

— Вот и отлично, значит в девять, — и Макс снова притянул девушку для поцелуя.

Милена, на этот раз воспротивилась и сказала: — Хватит капитан, вы подрываете мой авторитет, ведь люди же смотрят.

— Да пусть смотрят, мы всё равно скоро поженимся, — с наигранной беспечностью проговорил Макс и подмигнул Милене. Девушка сделала удивленное лицо и спросила.

— Хотелось бы знать, как скоро?

— Всему свое время лейтенант, — загадочно улыбнувшись ответил О,Райли и сделав воздушный поцелуй направился в коридор.

Идя к себе в кубрик, Макс размышлял: «И так, дело сделано, у Милены есть всё, что надо, микрофоны, пульт и диктофон. И как только узнаем планы ЦРУшников, сможем действовать исходя из этих данных. Если в этом деле замешаны силы самых влиятельных семей мира, то дело пахнет керосином, а воевать на радиоактивной поверхности, нет ни какого желания. Посмотрим, что скажет полковник, после того как получим данные. А пока надо его предупредить, что у портала осталось только четыре перехода». С этими мыслями он вошел к себе в комнату, машинально переоделся в полевую одежду, взял рацию и вызвал на связь Джексона.

— Джексон, это О,Райли, прием.

— На связи Джексон.

— Сколько тебе понадобится времени, что бы добраться до моего кубрика?

— Минут семь — десять.

— Отлично, жду, конец связи. — сказал Макс и выключил рацию. Потом прошел в свою кладовку и вытащил приготовленные вещи и оружие. Осмотрел рюкзак, не забыл ли чего, добавил медикаментов в кармашки и противорадиационные таблетки. Открыл холодильник и наполнил литровую флягу, отменным виски. Прицепил её к разгрузке и сел в кресло, ожидая Джексона.

Сержант не заставил себя ждать, и вот уже стучал в дверь, спрашивая разрешения войти.

— Заходи Джексон, — сказал Макс.

— Зачем звали, капитан?

— Я сейчас пойду к старику, а ты возьми мое снаряжение и отнеси на наше место экстренной эвакуации. Я всё уже приготовил. Сделаешь?

— Сделаю, капитан.

— Постарайся идти безлюдными коридорами, привлекать лишнее внимание не стоит.

— Я понял вас, разрешите идти?

— Да сержант, идите.

— Джексон поступил, хитро, надел на себя ремень с кобурой и флягой, влез в разгрузочный жилет, а рюкзак и винтовку взял в руки. Таким образом, забрав всё сразу, он вышел из кубрика и прошмыгнул в темный коридор, ведущий совсем в другую сторону. О,Райли дождался когда Джексон скроется из виду, и тоже вышел в коридор, запер дверь и снова направился к кабинету Мак Гилла.

Приемная полковника была пуста и Максвелл, прошел к двери в кабинет и постучал. Из-за двери раздался приглушенный голос Мак Гилла.

— Войдите!

Макс шагнул в кабинет и сходу начал разговор:

— Полковник, мне надо с вами поговорить.

— Проходи сынок, присаживайся, что-то произошло?

— Нет, точнее да. — сказал Макс и многозначительно обвел кабинет взглядом. Полковник понял его, и достал из кармана глушилку. Аккуратно поставил её на стол и сел поудобней в свое кресло.

— В чем дело Макс?

— Пол, я в суматохе закружился и забыл сказать вам о неприятной вещи.

Полковник взглянул на Максвелла и многозначительно кивнул, давая возможность капитану продолжить.

— Так вот, не давно, я вычислил, местоположение русского бункера. Правда он находится не только географически, но и сдвинут во времени вперед, лет на сорок — пятьдесят.

— Отлично мальчик мой, теперь у нас в рукаве козырной туз.

— Не совсем так полковник, есть ещё кое-что, портал исчерпал себя и работает в резервном варианте, у нас осталось только четыре перехода. И если нам придется экстренно эвакуироваться, то три перехода придется потратить сразу, чтобы забрать всех единомышленников и необходимые запасы.

— Не понял, а элементы питания сменить нельзя?

— Дело не в питании, а в какой-то ионизации, возможно, это нужно для линзы перехода.

— А как ты об этом узнал?

— Я сел настраивать портал на место где мы оставили бронемашину, и на экране компьютера высветилось предупреждение на русском языке. Что порталу необходима процедура ионизации и включен резервный режим на четыре стандартных перехода.

— Так, вижу, что у тебя есть какая-то идея, выкладывай.

— Полковник, что нас здесь держит? Скажете служба стране, защита её интересов? А где наша страна? За тысячи миль, и неизвестно, что там на её территории.

— К чему ты клонишь, Макс?

— Полковник, я не клоню, а говорю прямо, мы сами не заметили, как перестали быть хозяевами, на этой базе. Теперь нами распоряжаются сомнительные личности. Которые подчиняются, ещё более сомнительным личностям с тугим кошельком. И я не уверен, что мы сейчас действуем в интересах США. Готовимся к новой войне, на территории русских, а ради кого?

— Я понял, о чем та говоришь Макс, и тоже много об этом думал. Но пока у нас нет, ни каких подтверждений, что нас используют в своих целях.

— Подтверждение или опровержение будет сегодня вечером, когда лейтенант О.Хаара принесет запись переговоров. Но я не об этом.

— Хорошо, говори, что ты задумал?

— Я хочу пойти на сделку с русскими.

— Ты собираешься стать предателем? И нас тянешь за собой?

— Нет, полковник, я хочу стать вашим агентом у русских, это будет ещё одним козырем в наших руках. И возможно они реанимируют наш портал. Конечно, придется им предоставлять некоторые сведения, но кто их сможет проверить?

Полковник задумался, перебирая варианты развития событий, в нем бушевала буря противоречий. С одной стороны Макс был прав, если они лягут под ЦРУшников, которые не понятно кому служат, то всё равно становятся предателями интересов Америки. С другой стороны, сделка с русскими, тоже не сулит благодарностей, но от нее можно выиграть, если сыграть свою партию. Плюс к этому, у них в распоряжении, останется обновленный портал. Полковник оценил расклад, но сомнения ещё не покинули его, и поэтому он сказал:

— Макс, сынок, давай не будем спешить, оценим все сведения и записи разговоров, если О,Хаара сможет их достать, и только потом, я приму решение. В любом случаи мы сможем эвакуироваться с базы, и у нас останется один переход, который используем на русских. Так что, давай оставим этот разговор до вечера.

— Хорошо Пол, я могу идти?

— Иди сынок, иди, если случится что-то экстренное, то доложишь.

Макс, встал с кресла, козырнул, на случай если за ними наблюдают через мини-камеры и четко, по-военному развернувшись, вышел из кабинета.

Время было обеденное, а Макс уже опоздал в столовую, поэтому он направился к себе в кубрик, чтобы перекусить чего нибудь, на скорую руку. У входа его ждал солдат, который завидев Макса, направился ему на встречу.

— Капитан О,Райли? Рядовой первого класса Грин. — представился солдат, — у меня для вас пакет от лейтенанта О,Хаара, с рекомендацией лично в руки.

— Отлично рядовой, пройдем ко мне в кубрик.

— Ес Сэр. — Козырнул солдат, а Макс, вставив ключ в замок открыл дверь.

— Проходите рядовой. Лейтенант на словах ни чего не передавала?

— Нет, Сэр, она только сказала мне, что это срочно и не относится к официальной доставке, а также не рекомендовала заносить этот пакет в официальный бланк.

— Благодарю вас рядовой Грин, видно это действительно срочно. Вы свободны, только не забудьте доложить лейтенанту, что с пакетом всё в полном порядке, и он попал по назначению.

— Ес Сэр, — снова козырнул солдат и исчез за дверью.

Максвелл, запер дверь и вскрыл пакет, в нем был листок бумаги и mp3 плеер. Развернув листок, он прочитал следующее:

«Будь осторожен Макс, на плеере разговор с представителем Ротшильдов. Разговор очень важен, и если мы попадемся, с нами покончат без раздумья.»

«Люблю тебя дорогой.»

Макс на минуту задумался, прослушать запись сейчас или пригласить полковника и прослушать с ним. Решил дождаться Мак Гилла, и включив рацию, подал сигнал вызова, нажимая определенную команду тангентой. В рации зашуршало, и послышался голос полковника:

— Мак Гилл на связи.

— Полковник, это Макс, нам надо срочно встретиться у меня в кубрике, есть новости.

— Принял, буду через десять минут. — Ответил полковник и отключился.

Тем временем Максвелл, смял листок с запиской от Милены и кинул его в пепельницу, достал зажигалку и поджег его. Зачем оставлять лишние улики, потом достал из оружейного шкафа штатную винтовку, открутил затыльник приклада и вложил в него плеер. Закрутив все на место, опять поставил винтовку в шкаф. Стоило опасаться, что и его комната наполнена жучками, и где-то могли подслушать его разговор с полковником.

И если в ЦРУ не лопухи, то постараются выяснить, о чем будет разговор с полковником. Возможно, устроят внезапный обыск, когда они будут слушать запись, и тогда пиши — пропало. Поэтому Макс и решил, что здесь он только расскажет основное, а слушать запись пойдут в другое место, где их смогут прикрыть Джексон и Ланс. И пока не пришел МакГилл, О,Райли снова просигналил рацией новый код, обозначающий экстренный сбор в условленном месте. Теперь парни будут ждать их, на третьем ярусе, с оружием на изготовку. В дверь постучали, Макс не торопясь выдвинул ящик стола, достал старый армейский «Кольт», дослал патрон и направился к двери. Встав справа от ручки, так, что если дверь постараются пнуть, его не заденет. Он приготовил пистолет и повернул дверную ручку, открывая проход.

На пороге стоял полковник.

— Что за срочность, капитан?

— Проходите сэр.

Мак Гилл понял игру Макса и проговорил:

— Капитан, я спешу по делам на нижний уровень, если вы сопроводите меня, то сможете рассказать о том, что вас беспокоит.

— Одну минутку сэр, я кое-что возьму и сопровожу вас. — кивнул головой Максвелл. Развернулся и прошел в комнату к оружейному шкафу, взял винтовку с флешкой мр3 плеера и ноутбук. Подошел к полковнику и вручил ему ноут, а винтовку повесил на плечо.

— Идемте сэр, я готов.

Они вышли в коридор, и направились к лестницам переходов, но пошли не вниз, а вверх на три уровня выше, к месту с экстренного сбора команды. На третьем этаже в ответвлении на кухню их окликнули, приказывая остановиться и назвать себя. Они назвались, но голос Джексона запросил пароль. Макс ответил и спросил отзыв. После обмена такими любезностями им разрешили идти дальше. Полковник одобрительно кивнул, ему нравились меры безопасности придуманные Максом О,Райли. Если бы они шли под контролем, то он назвал бы другой пароль, и услышав отзыв говорящий о готовности стрелять, пришлось бы падать на пол. Тогда Джексон и Ланс перестреляли бы всех, кто остался стоять. А если бы Джексон, назвал другой отзыв, то уже Максу и полковнику пришлось либо уходить, либо стрелять по друзьям и их контролерам.

Максвелл, и Пол МакГилл, прошли дальше по коридору, а Джексон с Лансом остались на своих местах, прикрывать и вести наблюдение. Расположившись на старых стульях в бывшей столовой, они заговорили.

— Рассказывай Макс, что произошло?

— Пол, Милена передала запись разговора, я ждал результата вечером, но она похоже посчитала, что это срочно.

— И что там?

— Я не стал рисковать у себя в кубрике и поэтому ещё не прослушивал запись.

— Хорошо, так давай прослушаем сейчас.

— Сэр, активируйте ноутбук, а я пока достану флеш-карту. — сказал макс и начал снимать затыльник приклада, со своей старенькой М-14.

Ноутбук запустил систему, и Макс воткнул флешку в порт приемник. Выбрал фаил, и открыл его. Запись шла не с самого начала, видно Милена включила микрофоны с опозданием или перестраховалась.

«— … дайте связь с Букингэмширом.

— Одну минуту сэр.»

Раздались какие-то щелчки, шуршание и шум выискиваемых частот.

«— Сигнал вызова прошел, сэр, сейчас вам ответят.

— Аскот Хауз на связи, — раздался голос среди помех.

— Говорит специальный агент Мейер, мне нужен секретарь сэра Ротшильда.

— Секундочку, сейчас переключу.»

Послышался щелчок и недовольный, хрипучий голос проговорил.

«— Что там у вас, Крамер?

— На связи Брюссель, с вами хочет поговорить специальный агент Мейер.

— Соединяй и исчезни.»

Снова что-то переключилось, и хрипучий голос произнес:

«— Кельман на связи, слушаю вас агент?

— Старший агент, … Мейер. Начальник отдела приказал доложить обстановку и запросить инструкции.

— Так докладывайте, или мне клешами тянуть из вас информацию?

— Эвакуация в бункере идет по плану, ещё два дня и будем готовы принимать гостей. По поводу объекта „Прыгун“, начальник отдела высказывает сомнения. Объект выходит из-под контроля. Запрашиваем инструкции по „Прыгуну“.

— Я понял вас. По первому пункту, вам надлежит создать разведывательную партию, и восстановить связь с Франкфуртом. На поверхности в Брюсселе подготовить площадки для техники. По возможности дезактивировать.

По второму пункту, ускорьте передачу устройства доверенному лицу, объект уничтожить.

— Это не возможно, если уничтожить объект, то устройство перестанет работать.

— Я не знаю всех деталей, агент, но это устройство очень нужно в наших руках. С ним мы сможем возродить былое величие над миром. Ускорьте работу с „Прыгуном“, делайте что хотите, пытайте, упрашивайте, подкупайте, но устройство должно быть у нас в ближайшее время.

— Я принял, господин Крамер.

— Отлично, конец связи, следующий сеанс по графику.»

На этом запись закончилась, но и этот мизер говорил о многом.

— Что думаешь, сынок? — спросил полковник.

— Думаю, что началась крупная игра. И мне угрожает опасность. Если прыгун я, то они постараются захватить портал, или упрятать меня в камеру и вынудить передать его. В итоге меня ликвидируют.

— Скорей всего так и есть, что предлагаешь Макс?

— Вы знаете полковник, что я не боюсь, и портал им не передам. Мы можем попытаться переиграть их, и вытянуть как можно больше информации. Мне очень интересно, каких гостей они ждут, что понадобилось им во Франкфурте, о каком возрождении они говорили.

— Поверь, Макс, мне это тоже интересно, но я не могу подвергать вас всех такому риску, да и самому пожить ещё хочется. Но, если ты не допускаешь мысли о передаче портала, и уверен в этом, то можем попытаться сыграть свою партию.

— Я уверен, Пол, и хочу бороться. Портал я спрячу до поры, чтобы не застали меня врасплох. И думаю, они не сразу начнут применять грубую силу. А если начнут, надеюсь, вы меня вызволите, тогда нам придется уйти из бункера.

— Это я понимаю, сынок, вопрос в том, куда нам идти?

— Я рассматривал этот вопрос, и у нас два варианта. Первый, это стать независимыми от бункеров, у нас есть бронемашина, есть её координаты, но тогда не будет, ни какой поддержки. Нам придется стать мародерами, искать себе место, защищенное от радиации. И мы ни когда не узнаем планов этих людей. А второй вариант мы обсуждали с вами, это идти на контакт с русскими. В этом случаи, у нас будет поддержка, крыша над головой, и возможность посещать довоенный мир. Но тогда нам придется, выполнять для них некоторую работу, а это опять информация о планах семейки Ротшильдов.

— Я услышал тебя Макс, но давай отложим это, до того, пока у нас не будет гореть земля под ногами. У нас ведь есть четыре перехода? Значит, ты сможешь перекинуть нас всех в бронемашину, и останется ещё один переход? Вот тот крайний переход и используешь на русских, когда мы все будем в безопасности.

— Хорошо Пол, друзей ставим в известность?

— Нет Макс, пока радо.

— А каков план действий?

— Смотрим, наблюдаем и делаем выводы. Активных действий не предпринимаем, нам надо чтобы Милена, и дальше записывала информацию.

— Что делать с порталом?

— Спрячь так, чтобы ни кто из нас не мог знать об этом. Но, оставь метки, как в старой игре, «охотники за сокровищами», и пусть они выведут куда угодно, только не к порталу. Таким образом, ты выиграешь время, если тебя возьмут, сольешь им инфу одной из загадок, и пусть сами вычисляют дальше, где искать очередную подсказку.

— Идея не плохая, но на нее нужно время.

— Возьми себе в помощь Ланса и Джексона. Поверь, они запрячут что угодно, и смогут, составить шифр поиска.

— Хорошо полковник, я пошел избавляться от портала. — И Макс, встал, прихватив свою винтовку. Сделал шаг в коридор, но передумал и обернувшись к полковнику проговорил.

— Пол, сотрите информацию с флеш-карты, нам не нужны улики против нас.

— Нет, сынок, наоборот, очень даже нужны, сбор и сохранение информации теперь моя забота. Это лишние козыри в наших руках, и могут спасти наши шкуры.

— Вам видней сэр, если вы так считаете, то пусть так и будет. — сказав это О,Райли вышел из кухни быстрым шагом.

Направляясь к лестничному маршу, Макс решил действовать по своему, и не тянуть резину. Сотрудничество с русскими ему представлялось куда более выгодным чем, с денежным мешком из семьи Ротшильдов. «Вот ведь как удачно объявился» — думал Максвелл, — «Последние года перед войной, о Ротшильдах ни чего не было слышно, все думали, что их семья ушла из большой политики. Кое кто делал предположение, что этот клан вымер от старости, но нет, мало того, что кто-то из них оказался жив, но ещё и рулит ситуацией.»

Максу стало очень обидно за свою страну, ведь США фактически управляли миром, были лидером во всем, и что теперь? Теперь военные пресмыкаются перед денежным мешком с комплексом бога. А ведь он, Максвелл О,Райли, верил в свободу и независимость нации. Но осознание того, что войну организовали богачи, и то что правительство такой великой страны как Америка, пело под дудку тех кто уничтожил мир, щемило сердце и вызывало бурю негодования. Он не хотел с этим мериться, и решил, что контакт с русскими, а враг моего врага — друг, будет наилучшим выходом из сложившегося положения. И если удастся договориться с русскими, то Макс приложит все силы, чтобы сорвать очередные планы богачей.

На лестничном марше Макс не пошел вниз, а вернул в другую часть этого этажа, нашел подходящую комнатку и сел программировать портал. По памяти ввел координаты русского бункера и дату на три дня позже его неожиданного визита, в логово бывшего врага. Осмотревшись по сторонам, Макс активировал портал и шагнул вперед, проходя сквозь время и пространство.

И вот он уже стоит на кафельном полу дезинфекционной комнаты русского бункера. Оглядевшись, Макс обнаружил видеокамеру, повернулся к ней лицом, и поднял руки вверх, потом снял винтовку с плеча и положил её на пол, чтобы было видно. Сам отошел от нее на три шага и уселся на пол по-турецки, ожидая, когда за ним явится охрана бункера. Ждать ему долго не пришлось, через три минуты он отрубился. Русские не стали рисковать и перестраховались, наполнив комнату усыпляющим газом.

Очнулся он примерно через час, сидя в кресле, привернутом к полу и со связанными руками и ногами. Приоткрыв глаза, Макс увидел перед собой входную дверь, рядом с которой стоял боец в черной униформе. Взглянув на Максвелла, парень постучал в дверь, за ней послышались шаги и в комнату вошли ещё двое в такой же униформе. Старший из них по возрасту, держал в руках пластиковую бутылочку с водой, посмотрел на О,Райли и с сочувствием произнес:

— Вы, наверное, хотите пить?

Макс не думал об этом, но попытавшись сглотнуть слюну, он почувствовал, что его горло и все во рту, похоже на пересохший колодец. Он хотел что-то сказать, но не сумел и лишь кивнул головой в знак согласия. Старший отвинтил крышку и поднес горлышко бутылки к Максу, не торопя, напоил его, и отставил бутылку не небольшой столик, находящийся у левой стены. Потом достал стул из-под этого стола и поставил его напротив Макса.

— Мужики, оставьте нас, я хочу поговорить с гостем один на один.

Охранники переглянулись, и не сказав ни чего, тихо вышли из комнаты.

— Побеседуем? — обратился старший, к Максу.

— Для этого я и пришел, — ответил Максвелл прокашлявшись.

— Хорошо, мое имя Алексей Сергеевич, я начальник охраны этого места, а вы кто будете, молодой человек?

— Капитан армейской разведки США, на базе НАТО в Брюсселе О,Райли. Максвелл О,Райли. Можно просто Макс.

— Интересно, но мы с вами на брудершафт не пили, и по этому господин О,Райли, я дистанцируюсь от панибратства. И так, с какой целью вы прибыли сюда?

— Долго рассказывать, а у меня затекли руки, не могли бы вы приказать ослабить веревки, или вообще снять их? Обещаю не оказывать агрессивных действий.

Старший с сомнением глянул на пленника, но потом, что-то решив для себя встал со стула и подошел к Максу развязать веревки. О,Райли облегченно вздохнул когда путы были сняты, расправил плечи похрустел суставами и потирая запястья начал говорить.

— Сэр, я вообще-то хотел поговорить с вашим новым товарищем Андреем Беляевым, не могли бы вы приказать пригласить его сюда?

— Не могу, его нет на месте, они день назад уехали по делам, но всё о чем вы хотели поговорить с ним, можете рассказать мне.

Макс с минуту молчал и думал что делать, потом решился и сказал.

— Я хочу предложить сделку.

— Интересно, продолжайте. — ободрил его начальник охраны.

— Вы наверное знаете как нам достался портал? Не так давно мы смогли захватить вашу девушку, она и передала мне свой портал.

— Я вам не верю капитан, она не могла его отдать добровольно.

— Можете верить или нет, но Катерина спасла мне жизнь, заставив принять этот портал, если бы не она, то меня убрали — бы.

— Так вы даже знаете её имя?

— Да сэр, я относился к ней хорошо, и она доверилась мне. Я должник перед Катериной, и у меня есть от нее сувенир, который я должен передать профессору Симагину.

— Что за сувенир?

— Это фотография, её фотография, в последние дни её жизни. Она хотела, чтобы её помнили именно такой. Прикажите принести мой бумажник, фотография находится в нем.

Сергеич оглянулся через плечо и крикнул:

— Виктор, принеси бумажник арестованного.

Минуты через три в комнату вошел здоровяк в черной форме, передал бумажник начальнику охраны и удалился. Алексей Сергеевич, раскрыл качественное кожаное портмоне и стал перебирать бумаги. Там было несколько долларов и мелочь, дебитные и кредитные карточки, водительское удостоверение с фотографией на имя О,Райли, но фотографии девушки не нашлось. Макс видя недоумение на лице старшего, произнес:

— Фото за подкладкой, я не хотел, что бы у нас в бункере её видели. Давайте я её достану.

Сергеич передал бумажник Максу и стал наблюдать за его манипуляциями. Нижняя часть портмоне оказалась на липучке, и Макс легко достал фотографию, передав её в руки начальника охраны. Он принял её и долго смотрел на фото, с которого на него смотрела молодая, красивая и жизнерадостная девушка. Казалось, что она рада жизни и не верилось, что её больше нет.

— Как она умерла? — тихо спросил Сергеич.

Макс твердо взглянул начальнику охраны в глаза и сказал: — Я застрелил её прямо в сердце, это было её условием, она не хотела терпеть пытки.

— Ах ты, сволочь! — воскликнул Сергеич.

— Не горячитесь сэр, я исполнял её волю, если бы я этого не сделал, её забили бы агенты ЦРУ, и она умирала бы очень долго и мучительно. Я избавил её от мучений по её просьбе.

— Хорошо, — успокоился начальник охраны, он понимал, что могло ждать девушку за передачу портала не проверенному лицу. — Что она просила передать Симагину?

— Не много, только, чтобы не забывал её и, она его любила как родного отца и благодарит за то, что заменил ей родителей.

— Хорошо, с этим покончили. Виктор, зайди сюда! — позвал подчиненного Сергеич.

Когда детина вошел в комнату, он передал ему фото Катерины, и сказал:

— Будь добр, пошли кого ни будь, к профессору Симагину, пусть передадут фотографию Кати и скажут что она погибла в плену и просили передать, что любила его как отца и пусть сохранит её в памяти.

— Понял Сергеич, сделаем, — сказал рослый охранник и взяв фотографию девушки вышел из комнаты.

— Ну а теперь перейдем к делу мистер О,Райли, — обратился к пленнику Алесей. — Выкладывайте, что вас на самом деле привело сюда.

— Много причин, но одна из них моя жизнь и жизни моих друзей. Вторя причина, мне нужен новый портал или мой обновленный, в рабочем состоянии. Всё это для спасения моих друзей.

— А с чего вы взяли, что мы предоставим вам портал? И вообще, будем помогать вам.

— Давайте по порядку Алексей Сергеевич, я прибыл из прошлого, у нас в бункере прошло всего несколько месяцев после ядерной бомбардировки. Бункер не очень надежен, верхние этажи уже пропускают радиацию. Люди болеют и умирают. Но это решаемо, верхи решили перебазироваться в Германию на военную базу, где укрепления лучше и нет проникновения заразы и радиации. Но не это главное, дело в том, что командование, не служит ни какому государству и подчиняется одному известному денежному мешку. Которому, по сути, наплевать на гражданских, ему нужны только венные и хорошо вооруженные силы для вторжения на Российскую территорию.

— Что? — переспросил Сергеич.

— А то, что семейка Ротшильда собирает свою так сказать карманную армию, из европейских сил уцелевших после войны, и собирается оккупировать европейскую часть России.

— И какая польза нам от этой информации? — ответил Алексей, а сам подумал, — «теперь понятно от куда нам прилетело тридцать лет назад, наши разведчики нарвались на силы оккупантов, а те решили покончить со всеми сразу». — и стал внимательно разглядывать собеседника.

Макс не смутился, немного помолчал и ответил:

— Было бы глупо не использовать меня и моих людей, чтобы изменить ход событий в настоящем времени, путем вмешательства в прошлое. И тем самым предотвратить нападение на страну, дав шанс людям на мирную жизнь на поверхности.

— Хм, заманчивое предложение, но что вы можете? Что могут четыре — пять человек против системы?

— Вопрос хороший, я сам пока не знаю, но глаза и уши в стане врага, уже большое дело.

— Хорошо, я не сильно компетентен в этих вопросах, да и наше руководство, в основном гражданские люди. Так что, тебе придется задержаться до возвращения Беляева. Он военный и думаю, разбирается в ваших играх. А пока вам придется остаться в нашем бункере под наблюдением. Я конечно поговорю с руководством и доведу до их сведения ваши м размышления, но гарантировать чего либо не могу.

Сказа всё это Сергеич вызвал пару охранников и приказал им сопроводить гостя в нежилой сектор, который приспособили под подобие гауптвахты. На прощание он обратился к Максу:

— Только не глупи парень, дождись Андрея, иначе тебе отсюда не выбраться.

— Я понимаю, и не собираюсь совершать необдуманных поступков. — Ответил Максвелл, и его увели в нежилые тоннели в один из бывших складов.

Комната в которой его разместили, наверное, использовалась под кладовую, и она была довольно приличных размеров. В самом помещении, находилось четыре кровати, пару тумбочек и пару стульев.

Приведший его охранник, сказал:

— Извини парень, но тебе придется посидеть взаперти, пока не дадут команду выпустить тебя.

— Ни чего, я понимаю, — сказал О,Райли, — за меня не беспокойся, я знал на что иду.

Охранник вышел из комнаты и запер дверь снаружи. Макс осмотрел дверь, изнутри её открыть было не возможно, и петли, и замок были с другой стороны.

«Ну что же, остается только ждать, какое решение примут русские.» — Подумал Максвелл и прошел к одной из кроватей. Раскатав матрац, он удобно расположился на койке, и закинув руки за голову, стал размышлять о своих шансах вернуться в свое время.

«Черт побери, я играю в русскую рулетку, шансов у меня практически нет, остаться надеется на благоразумие Беляева. Это надо же так сглупить, сунуться в пасть льву, и надеется, что он меня не съест. Собственно у меня не было выхода. Ну ушли бы мы из бункера, конечно, свой транспорт это хорошо, но где гарантия, что нас примут в каком нибудь укрытии? Ни каких гарантий, а главное больше не было бы возможности нырять в чистый мир. Ведь оставалось два резервных перехода.»

Рассуждая Макс, чувствовал, что его душа не на месте, от беспокойства за своих друзей.

«Что будет, если я не вернусь? Ведь полковник подумает, что я их предал и ушел. Наверняка их будут допрашивать и возможно пытать. Вся надежда на русских, но они трезвые люди, вопреки общественному мнению запада и точно понимают, что на самом деле мне предложить им нечего. А вот Беляев авантюрист, и я уверен, что из моего безвыходного положения, получит максимальную пользу. Не помню, кто из великих людей сказал: — Русских невозможно победить, потому, что на самую изощренную нашу хитрость, они могут ответить не предсказуемой глупостью, и обратить ситуацию в свою пользу. Отчасти он был прав, но он не знал русских так, как я, с нашей стороны их действия могут показаться глупостью, но у них своя, отличная от нас логика. Даже не совсем логика, а наитие, они просто знают, как поступить в самой трудной ситуации, как будто кто-то свыше подсказывает им. Вот и здесь, я надеюсь, что они обязательно, что-то придумают, и я получу портал и спасу друзей.»

Частично О,Райли был прав, Алексей Сергеевич не терял зря времени и уже собрал расширенный совет бункера. Где предстояло обсудить сложившуюся ситуацию с перебежчиком.

Сергеич, только что, закончил доклад по незваному гостю и в помещении, в котором заседал совет, царило молчание. Участники переваривали свалившуюся на них информацию. Наконец председатель прервал тишину и обратился к слушателям:

— Что скажете, «господа-товарищи»? Какое решение примем по пришельцу?

— А что тут думать, — сказал представитель технического обслуживания базы, — нам от него пользы нет, и предложить ему нам нечего. Как мы сможем повлиять на то, что уже произошло? Разница-то в пятьдесят лет.

— Не скажите, — вмешался физик, — теоретически это возможно. И может быть, мы сможем изменить нашу реальность, предотвратим бомбардировку бункера, и вполне освоимся на поверхности раньше сегодняшнего времени.

— Вы уверены? — Спросила женщина биолог. — Могут случиться самые не предсказуемые последствия, и те, кто родился за последние тридцать лет, могут и не родиться. А мы с вами, просто не будем помнить другой реальности.

— Согласен, — сказал физик, — у нас может образоваться параллельная реальность, в которую перенесутся наши люди, — а эта реальность исчезнет как сон, мы о ней даже и не будем помнить.

— Вот и я об этом, — снова вмешалась биолог, — а я не хочу терять своё «Я», я счастлива в браке со своим мужем, а что будет в другой, вновь образованной реальности? Возможно, я не сойдусь с любимым человеком, и у меня не будет детей. Нет, я не хочу этого. Да и многие не готовы терять то, что имеют сейчас.

— И что вы предлагаете? — Остановил дискуссию председатель.

— А ни чего, давайте избавимся от незваного гостя, и продолжим работу.

— Вы предлагаете его убить? — спросил медик.

— Почему убить? Его можно отправить в его временной отрезок и забыть как незначительный эпизод.

— Я так понимаю, что мнения разделились, — добавил председатель, — есть другие варианты?

— Есть, — вмешался Сергеич, — дождаться возвращения наших разведчиков, думаю, у них будут идеи, как использовать сведения от противника, не меняя реальности.

— Согласен, — сказал председатель, — заседание откладывается до возвращения сталкеров. Все свободны.

Расходились шумно, обсуждая ситуацию, после такого короткого совета, всех как прорвало. Каждый стремился высказать свое видение, сложившихся обстоятельств, и практически не слушал оппонента. В общем, гул стоял как от потревоженного улья. Председатель шел последним, и слегка задержался, позвав Алексея. Они дождались, когда гудящая толпа разойдется по своим делам, и только после этого председатель спросил:

— Сергеич, что ты сам думаешь, по этому поводу?

— Честно? Я не знаю, куда и как применить полученную информацию, но у нас есть ветераны, которых ставят на ноги. Беляев затребовал и разведчика, и контрразведчика. Думаю, они спецы в своем деле, и найдут применение новым знаниям.

— Поэтому ты предложил дождаться Андрея?

— Не только поэтому, дело в том, что наш «гость», сам настаивал на разговоре с Беляевым. Я конечно не знаю, что их связывает, но думаю, ему пленник расскажет больше чем нам.

— Хорошо Сергеич, Так тому и быть. Ждем Андрея, пусть он привлекает к этому делу тех кого нужно, а потом решим как поступить.

— Добро, — сказал Алексей, — думаю теперь можно дать моим парням отдых, и отменить усиленный режим службы?

— Да, пожалуй, ведь портал вернулся к нам, и нет опасности проникновения извне.

— Пойду, обрадую парней, ещё неделя такой службы и мы свалились бы с ног от усталости. Ну и наконец, откроем свободный проход к шлюзу.

— До завтра Сергеич, у меня тоже масса дел.

Алексей вернулся в служебное помещение и вызвал своего зама. Дал распоряжение понизить уровень тревоги и разблокировать проход к шлюзу. Всё возвращалось на свои места, бункерные механизмы пришли в движение, убирая бронированные перегородки и скрывая оружие. Служба охраны ликовала, теперь они смогут хорошенько отдохнуть, а то жили на казарменном положении, как на подводной лодке, неся четырехчасовые вахты.

Макс находясь взаперти, ощутил вибрации бункера и догадался, что какие-то машины, бункера русских, заработали. «Интересно, что это? Повышенная защита или выход на поверхность?» — Размышлял О,Райли. Сколько его будут здесь держать, он не знал, но наделся, что Беляев вернётся быстро. Неожиданно дверь в помещение открылась, прервав размышления Макса. Он приподнялся на кровати, чтобы узнать, в чем дело. Пришел один из охранников бункера и принес еды и воды.

— Не знаете, как долго меня будут держать взаперти? — спросил охранника Максвелл.

— Пока не решат, что с вами делать. — Пожав плечами, ответил парень.

— А что это был за шум, совсем недавно?

— Не думаю, что я вправе говорить вам об этом. Вот перекусите, я оставлю поднос у вас, вечером придет кто-то другой, принесет пищу и заберет этот поднос.

— Понятно, спасибо.

— Не за что, ешьте, отдыхайте и ждите решения по вам. — Добавил парень и вышел из комнаты, заново запер дверь и удалился, гулко шагая по коридору.

Тем временем. В бункере Гос. Резерва России.

— А ты что думаешь о поединке? — спросил Вячеслава Андрей.

— Думаю, то нам не стоит вмешиваться в местные разборки.

— То есть, предлагаешь мне отступить?

— Я предлагаю поговорить с капитаном.

— И, что я ему скажу?

— Андрюх, ты у нас голова, найдешь что сказать, чтобы ваше членомерство не закончилось смертью одного из вас.

— И что это было? Ты боишься, что я проиграю?

— Дурак ты Беляев, я боюсь за общее дело, какой будет толк от раненого тебя или убитого капитана. Это не улучшит отношения между учеными и этими кладовщиками. А нам это надо?

— Понятно, значит, двоевластие на этих складах нас устроит?

— Сразу видно, что ты тактик, и в стратегическом мышлении не силен.

— Оооо, внимание, сейчас будет говорить стратег Сорокин.

— Да больно мне надо, не хочешь слушать, поступай, как знаешь, только я теперь тебя буду звать «членомерка». Нашел время доказывать у кого яйца круче.

— Ладно, не дуйся, а то и правда на детей становимся похожи. Признаю, сглупил. Говори, что думаешь?

— Да тебе же всё равно.

— Если бы мне было всё равно, то не спрашивал бы твоего мнения.

— Хорошо, тогда слушай. Двоевластие в этом огромном складе, нам просто на руку. Ты ведь понимаешь, что у них здесь есть всё, ну или почти всё. Есть и техника на консервации, есть и оружие. При этом, местные царьки, более чем условно офицеры, они уже давно не воспринимают, что эти склады являются государственными. Потому, что прошло пятьдесят лет, а в стране так и не появилось власти, так и не возродилось государство. И предъявить им не правильное использование ресурсов ни кто не сможет. Фактически, эти люди считают все запасы своим достоянием.

— Я понял, к чему ты клонишь, нельзя давать повода, что бы кто-то один управлял этим хозяйством. Иначе он возомнит себя князьком, или царьком всех владений. И по своей прихоти, будет решать, как этим распоряжаться. Так?

— Почти так, мало того, амбиции могут зашкалить, и он постарается подмять и научный бункер. А когда будут рулить две группировки, мы можем спокойно играть на противоречиях. Допустим нам, что-то понадобится от них, полкан воспротивится, а кэп, назло ему, может нам помочь. Или наоборот, не важно. И пока они делят власть, у них не будет мыслей расширять свою епархию. Амы можем получать всё, что нам нужно, для бункера ученых.

— Убедил, хорошо, сейчас пойду и поищу Дзюбу.

— И что ты ему будешь говорить?

— Найду, что сказать, и постараюсь убедить, отказаться от боевых патронов. Постреляем для приличия краской, как говорится, проверим свои способности.

— Тяжко тебе будет, как я понял, капитан не тот человек, кого легко убедить в чем-то. Ему надо, что-то предложить.

— Интересно, и что же?

— Ну, скажем, не гласную поддержку, или новые элементы питания. Научники смогут наштамповать аккумуляторов по нашему принципу? А это перспективы долгого срока службы, большой емкости, быстрой подзарядки и возможность применения в любых условиях. Короче есть, на что обменять. А кэп, станет монополистом по продвижению нашего товара.

— Сорокин, ты прямо торговый представитель коммерческой структуры.

— Скорее, дипломат барышник.

— Ладно, дипломат, пойду, прогуляюсь по их бункеру, поищу капитана.

— Иди, но в следующий раз думай, прежде чем нарываться на драку.

— Да понял уже, исправлюсь. — Сказал Андрей и пошел к выходу из комнаты. — А ты будь на стороже, плазмомет не должен попасть в чужие руки.

Беляев долго ходил по переходам и тоннелям, спрашивая всех встречных, где найти капитана. Он был каким-то неуловимым, то его видели в одном месте, то в другом, и везде Андрей опаздывал. Но чуть позже ему попалась секретарь капитана и сказала, что тот будет себя в кабинете, через пятнадцать минут. Андрей узнал, как пройти к кабинету капитана, поблагодарил девушку и пошел в нужном направлении. То, что назвали кабинетом, было скорее вагончиком как на стройке. Андрюха подошел к двери, постучал и дернул дверь за ручку. Она поддалась и открылась.

— Разрешите? — Спросил Беляев входя в помещение. Кабинет оказался чистым и аккуратным, вдоль глухой стены стояли стулья, рядом с дверью не большой столик с монитором компьютера. Далее шла перегородка с дверью, на которой было табличка. Начальник особого отдела капитан Дзюба А.А.

Беляев усмехнулся, и понял, что кэп начитался литературы о Советском Союзе. И не зная точно, как назывался отдел контрразведки, написал то, что первое пришло в голову, чтобы показать свою значимость. Пройдя к следующей двери, Беляев повторил процедуру со стуком в дверь и вопросом разрешения. Капитан, сидел за столом, лицом ко входу и мрачно сказал:

— Проходи, раз пришел. Что надо? Решил пойти на попятную?

Андрей не стал грубить, а лишь обратился к капитану.

— Мне надо с вами поговорить, я присяду? — кивнул он на стул перед столом начальника «особого отдела».

— Садись, в ногах правды нет.

Андрюха пододвинул стул ближе к столу, и полубоком разместился на нем.

— О чем говорить будем? — спросил капитан.

— Об условиях решения нашего конфликта. Я же не знаю реалий вашего общества. Вот и хотелось узнать, что мы с этим будем делать и как решать эту проблему.

— А что тут решать, ты меня, можно сказать, унизил при подчиненных, я просто обязан наказать тебя и восстановить свою честь.

— Позвольте узнать, как вы намерены это сделать?

— Я убью тебя, на нашем тренировочном полигоне.

— Понятно, значит только это, удовлетворит вас?

— Естественно, а к чему ты клонишь?

— Просто я слышал, что такие вопросы у вас решаются по-другому.

— Да, но это только среди своих, живущих в нашем бункере, а вы пришлые и не знание наших условий жизни не отменяет ваших действий против старших офицеров.

— Капитан, давайте говорить серьёзно, вам сколько лет?

— А какое это имеет значение?

— Поверьте, это очень важно, так сколько?

— Сорок два, и что?

— А это значит, что вы родились здесь в этом убежище. И то что вы носите погоны Вооруженных сил России, не делает вас полноправным офицером.

— Да как ты смеешь, щенок …

— Остановитесь капитан, — прервал его тираду Беляев, — дослушайте до конца. Я служил в армии, ещё до войны, и знаю её из нутрии. Знаю её уставы и субординации. То, что я увидел в вашем бункере, это не армейские отношения. Это больше похоже на взаимоотношения между двумя военизированными группировками. Не знаю, как вы дошли до такой жизни, и кто придумал полубандитские отношения между вами. Но армия это единоначалие, приказы старшего офицера или начальника не обсуждаются. Ни один здравомыслящий офицер не допустит, чтобы на его место мог встать любой, кто его победит на полигоне. Для того, чтобы руководить подразделением, надо многому учиться, а как вы стали «офицером»? По праву наследства от отца, или переиграли предыдущего человека на стрельбах?

Капитан помолчал, а потом ответил:

— Я много читал, многому учился и заслужил быть офицером.

— Вы читали не ту литературу, на художественной литературе не научишься быть солдатом. Там много романтики, много понятий о чести, много разговоров о справедливости, с точки зрения автора. Но это не значит, что так живет армия. Армия — это, прежде всего товарищество, где каждый исполняет свои обязанности. В ней строгая иерархия и чтобы получить офицерское звание, надо перелопатить кучу предметов, от высшей математики до истории государства. — проговорив это, Андрей заметил заинтересованность Дзюбы и решил сыграть на этом. — Так к чему я веду весь разговор, мы конечно можем пострелять друг в друга. Я не очень знаю ваш полигон, но у меня есть опыт настоящей войны, настоящих штурмов помещений. Так что, кто кого убьет, это на воде вилами писано. Но главное не это, главное то, кому от этого будет польза. В любых вариантах выигрывает «полковник» и его люди.

— Так что ты предлагаешь?

— Поступить, как подобает в вашем бункере, мы гости, и не принадлежим к вашему обществу, но это не значит, что нас надо убивать. Мы отстреляемся, как и положено, маркерами. Надеюсь, устроим грандиозное зрелище для публики. Зато потом сможем успешно сотрудничать, я например, могу достать много интересных учебников и методичек, ещё Советской эпохи.

Глаза у Дзюбы загорелись интересом, и он задал вопрос:

— А что вы хотите взамен?

— Не так и много, несколько единиц оружия и боеприпасы к ним, ведь наш бункер практически безоружен.

— А что ещё вы можете предложить?

— Много чего, учебники для детей, методики обучения для преподавателей, и массу художественной литературы. В нашем бункере огромный архив. — Слукавил Беляев, он знал, что всё необходимое добудет в своем времени. И главное, тщательно подберет, чтобы направить мысли этих людей в нужном ему русле. Им надо привить идеалы СССР, и так чтобы не было перегибов.

— Ты убедил меня, я согласен с условиями, но учти, на полигоне я тебе не уступлю и форы не дам.

— А мне и не надо, — улыбнулся Андрей, — главное у нас не будет убийства. А договориться всегда лучше, чем враждовать.

Капитан встал, и протянул руку Андрею.

— Договорились, — твердо сказал он.

— Договорились, — ответил Андрей и пожал руку Дзюбы, — а как тебя звать то, капитан?

— Алексей.

— Будем знакомы, Андрей.

— Ну что же, Андрей, иди, готовься к бою, через полтора часа начинаем. Оружие я приготовлю, перед боем проверишь снаряжение, как моё, так и свое. Боевых патронов не будет.

— Добро, сказал Беляев, буду готов ко времени.

Ушел Андрей в приподнятом настроении, ему удалось договориться с капитаном, и отделаться очень дешево. Ни каких новых технологий не отдавая взамен. Хотя, информация тоже стоит не мало, и ещё придется постараться, доставая её.

Вячеслав встретил Андрея вопросительным взглядом, когда тот вернулся в солдатский кубрик. Андрюха ни чего не сказал, а только показал руку с поднятым большим пальцем вверх. И как не пытался Сорокин расспросить его о переговорах, и что только не дала, чтобы заставить говорить. Беляев отмалчивался и хитро улыбался. Наконец Слава не выдержал, и спросил напрямую.

— Беляев ты сволочь, и долго ты меня мучить собираешься?

— Даже и не думал, а что тебя напрягает?

— Прекращай эти игры, лучше скажи, о чем говорили с капитаном.

— Не скажу, потерпишь до нашего отъезда. — и многозначительно огляделся вокруг, указав на свои уши. Славке пришлось смириться, он понял намек, и поэтому ответил.

— Ну и черт с тобой, снесут, буйну голову, потом не проси меня пришить её на место.

— Вот и ладно, больше не приставай ко мне, мне надо отдохнуть часок. — сказал в ответ Андрей и упал на одну из кроватей.

Отдохнуть ему конечно не удалось, приходили какие-то люди, то и дело о чем-то спрашивая. Вячеслав, как можно вежливей отшивал их, но потоку не было конца, всем было интересно узнать боевые возможности Андрея, и стоит ли на него ставить.

Наконец за Андреем пришел старлей, и сказал, что вызвался добровольным секундантом у дуэлянта.

— Андрюх, если тебя убьют, твоё снаряжение будет моим? — и с хитринкой улыбнулся.

— А вот видишь, — Беляев показал кукиш, — у меня уже есть наследники.

— Шутка. — примирительно добавил Виктор.

— Туманов, ты это, не шути так больше, а пострелушек с боевыми патронами не будет.

— Как не будет? Там уже ставки на смерть одного из вас делают.

— Скажи Вить, ты тоже ставку сделал? На кого?

— На тебя, что ты одержишь победу, о смерти не было речи.

— А почему на меня?

— Да вижу, что ты не новичок, и по моим ощущениям, капитану быть сегодня битым.

— А большая ставка? И чего ставил?

— Ну, у нас валюты не так много, сигареты, патроны и выпивка. Ставка один к пяти, что ты выиграешь. Ведь ни кто не знает, на что ты способен, а капитана все видели. Ну, я поставил три пачки сигарет и пузырь коньяка. Если выиграешь, оттянемся по полной программе. У меня тогда будет три лира выпивки и блок симгарет.

— Хм, постараюсь не подвести.

— Тогда пошли, тебя надо ещё наглядно ознакомить с полигоном, правда перед боем все декорации поменяют, но всё же, будешь иметь представление, с чем придется столкнуться.

— Пошли, старлей. Слав, а ты идешь?

— А мне это надо? Я и так знаю, что ты приморожен и постараешься победить, а кто выиграет не суть важно, главное убийства не будет.

— Вячеслав, — обратился к моему другу Туманов, — а ты можешь все здесь посмотреть. Там в стенной нише есть монитор, по нему будут транслировать бой, с судейской башенки. Надо только его включить.

— Вот как, не бункер, а реалити шоу какое-то.

— Ну, это у нас используют как обучение, чтобы и вахтенные, свободные от караула, могли смотреть. Потом разборка полетов по бою идет. Кто и где допустил ошибку, и как надо было действовать.

— А что? — Сказал Андрей. — Вполне трезвый подход к обучению штурма и активной обороны.

— Ладно, идите уже, готовьтесь, а я послежу за зарядкой костюмов и посмотрю ваши танцы с пушками, через монитор. — Проворчал Сорокин и махнул рукой, выгоняя «бойца» и его «секунданта» из помещения.

Старлей Туманов провел Андрея к полигону, сооружение весьма впечатлило. Комплекс был построен очень грамотно, со стороны это была бетонная коробка, с оконными проемами, шириной с дом в один подъезд и длиной в три. Крыши на верху не было, а над сооружением нависала наблюдательная башня и стоял кран-балка, для смены и переноса перегородок внутри.

— Ну что, зайдем, посмотрим внутри? — спросил Туманов.

— Пойдем, глянем. — Согласился Андрей.

Внутри тоже все было грамотно, перегородки крепились на специальных замках, их было легко передвигать и разворачивать, меняя планировку. Пол был присыпан сначала песком, а сверху для мягкости опилками. Были и элементы мебели, столы стулья и кресла и шкафы по минимуму. На некоторых стояли все возможные предметы, книги вазы чашки. Андрей понимал, для чего это сделано, это на случай действий в ночной обстановке, заденешь шкаф, с полки упадет ваза, и наделает шуму. А противник, поймет по звуку твое место положения. В общем, идеальные условия для тренировок. Жаль, что полигон используют в целях выяснения отношений. Андрею захотелось иметь такой и у себя в бункере. Это поможет обучить охрану, работать в тесных пространствах и научит зачищать занятые помещения.

— Виктор, а как быть если я например выпрыгну в окно, а в другое залезу, чтобы переиграть противника?

— Нет, правилами это запрещено, подразумевается, что это верхний этаж многоэтажки. Если сможешь перебраться в другое окно не спускаясь на землю, то зачтется, если встанешь хоть одной ногой за периметром здания, проиграл.

— Понятно, — сказал Беляев и запрыгнул на оконный проем, выглянул наружу и попробовал дотянуться до другого окна. Размаха рук вполне хватало, так что, можно было перебраться, не опираясь на землю. — Учтем с. — буркнул Андрей и добавил, — в принципе, я готов, куда идем дальше?

— Идем в комнату снаряжения, там переоденешься в более удобную одежду и приготовишь то, что может тебе понадобиться.

Андрей проследовал за Виктором, в раздевалку, и они начали подбирать снаряжение.

— Я так понимаю, что боевыми вы стрелять не будете? — спросил Виктор, — Ты в этом точно уверен?

— Туманов, если я сказал, что не будем, значит не будем, тем более капитан сам решил использовать маркерные пули.

— Тогда снимай бронежилет, и подбирай себе тактическую разгрузку, она с микропорной подкладкой, на много легче бронника, и смягчает удар от маркера. И это, смени свою одежду на тренировочную униформу, ты же не хочешь испортить свою в краске. Она хоть и акриловая, но стирать, потом придется долго. Какой у тебя размер? На глаз, думаю, сорок восьмой.

— Угадал, сорок восемь рост три.

— Ага, держи, переодевайся. — Сказал Туманов и протянул застиранный камуфляж Беляеву.

Андрей прикинул длину, и решил переодеться. Когда с этим покончил, подошел выбрать жилет. Посмотрел и выбрал с минимумом карманов и нагрудной кобурой. Примерил, и остался доволен, жилет сидел как влитой и не сковывал движения. Ни каких лишних карманов, на нем закреплено не было, только два мелких для запасных магазинов, к пистолету и сама пистолетная кобура на груди.

Потом он обратился к своему секунданту:

— Вить, а наколенники с налокотниками у вас есть?

— Есть конечно, посмотри вон в том ящике.

— Отлично, — обрадовано ответил Андрей и стал выбирать подходяшие.

Подогнал и закрепил всё снаряжение, он поинтересовался обувью, кроссовки для таких тренировок подходили куда лучше, чем берцы. Нашлись и кроссовки, правда прилично избитые, но не рваные, найдя нужные по размеру и более свежие, он переобулся. Попрыгал в своем новом снаряжении, поприседал, помахал ногами и руками, и остался доволен.

— Я готов. — сказал Андрей.

— Не совсем, выбери маску и очки для защиты лица, в схватке будет не до выцеливания, и ни кто не гарантирует, что пуля противника не попадет в лицо.

— Вижу у вас с безопасностью даже очень не плохо.

— А ты как думал, маркер бьет очень даже ощутимо, и глаз вынесет с чистой совестью. Так что, очки надо одевать обязательно. Но если не хочешь синяков во всю морду, то и маску оденешь.

Андрей примерил маску, и понял, что она ему не нужна, сильно ограничивает периферийное зрение и мешает трезво оценивать пространство. А вот тактические очки, были самый раз, они защищали глаза и не препятствовали обзору.

К ним зашел молодой парень, в звании сержанта и обратился к старлею:

— Разрешите обратиться, тащ Старший Лейтенант?

— Обращайся, — ответил Туманов.

— Меня послал к вам лейтенант Тарасов, узнать, готовы ли вы и ваш боец к поединку.

— Готовы сержант, что-то ещё?

— Да тащ Старший Лейтенант, мне приказано проводить вас для обсуждения условий.

— Ну что ж, веди, … Андрей! — крикнул он Беляеву.

— Я готов, — ответил Андрюха, — что уже начинаем?

— Нет пока, надо обговорить правила и условия, пошли за сержантом.

Они вышли вслед за бойцом и направились в другое помещение, в это время на полигоне вовсю шла работа по изменению планировки. Солдаты трудились с усердием, и с помощью кран-балки, переставляли перегородки внутри помещения. А на верхнем ярусе, расположенном по периметру помещения, в виде балкона, уже начинал собираться народ, свободные от службы военные, и гражданские живущие в бункере. Сержант открыл дверь в пристрой, располагавшийся не далеко от наблюдательной башни, и вошел первым, с докладом своему начальству. Беляев и Туманов прошли следом.

В помещении, было довольно светло, по центру стоял длинный стол, за которым сидело несколько человек в военной форме, один в звании майора, пара лейтенантов, прапорщик и капитан Дзюба.

Майор, поздоровался и велел проходить и присаживаться за стол. Что и сделали приглашенные, кроме сержанта.

— Я майор Серов, буду судить ваш поединок. Это лейтенант Угрюмый, и прапорщик Самойлов, они тоже будут на вышке, следить за соблюдением условий. Лейтенант Тарасов, секундант капитана Дзюбы.

— Рад познакомиться, — ответил Андрей, — я Андрей Беляев, командир сталкеров, научного бункера.

— Добро, — сказал майор, — с формальностями покончили, приступим к делу. Сейчас идет подготовка к полигону, закончат примерно через двадцать минут. Поэтому, доведу до вас условия боя. Ваша задача, зачистить здание, но по условиям вы не будете сами входить в помещение, вы будете уже внутри. Мы решили усложнить задание и поставить вас в равные условия.

— Каким образом? — вмешался Дзюба.

— Капитан, не перебивайте, всему свое время. И так, на чем я остановился? Ах да, вас введут в помещение, с завязанными глазами, ваши секунданты, расставят по комнатам, так, что вы не будете знать, где находитесь и где противник. Он может оказаться и в комнате по соседству и вообще в другой стороне. Это решим мы и дадим схему секундантам. Потом они покинут здание, и вы по команде с вышки уберете повязки с глаз, тем самым начнется поединок. Второе условие, здание находится под землей, то есть пользоваться окнами запрещено, не выглядывать, не перебираться в другие помещения, через окна, нельзя. Они будет завешены. Теперь по боеприпасам и оружию. Вы сбудете использовать штатные ПММ, с одним запасным магазином. Вам будут даны тридцать маркеров. Двадцать четыре будут снаряжены в магазины, оставшиеся будут в здании в «тайниках». Это на случай если вы исстреляете весь боекомплект. Шесть оставшихся патронов будут считаться штрафными. И самое главное, тайники, это не совсем то, что я имел ввиду, в общем, можете найти патроны где угодно, в ящике стола, на тумбочке или в какой нибудь чашке. Всё делается для того. чтобы вы не просто зачищали помещение, но ещё и осматривали его. И патроны разрешается брать, только своего маркерного цвета. У вас, — майор указал на Андрея, — будут маркеры красного цвета, а у вас капитан, будут синего. Всё понятно? Теперь можно задавать вопросы.

— Скажите товарищ майор, а по времени, нас не ограничивают?

— Нет, времени вам дается, до победы одной из сторон, и если кончатся боеприпасы, вы можете использовать тренировочный нож.

— Вот как, ну тогда понятно, а что собой представляет этот нож?

— Это копия боевого ножа, изготовленная из твердой резины.

— Отлично, у меня больше нет вопросов.

— Капитан, а вы ни чего не хотите уточнить? — обратился майор к Дзюбе.

— Нет, товарищ майор, мне всё понятно.

— Хорошо, сержант, принесите нам оружие и боеприпасы.

Сержантик козырнул и исчез за дверью, а спустя несколько минут он вошел в помещение с небольшим чемоданчиком. Молча, прошел к столу, положил его перед майором и снова занял место возле входа.

— Поскольку, вы наш гость, то капитан решил предоставить вам право выбрать оружие. — обратился к Андрею майор, и пододвинул чемоданчик в его сторону.

Беляев без церемоний открыл кейс, и обнаружил там два отделения, в каждом из которых лежало по пистолету и «ножу», по два магазина на ствол и одной пачке патронов. Правда пистолетные рамки были окрашены в ядовито-зеленый цвет, наверное, чтобы не спутать с боевым оружием. «Не хило подготовились, или у них это в порядке вещей?» — подумал Андрей, а сам тем временем вытащил один из пистолетов. Оттянул затвор и поставил на задержку, по ощущениям, возвратная пружина была слабее, чем у боевого. Мизинцем попробовал боек и остался доволен, снял затвор с задержки, и опробовал спуск. Вроде не плохо, он нажал на крючок ещё раз, проверить самовзвод и усилие для взвода и выстрела. «Тяжеловато» — решил Беляев и осмотрел второй пистолет, проделал с ним те же процедуры и остался доволен.

— Я беру вот этот, — сказал он вслух, и глянул на Дзюбу.

— Не вопрос, — согласился капитан, — тогда снаряжаем магазины и делаем подгонку карманов.

— Согласен, — сказал Андрей, взял коробку с боеприпасами, открыл её и, увидев силиконовые головки пули, с синим маркером, передал их Дзюбе. Сам взял другую коробку, и начал набивать магазины патронами. Между делом обратился к капитану:

— Товарищ капитан, я перед войной служил, но не видел, чтобы у на использовали такие боеприпасы. Не подскажите, откуда такое чудо?

— Ну, точно не знаю, известно только, что наши спецы подсмотрели у американцев, на совместных учениях. Потом заказали себе такое в Ижевске. Но по тогдашним законам России, было невозможно использовать такое оружие на тренировках, вот и отправили все на склады госрезерва. Мы у себя, на оружие наткнулись случайно, там ещё есть Калашниковы, под аналогичные патроны. Боеприпасов навалом, их наделали вдосталь, государство оплатило, а потом сами же и запретили использовать.

«Вот хитрец, намекает, что мне могут пригодиться такие стволы, для обучения бойцов бункера.» — подумал Андрей и сделал пометку у себя в уме. — «ведь действительно, полезная штука, а к ней и защита нужна, а значит есть причины для торга. Ну что же, поживем — увидим.» — А вслух сказал:

— Очень интересно, и как с баллистикой у этих патронов.

— Да нормально, почти как у боевого, шум выстрела, отдача, вот только дистанция меньше, а всё остальное как и полагается.

Андрей закончил снаряжать магазины и сказал:

— Я готов, — взял в руки ПММ, вогнал один из магазинов в рукоять. Передернул затвор, мягко спустил курок и поставил оружие на предохранитель. Дзюба тоже закончил со снаряжением и распихал оружие по приготовленным карманам. А Андрей попробовав кобуру остался недоволен, и решил её перевесить на ремень под правую руку. Карман с запасным магазинам повесил на левую сторону жилета. Ножны с имитацией ножа повесил на левую часть плечевой части жилета, рукояткой вниз. Попробовал, вроде все под рукой, выташил пару раз пистолет, все устраивало, попробовал достать нож, удобно. И смена магазина оказалась на высоте, с учетом специфики пистолета Макарова.

— Сержант, — позвал подчиненного майор, — сходи узнай, готов полигон или нет, а то бойцы уже на старте.

— Есть, — ответил парень и покинул комнату.

— А вы товарищи, отдайте оставшиеся патроны, вашим секундантам, и ожидайте команды. Остальных прошу, занимайте свои места на вышке. И пусть приготовят видеокамеру. Бой обещает быть интересным, и мы получим качественный материал.

Прапор с лейтенантом встали и вышли коридоры бункера, а следом прибежал сержант.

— Тащ Майор, разрешите доложить?

— Докладывай.

— Тренировочный полигон готов, все переделки закончены, окна перекрыты, можно начинать.

— Отлично боец, можешь быть свободен.

— Есть, — ответил сержант и убежал из помещения, наверное, искать себе место для наблюдения.

— А вам товарищи, последнее уточнение, — обратился он к секундантам, вы не имеете право рассказывать в какую комнату ведете бойца, после того как вы его оставляете у вас будет три минуты, чтобы организовать «тайник» боеприпасов в любом другом помещении, и ещё две минуты покинуть зону боя. А вам бойцы, придется стоять с завязанными глазами, пока с вышки не дадут команду старта. Нарушение оговоренных правил, будет влиять на вашу победу. Надеюсь, вопросов больше нет?

— Нет, товарищ майор, мы всё поняли и готовы. — Ответил за обоих Дзюба.

— Тогда выдвигаемся.

И четыре человека проследовали на выход за майором. Подошли к вышке, секундантам вручили по платку, похожих на арабские арафатки. Дали команду завязать глаза бойцам и вручили листки с заданием. Майор пожелал удачи и поднялся на наблюдательную вышку.

— Ну что, поехали? — Спросил Туманов и стал завязывать глаза Андрею. Потом подхватил его под руку, и повел к входу на тренировочную площадку.

— Андрей, будь готов ко всему, могут выключить свет, включить стробоскоп или пустить дым. В общем будь внимателен, я за тебя болею, и хочу сегодня выпить коньку.

— Не боись, прорвемся. — Ответил Андрей, — Долго ты меня ещё водить будешь?

— Нет, уже почти пришли, ещё одни поворот направо и ты на месте.

— Вот и отлично, а то боюсь остыть, адреналин начал приливать.

— Странно, а с виду ты спокоен.

— Ага, зато уши уже горят.

— Ну, всё, пришли. Оставайся здесь и жди команды, а я пойду патрончиков тебе оставлю. — Сказал Виктор, хлопнул по плечу нового товарища и вышел из комнаты.

Пять минут для Андрея показались вечностью, но вот наконец раздался голос из динамиков оповещения:

— Внимание, противники готовы? Если готовы, поднимите вверх одну руку.

Андрей незамедлительно вытянул левую руку вверх.

— Отлично, — ответил голос, — можете снять повязки, и начинаем. Пусть победит сильнейший.

Беляев не спеша, снял повязку с глаз, осмотрел платок и сложив его несколько раз повязал вокруг шеи. Какая ни какая, а защита. Потом достал пистолет, снял с предохранителя и взвел курок. Теперь можно осмотреться обстоятельно, что он и сделал. Андрей стоял посреди комнаты с двумя выходами закрытыми дверьми. Первым делом надо было обследовать соседние комнаты, если таковые есть. Он прикинул в уме расположение своего помещения, и понял, что дверь напротив него, ведет не в коридор, а в смежную комнату. «Вот с нее и начнем» — решил Андрей. Мягко ступая и держа пистолет наизготовку, он подошел к проходу, присел на одно колено, прислонившись к стене слева от двери. Перехватил оружие в левую руку, а правой взялся за ручку и резко распахнул дверь, готовый стрелять по малейшему движению. Держа пистолет уже двумя руками, он по секторам осмотрел вторую комнату, плавно перемещаясь на правую сторону дверного проема. Комнаты была пуста, Андрей приподнялся на обе ноги и вошел в комнату, осмотрел закутки, чашки и ящики тумбочек. Везде было пусто. «Не больно-то и надо» — подумал Андрюха, — «мне и двух магазинов хватит». Теперь ему предстояло выбраться в коридор бункера, и он вернулся обратно в комнату, с которой начинал.

Беляев, от первого лица.

«Ну что же, начнем игры, для начала осмотрим дверь. Отлично замки простые, как я понял, только чтобы захлопнуть дверь. Петли не скрипят, наверное, следят за ними и регулярно смазывают. Для обучения это нормально, но я бы иногда усложнял задачу, оставив несколько ржавых замков и перель, для звука и обнаружения противника. Хотя сейчас это хорошо, если я не могу слышать капитана, то и он меня не слышит, мы в равных условиях.

Подхожу к двери в коридор, мягко открываю замок, прижимаясь спиной к стене возле двери. Тихо открываю на небольшое расстояние и осматриваю коридор. Ага, понятно, почему меня так долго вели на место старта, я сейчас нахожусь возле выхода из комплекса, но с другой стороны. Я так понимаю, меня провели по всему помещению и оставили в противоположном конце. Вижу в коридоре ещё две двери, перед самым выходом, одна почти напротив другая, чуть дальше. Значит надо начать с дальней, зачистить те помещения, чтобы быть уверенным, что у меня за спиной ни кого не будет. Открываю дверь чуть шире, поддается мягко и почти без звука. Теперь надо выглянуть в коридор в противоположную сторону, а потом быстро переместиться к дальней двери. Резко выглядываю из-за дверного косяка, на секунду задержавшись, оценивая пространство, и сразу прячусь обратно, под прикрытие дверного проема. В коридоре чисто, ни кого нет, но пара дверей приоткрыта, возможно, капитан тоже осматривал коридор. Что ж, надо действовать и действовать сейчас. Выбегаю в коридор, и мчусь к дальней двери, чуть замешкался с ручкой замка и почувствовал что за спиной, вдаль по коридору кто-то появился. Резко распахиваю дверь, оборачиваюсь назад и стреляю вдоль стены в силуэт, показавшийся из дверного проема в дальнем конце. Два выстрела слились в один, капитан тоже успел выстрелить, но я уже нырнул внутрь комнаты. И шлепок красящего состава попал в дверной косяк.

А кэп хорош, ни чего не кажешь, бахнул навскидку, и если бы на моем месте был кто-то другой, то точно словил бы этот выстрел. Быстро осматриваю комнату, в ней ещё одна дверь и ведет она в направлении, нужном мне. Скольжу к двери, не думаю, что кэп воспользовался ситуацией и успел переместиться ближе ко мне, да даже и так, это ни чего не меняет, резко распахиваю дверь и держа пистолет двумя руками, беру на контроль комнату, отлично, в ней есть дверь в коридор, и открывается очень удобно, давая возможность отслеживать дальнюю часть. Капитан теперь будет держать на контроле ту дверь, в которую я нырнул. А я окажусь на много ближе, и если повезет, то смогу застать его врасплох. Присаживаюсь на колено и приоткрываю „калитку“, держа ствол наготове. Краем глаза замечаю движение возле ближней ко мне стены. Открываю дверь шире, и тут гаснет свет.

Временно, ни чего не вижу, глаза не перестроились под темноту, но выбираюсь в коридор, и едва касаясь левой стены, начинаю движение вперед. Только бы успеть перебраться в противоположную комнату, пока не включили свет. И вот, наконец, нащупал дверной проем, а как только взялся за ручку двери, краем уха зацепил тихий шорох, впереди. Делаю два выстрела на шум и вламываюсь в комнату.

Вспышки от выстрела немного дезориентировали, и я наткнулся на стол посреди комнаты, и наделал много шума. Черт, черт, неуклюжий болван, выдал себя с потрохами. Зато зрение пришло в норму, и благодаря далёкому освещению всего бункера и работе приборов на вышке над комплексом, стал различать силуэты предметов комнаты. Держа под контролем дверь, в которую только что вломился, я задом стал отступать к ещё одной дверце в этой комнате. Дойдя до нее, остановился и прислушался. Меня ни кто не преследовал, а в другой комнате вроде было тихо. Но на этот раз решил действовать решительно, опять прислонился к стене возле двери и рывком её распахнул. В ответ на мои действия прозвучало два выстрела. И я краем глаза заметил вспышки. Понятно, капитан сообразил, что я попытаюсь выйти к нему за спину и решил встретить меня на переходе из комнаты в комнату.

Отлично, думаю, он сейчас контролирует сразу два выхода, один в коридор и второй в эту комнату. Как его переиграть? Он и я, оба на нервах, значит надо заставить его стрелять, а самому в это время попасть в другую комнату. Отхожу от стены и, поменяв руки с пистолетом, беру один из стульев. Замах, кидаю стул в открытый проём, ведущий в коридор. Звучит выстрел, но не там где я ожидал. Капитан, оказался хитрее, не стал ждать, пока я что-то предприму, и сам переместился по коридору в мои тылы. Теперь надо выбираться из этой ловушки, Дзюба наверняка занял удобную позицию и контролирует коридор. Медленно чтобы ни чего не задеть перебираюсь в нужную мне комнату, готовый стрелять на любой шорох. Подхожу к двери в коридор, и разглядываю в потемках, что меня ждет впереди. И о радость, напротив моего дверного проема, на другой стороне коридора открытая дверь. Готовлюсь сделать рывок, чтобы с кувырком, перебраться в помещение напротив. И только начинаю движение, включается яркий свет. Я слепну, но остановиться не могу, и на автомате делаю задуманное. Кувырок и я в соседней комнате, мне ужасно везет, капитан тоже ослеп, но успел сделать выстрел, тогда, когда я уже вкатился в комнату. Быстро поднимаюсь на ноги и припадаю к стене возле двери. Резко выглядываю за угол, и сразу обратно. Успеваю заметить кэпа, в низкой стойке, стреляющего на моё движение. Опять везет, успеваю спрятаться. Я присаживаюсь ниже и снова быстро выглядываю, капитана уже нет в коридоре. Ну, дорогой, теперь мы тебя повыцеливаем. Но вот вопрос, куда он нырнул? Не дай бог в комнату смежную с той, из которой я делал кувырок. Тогда он меня точно поймает на выстрел. Значит надо отступить, и перебежать в смежную комнату на этой стороне, что и делаю незамедлительно. Запираю за собой дверь и подпираю её стулом под ручку. Отлично, с тыла ты меня не возьмёшь, только в лоб. Теперь надо взять под контроль сам коридор. Осматриваюсь, вижу плюшевого медведя на шкафу, то, что доктор прописал. Беру его, и иду к двери в коридор, не останавливаясь, кидаю медведя вдоль прохода в предположительном направлении Дзюбы, а следом выглядываю сам в низком положении. Выстрелов нет, коридор чист. Сижу, жду, позиция у меня нормальная, теперь главное поймать его на перемещении. И вот движение, из комнаты, с которой начинал я, на секунду показалась часть головы капитана, жму на спуск, но он успевает скрыться. Радуюсь, попался голубчик, ведь там со второй комнаты нет выхода в коридор, она глухая. Быстро меняю магазин, чтобы при штурме иметь преимущество в боеприпасах, и плавно не спеша, держа дверной проем на прицеле двигаюсь в том направлении. Дзюба однозначно понял, что попал в тупик, и начал что-то двигать в комнате. Наверное, устраивает баррикаду. Выкурить его будет трудно, и оборонная позиция ему дает шанс переиграть меня. Но делать нечего, занимаю положение возле двери и краем глаза заглядываю в помещение. Ни кто не стреляет на мои действия, отлично, меняю позицию, перемещаюсь на другую сторону дверного проема. Теперь надо быть готовым и внимательно осмотреть помещение. Что же он там двигал? Ага, шкаф одной частью отодвинут от стены, он может спрятаться за ним? Навряд ли, вроде не глупый. Но почему он так сдвинул шкаф? И тут я замечаю в стекле шкафа отражение, Дзюба под прикрытием прохода в другую комнату стоит готовый стрелять, как только я войду в комнату. Я улыбаюсь его отражению и приветливо махаю рукой. Он понимает, что его замысел раскрыт, и хлопает дверью. Ага, гад, усложнил мне задачу. Зато теперь можно войти в помещение, но это не для меня. Знаю я эти трюки, стоит расслабиться, как откроется дверь и прозвучат выстрелы. Поэтому врываюсь с наскока и переворачиваю стол на бок, но не урываюсь за ним, а скольжу за шкаф. Успеваю вовремя, в приоткрытую дверь, капитан стреляет „дабл тапом“ и снова её закрывает. Маркеры с краской шлепают в стену рядом со мной, чуть не попал стрелок хренов. Но я не собираюсь стоять долго, а сразу, как только закрылась дверь, выскакиваю обратно и, припрыгнув через стол, прижимаюсь к стене возле двери. Мысленно подсчитываю, сколько выстрелов сделал кэп, получилось восемь. Если он не сменил магазин, значит остаток четыре. Отдышавшись, начинаю действовать, решаю выбить дверь ногой и уйти с линии огня в сторону. Занимаю положение, удар и, на вышке решают поиграть с иллюминацией, гаснет основное освещение и включается стробоскоп, ярко и довольно часто моргая вспышками света. В таком освещении мои движения кажутся ломаными, но я делаю задуманное, ухожу из дверного проемы в другую сторону и присаживаюсь на колено. Капитан стреляет сверху откуда-то справа, все четыре выстрела и одним попадает мне в ногу. Я вваливаюсь в комнату на левый бок, и стреляю в ответ двойным. Во вспышках света, вижу его движения, он спрыгивает вниз, со стеллажей которые прибиты вдоль стены и пытается перезарядить свое оружие. Посылаю вдогонку ещё два выстрела, один попадает в бок второй в голову. Кэп, встает во весь рост и поднимает руку, признавая свое поражение. На вышке включают свет, игра закончилась».

— Беляев, я вроде в тебя попал пару раз, почему ты стрелял в ответ? — спросил Дзюба снимая с лица защитную маску.

— Капитан, ты меня зацепил только один раз, и то не значительно, с таким ранением как правило продолжают бой. — Ответил Андрей. — Ты же вон продолжил, когда я тебя зацепил в руку.

— Я думал ты мухлюешь, поэтому решил идти до конца.

— Ну, давай оценим работу. Видишь, куда ты попал, в икроножную мышцу правой ноги, как думаешь, противник может стрелять в ответ?

— Пожалуй.

— Ну, так я в соответствии с ранением завалился на левый бок и продолжил бой. Всё по правилам.

— Так и я когда лежал на полке, получил в левое плечо, так что вполне остался боеспособен.

— Согласен, ну что, мир?

— Мир, вечером зайди ко мне, обговорим наши дела. А сейчас пошли к начальству, надо разобрать свои действия в качестве учебного пособия, сам понимаешь, наглядный урок для бойцов, лучше чем просто объяснения.

— Пошли, а то наши секунданты тоже заждались. — И Андрей пропустив вперед капитана, последовал за ним.

На выходе их уже ждали лейтенанты, обсуждая недавний бой, увидев своих «бойцов» они смолкли и вопрошающе уставились на капитана Дзюбу.

— Чего вылупились, идем в раздевалку, нам надо сдать оружие и переодеться, а потом пойдем давать комментарии.

Объединившись, все дружно направились в бокс для снаряжения. Быстро переодевшись и освежившись в душе, Беляев почувствовал себя гораздо спокойней, теперь Андрей знал, что переговоры вести станет гораздо легче, и такой союзник как Дзюба, принесет больше выгоды, чем начальник бункера.

Потом они вместе с капитаном направились на вышку, чтобы сделать замечания по видеоматериалам их боя. На весь разбор полета у них ушло ещё пара часов, и окончив это мероприятие, они разошлись по своим делам, договорившись встретиться в приезжей где разместились Сорокин и Беляев, через пару часов.

Анрей, слегка устал, не физически, а от долгих пояснений, почему он поступил так а не эдак в бою, потом их мучили записью комментариев, пока не получилось полноценное пособие. В общем, нервишки были на пределе, и он страшно обрадовался, когда увидел в комнате, где их поселили, накрытый стол. Сидящего за столом лыбящегося Туманова и хмурого, недовольного Сорокина. Старлей слегка привстал, и сделав приглашающий жест, произнес:

— Наконец-то, а то мы уже заждались. Я получил призовые, как и обещал, принес коньяк. Надо отметить твою победу. Бункер весь шумит, ещё бы, такая новость, безопасника перестреляли на его собственном поле.

— Угомонись, Виктор, — ответил Анрей, — и не спеши, мы ждем гостей, капитан обещал прийти и выставиться.

— Заметано, но всё же, давай усугубим по рюмашке пока их ждем.

— Черт с тобой, наливай.

— Вот это правильно, вот это понашему. — приговаривал старлей, разливая коньяк по граненым стаканам. Он хотел было наполнить их по рубцу как и водку, но его остановил Вячеслав.

— Старлей, ты совсем сбрендил? Коньяк не пьют гранеными стаканами, наливай примерно на четверть.

— А чего мочить губы, пить, так пить.

— Витя, что ты за темнота, ни кикой культуры в этом веке. Тебя в школе не учили, что питьё крепких напитков, это эстетическое удовольствие, поддержать разговор в компании и расслабиться от суровых будней. Ты же не горе заливаешь, а к друзьям пришел. Какой смысл напиться и отрубиться за столом? — произнес нравоучительный монолог Вячеслав.

— Ну, не знаю, все так пьют, по крайней мере, у нас.

— Темнота, а ладно, будем приобщать тебя к культуре пития. Пойми одно, коньяк не просто спирт, а напиток, изготовленный из винного материала, у него свой вкус, свой букет, в зависимости от сорта винограда и выдержки в дубовых бочонках. Его надо пить мелкими глотками и прежде чем проглотить, надо подержать во рту, оценить всеми порами его аромат и вкус, и только потом проглотить.

— А какой смысл? Итог всё равно опьянение. — возразил Виктор.

— Опьянение, опьянению рознь. Одно дело напиться до одурения, ощущая себя супермэном, которому море по колено и он готов своротить горы. В этом случаи тянет на необдуманные действия вплоть до мордобития с друзьями. Другое дело, когда пьешь для настроения, ощущения легкости и расслабленности. Мир тебе кажется дружелюбным и прекрасным. А друзья становятся ближе и родней. Так вот, коньяк именно такой напиток, для общения и настроения, а водяра для буйства духа.

Разницу ощущаешь?

— Да понял я, понял. Давай уже выпьем.

Андрей, слушавший их с улыбкой, решил остановить этот диалог и поддержал старлея:

— И то правда, заканчивай с лекциями Слава, давай пропустим по рюмке для аппетита.

Парни выпили конька, он оказался не плох, натуральный армянский коньяк, не сказать что высшего качества, но натуральный, а не из консервантов. В ход пошли закуски, правда всё в основном из баночек, но было и кое-что особенное, самоиспеченный хлеб, черная икра и настоящие лимоны. Андрей поспешил сделать бутерброд, намазал кусок хлеба маслом и аккуратно покрыл его тонким слоем икры, отрезал дольку лимона и выдавил сок поверх бутерброда. Выпил остатки конька из стакана и закусил приготовленным деликатесом. И вдруг на Андрея напала ужасная тоска, и понимание, что мира, который он знал, больше нет, и не будет. Что ему ни когда не вернуться к былой жизни, спокойной и размеренной. Вячеслав тоже загрустил и лишь один старлей не мог понять почему его новые друзья не радуются победе и не наслаждаются жизнью. Потом они выпили ещё, и уже плотно поели, как не старался Туманов, он не мог заставить товарищей пить ещё и усугудлял коньк в гордом одиночестве. Спустя какое-то время, к ним в приежку, пришел капитан и его секундант. Они тоже были не с пустыми руками и принесли с собой бутылку водки и бутылку малинового ликера.

Друзья пригласили их за стол, добавили пару стаканов и продолжили банкет, попивая коктейли из водки и ликера.

После пары сканов, Дзюба отозвал Андрея в сторонку, поговорить с глазу на глаз.

— Скажи Андрей, какие у вас планы на завтра? — спросил он.

— Собираемся возвращаться назад, нас наверное уже потеряли, а что?

— Какой дорогой поедите?

— Да той, что и прибыли, мы хотим посмотреть сбитый нами аппарат, нас интересует его зрение и управление.

— Думаю, у вас это не получился.

— Так, Алексей, говори нормально и прямо, что ты задумал?

— Я ни чего не задумал, наши наблюдатели доложили, что в район точильного высадили десант. Поселок зачистили, а технику эвакуировали. Думаю вам не вернуться обратно по этой дороге.

— Да, ситуация, и что ты можешь предложить? Есть другая дорога отсюда?

— Есть, дороги, одна через горы, но там, на машине не проедешь, придется идти пешком. Есть дорога по ущелью она ведет в Миньяр, что там, мы не знаем. Наша разведка так далеко не заходила. В общем, это огромный объезд, на пару суток.

— И что же делать?

— Есть ещё вариант, пойдем за другой столик, я покажу тебе кое-что.

Капитан и Беляев отделились окончательно и сели за стол в дальнем углу большой комнаты. Дзюба достал из внутреннего кармана, карт- схему тоннелей и пещер их бункера и разложил на столе.

— Вот смотри Андрей, это наш бункер. Вы приехали с этой стороны, здесь шлюз и пропускной пункт.

Вот дорога на Миньяр. Здесь подъем на Точильный. А вот, горная тропа в сторону вашего бункера.

А теперь наш комплекс. Смотри вот все ходы и выходы, складские и жилые помещения. Вот здесь на северо-востоке у нас есть штрек с выходом на поверхность. Раньше через него, завозили продукты и материалы для хранения, но про этот проезд давно забыли, ни кто не знает в каком он состоянии.

— Понятно, значит, если он работает и не завален, то мы можем проехать по нему и выйти на поверхность всего в десяти километрах от нашего бункера?

— Именно, об этом я тебе и говорю.

— Так, Алексей, а вот это что за ответвление? — Андрей указал на тупиковый проход, ведущий на северо-северо-восток.

— Не знаю, в него ни кто не заходил, там несколько переборок, которые ни кто не открывал, правда две из них взломали, но ни чего не нашли в тех помещениях и забросили. А что у тебя есть идеи по этому поводу?

— Пожалуй, есть, знаешь что это? Это проход соединение, который не достроили.

— Соединение с чем?

— Те, кто его строили, пытались объединить два бункера, наш и ваш. Я ещё заметил, что в проходе нашего бункера на нижнем ярусе, именно в направлении вашего бункера, стоит сломанный проходческий щит. И если его демонтировать, то можно будет с помощью наших новых инструментов продолжить работы и соединить научное и складское помещения. Не будет надобности подвергаться риску, на поверхности, чтобы перебраться к нам или к вам.

— Да, пожалуй, это будет очень выгодно для обеих сторон.

— Вот и я об этом, задумка строителей была не плохая, объединить научную и материальную базы, тем самым создать задел на будущее, но видно не успели.

— Хорошо, но об этом потом, когда наши начальники договорятся, а сейчас надо решить проблему вашего возвращения.

— Согласен, что делаем?

— Пусть наши люди отдыхают, а мы возьмем складской кар, и съездим на разведку. Ты не против?

— Наоборот, «за», пошли?

— Пошли. — добавил капитан и обратился к подчиненным, — Парни, вы гуляйте, а нам с Андреем надо отлучиться по делу, всё не пейте, оставьте нам по стаканчику коньяка. И сложив карты и схемы обратно в карман, Дзюба и Беляев вышли из помещения.

Электрокар оказался сносной машиной, двухместной с небольшой платформой под грузы сзади. Ехали они довольно резво, уже десять минут перемещаясь из одного огромного помещения в другое, не менее огромное, заставленное стеллажами с различными продуктами и другими товарами, помещение. Чего только не было на этих складах, даже велосипеды не оставили без внимания. А в последней галерее перед выходом в штрек, было скопление всевозможной техники. В основном грузовики, «Камазы», «Уралы» и военные, трехосные «Зилы». Также стояли инженерные машины, БАТ-2 ИМР и многие другие. Беляев присвистнул от увиденного, а Дзюба на это одобрительно кивнул и сказал:

— Это ещё что, в другом штреке, есть танки и бронемашины, представляешь, даже Т-34 есть, несколько штук, все как новенькие, в смазке.

Но разговор продолжить не удалось. Они уже находились у переборки с огромными воротами, ведущими к выходу из бункера. Электрокар остановился, Алексей и Андрей, снова взялись за ключи и направились к воротам. Как и прежде переезжая из одного склада в другой, они вставили железяки, с зубчатой насечкой, именуемые ключами, по разные стороны от ворот, в специальные отверстия и начали их одновременно вращать. Створки ворот медленно сдвинулись с места и стали открываться, всё шире и шире, показывая темноту тоннеля. Когда сворки ворот открылись достаточно для проезда электрокара, они перестали вращать рукоятки ключей и направились обратно к машинке.

— Алексей, а у вас, что со светом, разве в штреке его нет?

— Думаю, что нет, у нас много помещений обесточены, для экономии энергии, так что, бери в руки фонарь и освещай мне дорогу.

Андрей взял огромный светодиодный фонарь-прожектор, и освещая дорогу впереди машинки спросил:

— Интересно, а шлюз нам тоже придется открывать вручную?

— Не знаю, ответил кэп, — и нажал на педаль движения.

Через несколько минут они уже были на другом конце тоннеля, и уперлись в ещё одни ворота, на которых Беляев высветил запыленную надпись. «ВНИМАНИЕ! Шлюз, оденьте защиту и приготовьтесь к выходу на поверхность.»

— Ну, вот и прибыли, — сказал Дзюба, — теперь надо осмотреться и найти пункт управления. Сказав это, капитан достал ещё один фонарь из ящика между сиденьями и включил его. На правой стене они с Андреем высветили небольшую дверь с кремальерами как на подводной лодке, и направились к ней.

Дверь подалась легко, друзья очутились в тамбуре с ещё одной такой же дверью, она тоже открылась без усилий, приглашая их в помещение с приборами управления и контроля.

— Так, попробуем, подать питание на панель. — Сказал капитан и дернул за рукоять большого рубильника на стене возле двери. Проскользнули искры между контактами, и в помещении включилось тусклое освещение, а также оживилась приборная панель.

— Отлично, — сказал Андрей, — кажись работает.

— Ага, сейчас сотрем пыль и глянем, как здесь всё управляется.

Они нашли старую спецовку и разорвали её на лоскуты, потом смахнули пыль с приборной панели и стали изучать надписи. Разобравшись, в назначении кнопок и тумблеров, запустили вентиляцию и освещение в тоннеле и кармане шлюза. Потом запустили электропривод внутренних ворот, со скрипом и скрежетом они стали раздвигаться, образуя огромный проход. Следом попытались запустить внешние створки, но они не включались. Тогда Андрей предположил, что это предохранительная система не дает открыться внешним своркам, пока не закрыты внутренние.

Капитан молча кивнул и запустил внутренние ворота на закрытие. А когда они заперлись, просигнализировав индикатором, включил внешние ворота. Некоторое время ни чего не происходило, потом с ужасным грохотом и скрипом, ворота подались. Раскрывшись на половину створки остановились и завибрировали от напряжения.

— Отключай, — крикнул Андрей капитану, — иначе привод сломаем!

— А что случилось?

— Снаружи, воротам что-то не дает полностью открыться, попробуй закрыть их. А потом заново попытаемся открыть.

— Хорошо, но давай не будем рисковать, завтра уже на машине и с вашим оружием, освободим ворота. Кстати, уже сейчас ваша машина может проехать?

— Думаю, что нет, слишком мало они откр